Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Н. Н. Криминалистическая психология Издательства: Юнити-Дана, Закон




страница5/39
Дата01.07.2017
Размер7.63 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39

Дезорганизованныи асоциальный преступник

В отличие от организованного, дезорганизованный убийца дезорганизован буквально во всем и везде. Беспорядочность легко просматривается в его одежде, его машине, его манере поведения и не только в этом. Стиль его жизни, психологическое состояние также дезорганизованны.

Как показали проведенные ФБР исследования, типичный дезорганизованный асоциальный преступник – это белый мужчина, интроверт, далеко не спортивного вида. В детстве многие из преступников данного типа оказывались жертвами физического или психического насилия. Нередко они воспитывались в неполных семьях (без отца). Если семья была полной, отец имел низкооплачиваемую или непостоянную работу. В детстве у них было мало друзей, они отдавали предпочтение играм и развлечениям в одиночестве, сторонились компании сверстников. Дезорганизованный асоциальный преступник – это одиночка по жизни. Причина его одиночества, однако, фундаментально отлична от одиночества организованного несоциального преступника. Дезорганизованный асоциальный преступник одинок потому, что окружающие считают его "чудаковатым", странным и не стремятся к общению с ним. Для преступника данного типа характерны трудности в учении и социальной адаптации. Интеллектуальное развитие ниже среднего. Его статус в обществе – производное от компонентов его личности: неквалифицированная (часто самая низкооплачиваемая) работа, дефицит социальных контактов (с женщинами в особенности). Все это делает его одиноким не по собственному желанию, а по причине социальной сегрегации.

Данные особенности личности определяют и характер преступления: спонтанность, дефицит элементов продуманного планирования. Этот тип преступника чувствует себя некомфортно вдали от места, где он живет и работает, поэтому он часто совершает преступления "по соседству", "в зоне досягаемости", куда можно добраться пешком или на велосипеде. Как правило, такого типа преступник не интересуется, что пишут о его преступлениях в средствах массовой информации.

Характерная для него расхлябанность, неорганизованность, неряшливость в быту может проявляться и на месте совершения преступления до тех пор, пока не попадется.

Согласно данным Отдела поведенческих наук ФБР, дезорганизованному асоциальному преступнику присущи некоторые поведенческие паттерны, проявляющиеся после того, как совершено преступление. Прежде всего это потребность вернуться на место преступления по прошествии некоторого (иногда продолжительного) времени, чтобы вновь испытать приятные переживания, сопутствовавшие преступлению. С той же целью он может принимать участие в похоронных церемониях своей жертвы и даже порой выразить через газету соболезнования по поводу безвременной кончины.

Дезорганизованный асоциальный преступник может вести дневник, в котором описываются его жертвы и манипуляции с ними; у него могут храниться также аудио- или видеокассеты, "документирующие" сцены его преступлений. В дневнике, наряду с записями о реальных фактах и событиях, находится место для подробного описания сексуальных фантазий, роль которых в этногенезе серийных убийств, как известно, очень велика. Приведем пример "откровений" подобного рода: "Мне больше нравятся, – признался один маньяк, – плотненькие девчонки – чем она более упругая, тем лучше... Прежде всего нужно найти подходящее помещение, без окон, лучше в подвале, оборудовать его стальными клетками (для содержания жертв), убедиться в звуконепроницаемости помещения, только после этого приступать к охоте (на жертв)... Но не годится всякая. Не пожалейте времени и найдите именно то, что хотите. Не кидайтесь на первую подвернувшуюся, ищите "совершенный объект". Потом держите его в клетках до тех пор, пока не убьете, и хватайте следующий, однако, если предполагается пытать, то лучше брать сразу два объекта, чтобы пока один приходит в себя, можно было "работать с другим".

После совершения преступления дезорганизованный асоциальный преступник может сменить адрес, однако он не уедет далеко от прежнего места жительства, потому что только в привычной обстановке ему живется комфортно. Уезжая в другое место, отличающееся от прежнего, он страдает, испытывает чувство анемии. Словом, если он переберется после преступления в другое место, то только в похожем доме и похожей местности. Он может также сменить работу. Бывали случаи, когда после преступления такие индивиды пытались завербоваться на военную службу. Однако подобные попытки обычно успеха не имели: либо не удавалось пройти физические и психологические тесты, либо признавалась общая непригодность к военной службе.

Важнейшим условием эффективности допроса данного типа лиц является установление психологического контакта следователя с допрашиваемым. Рекомендуется демонстрировать симпатию к допрашиваемому, сопереживание и сочувствие. Так, например, если преступник утверждает, что ему "явился" дьявол и приказал убить, следователь может сказать, что хотя сам лично он никогда с дьяволом не встречался, но если допрашиваемый видел дьявола, то, значит, так оно и есть.
Характеристика дезорганизованного асоциального преступника


Личностные особенности

Постпреступное поведение

Интеллект ниже среднего Социально неадекватен Неквалифицированный рабочий Не в меру жестокая (неадекватная) дисциплина в детстве Состояние тревожно-беспокойное во время преступления Употребление алкоголя минимальное Живет одиноко Живет (работает) недалеко от места преступления Минимальный интерес к новостям масс-медиа «Ночной» тип Неопрятен, не следит за своей внешностью Имеет «потайные» местечки

Возвращается на место преступления Может приходить на похороны (могилу) жертвы Может поместить «соболезнование» в печати Может «удариться» в религию Может завести дневник, собирать вырезки из газет Может сменить место жительства Может поменять работу

Поскольку для этого типа преступника трудно поддерживать личный контакт с другими, следователю нужно иметь постоянную "нить" разговора, при необходимости вводя в разговор темы, не имеющие отношения к преступлению. Следует иметь в виду, что эмоциональный контакт, доброжелательные отношения с допрашиваемым облегчают получение признательных показаний. Следователю нелишне знать, что дезорганизованный асоциальный преступник, относится к "ночному" типу личности. Поэтому для допросов рекомендуется выбирать ночное время, когда преступник находится "в лучшей форме"



Распознавание типологической принадлежности убийцы-серийника

При распознавании типологической принадлежности устанавливаемого убийцы-серий ника важно учитывать, что поведение организованных преступников, по сравнению с дезорганизованными на месте происшествия имеет существенные отличия. Организованный (по стилю жизни) человек, организован и по стилю преступления. И наоборот, дезорганизованность в жизни проявляется в дезорганизованности преступления.




Организованный несоциальный киллер

Дезорганизованный асоциальный киллер

Преступление спланировано

Преступление спонтанно

Жертва целенаправленно выбрана из незнакомых

Жертва неизвестна

Жертва персонализирована

Жертва деперсонализирована

Разговор контролируемый

Разговор минимальный

Контролируемая сцена преступления

Хаотичная сцена преступления

Покорная жертва

Внезапное насилие

Жертва связана

Жертва свободна

Агрессивные перемещения

 

Орудие убийства готово заранее

Используются «подручные» средства убийства

Организованный несоциальный преступник тщательно готовит свое преступление, он придает большое значение уничтожению следов преступления. В этих целях, например, совершив убийство в одном месте, он может переместить труп в другое место. В отличие от него дезорганизованный преступник нападает на жертву внезапно, не планирует заранее или очень плохо планирует преступление. Спонтанность и внезапность нападения приводит к тому, что на месте преступления остается много следов.

Как организованные несоциальные, так и дезорганизованные асоциальные преступники выбирают жертв "среди чужих", незнакомых людей. Однако критерии выбора у тех и других – разные. Дезорганизованный преступник может заранее знать о существовании своей будущей жертвы, о том, где она живет, но не иметь никаких личных отношений. А вот организованный преступник всегда выслеживает, выбирает по определенным признакам свою жертву среди незнакомых людей. Его жертва – типичный представитель идеального, в его понимании, объекта.

Из показаний одного из убийц: "Мою "типичную" жертву можно определить следующим образом: это женщина белой расы, в возрасте от 13 до 19 лет, подросток по манере поведения и стилю одежды".

Добавим, что не раз уже упоминавшийся организованный преступник Тэд Банди, психолог по образованию, создавший

теорию "идеального объекта", выбирал своих жертв из типичных представительниц высшего и среднего социальных классов в возрасте 19–23 лет.

