Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Московская городская педагогическая




Скачать 348.66 Kb.
Дата17.06.2017
Размер348.66 Kb.


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

МОСКОВСКАЯ ГОРОДСКАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ

ГИМНАЗИЯ-ЛАБОРАТОРИЯ № 1505

Л.П. БЕРИЯ В 1936-1938 гг.

Путь к «бериевской оттепели»

(критический анализ мемуаров С.Берия).
КОМАРОВА ЛЮДМИЛА



УЧЕНИЦА 9 «А» КЛАССА

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ –

к.и.н. НАУМОВ ЛЕОНИД АНАТОЛЬЕВИЧ




МОСКВА

2005


ВСТУПЛЕНИЕ

Личность Лаврентия Павловича до сих пор остается неразгаданной. Существуют два полюса мнений о нем – Берия как бессовестный убийца, тиран, безграмотный негодяй, отправивший на смерть множество людей и как гуманный и либеральный человек, которого вынуждала действовать так, как он действовал, система, все его попытки переменить ее не увенчались большим успехом.

Прочитав несколько книг о судьбе этой яркой личности, я очень заинтересовалась, каким же на самом деле был этот человек, а главное – какую роль он сыграл в истории страны. Был ли он таким бессовестным убийцей, каким его представляли? Какова его роль в репрессиях 1937-1938 года и что он сделал, когда пришел к руководству НКВД?

Эта работа – попытка ответить на эти вопросы.

Таким образом, объектом исследования является личность Лаврентия Павловича и его политика репрессий в 1937-1938 годах, а так же первые его шаги после получения должности главы НКВД.

Цель исследования – установить роль Берии в репрессиях 1937-1938 годов, его цели и направления политики.

Задачи исследования:


  1. Изучить в общем биографию Берии и роль в его жизни отрезка времени с 1936-1939 г.;

  2. Провести анализ книги Серго Лаврентьевича Берии и описать его точку зрения на:

а) политику отца при работе Грузии;

б) причины назначения Л. Берии главой НКВД осенью 1938 г.;

в) отношения между членами Политбюро;

г) политику Берия во главе наркомата.



  1. Провести критический анализ сведений Серго Берии о роли его отца в репрессиях 1937-1938 годов, основываясь на:

а) статистических данных о роли Грузинской ССР в репрессиях, направленных против народа;

б) собственном исследовании роли Грузии в репрессиях, направленных против партийно-государственного аппарата;

в) анализе документов, лично написанных или подписанных Берией в 1936-1938 г.;

г) статистических данных, отображающих изменение в кадровой политике НКВД с приходом нового руководства в 1938 году.



  1. Сделать вывод об особенностях политики репрессий Берии.

Анализ литературы:

  • Б. Соколов, Н. Зенькович – в биографических обзорах «Наркомы страха» и «Маршалы и генсеки» собрали краткую биографическую справку о Берии, позволили отказаться от привычного образа последнего как «злодея» и «врага народа», однако не раскрыли достаточно проблему 1937-1938 годов и роль в них Лаврентия Павловича. В данном исследовании эти работы были использованы для пределения роли 1936-1938 гг. в жизни Берия.

  • Н. Петров, К. Скоркин создали справочник «Кто руководил НКВД», в котором собрали данные о кадровой политике НКВД в 1934-1941 г. Исследование были использовано для определения изменений в кадровой политике Берии с его приходом в наркомат в 1938 году.

  • М. Юнге, Р. Биннер в своей книге «Как террор стал «Большим» свели данные о репрессиях в единую таблицу, в которой можно узнать о количестве репрессированных в 1934 – 1941 г. «из народа» в различных регионах. С помощью сводной таблицы репрессированных, составленной Юнге и Биннером, была установлена роль Грузинской ССР в «большом терроре», масштаб этого события.

  • А. Сухомлинов в своей книге «Кто вы, Лаврентий Берия?» оспаривает вердикт приговора 1953 года, вынесенный Берии и его единомышленникам. Так же он приводит ряд документов, проходивших тогда по делу. Документы, опубликованные Сухомлиновым и в справочнике «Лубянка. Сталин и ГУГБ НКВД. 1937-1938» помогли проверить утверждения С.Берия о личном вкладе его отца в «большую чистку.

