Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Мотивы выбора детских дошкольных образовательных учреждений




Скачать 233.46 Kb.
Дата05.07.2017
Размер233.46 Kb.
Мотивы выбора детских дошкольных образовательных учреждений

Ботвинченко Анна Сергеевна

студентка 4 курса НИУ ВШЭ, факультет социологии.

E-mail: anyta.botvinchenko@mail.ru

Контактный телефон: 8-921-581-39-99

Аннотация: В данной статье представлены итоги исследования, посвященного изучению идеологии, ценностей и практик современного родительства на примере г. Санкт-Петербурга. В ней анализируются стратегии организации заботы о детях дошкольного возраста в семьях с различными экономическими, культурными и образовательными ресурсами. Эмпирическую базу исследования составили результаты анализа данных репрезентативного опроса родителей Санкт-Петербурга (N=2000), а также полуструтурированных интервью с матерями и отцами.

Ключевые слова: мотивы потребительского поведения, институциональные и неформальные услуги заботы о детях, экономика домохозяйства, капиталы. 

Мотивы выбора детских дошкольных образовательных учреждений

Введение

Данная статья посвящена анализу выбора родителями способов организации заботы о детях дошкольного возраста. Семья является не только поставщиком заботы о детях, пожилых и других зависимых членах, но и потребителем услуг по уходу и воспитанию детей. Рынок данных услуг составляют акторы следующего типа: государственные детские сады, частные детские сады, развивающие центры, няни, гувернантки. При выборе стратегии организации заботы о детях родители используют ресурсы семьи: социальный, экономический, культурный, институциональный капиталы. Для того чтобы описать рациональность выбора семей с детьми дошкольного возраста в выборе стратегии ухода за детьми в статье представлены масштабы потребления институциональных и неформальных услуг по уходу за детьми в Санкт-Петербурге, а так же проанализированы мотивы родителей, которыми они руководствуются при совершении выбора в пользу того или иного способа организации заботы.

Под мотивами мы будем понимать субъективные смыслы действия, которые побуждают и направляют деятельность человека. С точки зрения М. Грановеттера, экономические акторы действуют в определенном социальном контексте. При этом на их действия и стратегии влияют другие акторы [Грановеттер 2002]. Таким образом, смысл экономического действия и тип рациональности задан социальным контекстом. Одним из аспектов социального контекста могут быть гендерные отношения и гендерная культура обшества, важным элементом которых выступает гендерный контракт. В социологии под гендерным контрактом понимается «контекстуально обусловленные, иерархически структурированные образцы взаимодействия полов» [Темкина, Роткирх 2002: 6]. Специфика российского гендерного контракта сложилась в советский период. В этом процессе значимую роль играло государство, которое транслировало устойчивую гендерную идеологию и гендерные роли. Советский гендерный контракт исследователи определяют, как «работающая мать», который предполагал совмещение профессиональных и родительских обязанностей для женщин при поддержке государственных сервисов по уходу и воспитанию детей [Темкина, Роткирх 2002; Айвазова 2001]. На уровне домохозяйств сочетание материнских и профессиональных обязанностей осуществлялось за счет «расширенного материнства». Исследователи отмечают важность института бабушек в воспитании и уходе за детьми в России [Семенова 1996]. В современном российском обществе для работающих матерей остро стоит проблема поиска баланса работы и материнства [Ильина 2007; McLellan, Uys 2009; Чернова 2012]. Способ совмещения профессиональных, семейных и родительских обязанностей является результатом индивидуального выбора женщины, в котором она ориентируется на имеющиеся ресурсы домохозяйства и нормативные гендерные образцы [Чернова 2012: 303].