Дезорганизованный преступник, применявший тактику "блиц-атаки", много со своей жертвой не говорит, ему не требуется устанавливать личный контакт с жертвой. Организованный преступник после того, как жертва оказывается в его "зоне комфорта", говорит с нею на "языке устрашения". Чаще всего для установления первого контакта с жертвой используется машина преступника, которая также является и средством контроля, после того как жертва в машине. Для организованного преступника характерно преследование (сталкинг) и выслеживание нужного объекта. Некоторые из них – настоящие мастера своего дела ("По походке, манере держать голову, по взгляду я могу безошибочно определить подходящий объект", – показал один киллер.)

Организованные несоциальные преступники стараются причинить своим жертвам прежде, чем их убить, как можно больше физических и моральных страданий. Они очень изобретательны в придумывании изощренных пыток: вид униженной и беспомощной жертвы дает дополнительный "кайф". Перед тем, как приступать к пыткам, организованный преступник обычно связывает свою жертву, чтобы она не могла сопротивляться. Напротив, дезорганизованный преступник, как правило, не пользуется никакими ограничивающими дееспособность жертвы средствами, потому что запугивание и устрашение последней не входят в его намерения.

Для организованного несоциального преступника наблюдение за реакциями запуганной, потерявшей человеческое достоинство и умоляющей о пощаде жертвы имеет значение чрезвычайное. Поэтому он не спешит убивать жертву до тех пор, пока не насладится вполне. Проиллюстрируем это положение одним из "откровений" серийника: "Когда я наблюдаю за женщинами (речь идет о его жертвах), они для меня абсолютно ничего не значат как человеческие существа. Одна из женщин своим "нежеланием хорошо мучиться" бросила мне вызов, который я расценил как нежелание признать собственную никчемность, как претензию этой женщины на собственное достоинство. Ее молчание, отсутствие попыток сопротивления, привели меня в ярость, и я тут же убил эту женщину и тотчас забыл о ней. Я приступил к поиску другой жертвы".

Организованный несоциальный преступник всегда пользуется собственным орудием убийства и никогда не оставляет его на сцене преступления. Дезорганизованный преступник действует спонтанно, заранее не обдумывая, чем он будет убивать. Он часто пользуется тем, что "под руку подвернулось" и оставляет орудие убийства на месте преступления.

В том случае, когда обнаружено перемещение трупа жертвы сексуальной агрессии, это может указывать на то, что преступник принадлежит к несоциальному организованному типу. Преступник неорганизованного типа обычно не имеет ни желания, ни потребности спрятать труп или переместить его в другое место.

Антонян Ю.М. Психология убийства. – М., Юристь, 1997. – С. 19.

Подробнее о нем см. в следующем параграфе.

1.4. "Надомники": кровавые "подвиги" гомосексуалистов

Не следует думать, что во всех случаях жертвами маниакальных преступников являются только представители слабого пола, немощные старики и слабосильные дети. Да, эти типы жертв доминируют в структуре серийных убийств. Однако ими круг убитых и растерзанных людей не исчерпывается. От рук маньяков страдают и гибнут и те, кого причисляют к сильному, физически активному полу. Среди них встречаются лица, имеющие нетрадиционную сексуальную ориентацию. Подчас и они становятся жертвами себе подобных. Убийцы-гомосексуалисты образуют особый "отряд" неоднородной, разношерстной, многоликой "армии" бывших и действующих серийных преступников. Даже среди своих собратьев по духу и криминальному промыслу они выделяются изощренной, необузданной, не поддающейся воображению жестокостью кровожадных, изголодавшихся хищных зверей.

В зависимости от характера мест проявления криминальной активности мы разделили их на два подтипа: "бродяг" и "надомников". К числу "бродяг" отнесены те убийцы-гомосексуалисты, которые орудуют за пределами своих жилищ (на пустырях, в лесополосах, в глухих, темных переулках и т.д.) в так называемых полевых условиях. Там они, "охотясь", отыскивают своих жертв, там же и расправляются с ними. В этом и состоит основное отличие данной категории преступников от убийц той же сексуальной ориентации, включенных в группу "надомников".

Надомниками обычно называют людей, которые выполняют какую-либо общественно полезную работу по месту своего жительства.

Для них дом – не только жилище. Он еще и место работы. Убийцы-"надомники" – это не те трудяги-работяги, которые беззаветно вкалывают без отрыва от дома. И хотя они тоже "трудятся" в поте лица под крышей дома своего, их "труд" особый. По сравнению с ним работа палача – невинная детская забава. Их дома – место казни и некрополь для тех, кто попал туда, завороженный сладкими речами и соблазнительными посулами. Укрытые стенами своих домов-крепостей, невидимые, недосягаемые, неуязвимые, гомосексуалисты-"надомники", совершающие серийные убийства, – крайне опасная, недостаточно изученная разновидность преступников-изуверов. Многим из них присущи такие черты, как каннибализм, стремление к разрушению всего живого, некрофилия, определяемая "как страстное влечение ко всему мертвому, разлагающемуся, гниющему, нездоровому".

Убедиться в этом нетрудно, даже если познакомиться с историями криминальной жизни хотя бы трех, но ярких представителей отряда кровавых гомосексуалистов, "разбудивших" потрясенную западную общественность.

Знакомьтесь, печальный гомосек Нильсен!

3 февраля 1983 г. жители одного из домов северного Лондона обратились к муниципальным властям с жалобой на неисправность канализации. Прошло несколько дней, прежде чем удалось обнаружить причину: рабочий, спустившийся в канализационный люк, увидел в красноватой зловонной жиже плавающие куски мяса. Рабочий сообщил в полицию. На следующее утро было обследовано содержимое ямы, и, хотя многое за ночь таинственно исчезло, все же удалось найти несколько кусков мяса и костей. Они были человеческими...

8 февраля проживающий в мансарде этого дома 37-летний Деннис Нильсен, вернувшись с работы, встретился с тремя детективами и удивился: "С каких это пор полиция занимается засорами?" Когда ему рассказали о случившемся, он выразил приличествующее случаю удивленное огорчение. Но тут произошло невиданное... Один из детективов, подталкиваемый каким-то наитием, круто повернулся к Нильсену и спросил его в лоб: "А где же остальные части тела?" И Нильсен тут же ответил: "В пластиковых мешках и в гардеробе".

Когда Нильсена везли в участок, его как бы между делом спросили: " А вы говорите об одном трупе или о двух?" Последовал

ошеломляющий ответ: "О пятнадцати или шестнадцати... С 78 года... Кажется, тринадцать в том месте, где я жил раньше, и три уже здесь".

В последующие одиннадцать дней Нильсен надиктовал на магнитофон тридцать часов своих признаний... Так в истории британской криминалистики появилась одна из самых ужасных страниц... Этакая сага об убийствах и расчленениях... Имела место в ней одна особенность. Дело в том, что Нильсен был гомосексуалистом.

Со своими будущими жертвами – молодыми мужчинами – он знакомился на улице или в заведениях центрального Лондона, посещаемых голубыми. Многие из них были бездомными бродягами, они соглашались на оказание сексуальных услуг за еду, выпивку, деньги. Обычно Нильсен приглашал клиента к себе домой – пропустить стаканчик. Далее соблюдал строгий ритуал. Гость напивался до чертиков, и Нильсен его душил. Сразу после этого погружал голову в бадью с водой, дабы убедиться, что человек перестал дышать. Потом тщательно обмывал труп в ванне и переносил в постель, чтобы "заняться любовью" Секс не был главным и единственным мотивом преступления. Одинокий и нуждающийся в общении Нильсен полагал, что мертвый мужчина никогда его не бросит. Он обедал со своими мертвыми друзьями, смотрел телевизор и даже беседовал. Особо полюбившиеся трупы Нильсен старался сохранить подольше и прятал их под досками пола в жилой комнате. Нильсен обретался в мансарде, потому под полом было прохладно, там трупы могли находиться несколько дней. Когда бессловесные партнеры все-таки разлагались и не могли служить "желанными сексуальными объектами", Нильсен старательно расчленял тела, кипятил куски, затем сжигал или попросту спускал в унитаз. Это его и погубило...