    • Наумов в книге «Борьба в руководстве НКВД. 1936-1938 гг.» описывает процессы, происходившие в борьбе за высокие посты в комиссариате, отношения между различными его руководителями и их «кланами».. Эта работа, во-первых, помогла определить разделение террора 1937-1938 годов на «большую чистку» и «большой террор», а во-вторых, позволила описать новые кадры, пришедшие к руководству НКВД вместе с Берией

Анализ источников:

  • С. Берия – в мемуарах «Мой отец Берия» описал мотивы поступков, отношения с другими высокопоставленными лицами, действия его отца с точки зрения «домашней версии» событий, или же пытаясь показать его в лучшем свете..

  • Сталинские расстрельные списки, опубликованные на сайте общества «Мемориал», дали основу к моим личным исследованиям «Большой чистки» в Грузии.


Характеристика Берии. Политические и личные качества.

Биография Л.П. Берии.
Лаврентий Павлович Берия родился 29 (по старому стилю 17) марта 1899 года в горном селении Мерхеули в Абхазии, недалеко от Сухуми. Семья была бедной, отец был крестьянином, а мать подрабатывала шитьем. Все надежды, в силу болезней других детей, родители связывали с Лаврентием и постарались дать ему хорошее образование.

В 15 лет он с отличием окончил Сухумское реальное училище. Затем поступил в Бакинское механикостроительное техническое учреждение. За два года до Февральской революции создает нелегальный марксистский кружок, в марте 1917 – большевистскую ячейку. В июне его отправляют на Румынский фронт, а в 1919 году он заканчивает училище.

В 1919 году он поступает на службу в контрразведку мусаватистского правительства. Это был хороший опыт работы в разведке, однако, сам Берия потом вспоминал: «Меня бросили в воду, а я не умел плавать». (1,17) На процессе 1958 года этот факт расценивали как предательство, но существуют доказательства обратного. Есть записка заместителя начальника особого отдела ВЧК И.П. Павлуновского, в которой он говорит о том, что Берия поступает в контрразведку по заданию нелегальной Коммунистической партии Азербайджана. Об этом пишет и сам Берия в своей автобиографии.

В 1920 году Лаврентий Павлович отправляется на нелегальную работу в Грузию под фамилией Лакербайя, но попадает в тюрьму. По одной версии, он тут же выдает все секреты и поэтому освобождается, а по другой Берия сидит в тюрьме два раза – вначале под своей настоящей фамилией, а затем в суровой кутаисской тюрьме, из которой освобождается в результате голодовки политзаключенных. В тюрьме он знакомится с Александром Гегечкори, дядей его будущей жены. Он приобщает молодого человек, а к истории древней Грузии, в которой тот совсем не разбирался. Его жена, Нина, позже вспоминала об этом времени: «Это был интернационалист от мозга до костей»(1,19).

В Баку Берия получает должность управляющего делами ЦК Компартии Азербайджана. В 1921 г. он переезжает в Тифлис и работает в АзЧека заместителем, а потом начальником секретно-оперативного отдела. С осени 1922-го Лаврентий Павлович работает в Грузии заместителем начальника местного ЧК и главой секретно-оперативной части.

До 1922 года Лаврентий Павлович все еще хотел окончить свое образование и пойти работать по специальности (инженером), однако с этим назначением все иные перспективы обрываются. Позже он говорил своему сыну, что «не знал ни одного чекиста, который действительно любил свою профессию и который не был бы мерзавцем»(1,21).

В 1924 году вспыхивает меньшевистское восстание, которое было жестоко подавлено Красной Армией, предупрежденной обо всем заранее. Личное отношение к этому Берии не известно – по одной версии, он именно своей жестокостью и заслужил внимание Сталина, а по другой – он достаточно гуманно пытался остановить кровопролитие, информировал восставших о том, что властям известно все, но это не помогло.