Из всех перечисленных выше типов участников рынка услуг по уходу за детьми наиболее востребованной услугой в России являются сервисы, предоставляемые государственными детскими садами [Савицкая 2004; Селиверстова 2005; Галиндабаева 2010]. Как показало исследование, проведенное научно-исследовательским коллективом студентов и преподавателей НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге1 45% семей с детьми дошкольного возраста пользуются услугами детских садов, в то время как, услугами няни пользуются 9% семей с детьми того же возраста. Это можно объяснить тем, что родители больше доверяют системе детских садов в целом по следующим причинам. Во-первых, родители полагают наличие государственного регулирования и санитарно-гигиенических, образовательных стандартов гарантом качества услуг дошкольных учреждений. Вместе с тем качество услуг няни воспринимается, как менее определенное, поскольку регулируется рынком, на котором большая доля соглашений между акторами является не формализованной [Здравомыслова 2009]. Во-вторых, детский сад предоставляет детям возможность социализации, предполагая коллективный характер взаимодействия, в отличие от индивидуального подхода няни. Возможность социализации в коллективе представляется родителям важным аспектом воспитания [Шпаковская 2013]. В-третьих, услуги детских садов доступны широким слоям населения, в отличие от услуг няни, стоимость которых в разы превышает стоимость сервисов детских садов [Галиндобаева 2010]. В данной работе мы рассмотрим возможные мотивы семей с детьми дошкольного возраста при выборе детского образовательного учреждения (ДДОУ). Для этого будут рассмотрены следующие вопросы: Почему родители выбирают ту или иную услугу, отдают предпочтение государственному или коммерческому детскому саду? Каковы возможные причины, побуждающие их обращаться к услугам детского сада? Что они хотят получить от детского сада?



Теоретические основания исследования

Возможности и стратегии людей в обществе зависят от ресурсов, которыми они располагают. Эту проблематику развивает ресурсный подход в исследованиях социальной стратификации [Тихонова 2004]. П. Бурдье выделяет такие типы ресурсов, как культурный, экономический и социальный [Бурдье 2004]. Под экономическим капиталом Бурдье понимал обладание материальными благами. В данной работе, опираясь на идеи Бурдье, под экономическим капиталом мы будем понимать доход семьи. Понятие культурного капитала у Бурдье включает знания и навыки индивида, который он приобретает в семье, в процессе образования, а так же как результат социального опыта. Для целей нашего исследования мы операционализировали понятие культурного капитала как уровень образования родителей. В определении социального капитала мы исходили из подхода Дж. Коулмана, который подразумевал под этим понятием потенциал взаимного доверия и взаимопомощи, формируемый в межличностных отношениях [Коулман 2001]. В качестве группы, в которой возможна и существует взаимопомощь и доверие, выступает семья, состоящая не только из супружеской пары, но и представителей старшего поколения, а так же других родственников, участвующих в уходе за детьми. Кроме этого мы будем использовать категорию институционального ресурсa или капитала, под которой понимается потенциальная обеспеченность семьи услугами государственных детских дошкольных учреждений. В России в дошкольное образовательное учреждение принимаются дети в возрасте от 2 месяцев до 7 лет2. Деятельность государства в отношении семьи направлена на создание и поддержание доступной инфраструктуры образовательных сервисов для детей, что так же направлено на увеличение уровня рождаемости [Забаев 2011].

Можно предположить, что при выборе стратегии по уходу за детьми дошкольного возраста родители действуют рационально, подобно выбору брачного партнера [Бэккер 1994]. Выбирая форму организации заботы, родители стремятся максимизировать полезность, получаемую от данной услуги. При этом семьи с более высоким культурным и экономическим капиталом будут стремиться потреблять более качественные услуги по уходу за детьми, например услуги профессиональной няни или частных детских садов. В то время как семьи с низким экономическим капиталом будут ориентированы на государственные сервисы для детей, или при наличии социального ресурса делегировать часть обязанностей по заботе о детях представителям старшего поколения или другим родственникам. Таким образом, в своей работе мы будем исходить из теории потребительского поведения, в рамках которой домохозяйство стремиться максимизировать полезность от услуг, связанных с заботой о ребенке, исходя из своих предпочтений и издержек по использованию данной услуги.

Сервисы по уходу за детьми дошкольного возраста можно разделить на институциональные (формальные) и неформальные услуги заботы, осуществляемые акторами, которые не являются членами нуклеарной семьи [Сухова, Синявская 2009; Сухова 2011]. К первому типу относится уход за детьми, их воспитание и развитие, осуществляемые в рамках детских дошкольных учреждений или иных образовательных организаций, а также отдельными людьми, для которых данная деятельность является профессией (услуги преподавателей, тренеров, профессиональных нянь и пр.). Институциональные услуги можно разделить на два вида:

1. По уходу за детьми (ясли или детский сад; группа кратковременного присмотра за детьми; группа по уходу за детьми, организованная родителями; постоянная няня);

2. По воспитанию/развитию детей (кружки, спортивные секции, студии, детские развивающие центры; индивидуальные занятия с преподавателями).