Перед судом он предстал в октябре того же 1983 года. Некоторые останки его жертв были продемонстрированы присяжным в качестве вещественных доказательств. На суде возникли разногласия между психиатрами, приглашенными обвинением, и защитой. Спорили о вменяемости. Но в конце концов проблема была решена однозначно: Нильсена признали вменяемым и виновным. Приговорили его к пожизненному заключению.

Роберт Берделла, 35 лет, жил в американском городе Канзас Сити и держал там большой магазин редкостей. Но собранные им в этой кунсткамере чудеса ни в какое сравнение не идут с тем, что происходило в его доме на Шарлотт-стрит.

Преступления Берделлы так и остались бы нераскрытыми, если бы его последней жертве, 22-летнему Кристоферу Б., не удалось перехитрить хозяина и сбежать после трехдневного заточения. Дожидаясь удобного момента, Кристофер притворялся покорным сексуальным рабом. Наконец, такой момент настал, и Кристофер выпрыгнул на улицу из окна второго этажа совершенно голый, если не считать собачьего ошейника. Руки и ноги его были в шрамах – их оставили наручники и кандалы, глаза распухли. Короче: вид его был ужасен, и полицейских, к которым бросился бедный малый, подгонять не пришлось. Глядя на Кристофера, они худо-бедно представили, с какими ужасами придется им столкнуться в доме Берделлы.

Да... Насчет Кристофера Берделла губительно для себя обманулся. Он-то думал, что, наконец-то воплотилась в реальность его заветная мечта... А мечтал он о том, как полностью подавит волю, дух сильного молодого мужчины и получит замечательную сексуальную игрушку, способную удовлетворять самые причудливые его желания.

Обычно Берделла усыплял свои жертвы при помощи предназначенных для животных анестезирующих препаратов – он добывал их в местной ветеринарной лечебнице. Он добавлял снадобья в пищу, давал под видом витаминов, под видом аспирина... Когда люди теряли сознание, он связывал их и надевал им на шею собачий ошейник. Потом Берделла постепенно "дегуманизировал" своих узников, лишая их всех ощущений. С помощью химических реактивов он ослеплял людей и пальцем "зондировал" их глаза, заталкивал им в горло сухую медицинскую дренажную трубку, затыкал им уши, ограничивал в пище и воде. Использовал Берделла и всевозможную пыточную атрибутику. Включал трансформатор, присоединял к телам металлические пластины, погружал людей в шок. Бил по голове резиновой колотушкой. Втыкал иголки. Расплющивал конечности досками, палками, тяжелыми металлическими трубами. Иногда Берделла совершал со своими жертвами сексуальные действия посредством собственной руки или различных овощей...

Своих сексуальных рабов Берделла никогда не убивал ради самого убийства или острых ощущений. Он убивал без удовольствия... Двух он задушил в пластиковых мешках, когда испугался, что его могут раскрыть. Другие умерли от передозировки лекарств, от инфекции, от травмы головы, от иных последствий жестокого обращения. Чтобы скрыть свидетельства своей темной

страсти, он расчленял трупы по линиям суставов, затем заворачивал части в пластиковые мешки и бросал в мусоросборник. Считается, что с 1984 по 1986 год Берделла убил шестерых молодых мужчин. Но полиции так и не удалось обнаружить ни одного трупа, хотя были найдены две головы, которые Берделла прятал в кладовке, и одну – в туалете.

При обыске были обнаружены и фотографии – в количестве 357 штук. На них были изображены мужчины на разных стадиях пыток. А еще он вел дневник, которому мог бы позавидовать любой врач-исследователь: фиксировался день и час каждого контакта с жертвой, способ манипуляций с объектом, состав инъекции и реакцию на нее... Живи Берделла сорока годами раньше, он вполне мог бы стать консультантом в фашистских лагерях смерти, занимающимся экспериментами по умерщвлению узников.

Берделла признался, что испытывал восхитительное чувство власти, распоряжаясь своими пленниками. Он стремился низвести их до такого уровня, когда людьми можно было бы манипулировать как угодно, полностью контролируя их поведение...



Закуска на фоне обнаженных натур

Дело 31-летнего рабочего шоколадной фабрики, жителя американского города Милуоки Джеффри Дамера стало самым громким делом о серийных убийствах в США девяностых годов. Многие считают его самым отвратительным серийным киллером всех времен.

Все свободное время он проводил в барах, посещаемых геями, искал там знакомств с молодыми мужчинами, расплачивался когда деньгами, когда выпивкой. Его новые знакомцы и не подозревали о том, что их ждет.

Трейси Эдварде оказался счастливее других. Был он невысокого роста, субтилен, потому и выглядел куда моложе своих 32 лет. Дамер же особо любил маленьких, темнокожих и молодых.

В ночь на 22 июля 1991 г. Дамер пригласил Трейси домой – в квартиру, расположенную на втором этаже полуразрушенного здания. Представшая глазам гостя картина вызвала отвращение и желание немедленно убежать: в жилой комнате по стенам висели фотографии голых мужчин, повсюду стояло почти невыносимое зловоние. Однако убежать Трейси не удалось. Хозяин вернулся из другой комнаты с выпивкой. Трейси допил свое пиво. Дамер спросил: "Хотите еще?" Затем события стали развиваться от странного к худшему. Дамер внезапно вытащил нож,

приставил лезвие к горлу Трейси и сказал: "Вы умрете, если не будете делать то, что я скажу". После чего отвел пленника в спальню смотреть по видео свой любимый фильм "Экзерцист"...

Пока Дамер наслаждался историей вселения в очаровательную девушку дьявола, Трейси рассматривал фотографии на стенах. Они производили еще более странное впечатление: на них можно было увидеть тех же голых мужчин, но тела их были обезображены, будто их окунули в кислоту. В углу спальни Трейси заметил большой бочонок, от которого исходило поистине невыносимое зловоние (Трейси было неведомо, что именно в этом бочонке "хранились" предыдущие гости Дамера).

Едва мелькнули заключительные титры "Экзерциста", началось новое "кино". Подталкивая Трейси ножом, Дамер старался опрокинуть его на постель: "Я вырежу твое сердце и съем его"... Однако прежде чем Дамер связал Трейси, тому удалось вырваться. В свое время он обучался боевым искусствам, потому и сумел нанести хозяину несколько болезненных ударов по лицу и в пах. Пока Дамер приходил в себя, Трейси выскочил из квартиры. На левой его кисти все еще болтался наручник... По счастью, он почти тут же наткнулся на полицейский патруль.

В жилище Дамера ошарашенные полицейские первым делом нашли сделанные "Поляроидом" фотографии изрубленных трупов. Было видно, что все изображенные на снимках злодейства творились в той самой комнате, в которой сейчас находились стражи порядка. Через несколько минут один из них на нижней полке холодильника нашел человеческую голову, а в морозильнике – сердце. Позже Дамер объяснил, что оставил его как легкую закуску. Много чего было найдено в жилище каннибала и садиста: головы, черепа, сердца, скальпы... В том самом бочонке из спальни полиция обнаружила части трех тел, явно распиленных электрической пилой.

Кстати, на всех знавших его людей Дамер производил хорошее впечатление. Один из его соседей даже заявил, что лучшего соседа он бы и не желал.

Джеффри Дамер был осужден за каннибализм и убийство 17 молодых мужчин...

В книге американских криминологов Дж. Левина и Макса Фокса, посвященной убийцам-серийникам, есть глава, в которой описаны упоминавшийся ранее Дамер, Берделла и Нильсен. Она называется "Оставайся со мной". Отбывая свой пожизненный срок в тюрьме, Деннис Эндрю Нильсен, человек весьма

образованный, способный к интроспекции (самоанализу, самонаблюдению), детально описал свою жизнь и свои преступления в интервью журналисту. Результатом их сотрудничества стала книга "Убийство ради общения"

Некоторые ученые пытаются этим же мотивом объяснить даже каннибализм Дамера, приводя в качестве аргумента тот факт, что Дамер "съедал тех юношей, которые ему особенно нравились" и "оставлял на потом наиболее лакомые части их тела". "Съеденный избранник, – как утверждал этот преступник, – становится частью тебя самого, он уже никогда тебя не покинет."