В августе 1924 года Берия возглавляет секретно-оперативную часть полномочного представительства ОГПУ в Закавказской Федерации, в 1927 году стал председателем ГПУ Грузии и заместителем председателя ГПУ Закавказья, а в 1931 году – полномочный представитель ОГПУ по Закавказью. В 1928-1930х годах на Северном Кавказе, как и по всей стране, прокатился голод, людям не хватало хлеба, ужимались права церкви. Лаврентий Павлович точно понимал причины недовольства крестьянами Советской Властью, и усердно пытался устранить их, не доводя конфликты до военных столкновений. Несмотря на некую либеральность, Берия беспрекословно выполнял указания начальства и в 1930 организовал процесс над «вредителями» местной, закавказской «Промпартии».

В ноябре 1931 года Лаврентий Павлович был назначен первым секретарем Компартии Грузии и вторым секретарем Закавказского крайкома ВКП(б). В октябре 1932 года Лаврентий Павлович возглавляет парторганизации Закавказья, Грузии и Тбилиси.

Когда познакомились Берия и Сталин, достоверно не известно. Есть версия, что это произошло во время подавление меньшевистского восстания в августе 1924 года. Возможно, в конце 20-х годов, когда Сталин отдыхал в Цхалтубо, и Берия лично проверяет его безопасность. Лаврентий Павлович много сделал для развития культа вождя в Закавказье: выпустил книгу по истории большевистских организаций в крае (авторство книги вызвало множество споров), организовал музей Сталина на его родине в Гори, проявлял заботы о матери Иосифа Виссарионовича, проживавшей в Грузии, двоюродная сестра жены (Александры Накашицзе) долгое время работала хозяйкой в доме генсека.

В 1937-1938 году по стране прокатывается волна репрессий. Здесь версии о роли в них Лаврентия Павловича расходятся – его сын утверждает, что он гуманно пытался спасать, кого мог, но террор вела Центральная власть(1,44), другие говорят о том, что он «принял активное участие в терроре 1937-1938 годов, широко применяя санкционированное Ежовым и Сталиным избиение подследственных»(7,199). В любом случае эти слова очень общие и ниже мы попытаемся разобраться, что же было на самом деле.

В августе 1938-го Берию назначают заместителем наркома внутренних дел СССР Н.И. Ежова, а в ноябре он уже его заменяет. Наступает так называемая «бериевская оттепель». Точные данные о числе освобожденных до сих пор не опубликованы, сложно разобраться в этом, учитывая лишь скудные цифры. Лаврентий Павлович творил добро, отнюдь не порывая со злом. (7, 207). В 1938 году было официально было признано, что деятельность карательных органов в 1937-1928 годах была чересчур активной. Взвалив всю вину на Ежова, Берия продолжал совершенствование карательного механизма (7, 205). В тюрьмах ослабили режим, но и стали сажать туда за мелкие нарушения как опоздания на работу, прогулы.

НКВД в то время представлял собой не только карательный, но и мощный хозяйственный механизм. Почти два миллиона заключенных ГУЛАГа трудились на многочисленных стройках. В период Великой Отечественной войны роль НКВД в экономике еще больше возросла. В 1941-1944 годы на долю ведомства пришлось почти 15% всего капитального строительства. Лаврентий Павлович создал в системе ГУЛАГа сеть научно-исследовательских учреждений – «шарашек», где над проектами оборонного значения трудились ученые-заключенные.

С началом войны Берия был назначен членом Государственного Комитета Обороны (с мая 1944г. – заместитель председателя) и курировал оборонную промышленность страны. Трижды Берия выезжал на фронт. Два раза - на Кавказ, в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандования, один раз он сопровождал Сталина. Как полководец Лаврентий Павлович выступил лишь однажды – осенью 1942 на Кавказе. Мнения о том, как он показал себя, диаметрально противоположны. До ареста Берии все восхваляли его заслуги, после – наоборот, обвиняли в умышленной дезорганизации войск. Лаврентий Павлович при обороне Кавказа собирался опереться по большей части на грузин, так как опыт работы показал, что из местных народов наиболее лояльны к советской власти именно грузины. На суде одним из доказательств его вины высказывалось то, что он отказался пускать на кавказский фронт находившиеся в его ведении дивизии НКВД, но сам Берия считал, что их там вполне достаточно и эти войска нужны были ему для других целей.

