Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Н. К. Рериха и «Гитанджали» Р. Тагора: сравнительный анализ некоторых аспектов. Эта небольшая статья




Скачать 104.77 Kb.
Дата04.06.2018
Размер104.77 Kb.
«Цветы Мории» Н.К. Рериха и «Гитанджали» Р. Тагора: сравнительный анализ некоторых аспектов. Эта небольшая статья имеет своей целью оформить размышления о некоторых фрагментах поэтического творчества великого русского художника, ученого, путешественника, общественного деятеля, писателя и поэта Н.К. Рериха и великого индийского поэта, писателя, общественного деятеля и художника Р. Тагора, чтобы показать те общие тенденции, которые характерны для поэзии обоих авторов. Существует немногочисленный ряд работ, в которых авторы указывают на особую связь поэзии Н. К. Рериха и Р. Тагора – об этом неоднократно упоминает в своих трудах П. Беликов (напр. статья «Николай Рерих и Индия» в сборнике «Страны и народы Востока», вып. XIV) и также В. Сидоров в своей статье «Стихи Николая Рериха». Большой интерес представляет статья «Рабиндранат Тагор и Николай Рерих» доктора литературы, исследователя и переводчика Р. Тагора с бенгальского языка А.П. Гнатюка-Данильчука. В этой статье автор приводит ряд ранее неопубликованных писем Р. Тагора и Н.К. Рериха. Эта статья отражает глубокую духовную связь и большую сердечную дружбу между этими великими творцами. Уве Бетьен в своей монографии Поэтическая структура и идейное содержание «Цветов Мории» Н.К. Рериха посвящает отдельную главу сравнительному анализу стихотворений Н.К. Рериха и песен-молитв Р. Тагора из сборника Гитанджали. В ней речь идет не только о биографических фактах, переписке Н.К. Рериха и Р. Тагора, их высказываниях об искусстве, но также предлагается сравнительный контекстуальный анализ поэтических образов в поэзии обоих авторов. Но так как поэтическое творчество Н.К. Рериха и Р. Тагора имеет не только художественную и эстетическую ценность, но, прежде всего, несет в себе определенную духовную весть, вызывает особый интерес анализ содержательной стороны поэзии двух авторов в контексте идей Теософии и Учения Живой Этики. Представляя себе наш мир, как единое пространство, каждый атом которого проникнут Всеначальной или Божественной Энергией, мы можем прийти к заключению, что нет ничего во вселенной, что не было бы частью этой Энергии - она есть Великое Все. Следовательно все мысли и идеи тоже являются Ее неотъемлемой частью. А значит ни один земной творец или мыслитель, сколь бы велик он ни был, не может претендовать на свое открытие или творение, ибо оно будет только отражением той или иной Мысли или Идеи, вечно живущей в Космическом Пространстве. Мысль о единстве всего сущего, также как и идея об отсутствии понятия собственности, в том числе собственности интеллектуальной, прекрасно отражена в Учении Будды. В «Основах Буддизма» Е.И. Рерих пишет: «Будда постояннно учил, что самостоятельного «я» нет, что нет и обособленного от него мира. Нет самостоятельных предметов, нет обособленной жизни – все лишь неразрывные корреляты. Раз нет отдельного «я», то мы не можем сказать – мое то или другое, и этим самым уничтожается зачаток понятия собственности». Это открывает широкий ряд вопросов и проблем, связанных и с научными открытиями, и с этикой в ученом мире, которые, как никогда, остро встали сейчас перед человечеством. Не вдаваясь во всестороннее обсуждение этих вопросов, можно отметить, что единственной задачей любого ученого или творца должно стать осознание путей и целей эволюционного развития как его самого, так и человечества в целом. Принятие Законов Эволюции приведет к заключению, что самым большим достижением мыслителя, художника или поэта будет отражение Божественных Идей и Образов Красоты в своем творчестве. А это, в свою очередь, оказывается возможным достичь только благодаря духовному самоусовершенствованию человека, очищению, утончению и приведению в гармонию его мыслей и чувств, бесконечному устремлению к Красоте. Или, говоря образно, истинное искусство возможно лишь тогда, когда в сердце, очищенном трудом и подвигом, зажжется Огонь Творчества, а ум, просветленный самоотречением и молитвой без ухода от действительности, устремится к Божественным Сферам. И тогда, в минуты Высшего Вдохновения, в мир проливаются Божественные Образы, воплощенные в иконах А. Рублева, музыке Р. Вагнера, картинах и стихах Н.