Приведенная концепция "общения", наверно, имеет право на существование. Однако в свете изложенных выше данных она представляется выражением довольно упрощенного, узкого взгляда на крайне сложную проблему, не отражает глубинных корней и переплетений различных составляющих мотивационного характера механизма преступлений кровавых гомосексуалистов-серийников.

В свое время Зигмунд Фрейд краеугольным камнем своей теории сделал могучий сексуальный инстинкт. Его любимый ученик Альфред Адлер открыл другой, не менее мощный, побудитель человеческих поступков – стремление к самоутверждению и жажда власти. Исходя из этого американские криминологи выделяют два подтипа серийных убийц.

Первый, находящийся "во власти похоти", движим жаждой острых ощущений, стремлением к чувственным удовольствиям. Для ясности добавим, что типичнейшим представителем этого типа был Чикатило. Это самый распространенный и изученный (даже у нас) тип серийного киллера.

Второй, движимый "похотью власти", стремится самоутвердиться, избавиться от комплекса неполноценности через полное подчинение себе подобного, превращения его в покорную игрушку, удовлетворяющую любую прихоть "хозяина".

Основное различие между этими группами маньяков просматривается в их отношении к жертве. Похотливые убийцы, вдоволь насладившись страданиями человека и получив сексуальное удовлетворение, сразу же убивают жертв и теряют к ним всякий интерес. Истязания для них – самоцель. Стоны и мольбы – лишь усиливают кайф. Властолюбивый убийца напротив, стремится как можно дольше удерживать жертву при себе. Причинение ей страданий не входит в его замыслы: это средство, но не цель. Его влечет другое – превращение жертвы в послушное, безличностное существо... Главное тут осознание: "игрушка в полной его власти и всегда под рукой"

Судя по всему, гомосексуалисты, как и другие лица, совершающие другие убийства, объединяют в себе мотивационные начала и того, и другого планов. В каждом из них существует, переплетаясь, взаимодействуя, взаимодополняя и развивая друг друга, и тот побудитель, который описан Фрейдом, и тот инстинкт, который открыт Адлером.

И, кроме того, у них имеется нечто такое, что не вписывается в стройные теории знаменитых психологов. Вполне возможно, что это неявное "нечто" из области "теней прошлого", блестяще показанных в исследовании Ю.М. Антоняна – явлений, корни которых уходят в глубокую древность и тьму веков.

Завершая данную тему, отметим, что при всем различии характеристик личности и специфических черт поведения каждого отдельно взятого представителя рассмотренного типа преступников, их роднит одно общее свойство – невероятная кровожадность, соединенная с трупожадностью. И последнее замечание. Гомосексуалисты, входящие как в группу "бродяг", так и в группу "надомников", убивают не только своих взрослых партнеров. Некоторые из них "специализируются" исключительно на детях. Но это – предмет отдельного анализа.





ромм Э. Адольф Гитлер: клинический случай некрофилии. – М., 1992.

нтонян Ю.М. Тени прошлого. – М., 1996.

1.5. Серийные убийцы-педофилы

В окрестностях поселка, заселенного богачами совершено тяжкое преступление. Жертва - двенадцатилетний мальчик.

В послеполуденное время он обычно ходил купаться на пруд, расположенный в трети мили от дома. Как всегда в таких случаях, его отец не садился за обеденный стол, пока не вернется мальчик. На этот раз он почему-то задерживался. Не дождавшись сына, обеспокоенный отец пошел его искать. Тревожные предчувствия не обманули. Он нашел сына мертвым неподалеку от места купания. Обнаружив на трупе признаки насильственной смерти, несчастный отец (врач по профессии) немедленно вызвал полицию...

Осмотр места происшествия и другие следственные действия свидетельствовали о следующем:


  1. Убийство совершено путем выстрела в спину жертвы из ружья 0,22 калибра с предельно близкого расстояния.

  2. В верхней части туловища ребенка имелась рана постмортального характера.

  1. Брюки на мальчике были застегнуты на молнию и неестественно высоко натянуты на тело.

  2. На трупе имелись следы сексуального воздействия. Обнаруженные следы также указывали на то, что мальчик убит возле пруда. Затем его тело было обмыто, перемещено на другое место и помещено на верхушку большого куста. Особый интерес сыщиков вызвало такое обстоятельство – мальчик был одет в совершенно новую рубашку, которая ему не принадлежала. Однако ее размер точно совпадал с размерами погибшего.

Пройдет немного времени, и полиция установит личность, арестует и изобличит убийцу. Успеху способствовал своевременно и качественно составленный так называемый "психологический профиль" преступника.

В основу его построения положили информацию, почерпнутую из различных источников. Определяющими, базовыми являлись сведения, полученные в ходе глубокого и всестороннего криминалистического анализа обстановки, обстоятельств содеянного и личности потерпевшего. Полезными также оказались обобщенные данные, характеризующие признаки и особенности криминального, до- и посткриминального поведения лиц, совершивших преступления подобным образом в аналогичных условиях.

Результаты проделанной в этом направлении работы позволили сделать ряд практически важных выводов:

1. Между преступником и жертвой имелась определенная степень близости. Оснований для утверждения, что они были друзьями или близкими, не было. Однако то, что они знали друг друга, казалось наиболее вероятным. На это указывали следующие факты: в момент убийства жертва находилась почти возле самого дула ружья, не опасаясь его владельца; чужая рубашка, в которую был одет после убийства мальчик, точно подходила ему по размеру (значит преступник знал мальчика, ему был заранее известен размер его рубашки и он подготавливал преступление).

2. Покидая место происшествия, преступник переместил тело убитого мальчика, положив его на куст (он находился на полпути между домом и прудом у дороги, прямо идущей к дому). Из этого сделали вывод, что преступник хотел, чтобы труп мальчика был обнаружен возможно быстрее. Тот вывод, на первый взгляд, может показаться парадоксальным. Однако он имел под собой прочные основания, вытекающие из изучения многолетней криминальной практики. Известны три способа обращения преступников с трупами после убийства, по которым можно судить о психологическом состоянии преступника, его мотивации.

При первом ("свалке") труп просто бросается на месте происшествия без каких-либо попыток скрыть факт преступления или жертву. Такое поведение свидетельствует о дезорганизованное™ преступника, пребывании его в паническом состоянии из-за страха задержания и разоблачения. Его действиями руководит единственное стремление поскорее унести подальше ноги от трупа. Для второго способа ("сокрытия") характерны запрятывание, маскировка трупа, его полное или частичное уничтожение, расчленение на нераспознаваемые части.

При третьем способе ("демонстрации") труп специально помещается на видном месте. В таких случаях преступник исходит из желания того, чтобы труп был найден. Причем достаточно быстро.

Способ демонстрации мертвого тела свидетельствует либо о намерении преступника поиздеваться таким образом над родственниками, друзьями, членами семьи покойного, полицией, обществом, либо, наоборот, говорит о чувстве сострадания, возникшем у преступника, проявлении с его стороны заботы о жертве, членах семьи, родственниках последнего.

В рассматриваемом случае с учетом того, что тело было обмыто в пруду и одето после совершения преступления, полицейским наиболее вероятным представился такой вариант: преступник испытывал мучительное чувство сострадания к убитому им ребенку и его родным.

Факту "омовения" убитого мальчика в пруду было дано такое объяснение – "очищение" трупа перед тем, как выставить его напоказ. (Не исключалось, что при этом также преследовалась цель ликвидировать следы преступника, приуменьшить безнравственность содеянного.)



  1. По следам поведения преступника на месте происшествия определили, что преступник совершил половой акт с потерпевшим после наступления смерти последнего. Ряд обстоятельств (и прежде всего рана на верхней части туловища от удара, нанесенного мальчику после смерти) свидетельствовали о психологической перверзии (извращении) преступника, получающего сексуальное удовлетворение при нанесении жертве уколов или ударов. Все говорило в пользу версии о том, что преступник – педофил. Но какой: регрессивный или фиксированный? От получения правильного ответа на этот вопрос зависело многое в организации поиска преступника. К чести участников расследования они блестяще справились с этой трудной задачей. Основу для ее решения составили знания об особенностях предкриминального и криминального поведения педофилов той и другой группы, о его генезисе, характере реакции педофилов на ситуации и способах их действий.