В 1944 году Лаврентий Павлович проводит депортацию северокавказских народностей. Было выселено около 873 тысяч карачаевцев, калмыков, чеченцев, ингушей, крымских татар, греков, болгар и армян Крыма. Было репрессировано 62 нации и народности.

В октябре 1945 года Сталин неожиданно ушел в длительный отпуск до середины декабря. На хозяйстве в Политбюро Иосиф Виссарионович оставил «четверку» – Молотова, Маленкова, Берию и Микояна. Сталину регулярно доставляли сводки иностранной прессы, посвященные слухам о возможной болезни советского лидера и его предполагаемых преемниках. На основе этих предположений и переписки с «четверкой» он сделал выводы о том, что среди них нет годного на роль самостоятельного государственного лидера. К Молотову и близкому к нему Микояну Сталин совсем охладел. Одновременно он боялся, что Маленков и Берия не станут добиваться победы коммунизма во всем мире, а договорятся с Западом. В результате Лаврентий Павлович перестает курировать органы безопасности, а с 1945 года сосредотачивается на атомном проекте.

Важнейшей задачей советской политики было создание атомной бомбы, необходимой для того, чтобы ликвидировать американскую монополию. Основная информация по атомной бомбе была украдена с помощью различных агентов в Германии и Америке. После капитуляции Германии в СССР в добровольно-принудительном порядке были доставлены немецкие специалисты. В августе 1945 года образуется Специальный Комитет, который занимался производством и разработкой ядерного оружия. Председателем назначили Берию, и по этой линии ему подчинялся даже Г.М. Маленков, второй человек в партийном руководстве после Сталина. На атомный проект правительство не жалело ни денег, ни людей. Строили ядерные объекты заключенные и солдаты, чье положение мало отличалось от положения заключенных. Условия работы были невыносимыми – люди вечно ходили голодные, труд был очень тяжелым, фактически ручным – техника привлекалась лишь в редких случаях. 29 августа 1940 года наступил день первых испытаний советской атомной бомбы, который прошел успешно. После этого Лаврентий Павлович в качестве глав Спецкомитета продолжал руководить водородным проектом.

В начале 1949 года Маленков и Берия вновь стали наиболее близкими к Сталину членами Политбюро (7, 254). Маленков фактически официально считался преемником вождя, но он не обладал волевыми качествами, как Берия. А Берия был грузином, и никак нельзя было допустить, чтобы второй раз подряд представитель этой национальности становилась у власти. Вскоре у Сталина появляется еще один фаворит – Никита Сергеевич Хрущев. В марте 1953-его Иосиф Виссарионович внезапно скончался. К власти пришло коллективное руководство Маленкова (председатель совета министров), Хрущева (глава Секретариата ЦК) и первые заместители председателя правительства – Молотов (так же министр иностранных дел) и Берии (глава МВД).

Берия начал проводить реабилитацию осужденных по делам, инспирированным противниками Маленкова и Берии. Предложил реабилитировать осужденных «по делу врачей», придал этому делу огласку. Лаврентий Павлович направил предложение провести широкую амнистию заключенных, из 2 526 402 планировалось освободить 1 181 264 человека. Маршал добился отмены ограничений на прописку в большинстве городов и пограничных местностей, чтобы амнистированные вернулись в родные края. Берия давно понял неэффективность труда зеков и попытался разгрузить ГУЛАГ, направил предложение о закрытии крупных строек, на которых были заняты заключенные. Берия предлагал хоть частично удовлетворить национальные чувства жителей республик, надеялся привлечь на сторону центра национальные элиты, дав им реальную власть в республиках. Пытался ослабить культ Сталина. В области внешней политики Берия предлагал нормализовать отношения с югославским руководством и добиваться объединения Германии в качестве буржуазного, но нейтрального государства.

Однако все его инициативы были обречены на провал (7, 259). Партийный аппарат восстал против кадровых перестановок в руководстве республики. Опытные кадры снимались с постов просто потому, что были русскими. Даже новые выдвиженцы не всегда были за своего ставленника. Там, где русифицированная элита была многочисленна и сплочена в единый клан, реформа вообще не прижилась. Берия не мог рассчитывать на поддержку МВД, так как там почти не осталось его людей, а многие перебежали на другую сторону. Так же партия возмущалась предложением об объединении Германии, так как считала это капитуляцией перед буржуазным государством. Она не хотела уступать земли.