К. Рериха, в песнях-молитвах Р. Тагора. С этой точки зрения каждый земной творец будет иметь эволюционную ценность в зависимости от того, насколько смог он очистить свои мысли и чувства, поднять все свои вибрации до «огненного» состояния, чтобы без искажений запечатлеть в своем уме и сердце Образы Мира Горнего и передать их в своем творчестве. Сказано: Постоянность подобна лестнице огненной, поэтому это качество будет также одним из определяющих в оценке творчества того или иного мастера – предстоял ли он всегда перед Миром Божественным в своем служении (жил ли он постоянно в Любви-Бхакти), или же это были минуты Высшего Вдохновения, когда душа творца соприкасалась с Божественными Сферами в моменты молитвенного экстаза и потом запечатлевала их в своем творчестве. Подходя именно с такой точки зрения к творчеству Н.К. Рериха и Р. Тагора можно с уверенностью сказать, что оба творца внесли огромный и неоценимый вклад в сокровищницу достижений человеческого духа. Изучая многотомное литературное наследие Н.К. Рериха, его супруги Е.И. Рерих, их сыновей Ю.Н. Рериха и С.Н. Рериха, а также их обширную переписку с учеными, художниками, деятелями культуры и искусства, многочисленными учениками, можно с уверенностью утверждать, что вся жизнь и творчество Н.К. Рериха являет миру чистое проявление его духа, постоянное предстояние перед Высшим и отражение в своем творчестве Образов и Мыслей Мира Горнего. И в этом колоссальное и принципиальное отличие творчества Н.К. Рериха от творчества других художников, писателей или поэтов. Подтверждение этому можно неоднократно встретить в записях бесед Е.И. Рерих с Великим Учителем, которые легли в основу книг Учения Живой Этики. Имя Учителя раскрывается в названии поэтического сборника Н.К. Рериха «Цветы Мории» – книги, которая занимает особое место среди его духовного наследия, являясь по сути предтечей и введением в Учение Живой Этики. Стихи, вошедшие в сборник «Цветы Мории» были написаны между 1907 и 1921 гг. В жизни семьи Рерихов это был период не только большой творческой работы, но и время бесконечных духовных поисков и взаимодействий, которые привели к встрече в 1921 г. в Лондоне с Великим Учителем. Здесь стоит отметить, что вряд ли случайно выбор пал на Лондон, т.к. именно там 12 августа 1851 г. произошла встреча Учителя Мории с другой нашей великой соотечественницей Е.П. Блаватской, в последствии основательницей Теософского Общества, и именно в Лондоне в Британском музее по сей день находятся письма Махатмы Мории с его факсимиле своим ученикам – подлинные свидетельства истории тех лет. Принимая во внимание факт сотрудничества Н.К. Рериха и Е.И. Рерих с Великими Учителями можно предположить, что сборник «Цветы Мории», являясь вестью из Высочайшего Источника, в символической форме отражает этапы пути духовного восхождения – мистерию, которая проигрывалась на земном пути семьи Рерихов. Следовательно содержание стихов выявляет то сокровенное действие, которое происходит не на физическом плане, но на плане души человека. Отсюда та высокая степень иносказательности, присущая этим стихам. В сборнике нашли отражения не только внутренние духовные искания и стремления Н.К. Рериха, но в стихах впервые возникает образ Учителя, в аллегоричной форме описаны опыт общения, моменты внутренних встреч и взаимодействий. Как один из примеров можно привести следующее стихотворение. УВОДЯЩИЙ Приходящий в ночной тишине, говорят, что Ты невидим, но это неправда. Я знаю сотни людей, И каждый видел Тебя хотя бы один раз. Несколько бедных и глупых не успели твой лик разглядеть, изменчивый многообразно. Ты не хочешь нас испугать и приходишь в тишине и молчанье. Глаза Твои могут сверкать, голос может греметь. И рука может быть тяжела даже для черного камня. Но Ты не сверкаешь, Ты не гремишь и не дашь сокрушенья. Знаешь, что разрушенье ничтожней покоя. Ты знаешь, что тишина громче грома. Ты знаешь, в тишине приходящий и уводящий. Надо отметить, что аллегория и символизм скрыты не только в отдельных образах, но прослеживаются на уровне и целых стихотворений, и всего сборника. Не даром многие авторы замечали особую композицию сборника «Цветы Мории». В. Сидоров в своей статье замечеает, что, «уже сама композиция книги как бы символизирует восходящее по ступеням движение и развитие человеческого духа, призванного к творчеству». С.