  • Данные специальных исследований свидетельствуют, что регрессивный педофил для получения сексуального удовлетворения изначально предпочитает иметь дело со сверстниками или более старшими партнерами. Однако когда в этих взаимоотношениях возникают серьезные проблемы или конфликты, то сексуальные интересы и желания фокусируются на детях.

  • Конфликты или ситуационные кризисы, побуждающие к сексуальному сосредоточению на детях, могут быть самыми различными по характеру (проблемы в семье, на работе, во взаимоотношениях с окружающими, в сексуальной жизни и т.д.). Совершаемое регрессивным педофилом преступление – это импульсивный поступок, акт отчаяния, указывающий на его неспособность адаптивно противостоять жизненным стрессам. Как правило, такой преступник имеет семью. Нередко он мучается угрызениями совести, вспоминая содеянное. В момент совершения преступления обычно пребывает в состоянии депрессии, пренебрегает привычными ценностями и слабо контролирует свое поведение. Совершенно иная картина поведения у фиксированного педофила. Начиная с подросткового возраста сексуальные предпочтения фиксированного педофила связаны исключительно с лицами, которые моложе его по возрасту. И эта склонность (предрасположенность) сохраняется на протяжении всей последующей жизни. Она не зависит от приобретаемого сексуального опыта. Отличительной особенностью этого вида преступников является то, что у них отсутствуют характерные для подросткового возраста признаки социализации (такие, например, как назначение свиданий девушкам или занятия соревновательными видами спорта). Фиксированный педофил может отвечать взаимностью на сексуальную инициативу сверстников, но сам такой инициативы никогда не проявляет и остается пассивным. Как правило, противоестественные влечения не нарушают душевного комфорта фиксированного педофила. Удовлетворяя столь необычным образом свои сексуальные потребности, он не испытывает при этом ни стыда, ни чувства вины, ни угрызений совести. Преследующие фиксированного педофила мысли и сексуальные фантазии, связанные с детьми, приобретают характер навязчивых состояний, пагубной страсти, как привычка к наркотикам. В обычных житейских обстоятельствах такой человек нередко обнаруживает свою неадекватность и маргинальность, неспособность справляться с требованиями повседневности. Испытывая потребность в сексуальном взаимодействии с детьми, фиксированный педофил ищет и специально создает условия и возможности для частых контактов с ними.

Различия между регрессивным и фиксированным педофилом можно представить следующим образом.

Регрессивный педофил

  1. психосексуальное развитие после подростковой стадии было нормальным;

  2. регрессия началась с возникновением чувства неадекватности;

  3. на месте преступления не просматривается наличие какой-либо продуманной организации, предварительного плана;

  4. если убивает жертву, то делает это из страха или паники;

  5. после убийства он просто бросает труп на месте совершения преступления без всяких попыток что-либо скрыть, что является результатом его дезорганизованности, страха, вины и паники

Фиксированный педофил:

  • начиная с подростковой стадии объектом его сексуальных посягательств являются лица более молодые, чем он сам;

  • он не имеет опыта нормальной сексуальной жизни, хотя и может состоять в браке;

  • работу и занятия во время досуга выбирает таким образом, чтобы иметь побольше контактов с детьми;

  • согласно статистике фиксированные педофилы совершают убийства в возрасте 45–55 лет.

Раскрывая убийство мальчика, сотрудники полиции проанализировали типичные для педофилов обеих групп признаки их поведения и, сопоставив их с теми фактическими данными, которые

собрали по делу, сделали однозначный вывод: в данном случае орудовал фиксированный педофил.

Как и все прочие фиксированные педофилы, разыскиваемый за убийство мальчика преступник представлялся сыщикам как одинокий, сексуально неадекватный человек, имеющий давнее и устойчивое тяготение к детям и немалую практику сексуальных посягательств на них. Обстановка, обстоятельства и следы содеянного говорили об определенном уровне интеллектуальности преступника, что позволило судить о том, что он, видимо, закончил колледж, профессионально связан с "беловоротничковой" работой.

Учитывая год преступления (начало семидесятых) и предполагаемый возраст преступника (45–55 лет) резонно заключили, что он – ветеран войны в Юго-Восточной Азии и скорее всего не доброволец, а призывник. Имеет автомашину, на которой уехал с места происшествия. Машина преступника должна быть достаточно вместительной, так как по характеру его работы или внерабочих занятий ему приходится перевозить детей. С учетом наиболее вероятного возраста и социально-экономического статуса преступника, его машина довольно старая (4–5 лет), содержится в хорошем состоянии и окрашена в консервативный цвет.

Итак, по мнению полиции, следовало искать одинокого мужчину белой расы в возрасте 45–55 лет. Его весьма информативный "психологический профиль" был насыщен множеством других признаков (интеллектуальный уровень средний или выше среднего, работа позволяет ему иметь контакты с детьми, в круг местных жителей не входит, ветеран войны, был знаком с потерпевшим, пользуется вместительной машиной и т.д.)

Когда преступника поймали, обнаружилось, что криминалистический прогноз его признаков оказался очень удачным. Это был мужчина в возрасте 50 лет, одинокий, белый, из "беловоротничковой" группы населения. В свое время его призывали на военную службу. На момент ареста – ветеран, закончил колледж, интеллект (по показателям тестирования) выше среднего. В местности, где было совершено преступление, он не жил, но частенько туда наведывался на своем вместительном автомобиле (автомобиль темного цвета, куплен 4 года назад, содержался в очень хорошем состоянии). За несколько дней до убийства он приезжал в район будущего преступления по делам службы. Тогда же он познакомился со своей жертвой.

В этом, на первый взгляд, фантастическом совпадении нет никакой мистики. Разработанный совместными усилиями психологов и юристов метод, получивший название психологического профиля, позволяет делать прогнозы достаточно высокой степени точности, использующиеся для розыска неизвестных преступников по делам об особо тяжких преступлениях против личности. (О том, что это за метод, как он применяется, мы расскажем подробнее в следующей главе.) По иному сценарию действовал и был разоблачен русский педофил Сливко.

Анатолий Сливко приехал в Невинномыск после службы в армии. Закончил техникум, работал на химкомбинате и параллельно, на общественных началах, трудился в школе пионервожатым, возглавляя детско-юношеский туристический клуб "Чергид". Не пил, не курил, никогда не сквернословил. Пользовался беспрекословным авторитетом у детей и уважением у их родителей. О нем писали газеты, его награждали почетными грамотами. Когда его арестовали, ему было 46 лет. Он являлся отцом двух мальчиков, имел партбилет члена КПСС и носил звание "Ударник коммунистического труда". Сливко задержали после того, как пропал один из школьников. Милиция опросила его сверстников и те вспомнили, что накануне исчезновения пропавший рассказывал им о предстоящих съемках фильма у Сливко. Со слов детей стало ясно, что Сливко уже не первый год снимает какие-то фильмы с участием детей. Фильмы странные: об удушениях и пытках. Дети сказали правду. При обыске в доме Сливко снятый им фильм нашли. А когда его просмотрели, ужаснулись. Пленка запечатлела сцены казней детей и мазохистские глумления Сливко над трупами...

Он всегда сторонился женщин. Даже с собственной женой близость имел крайне редко. Последние 10 лет спал отдельно от нее в одной из комнат своего дома. В детстве и юности он стеснялся своей внешности, избегал шумных игр со сверстниками. Страдал бессонницей. Рос болезненным и слабым. В то же время, увлекаясь кроликами, охотно умерщвлял и разделывал их тушки. Правда при виде крови и отрезанных голов грызунов бледнел и падал в обморок. Повзрослев, вел уединенный образ жизни. Нежную привязанность испытывал лишь к мальчикам, предпочитая возраст до шестнадцати лет. После задержания Сливко признался в совершении 33 тяжких преступлений в отношении детей, включая 7 убийств. Первое убийство совершил в 1964 году, последнее – в 1985. Играя на любопытстве и тяге

мальчишек к тайнам и заговорам, он предлагал специально подобранным "актерам" – будущим жертвам – поучаствовать в "эксперименте" на выживаемость и проверку мужества. У тех, кто соглашался, он брал подписку о неразглашении тайны "эксперимента". Для создания видимости правдоподобия планируемого действия набрасывал сценарии события и киносъемки и знакомил с ним будущую жертву. Необходимость киносъемки объяснял тем, что собирает материал для книги о пределах человеческих возможностей. Мальчики не догадывались, что отправляясь в лес с дядей Толей, они могут назад никогда не вернуться. В бессознательное состояние свои жертвы маньяк приводил различными способами (надевал на голову противогаз и заставлял дышать эфиром, натягивал на голову полиэтиленовые мешки, перекрывая доступ кислорода, использовал петлю из резинового шланга и др.). Затем связывал им руки и ноги и приступал к "экспериментам".