Неформальные услуги по уходу за детьми осуществляются родственниками, знакомыми родителей, соседями и другими людьми, для которых это не является профессией или оплачиваемой деятельностью (работой). К ним относится помощь от членов домохозяйства; от других родственников или иных лиц, которые не являются членами домохозяйства и для которых уход за детьми не является работой.

Методология исследования

Эмпирическую базу исследования составили результаты опроса родителей (N=2000) и 30 полуструктурированными интервью с мужчинами и женщинами, имеющими детей в возрасте от 0 до 16 лет. Критериями выбора респондентов были социально-экономический статус семьи, количество детей в семье (от одного до четырех детей в семье). Тематические блоки гида интервью включали вопросы:

- об организации медицинского обслуживания во время беременности и родов;

- об организации ухода и воспитания ребенка;

- о ценностях родительства;

- о политике государства в отношении семей с детьми.

В анкетном опросе приняли участие мужчины и женщины, имеющие детей до 16 лет, проживающие в г. Санкт-Петербург. Исследование проводилось в школах и детских садах города. Отбор респондентов проводился в два этапа. На первом этапе из всех школ города были выбраны гимназии, школы с углубленным изучением какого-либо предмета и средние общеобразовательные школы. Количество школ каждого типа соответствовало их представленности в Санкт-Петербурге. На втором этапе в каждой школе случайным образом выбирались классы, в которых проходил опрос родителей во время проведения родительских собраний. В детских садах опрос проводился в то время, когда родители приходили забирать детей.

В анкету были включены вопросы, которые демонстрируют желаемую стратегию родителей в уходе за детьми и реальные родительские практики, связанные с уходом и воспитанием детей:



  • Если бы вы могли выбирать, как бы Вы организовали уход за детьми дошкольного возраста? (ответ закодирован, как 1- я бы хотел(а) не работать, ухаживать за детьми сам(а); 2- я бы хотел(а), чтобы за детьми ухаживали члены моей семьи; 3- я бы хотел(а), чтобы за детьми ухаживала няня; 4- я бы хотел(а), чтобы дети ходили в детский сад (ясли); 5- другое);

  • Скажите, пожалуйста, пользуетесь ли Вы регулярно услугами няни, яслей, детского сада, детского развивающего центра, группами кратковременного присмотра за детьми, группа продленного дня, группами присмотра за детьми, организованными родителями? (ответ закодирован как 1-да, 2-нет);

  • Назовите, пожалуйста, всех, чьими услугами Вы пользуетесь регулярно? (1-няня; 2- ясли или детский сад; 3- детский развивающий центр; 4 – группа продленного дня; 5 – группа по уходу за детьми, организованная родителями; 6 - другие организации);

  • Помогают ли Вам в уходе за детьми родственники, друзья или знакомые? (1-да; 2- нет);

  • Кто Вам помогает? (1-ваши родители; 2- родители супруга (и)/партнера; 3 – ваши другие родственники; 4 – другие родственники супруга (и)/партнера; 5 – друзья).

Данные вопросы позволили оценить, какое влияние оказывают социальные, экономические и культурные ресурсы семьи при выборе дошкольных учреждений.

В ходе исследования были выделены в отдельные категории семей, в которых женщина имеет полную занятость и семьи, в которых женщины не занимаются трудовой деятельностью. Создание данных групп обусловлено предположением, что желаемые стратегии и практики по организации заботы о детях в данных группах могут иметь значимые различия.

Баланс семьи и работы: ресурсы и стратегии

Многие респонденты акцентировали внимание на том, что им помогают представители старшего поколения в организации ухода и воспитания детей. Старшие родственники «сидят» с внуками, отводят их в детский сад или группы развития для малышей. Большинство семей с детьми дошкольного возраста (78%) в той или иной степени получают помощь родственников. Основную помощь семьям с маленькими детьми оказывают родители супругов (79%). Кроме помощи родственников, многие семьи с детьми дошкольного возраста (54%) пользуются институциональными услугами по уходу за детьми. Потребителями услуг детского сада является 45% семей с детьми до 7 лет. Образовательными услугами развивающих центров пользуется только каждая пятая семья. Остальные же услуги имеют минимальную распространенность. Обратим внимание на то, как распространены услуги заботы о детях до трех лет. Для того чтобы провести сравнение между двумя группами: семьи с детьми до трех лет и семьи с детьми до 7 лет; представим следующую диаграмму (см. Рис. 1)