А. Малыш, «взглянув на стихи Рериха глазами музыканта», не только высказывает точку зрения, что «общее композиционное строение всего произведения повторяет классическую музыкальную структуру сонатно-симфоничекого цикла», но и блестящее доказывает это, подтверждая идею о синтетическом характере поэзии Н.К. Рериха. Мы же, с другой стороны, можем предположить, что понимание идеи композиции сборника, даст ключ к пониманию этапов внутренней духовной жизни семьи Рерихов в период написания стихотворений. Учитывая то, как внимательно относились все члены семьи к датам, видиться необходимым в будущем подробно изучить и сопоставить годы написания картин и стихотворений, а также соотнести их с датами в переписке и дневниковых записях Н.К. Рериха и Е.И. Рерих. Сравнивая «Цветы Мории» с поэтическим творчеством Р. Тагора, мы несомненно обратимся к сборнику стихов «Гитанджали». Помимо отмечаемого многими авторами сходства на уровне формальных и эстетических характеристик, интересным представляется проникнуть в глубину их внутреннего содержания и попытаться выявить то, что же связывает их с этой точки зрения. Но для начала необходимо отметить, что духовный опыт Тагора, истоки которого ведут в детство великого писателя, будет также несомненно играть главенствующую роль в его творчестве. Отец Тагора, Махариши Дебендранат Тагор, был одним из основателей и руководителей известного индийского общества «Брахмо Самадж», автором известной книги «Брахмо Дхарма», которая стала своего рода библией для членов общества. Рабиндранат с детства находился под большим влиянием отца, что естественно привело его в «Брахмо Самадж»: поэтический гений Р. Тагора умноженый на богатый духовный опыт способствовали созданию множества песен-гимнов, которые он сам неоднократно исполнял на службах в обществе. Вероятно поэтому для Р. Тагора никогда не стоял вопрос о поиске духовного водителя – высокий пример отца всегда был перед его глазами. Но не смотря на большое влияние на Р. Тагора отца, идей «Брахмо Самадж», других философских и религиозных традиций, сам поэт не являлся последователем какой бы то ни было из них, наоборот, по мнению многих востоковедов и исследователей творчества Тагора, он был создателем своей собственной традиции, духовным центром которой стал Университет в Шантиникетоне. Но здесь неизбежно возникает вопрос об источнике вдохновения для такой серьезной задачи. Исходя из свидетельств и высказываний самого Тагора, возможно с большой долей уверенности предположить, что таким источником для него будет незримый идеал, названный самим поэтом Джибон дебото – Божество жизни. Божество жизни незримо пронизывает всю религиозную лирику поэта, и в этом творчество Р. Тагора находит свои очевидные параллели с поэзией Н.К. Рериха. В различных стихотворных сборниках, вышедших первоначально на родном языке Тагора, бенгали, а затем в авторских английских версиях, Тагор прорывает завесу в Мир Горний – его дух парит, запечатлевая в сердце поэта вечные Образы Красоты. Н.К. Рерих писал о «Гитанджали» в переводе Балтрушайтиса следующее: «Как радуга засияла от сердечных напевов, которые улеглись в русском образном стихе Балтрушайтиса…«Гитанджали» явилось целым откровением… Таинственно качество убедительности. Несказуема основа красоты, и каждое незагрязненное человеческое сердце трепещет и ликует от искры прекрасного света… Все поверили и верят, что Тагор принадлежит не к земному миру условных фактов, но к миру великой правды и красоты…» Таким образом читатель «Гитанджали» становиться свидетелем и участником уже другой мистерии – перед нашими глазами встает внутренняя духовная жизнь самого Тагора, его внутреннее общение с тем высшим идеалом, которого поэт в стихах называет Богом, Учителем, Мастером, Царем, Поэтом-Наставником или Возлюбленным. «Это он , сокровеннейший, побуждает