После ареста Сливко направили на судебно-психиатрическую экспертизу. Специалисты установили, что в его поведении присутствовали элементы вампиризма, фетишизма, некрофилии, садизма и даже... пиромании. Все это нашло отражение в снятых маньяком фильмах. В обвинительном заключении следователь по этому поводу написал следующее: "Садизм и некрофилия Сливко проявлялись в том, что он расчленял трупы без цели их сокрытия. Он отрезал голову, руки, ноги, туловище на уровне пояса, удалял внутренние органы, вспарывал грудную клетку, брюшную полость, отрезал мошонку, половой член, ушные раковины и мягкие ткани лица. Иногда убийца специально повреждал предмет, являвшийся для него сексуальным символом. Например, ботинки, которые иногда разрезал и поджигал".

Характерен такой момент для поведения Сливко на месте происшествия после убийства: тела убитых он подвешивал за ноги на деревьях, носил трупы перед камерой на руках, менял на них одежду, составлял на подстилке различные фигуры из отсеченных рук, ног, головы. Во всем этом, помимо стремления к самоутверждению, самовыражению, эмоциональной разрядке присутствовала и сексуальная составляющая. Сексуальную разрядку он испытывал, не вступая с жертвой в прямой физический контакт: маньяк онанировал, используя в качестве фетишей различные предметы, происходящие от жертв, и манипуляций с ними (части тела, ботинки, материалы кино- и фотосъемки). Отдельные части тел жертв он уносил с собой и засаливал в

целях обеспечения длительности их хранения и использования. Он наслаждался сценами своих "экспериментов", мучениями и гибелью детей, получая от этого удовольствие, разрядку и сексуальное удовлетворение. Долгое время оставаться безнаказанным способствовало то, что маньяк подбирал свои жертвы в неблагополучных семьях, где о детях особенно не заботились и многих даже не искали после пропажи.

Сексуальных извращенцев, "специализирующихся" на детях, называют педофилами (буквально на русский язык переводится так: "любящие детей").

В основной массе случаев педофилы, занимаясь сексуальным растлением, не причиняют ощутимого вреда физическому здоровью детей, поэтому их деяния часто остаются незамеченными и не попадают в сферу уголовного реагирования. Так, проведенный в США среди заключенных-педофилов опрос показал, что педофилы-гомосексуалы до ареста имеют в своем "послужном списке" в среднем по 30 жертв, а педофилы-гетеросексуалы – до 62 жертв.

Самой опасной разновидностью педофилов являются мизопеды. Слово это переводится на русский язык как "детоненавистник". Мизопед – это сексуальный садист-убийца. Истязая, а затем убивая ребенка, мизопед получает наивысшее сексуальное удовлетворение. Свои жертвы мизопед подбирает, как правило, среди незнакомых. Eiro метод – внезапное нападение и похищение ребенка. Все происходит очень быстро, нередко в людных местах средь бела дня (на улице, в магазине, на игровой площадке и т.п.). Окружающие при этом ничего не подозревают.

Похищению предшествует обычно ритуал "охоты", доставляющий мизопеду дополнительный "кайф". В отличие от некоторых других категорий педофилов, мизопед не "завлекает" жертву (игрушками, сладостями, приятными разговорами и т.п.), пытаясь ей понравиться и войти в доверие. Мизопед действует решительно и грубо: внезапно хватает ребенка и, как паук, не давая жертве опомниться, тащит ее в безопасное место и уже здесь наслаждается по полной программе. Действия с жертвой – индивидуальный плод изобретательности каждого конкретного насильника-садиста. Общее же правило их поведения заключается в следующем: чем сильнее страдает и дольше мучится жертва, тем больше наслаждения получает мизопед.

Подтверждением этому служит личность и криминальная деятельность Уэстли Аллана Додда.

Он родился в одном из городков штата Вашингтон в 1961 году. И хотя за свою непродолжительную жизнь не достиг больших

успехов, полным тупицей его назвать нельзя. В иных обстоятельствах он мог бы быть полезным, и вместе с тем вполне заурядным, мало чем примечательным гражданином. Однако Уэстли рано (по некоторым данным, в 12 лет) почувствовал сексуальное влечение к маленьким мальчикам. Будучи в среднем подростковом возрасте (15–16 лет), он уже имел регулярные сексуальные контакты с детьми много его моложе. Уже тогда Додд попал в поле зрения полиции. Однако, его "талант" расцвел в 80-е годы. В 1981 г. Додд был призван на службу в военно-морской флот. В июне 1982 он сбежал со службы. Перейдя на нелегальное положение, совершил сексуальное посягательство на 9-летнего мальчика. Спустя два месяца после этого был арестован как дезертир и к тому же ему предъявили обвинение в развращении малолетних. Последующие годы Додд провел в тюрьме, неплохо себя зарекомендовав в качестве участника программы реабилитации сексуальных преступников. Выйдя на свободу, занимался неквалифицированной, низкооплачиваемой работой.

Ранним утром 4 сентября 1989 г. на обочине дороги был найден труп маленького мальчика. Первое впечатление у тех, кто его осматривал, было таким – мальчик стал жертвой дорожной аварии. Однако оно изменилось после того, как полиция обнаружила, что обильное кровотечение вызвано многочисленными ножевыми ранениями. Вскоре неподалеку от места обнаружения первого трупа в городском парке Ванкувера был найден другой труп, слегка прикрытый ветками. У этого мальчика также имелись множественные ножевые ранения.

Незадолго до этого в полицию обратился встревоженный отец с заявлением об исчезновении двоих сыновей. В обнаруженных трупах он опознал десятилетнего Уильяма и его одиннадцатилетнего брата Коля. Итак, с идентификацией жертв проблем не возникло. Проблема была связана с идентификацией убийцы. А неизвестный полиции Додд был в это время "на взлете своей спирали насилия".

К концу октября 1989 г. исчез четырехлетний Лео Изели. Дети видели, что он ушел с каким-то мужчиной с игровой площадки, находящейся в нескольких метрах от его дома. Сразу же по местному телевидению были переданы приметы Лео и его предполагаемого похитителя.

Шли дни, но никаких утешительных результатов следствием достигнуто не было. 1 ноября полностью обнаженный труп маленького Лео обнаружили в охотничьем заповеднике штата Вашингтон.

Но и после этого имя убийцы все еще оставалось тайной. Однако он не бездействовал. Не прошло и двух недель как Додд попытался похитить шестилетнего мальчика из туалета кинотеатра. На этот раз потенциальная жертва оказалась непокорной: когда Додд открывал дверцу своей машины, чтобы запихнуть туда мальчика, тот вырвался и с воплями бросился наутек. Додд развернул машину. Пытаясь догнать жертву, он врезался в здание кинотеатра и в результате оказался в полицейском участке.

Задержанный признался в том, что совершил три убийства. Как он показал, на преступный путь его толкнула скука. "Мне было невыносимо скучно, – уверял он следователей. – Телевизора у меня не было." В ходе записанных на видео допросов Додд рассказал, что обычно он приводил украденного мальчика в свое жилище, потом шел с ним в ресторан "Фаст-фуд", в магазин игрушек, покупал ему что-нибудь, затем возвращался домой и уговаривал будущую жертву провести с ним ночь. Рано утром будил мальчика и говорил, что сейчас его убьет. Забравшись к ребенку в кровать, он душил его руками. Если не удавалось, привязывал на шею веревку и душил в туалете. Не желая отсутствовать на работе в тот день, когда поступало заявление о пропаже ребенка, Додд прятал труп за выступом в туалете и шел на службу. Вернувшись домой, он совершал акт сексуального насилия с трупом ребенка, потом избавлялся от трупа.