Рис. 1 Сравнение потребления услуг семьями с детьми до 3 и до 7 лет

Данная диаграмма показывает, что семьи, имеющие детей в возрасте до 7 лет, использует институциональные услуги в целом, в то время как семьи, имеющие детей до трех лет чаще используют неформальные услуги. С увеличением возраста ребенка увеличивается процент семей, использующих институциональные услуги в целом. С одной стороны, это связано с тем, что в семьях с детьми-дошкольниками старшего возраста (четырех – шести лет) большинство матерей уже вернулись на рынок труда. С другой стороны, дети именно в возрасте трех – семи лет имеют большую образовательную мотивацию на получение новой информации, чем дети младшего школьного возраста. Но не все родители рассматривают стратегию выбора детского сада как приоритетную. В ходе анкетирования родителям был задан следующий вопрос: «Если бы вы могли выбирать, как бы вы организовали уход за детьми дошкольного возраста?». Мнения родителей разделились следующим образом: половина семей хотела бы, чтобы о ребенке заботились члены семьи, 44% семей хотели бы, чтобы ребенок ходил в детский сад, и только 3% выразили желание использовать услуги няни. Таким образом, можно выделить в качестве приоритетной (желаемой) стратегии в выборе типа организации заботы о ребенке в Санкт-Петербурге - использование социального капитала семьи.

Для сопоставления представлений родителей о желаемой форме организации заботы о детях и реально осуществляемыми практиками, мы выделили группу респондентов, имеющих детей до семи лет, которые используют услуги детского сада и обратили внимание на то, что только половина респондентов хотела бы, что бы их ребенок посещал детский сад. Пожелания второй половины родителей соответствуют тем практикам, которые они производят: 52% семей, дети которых посещают детский сад, хотели бы, чтобы ребенок воспитывался в ДДОУ. Только 1% родителей, чьи дети посещают детский сад, хотели бы, чтобы ребенок вместо детского сада, пользовался услугами няни. Мы можем предположить, что отказ от использования услуг няни связан в данном случае с дефицитом экономического ресурса.

Если рассматривать семьи с детьми до 7 лет, которые хотели бы пользоваться услугами няни, то можно сказать, что семьи с одним-двумя детьми, средний возраст матери при рождении первого ребенка возраст первого ребенка (25 лет) , а средняя разница в возрасте детей составляет (3,5 года). Из всех семей, которые хотели бы нанять няню, на практике реализовали данное пожелание только 11% семей, что говорит, как о дефиците экономического ресурса большинства семей, так и о неразвитости данной услуги в Петербурге.

Среди тех семей, которые пользуются услугами няни, только 4% составляют те, которые именно так и хотели бы организовать уход за детьми. Остальные респонденты хотели бы, чтобы их дети, вместо няни, посещали детский сад (31%), а 60% хотели бы, чтобы ребенок оставался дома. Таким образом, для значительной части родителей, которые пользуются услугами няни, потребление этой услуги является вынужденным, связанным с дефицитом мест в детских садах и дефицитом социального капитала семьи.

Демографические характеристики семей, которые пользуются услугами няни, отличаются от характеристик семей, которые высказывают желание пользоваться данной услугой. Среди потребителей услуг няни больше многодетных семей (18%), средний возраст матери при рождении первого ребенка (26,6 лет), средняя разница в возрасте детей составляет (4,4 года). Большинство родителей из этих семей состоят в зарегистрированном браке (88%), живут отдельно от родителей (86%), имеют высшее образование (76% отцов и 86% матерей). Большинство матерей, которые пользуются услугами няни, работают, из них 25% имеют полную занятость, 31% - частичную занятость, и 31% владеет собственным бизнесом.

Более половины (55%) семей, которые пользуются услугами няни, дополнительно пользуются услугами садика и/или развивающих центров (41%). Возможно, это связано с тем, что в семье, кроме младших детей, для которых нанимается няня, есть дети более старшего возраста. Семьи, которые пользуются услугами няни, тратят на оплату всех услуг, связанных с заботой о ребенке, в среднем 9000 рублей в неделю. 29% семей тратят от 1000 до 5000 рублей, 26% - от 5000 до 20000, свыше 20000 – 6% семей. Максимальная сумма затрат на оплату услуг, связанных с заботой о ребенке, в нашем исследовании составляет 50 000 руб. в неделю.