мое существо своими глубокими затаенными прикосновениями. Это он очаровывает глаза и радостно играет на струнах моего сердца, чередуя сладость с горечью. Это он вплетает в ткань майи мимолетные оттенки серебра и золота, лазури и зелени, и в их складках видны его ноги, и я забываюсь, касаясь их. Проходят дни и проходят века, и всегда, во многих именах, во многих видах, во многих порывах радости и горести, он властвует над моим сердцем.» Тагор называет свои стихи – «жертвенные песнопения», что совершенно отвечает и внутреннему настрою и многопланновости этих песен-молитв. С одной стороны сами песни являют собой дары-жертвы, принесенные поэтом на алтарь своего высшего Я, с другой стороны, они олицетворяют жизнь поэта, как его непрестанную духовную жертву; само понятие «песнопение» отражает происхождение этих песен-молитв, которые в оригинале на бенгали предполагают исполнение в музыкальном сопровождении. Сохранились также воспоминания современников Тагора, которые описывают, как поэт сам исполнял свои песни удивительным и неповторимым голосом. Касаясь композиции, можно отметить, что хотя «Гитанджали» и не являют собой такого внутреннего композиционного единства, как «Цветы Мории» Н.К. Рериха, тем не менее, в них заложен единый внутренний стрежень: все стихотворения символически отражают моменты взаимодействия Тагора с его Идеалом, его Джибон дебото. Таким образом, мы снова приходим к выводу, что события в «жертвенных песнопениях» происходят на плане души поэта, повествуя иносказательно о вехах на его пути возхождения – что неизбежно наводит на мысль о связи «Гитанджали» со сборником «Цветы Мории». Но происходят ли эти взаимодействия у Тагора физически По всей вероятности, нет, по-крайней мере, мы нигде не находим каких-бы то ни было упоминаний об этом. В заключении хотелось бы отметить, что даже общий сравнительный анализ некоторых аспектов содержания сборников «Цветы Мории» и «Гитанджали» в предложенном контексте дает достаточно оснований утверждать следущее: оба сборника выявляют огромную эволюционную значимость, когда духовный опыт авторов, их внутренняя культура и глубокое проникновение в основы бытия позволяют запечатлеть и выразить в любой (в нашем случае – поэтичекой) форме образы и понятия Мира Надземного; особое содержание сборников, присущий им символический и иносказательный характер, находит множественные параллели в стихах обоих авторов – это и сходство тематических мотивов, персонажей и образов; очевидная взаимосвязь в по-особому представленной системе «пространство и время» и т.д. Также хотелось бы особо подчеркнуть, что предлагаемый нами подход к оценке творчества в контексте идей Теософии и Учения Живой Этики позволяет найти и раскрыть в произведениях глубинную первооснову (ср.: санскр. дхвани), которая явится пробным камнем в оценке того или иного произведения искусства в целом и его места в мировой культуре. Литература: Агни Йога. Самара, 1992 Беликов П.Ф. Николай Рерих и Индия Страны и народы Востока. Вып. XIV. М., 1974 Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. М., 1992 Гнатюк-Данильчук А.П. Рабиндранат Тагор и Николай Рерих Н.К. Рерих и мировая культура. М., 1975 Крипалани К. Рабиндранат Тагор. М., 1983 Малыш С.А. Наедине с музыкой. Одесса, 2003 Основы Буддизма. Таллинн., 1990 Письма Е.И. Рерих. М., 1999 Письма Махатм. Самара, 1993 Рерих Н.К. Цветы Мории. М., 1988 Рерих Н.К. Из литературного наследия. М., 1974 Сидоров В. Стихи Николая Рериха Рерих Н.К. Цветы Мории. М., 1988 Тагор Р. Гитанджали. Самара, 1993 -------------------------------------------- Brahmo Darma. Calcutta, 1992 R. Tagore. Gitanjali. New-Delhi, 1974 The English Writings of Rabindranath Tagore. Volume I. Poems. Delhi, 1994 Uwe Betjen. Poetische Structur und Ideengehalt in N.K. Rerichs «Cvety Morii». Wiesbaden, 1995 К.В. Гилевич - филолог, научный сотрудник Одесского Дома-Музея им. Н.К. Рериха. Сентябрь 2003.  Автор выражает искреннюю благодарность Е.Г. Петренко - директору Одесского Дома-Музея им. Н.К. Рериха, за ценные замечания и помощь в подготовке статьи.

  • Несколько бедных и глупых
  • И рука может быть тяжела
  • Крипалани К. Рабиндранат Тагор. М., 1983