При обыске в квартире Додда нашли серию гротескных фотографий, на которых он сам был запечатлен во время совершения извращенных сексуальных актов со своими жертвами – живыми или уже мертвыми. Был также найден дневник, в котором Додд графически изображал "планы действий" со своими малолетними жертвами. В них фиксировались "ознакомительная хирургия", анальный секс, расчленение тела.

Суд над Доддом состоялся в июне 1990 г. Приговор – смертная казнь – никого не удивил, удивило другое: письмо Додда в Верховный суд с просьбой ускорить исполнение приговора. Он писал: "Я должен быть казнен прежде, чем у меня появится шанс убежать; потому что если я убегу, то обещаю вам, снова буду насиловать и убивать. Я использую для этого любую предоставленную мне минуту". В письме содержалась еще одна просьба – Додд хотел воспользоваться своим конституционным правом выбора способа казни. Он просил, чтобы его повесили, обосновывая свою просьбу тем, что его жертвы не имели возможности умереть легкой, спокойной, безболезненной смертью и поэтому он сам не имеет права на легкую смерть.

Просьба приговоренного была удовлетворена: 5 января 1993 г. вскоре после полуночи Додд был повешен.

Даже своей смертью Додд доставил "головную боль" администрации учреждения. Дело в том, что казнь через повешение не применялась в штате уже 28 лет и не было "специалиста нужного профиля". Пришлось воспользоваться армейским пособием с детальными, поэтапными инструкциями, как совершать казнь. По крайней мере, в практическом плане все прошло гладко. Свидетелями казни были родители и члены семей жертв. Однако, чтобы пощадить их чувства, окно наблюдения было прикрыто тонким экраном. В последние минуты жизни Додд произнес свою прощальную короткую речь. Он сказал: "Я ошибался, когда говорил, что не существует ни надежды, ни мира. Я нашел и то, и другое у нашего Господа Бога Иисуса Христа". Однако вряд ли после этой речи стало легче родителям жертв казненного.

По мере продвижения от одной стадии криминального взаимодействия с жертвой к другой интенсивность переживаний мизопеда нарастает. Стадии эти таковы: поисковая хирургия, анальный секс, причинение увечий, убийство с предваряющими его пытками.

Обычно мизопед старается подольше сохранить жертву живой, чтобы сполна насладиться ее страданиями. Если условия позволяют, мизопед может несколько дней держать жертву при себе. Все телесные увечья, как правило причиняются еще живой жертве. Мизопеды отдают предпочтение жертвам своего пола, то есть мальчикам. В полицейских отчетах встречаются случаи, когда у живой еще жертвы отрезался пенис и вставлялся жертве в рот, а в результате грубых анальных проникновений наблюдались тяжелые повреждения брюшной полости потерпевших. Насладившись подобными манипуляциями, мизопед убивает жертву и избавляется от трупа, иногда предварительно надругавшись над трупом и оставив себе "на память" что-либо от тела жертвы. В отличие от некоторых других педофилов, которые, получив свое, отпускают жертву, мизопед никогда не оставляет жертву в живых. Поэтому он неизбежно превращается в серийного убийцу. (Мизопед относится к гедонистическому типу серийных убийц.)

1.6. "Ангелы смерти", или серийные убийцы с женским лицом

Это – не гипотеза, не выдумка, не сон. Это – факт. Удручающий, пока еще сравнительно редкий, но тем не менее реальный факт. И среди женщин встречаются любители потешить

душу рукотворными смертями. Мы не имеем в виду тех, кто совершил убийство в силу сложившихся обстоятельств: от безысходности, собственной жадности или глупости, ревности, минутной слабости, обид или помутнения рассудка. Мы говорим о тех, кто, как и их "коллеги" мужского пола, "питаются смертью", кто маниакально привержен к смертоносному опыту и ищет продолжения в новых смертях представителей человеческого общества.

Медсестра Аида Hyp эль-Дин, 42 лет, египтянка, за несколько лет убила в общей сложности 18 пациентов клиники. Все они были отравлены лекарствами, которые убийца похищала в больничной аптеке. Свои действия, будучи разоблаченной, она объяснила так: "Не хотела, чтобы больные своими стонами нарушали мой покой во время ночных дежурств".

Проблема женщин, совершающих серийные убийства, взволновала ученых и общественность в начале 90-х гг. XX века, т.е. примерно через два десятилетия после того, как специалисты всерьез занялись мужчинами-"серийниками". Поводом послужили громкие дела, вызвавшие общественный резонанс. Однако и по сей день многие ученые, изучающие маньяков, считают, что принцип "ищите женщину" здесь не работает.

Аргументы скептиков таковы. Во-первых, женщины вообще реже становятся убийцами, а во-вторых, особенности их физиологии, характера практически исключают такие зверства. Они становятся убийцами в основном в силу сложившихся обстоятельств. И это одноразовые преступления. Однако другие специалисты убеждены: "серийницы" были, есть, только их действительно меньше, чем "серийников", и гораздо труднее изобличить. Эти преступницы действуют долго, иногда десятки лет, т.е. пока не попадутся или не уйдут в мир иной. Никакие перевоспитания, психологические тренинги не помогают. В этом их сходство с маньяками-мужчинами. Есть и кардинальные различия. Один из западных специалистов, обобщив больше тридцати случаев серийных убийств, выявил некоторые закономерности. Как отмечалось нами, для маниакальных убийц мужского пола характерны такие фазы убийства, как фантазия, преследование, похищение, убийство, "работа" с телом. Они почти не действуют в паре. У "серийниц" почти все иначе. В 1987 г. две медсестры 25 и 26 лет, лесбиянки, работали в доме для престарелых (одна из них, бросив мужа и шестилетнюю дочь, жила с подругой). Их жертвами становились

старушки, находящиеся при смерти. Как потом объяснили медсестры, психологически это не являлось для них убийством. Все равно, мол, старушки были уже одной ногой в могиле. Обычно они душили свои жертвы (в отличие от маньяков, "серийницы" не длят агонию несчастных – они душат или используют яд). Одна из подельниц прижимала салфетку к лицу бабушки и ждала... А в диагнозе позже значилось – сердечный приступ. На их совести было больше пяти жертв. Однажды, после второго эпизода, медсестра пришла к бывшему мужу и поделилась с ним "секретом". Тот не поверил – посчитал, что у его прежней супруги на почве "розовой" любви просто поехала крыша. А через год узнал, что сказанное не было бредом.

Некоторые специалисты-психологи восприняли действия этих дамочек как жестокую эмоциональную разрядку. Другие рассматривали это совместное убийство в русле "укрепления" любви лесбиянок одним общим, страшным секретом.

Характерной чертой серийных убийц является еще и такая. "Серийники", как правило, не убивают знакомых – коллег по работе, родственников, друзей. Избегают эмоций в контакте с потенциальной жертвой. Потому им не бывает жалко этого человека. Для маньяка стадия поиска – это целый ритуал. "Серийницы" же выбирают жертв в своем близком кругу, среди своих домашних или коллег по работе, как те самые медсестры из дома престарелых Вот еще один пример, описанный американскими криминологами Джеймсом Фоксом и Джеком Левином.

Медсестра Дженен Джонс, работавшая в детском отделении интенсивной терапии больницы в Сан-Антонио, получила прозвище "Сестра-смерть": с мая по декабрь 1981 г. во время ее дежурств при невыясненных обстоятельствах скончались 10 детей. Внутреннее расследование не дало результатов. Вскоре после этого она устроилась в педиатрическую клинику в небольшом городке штата Техас. Одной из первых ее пациенток на новом месте была 15-месячная девочка с затрудненным дыханием. Пока мать разговаривала с врачом, медсестра занималась девочкой в осмотровой комнате. Внезапно оттуда раздался ее крик, что ребенок задыхается. Медсестра вела себя героически, девочка была спасена, родители счастливы и начали рассказывать всем о "спасительнице". Через несколько недель мать снова принесла девочку на осмотр. После того как медсестра сделала инъекцию, ребенок перестал дышать, закатил глаза. Спектакль с героическими усилиями повторился, однако на этот раз девочка скончалась.