Одной из основных задач данной работы выступает анализ факторов, влияющих на выбор услуг по уходу за детьми дошкольного возраста. Факторы, влияющие на вероятность того, что при прочих равных семья будет пользоваться услугами детского сада, воспользуется услугами няни или мобилизует социальные ресурсы семьи, чтобы ребенок воспитывался дома, выявлены с помощью моделей бинарных логистических регрессий, построенных на данных исследования. В качестве зависимых переменных были выбраны бинарные переменные: За детьми ухаживают члены семьи, семья использует свой социальный ресурс; Дети посещают детское дошкольное учреждение; За детьми ухаживает профессиональная няня. В качестве возможных факторов, влияющих на выбор родителей, были выбраны следующие независимые переменные:

- количество детей в семье;

- наличие в семье детей, не достигших трех летнего возраста (1- есть дети до 3-х лет, 0 – нет детей до 3-х лет);

- наличие партнера в домохозяйстве (1-члены семьи состоят в законном или гражданском браке);

- наличие других родственников в домохозяйстве (1-живут отдельно от родителей, 0 – живут с родителями);

- наличие высшего образования у матери (1-есть высшее образование, 0-нет высшего образования);

- наличие помощи, осуществляемой представителями старшего поколения по отношению к семье в уходе за детьми (1-родственники помогают; 0- не помогают);

- трудовая занятость матери (3 дихотомические переменные: полная занятость, частичная занятость, собственный бизнес);

- уровень доходов семьи.



Мы полагали, что выбор стратегии по уходу за детьми в первую очередь будет зависеть от количества детей в семье и их возраста, а так же от уровня благосостояния семьи. Модели логистического регрессионного анализа позволили выявить факторы использования институциального ухода за детьми в семьях Санкт-Петербурга.



Таблица 1

Результаты оценивания моделей бинарно-логистической регрессии c зависимыми переменными: "вероятность использования социального ресурса семьи", "вероятность использования услуг детского сада", "вероятность использования услуг няни" родителями Санкт-Петербурга с детьми дошкольного возраста

Факторы


Зависимые переменные

Использование социального ресурса семьи

Использование услуг детского сада

Использование услуг няни

B

Sig

Exp (B)

B

Sig

Exp (B)

B

Sig

Exp (B)

Трудовая занятость матери (референтная группа - женщины с постоянной занятостью, 40 и более часов в неделю)

Частичная занятость

0,61

0,016**

1,84

-0,508

0,035**

0,602

 0,020

 0,961

 1,020

Свой бизнес

-0,029

0,949

0,971

-0,363

0,373

0,696

 1,20

0,026** 

 3,320

Не работает

-20,639

0,994

0,00

-0,979

0,000**

0,376

 -0,196

 0,646

 0,822

Наличие в семье детей, не достигших трех летнего возраста (референтная группа - семьи с детьми старше трех лет)

В семье есть дети до 3х лет

0,929

0,000**

2,531

-1,165

0,000**

0,312

 -0,300

 0,369

 0,741

Наличие партнера в домохозяйстве (референтная группа - нет партнера в домохозяйстве)

Есть партнер

1,804

0,019**

6,072

-1,213

0,005**

0,297

 1,192

 0,260

 3,295

Наличие других родственников в домохозяйстве (референтная группа - нет других родственников в домохозяйстве)

Есть другие родственники

0,64

0,018**

1,896

-0,505

0,022**

0,604

 -0,596

 0,172

 0,551

Наличие высшего образования у матери (референтная группа - отсутствие высшего образования)

Есть высшее образование

 -0,323

0,260 

 0,724

 0,322

 0,128

 1,380

1,025

0,014**

2,788

Наличие помощи со стороны старшего поколения в уходе за детьми (референтная группа – не помогают)

Помогают

-0,245

0,381

0,783

0,312

0,140

1,365

-0,456

0,167

0,634

Количество детей в семье

0,360

0,801

1,037

0,190

0,079

1,209

0,036

0,839

1,036

Доход семьи

0,00

1,000

1,000

0,000

0,701

1,000

0,000

0,843

1,000

Примечание: Знаком ** отмечены значимые коэффициенты в моделе. p=0.001.