Все это возмущение в условиях жесткой конкуренции и привело к аресту Берии.

Серго Берия утверждал, что арест отца проводился в его особняке(7, 280). Существует мнение, что он был схвачен по дороге в Большой театр, куда в тот день направлялись все члены Президиума, 27 июня 1953 года (2, 278).

Самая распространенная и реальная на первый взгляд версия – о том, что Лаврентий Павлович был арестован на заседании Президиума ЦК 26 июня 1953. Сформировался блок против маршала – Хрущев, Маленков, Булганин, Молотов. Они привлекли военных – Москаленко, Жукова. Однако что произошло дальше, так же не известно. По первой, когда Маленков объявил заседание открытым, Жуков арестовал Берию, его отвели в соседнюю комнату, где расстреляли – то ли исполнителем был Москаленко, то ли Микоян, то ли сам Хрущев. Потом заявили, что «наше дальнейшее расследование дела Берии подтвердило, что расстреляли его правильно». По версии Жукова на всех генералов, прибывших в кремль, было 2 пистолета, и арестованного Берию просто продержали в комнате до вечера, откуда переправили к месту заключения (2, 280). По версии Москаленко, было пять вооруженных человек, а Жуков – безоружным, и последний лишь обысках Лаврентия Павловича, а автор мемуаров приписывает главные слова об аресте себе.

После ареста Лаврентий Павлович забрасывает письмами Маленкова, Хрущева и других бывших коллег, но безрезультатно. Эти письма сохранились (9, 28-30). Арестовали его жену Нину и сына Серго

Как пишет Н. Зенькович, Берию обвинили в шпионаже, в том, что он подрывал порядок в государстве, выпустив на свободу уголовников, подготовке переворота, в том, что он шел против идеологии коммунизма, стремился посеять вражду и рознь между народами СССР, в том, что он использовал свою власть для устранения личных врагов. Так же они придрались в мелких деталях – обвинили в присвоении рукописи «К вопросу об истории большевистских организаций», в половой распущенности, совращении несовершеннолетних, объявили его невеждой, не прочитавшим ни одной книжки, в присвоении партийного стажа, припомнили ему даже 1917 год и несогласованное с партией поступление в гидротехническую организацию (2, 308).

Есть версия, что Берию расстреляли еще до суда, а на сам процесс выставили его двойника. Она основана на несоответствиях документов, рассказа его личного тюремщика и мелких деталей.

Есть версия, что его убили при аресте в особняке, и убийцей был Хрущев, однако она легко опровергается документами, письмами, протоколами допросов (2, 169).

По официальным документам Берию расстреляли 23 декабря 1953 года, после суда. Так же были осуждены его помощники, хоть они и выступили против него – Кобулов, Меркулов, Деканозов, Гоглидзе, Мешик и Влодзимерский.

На суде Лаврентий Павлович, или человек, похожий на него признался в своем развратном поведении, не отрицал своей связи с мусаватистской контрреволюционной разведкой, признал ответственность за перегибы социалистической законности 1937-1938 годов, но не преследовал контрреволюционных целей.

Тело Л.П. Берия было кремировано.

Из этой биографии можно сделать вывод о важной роли эпизода прихода Лаврентия Павловича к руководству НКВД в 1938 году как важнейшего скачка в его карьере. Это один из спорных моментов его деятельности. днако этот эпизод раскрыт совсем не полно и однобоко, поэтому нам требуется подробнее разобраться в причинах и последствиях этого события.

Л. Берия в 1936-1939 годах (по мемуарам С. Берия).

Для того чтобы получить наиболее полную картину происходившего, требуется изучить разные точки зрения. Сын Берия, Серго, написал книгу об отце, в которой старался объяснить его поступки и оправдать действия. Конечно, не всегда можно доверять этому источнику, однако и на основе его описаний можно сделать выводы о личности Лаврентия Павловича.



I. Берия в 1936-38 годах в Грузии.

Для понимания политики Берия требуется рассмотреть его действия во главе Грузинской ССР в разгар репрессий в стране, его отношение к ним.