Так продолжалась преступная карьера "Сестры-смерть" в клинике техасского городка. В последующие шесть недель здесь скончались шестеро детей при похожих обстоятельствах. Нужно было видеть переживания медсестры, пытавшейся "спасти" своих пациентов и делавшей им искусственное дыхание! Сгубила ее упаковка из-под сильнодействующего препарата, вызывающего расслабление мускулатуры и резкое нарушение дыхания. "Сестра-смерть" призналась в совершенных преступлениях и в 1984 г. была осуждена за множественные убийства.

Характерно, что значительная доля серийниц, согласно западной статистике, – медработники. Другая категория – матери, умертвившие своих детей. Например, Марибет Тиннинг. Она убивала своих чад не в состоянии отчаяния или помрачения сознания, а хладнокровно и расчетливо, на протяжении ряда лет. Все началось в 1972 г., когда третий ребенок в семье супругов Тиннинг умер в больнице от менингита. Вполне естественно, что убитую горем мать постоянно окружали родственники и друзья, выражавшие свои соболезнования. Марибет испытала от всеобщего внимания своеобразное "эмоциональное опьянение". Со временем, однако, внимание стало ослабевать. И вот не прошло и трех недель со смерти новорожденного, как случилось новое несчастье: умер двухлетний Джо, а спустя шесть недель – четырехлетняя Барбара.

Оставшись бездетными, супруги решили восполнить утраты, но родившийся в конце 1973 г. ребенок не прожил и трех недель. Марибет родила еще одного ребенка – трагедия повторилась. Мать начала рассуждать о некоем генетическом дефекте, якобы передающемся ее детям. Однако после смерти ее очередного – восьмого ребенка сочувствие окружающих сменилось подозрениями. Бывший ее сослуживец предрек: "Она снова беременна и готовится убить еще одного ребенка". И действительно, вскоре после рождения девочка умерла. Сводная сестра Марибет обратилась в полицию. Эксперты пришли к заключению, что ребенок был задушен. "Безутешную" мать судили.

Что общего в описанных случаях?

И у Джонс, и у Тиннинг просматривается так называемый "синдром Мюнхгаузена по доверенности" О нем сейчас заговорили специалисты в связи с участившимися случаями жестокого обращения с детьми. В отличие от обычного "синдрома Мюнхгаузена", когда человек ради того, чтобы стать объектом внимания и заботы, симулирует болезнь или даже причиняет себе увечья,

в синдроме "по доверенности" страдает другое лицо, чаше всего ребенок. Такой матери (няне, медсестре) необходимо показать окружающим, какие героические усилия предпринимались ею, чтобы спасти ребенка, и как она убита горем.

"Серийников" обоего пола отличают глубоко запрятанные, часто не осознаваемые ими переживания собственной неполноценности, беспомощности и несостоятельности. Истоки этих переживаний лежат в прошлой жизни человека, в пережитых некогда унижениях и оскорблениях при невозможности (или неспособности) дать достойный ответ обидчику.

Вместе с тем при оценке мотивации, определении движущих сил преступного поведения серийных убийц женского, а иногда и мужского пола, не следует сбрасывать со счета весьма своеобразный редко встречающийся, но все же реальный стимул. Речь идет о мотиве, который Ю.М. Антонян в своих работах определяет как мотив "любви". Этот мотив (а его, видимо, можно дополнить и близким по сути "мотивом сострадания") стоит особняком. Он не характерен для подавляющего большинства жестокосердных серийников с мужским и женским лицом.

Имеются в виду лишь те из числа лиц женского пола, у которых мысль совершить убийство кого-то из своих близких, любимых, других хорошо знакомых людей зарождаются на почве жалости, сострадания, заботы о них и реализуются в силу сложившихся чрезвычайно неблагоприятных обстоятельств. И на преступление они идут, подчас по просьбе пострадавших, в целях избавления их от чего-то еще более худшего в условиях отсутствия реальной возможности изменить ситуацию в лучшую сторону иными способами (например, для избавления от мук ожидания неизбежной смерти при неизлечимом заболевании или в целях избавления от невыносимых страданий, возникших по той либо иной неустраняемой причине).

В последнее время специалисты наблюдают всплеск преступлений среди представительниц слабого пола. Одни это связывают с тем, что полицейские стали более тщательно подходить к расследованию темных, "висяковых" дел. Другие утверждают, что вообще возросло количество таких преступниц. Недаром в 1995 году ФБР выпустило специальную брошюру для оперативников, в которой говорится о существовании женщин-"серийниц", о проблемах раскрытия подобных преступлений. Там упоминается и о "синдроме Мюнхгаузена по доверенности". Им часто объясняется поведение той или иной преступницы.

Маниакальные убийцы не только мужского, но и женского пола – печальное "достояние" всего человеческого сообщества. Есть они и в России. Их у нас не меньше, чем на Западе. К сожалению, в России не принято глубоко вникать в обстоятельства странных смертей, в частности, в домах для престарелых. Да и "спихотехника" отлажена до совершенства. Многое не замечается даже из того, что лежит на поверхности. Так удобнее и меньше хлопот. И вот тому пример.

Первый ребенок в семье череповчан Сиротиных появился в ноябре 1998 г. Мальчик с детства был болен гидроцефалией (водянкой головного мозга) и находился под пристальным наблюдением врачей. Именно медики заметили, что у малыша уже на 12 день жизни появились кровоподтеки на теле. Мать мальчика клялась, что не имеет представления, откуда у ребенка синяки. Между тем, глава семейства видел, как его супруга по ночам избивает малыша, который часто плакал. Таким образом женщина пыталась заставить карапуза замолчать.

В ночь на 29 февраля, когда мальчик опять заплакал, мать избила его так, что он перестал дышать. Мужчине еле удалось оттащить рассвирепевшую женщину от детской кроватки. Наутро же оказалось, что малыш умер. Муж хотел вызвать медиков и милицию, но супруга не дала этого сделать. Вместе они придумали версию, что по неосторожности уронили мальчика с лестницы. Прокуратура, поверив родителям, не стала тогда возбуждать уголовного дела. Тем более что дама была на девятом месяце беременности.

30 марта у Сиротиных родился второй мальчик, на этот раз совершенно здоровый. Однако через три недели умер и он. Судебно-медицинская экспертиза показала, что малыш скончался от кровоизлияния и ушиба головного мозга в результате полученных травм.

На этот раз прокуратура возбудила уголовное дело, в ходе которого выяснилась причина смерти и первого ребенка Сиротиных. Глава семьи признался, что в смерти обоих детей виновата его супруга. А сам он никак не мог ей помешать, поскольку жена избивала малышей в основном в его отсутствие.

28-летнюю мать-садистку приговорили к 15 годам лишения свободы. Приговор вступил в законную силу.



n the Miami Herald. Sunday, August 17. 1997.

МК". – 2000. – 24 декабря.

Глава 2


Поисковый психологический портрет серийного преступника

2.1. Западная модель поискового психологического портрета (профиля) как метод установления серийного преступника



Хотите понять Пикассо? Смотрите его картины.

Джон Дуглас

"Картина" преступления позволяет понять, какой тип человека способен на подобное дело. Эта идея не нова. Наиболее яркое художественное воплощение она получила в новелле Эдгара По "Убийство на улице Морг". Герой новеллы сыщик Дюпен, изучив обстановку на месте преступления, пришел к выводу, что действия, требующие такой невероятной фантастической силы, не могло совершить существо, принадлежащее к роду человеческому. Как позже выяснилось, убийцей была большая обезьяна.

Мысль о том, что в действиях преступника проявляется его личность, получила позднее развитие во многих произведениях детективного жанра. Однако прошло более ста лет, прежде чем эта идея стала воплощаться в криминалистическую практику и была положена в основу нового метода расследования неочевидных преступлений – психологического профиля неизвестного преступника.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39

  • Характеристика дезорганизованного асоциального преступника
  • Распознавание типологической принадлежности убийцы-серийника
  • Знакомьтесь, печальный гомосек Нильсен!
  • Закуска на фоне обнаженных натур