Регрессионный анализ показал, что на выбор использования социальных ресурсов семьи влияют такие факторы, как занятость матери, наличие в семье детей младшего дошкольного возраста, наличие партнера и/или других родственников в домохозяйстве.

Если у семей высокий уровень социального капитала, и в состав домохозяйства входят представители старшего поколения и дети до трех лет, то это повышает шансы на использование социального ресурса семьи без использования институциональных услуг.
Если у матери есть высшее образование, она работает с постоянной занятостью 40 и более часов в неделю, и семья живет отдельно от старшего поколения, то это повышает вероятность того что данная семья наймет няню.
Посещает ли ребенок детский сад в большей степени зависит от того, есть ли в домохозяйстве дети соответствующего возраста: если в семье есть дети до трех лет, то это снижает вероятность, что семья пользуется услугами ДДОУ. Если мать не работает, в состав домохозяйства входит как партнер, так и представители старшего поколения, то это снижает вероятность, что семья пользуется услугами детского сада. Регрессионный анализ показал, что такие факторы как: наличие помощи со стороны старшего поколения, количество детей в семье, доход семьи – являются не значимыми при рассмотрении данных зависимых переменных, при этом трудовая занятость матери является очень важным фактором при выборе стратегии по уходу за детьми при учете возраста ребенка. На рис. 2 показано, как меняется тип трудовой занятости женщин в зависимости от возраста ребенка.

Рис. 2 Сравнение трудовой занятости женщин в семьях с детьми разного возраста

По данной диаграмме видно, что с увеличение возраста ребенка, количество женщин, не занимающихся трудовой деятельностью, значительно сокращается при двойном увеличении количества женщин, задействованных в полной трудовой занятости.
Способ организации заботы о ребенке: Мотивы выбора

Одним из мотивов использования родителями услуг детского сада может выступать необходимость высвобождения времени на трудовую деятельность матери. Преобладание данного мотива с большей вероятностью характерно для семей с двумя работающими родителями: «Ребенок в 1,8 в садик пошел, а я на работу… я считаю, что до двух лет вполне достаточно (сидеть с ребенком). Мое такое мнение, лучше до 3 лет ребенка в садик отдать» (Екатерина, 38 лет, замужем, двое детей).

«В год и пять месяцев я снова вышла на работу. Немножечко я до полутора лет не дотерпела. 1 месяц. Спровоцировало, конечно, отсутствие денег, потому что на тот момент муж сокращался из армии и, ну там в силу каких-то объективных причин, ну там 3 месяца почему-то не выплачивали зарплату.» (Валерия, 31 год, замужем, ребенку 3 года).

«Вышла на работу… через полтора года после рождения ребенка…это финансовая сторона вопроса, конечно же. Что у меня декретные были в размере около 14 тысяч, и вот они заканчиваются, и я ничего не получаю, а это тяжеловато с мамой пенсионеркой, и один муж работает, а нас четверо живет, на его зарплату грубо говоря. Поэтому необходимо было выйти» (Софья, 33 года, гражданский брак, ребенку 3 года).

Приведенные выше цитаты из интервью с матерями показывают, что необходимость их выхода на работу была обоснована экономическими причинами, нехваткой материальных средств в семье. В первом случае, девушка отдала ребенка в садик, в остальных случаях родителям помогали бабушки до трех лет, а затем дети тоже были отданы в сад.

По мнению респондентов, садик является необходимым сервисом для тех семей, которые не могут позволить себе услуги няни, и не имеют возможности прибегнуть к помощи старшего поколения. Готовность платить за детский садик даже при увеличении стоимости его услуг, сопровождающаяся отказом от услуг няни, демонстрирует нам еще один мотив – мотив внутренних убеждений, выраженном в том, что в данном случае для родителей при выборе способа организации заботы о ребенке не столь значимой является плата за данную услугу, сколько представление о том, что детский сад по сравнению с другими возможными поставщиками заботы предоставляет лучшие условия для социализации ребенка, так как он дает возможность ребенку общаться с другими детьми и помогает ребенку становиться самостоятельным.

Кроме этого посещение ребенком детского сада рассматривается родителями как важный элемент успешного обучения в будущем. Как отмечают некоторые исследователи, дошкольное образование является первичным ресурсом жизненной стратегии [Прошкова 2009]. В соответствии с этим, можно выделить еще один мотив использования услуг детского сада – социальная установка родителей, что ребенку в возрасте трех лет необходима вторичная социализация: «С трех лет надо уже в сад идти, ребенку нужно общение с детьми» (Вероника, 29 лет, замужем, ребенку 3 года); «Через три года ребенок должен обязательно идти в детский сад, чтоб социализироваться. А женщина должна, если она хочет быть …. Как это? Полноценным человеком, конечно, должна работать.» (Альфред, 47 лет, один ребенок). Необходимость посещения ребенком детского образовательного учреждения респонденты объясняют тем, что в этом возрасте у детей появляется потребность в общении, а детский сад рассматривается родителями как институт, способствующий социальной и коммуникативной компетентности [Шпаковская 2013: 246]. Данный тип забота может дать детям "социально-педагогическое" внимание, которое не доступно в домашних условиях. Этот вид дневного ухода фокусируется не только на индивидуальном развитии, но и на становлении социальной личности [Kremer 2006].

Мотивы выбора детского образовательного учреждения могут быть различными у каждого из родителей ребенка и не совпадать: «Муж всегда был против садов. А сейчас вот в «Звездочку» ходят, там все есть. Это дешевле, чем на разные занятия ходить. У них своя система воспитания, они ничего там за них не делают, они их ко всему приучают, все требования, везде строго, везде как с взрослыми, разбор всех полетов, всех ситуаций» (Аврора, разведена, трое детей дошкольного возраста). Представленный в данном фрагменте интервью случай можно рассматривать как пример рационального выбора, когда респондентка делает выбор в пользу наиболее выгодного для ее семьи варианта организации заботы о детях. Она предпочла отдать двоих детей-дошкольников в коммерческий детский садик, который предоставляет не только комплекс развивающих занятий, но и скидки при оплате многодетным семьям, что позволило ей отказаться от необходимости оплачивать дополнительные образовательные услуги (секции, развивающие занятия, обучение иностранному языку).

Также мотивом выбора детского образовательного учреждения может являться престижность самого учреждения. Однако, в собранных в ходе исследования интервью примеров доминирования данного мотива у родителей не было обнаружено. Практически все респонденты, принявшие участие в исследовании акцентировали свое внимание на том, что при выборе ДДОУ для них было важно, чтобы садик был «хорошим»: «Обычный, бесплатный садик, садик очень хороший, ни стенами, ни игрушками, ни какими-то меблированными залами, а хорош тем, что там в этом саду нормальное отношение к детям и нормальные воспитательницы. Вот это самое главное. Они действительно за детьми следят и для нас это самое главное. в наших садиках мы платим за мебель, за кафельный пол, за навороченные игрушки, но ни в коем случае не платим за отношение к детям..оно не мерится платным садиком. С этой точки зрения большинство платных садиков ничего не дает по сравнению с бесплатным. Имеется в виду по отношению к ребенку» (Кирилл, 43 года, 4 детей дошкольного возраста). Данная цитата демонстрирует, что «хороший» детский сад для родителей означает в первую очередь качество отношения воспитателей к детям. Им важно, чтобы воспитатель любил детей, был к ним внимателен, а также профессионален в своей деятельности. В то время как качество материально-вещной базы ДДОУ отходит на второй план и не так значимо влияет на выбор родителей.

Таким образом, в ходе исследования в качестве мотивов выбора детского образовательного учреждения были выделены такие мотивы, как необходимость делегирования обязанностей по уходу за ребенком; личностные убеждения родителей о необходимости социализации ребенка и развитии его образовательных навыков.

Выводы

Проведенное исследование показало, что выбор стратегий ухода за детьми дошкольного возраста семьями зависит от различных типов ресурсов, которыми данные семьи располагают. Родители отдают предпочтение детскому саду как способу организации заботы о детях до семи лет, по следующим мотивам. Во-первых, вынужденная необходимость делегирования обязанностей заботы о ребенке в случае финансовой необходимости выхода на работу мамы и/или ее личного стремления продолжать трудовую деятельность. Во-вторых, личностные убеждения родителей связанные с необходимостью социализации ребенка в кругу его сверстников в возрасте от трех лет, что положительно влияет на развитие, как коммуникативных способностей ребенка, так и становление ребенка как самостоятельной личности. Потребляя услуги детского сада, родители стремятся к тому, что за их ребенком будет ухаживать хороший воспитатель, который будет обладать не только высокими профессиональными, но и личными качествами.



Список литературы

Айвазова С. Г. 2001. Контракт «работающей матери»: советский вариант. В сб.: Малышева М. М. (отв. ред.). Гендерный калейдоскоп. Курс лекций. М.: Academia; 291-310.

Бурдье П. 2004. Формы капитала. Западная экономическая социология: хрестоматия современной классики. М.: РОССПЭН; 680.

Бэккер Г. 1994. Выбор партнера на брачных рынках. THESIS: теория и история экономических и социальных институтов и систем. 6: 12-36.

Галиндабаева В. В. 2010. Институты и их роль в снижении неопределённости на рынке услуг по уходу за детьми. Экономическая социология. 11(5): 108–122.

Грановеттер М. 2002. Экономическое действие и социальная структура: проблема укорененности. Экономическая социология. 3(3): 44-58.

Забаев И. В. 2011. Рациональность, ответственность, медицина: проблема мотивации деторождения в России в начале XXI в. (на основе биографических интервью с жителями российских мегаполисов). Экономическая социология. 12(2): 21-48.

Здравомыслова Е. 2009. Няни: коммерциализация заботы. В сб.: Здравомыслова Е., Роткирх А., Темкина А. (отв. ред.). Новый быт в современной России: Гендерные исследования повседневности. СПб.: Издательство ЕУСПб; 94-136.

Ильина М. 2007. Детский сад как механизм реализации ≪контракта работающей матери≫ (на материалах Санкт-Петербурга). Общественная экспертиза процесса трансформации системы дошкольных образовательных учреждений. СПб.: ЛЕМА; 72–93.

Коулмен Дж. 2001. Капитал социальный и человеческий. Общественные науки и современность. 3: 121-139.

Прошкова З. В. 2009. Дошкольное образование как первичный ресурс жизненной стратегии. Материалы социологической конференции «Образование и общество». М.: ИС РАН. www.ssa-rss.ru

Савицкая Е. В. 2004. Некоторые итоги исследования системы Детского дошкольного Образования.  Вопросы образования.  4: 261-277.

Селиверстова И. 2005. Доступность дошкольного образования: влияние территориального фактора. Социологические исследования. 2: 95–103.

Семенова В. В. 1996. Бабушки: семейные и социальные функции прародительского поколения. Судьбы людей: Россия ХХ век. Биографии семей как объект социологического исследования. Институт социологии РАН. М.; 326-354.

Сухова А., Синявская О. 2009. Институциональные услуги по уходу за детьми: неравенство в доступе. В сб.: Синявская. О. В. (отв. ред.). Семья в центре социально-демографической политики. М.: НИСП; 73-96.

Сухова А. 2011. Услуги по уходу за детьми: масштабы и факторы потребления российскими семьями. Журнал исследований социальной политики. 9(4): 473-494. 

Темкина А. А., Роткирх. А. 2002.  Советские гендерные контракты и их трансформация в современной России. Социологические исследования. 11: 4-14. 

Тихонова Н. Е. 2006. Ресурсный подход как новая теоретическая парадигма в стратификационных исследованиях. Социологические исследования. 9: 28-40.

Чернова Ж. В. 2012. Баланс семьи и работы: политика и индивидуальные стратегии матерей. Журнал исследований социальной политики. 10 (3): 295-308.

Шпаковская Л. Л. 2013. Социальное исключение и стратегии его преодоления на пересечении этничности, класса и гендера. Журнал исследований социальной политики. 11 (2): 235-250.

Kremer M. 2006. The Politics of Ideals of Care: Danish and Flemish Child Care Policy Compared. Social Politics: International Studies in Gender, State and Society. 13 (2): 261–285.

McLellan K-L., Uys K. 2009 Balancing dual roles in self-employed women: An exploratory study. SA Journal of Industrial Psychology. SA Tydskrif vir Bedryfsielkunde, 35(1). 10. www.sajip.co.za.



1В данной статье используются материалы коллективного исследовательского проекта «Родительство в современной России: политика, ценности и практики» проводимого в рамках программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2012, грант № 12-05-0017.

2В соответствии с п. 28 Типового положения о дошкольном образовательном учреждении, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 12.09.2008 г. №666