С 1932 года Берия был назначен первым секретарем краевого комитета Коммунистической партии Закавказья. Армения, Грузия и Азербайджан были объединены в единую ЗСФСР (Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику), и многие были недовольны этим объединением. Берия настаивал на ликвидации федерации, потому что считал, что она создана, чтобы «заставить три народа забыть свои корни и ускорить процесс интеграции с Россией» (1, 28). Он хотел добиться самодостаточности Грузии хотя бы по некоторым отраслям производства, таким как пшеница и электроэнергетика, однако центральная власть навязывала всем республикам свою политику, навязывая приоритет мандариновых культур. Через 4 года после назначения главой Федерации Берия добился того, что она была ликвидирована.

В 1937 году всю страну захлестнули репрессии. По мнению Серго Берии, местные руководители «оказались беспомощными участниками этих событий»(1,44), а террором занималась Центральная власть. Многие родственники Лаврентия Павловича погибали, исчезал свет грузинской интеллигенции, а он не мог ничего поделать. Серго считает, что Берия старался противостоять, сопротивлялся, доказывал вред чисток – например, для экономики(1, 45). Люди, на которых он мог опираться и которые могли бы ему помочь, тоже уничтожались. Однако он все же смог спасти «большое количество людей, среди которых был писатель Гамсахурдия».(1,45)

Национальная основа существования Закавказских республик оказалась разрушенной. Даже те, кто раньше поддерживал советскую власть, начали сомневаться в ее справедливости. В Грузии начало нарастать народное недовольство русскими, и Берия старался заглушить его, развивая национальную культуру. В школах вводилось обязательное изучение грузинского, реставрируются храмы, создаются фольклорные группы. Берия борется с сепаратизмом Грузии – запрещает любые публикации на мингрельском языке. Начинают проводиться декады, в ходе которых каждая республика могла «проиллюстрировать благотворное влияние русской культуры на национальную».

Между 1937 и 1938 годом Берия начал проводить политику расселения грузин на территории Черноморского Побережья, т.к. этот район активно заселялся русскими. Он высылал специалистов для обучения в России и на Украине, чтобы потом они помогали поднимать хозяйство Грузии.

Один из покровителей Лаврентия Павловича был Серго Орджоникидзе. Это был человек, который, вместе с Кировым, установил советскую власть на Кавказе. Именно он назначил Берию начальником секретно-оперативной части Грузинской ЧК и тем самым поставил точку на его возможностях продолжить учебу и устроиться на мирную работу. Нина Теймуразовна Берия потом долго обвиняла Орджоникидзе в том, что он разрушил жизнь ее мужа. А тот оправдывался – «Была война. В тот период нам не нужны были инженеры…»(1,20) Он и Киров сформировали сознание Лаврентия Павловича, сумели втолковать ему принципы и опыт большевизма. Орджоникидзе говорил Сталину о Берии, как о своем преемнике, несмотря на некоторые разногласия. До определенного момента он «был идеалом для отца, и этот идол начал расшатываться на своем пьедестале. Он стал смотреть на него другими глазами, обнаруживая в нем крайне импульсивного человека, способного на любую глупость». (1,25)

Яркую роль в жизни Берия сыграл Нестор Лакоба. Как пишет Серго, он «ненавидел советский режим, усматривая в нем механизм для повсеместного проникновения русских».(1,39) Главной своею целью он считал не дать русским прорваться на Кавказ и превратить его в «места отдыха для русских». Он советовал своему другу, Лаврентию Павловичу, насколько возможно противостоять давлению России, но тот не очень верил, что это возможно. Эти два руководителя сошлись в одном – они выступали за независимое положение Грузии и Абхазии по отношению к Москве. Они друг друга уважали и старались вместе противостоять Сталину и его желанию поссорить их.

В своей книге Серго Лаврентьевич описывает, как Лакоба предотвратил покушение на его отца, мать и других близких, когда они вместе отдыхали в палаточном лагере на берегу озера Рица (1,41). Любопытно, то что автор везде делает упор на то, что их семьи и отца были очень близки и дружны. На сколько это подтверждается документами, мы рассмотрим ниже.

В 1936 году здоровье Лакобы ухудшилось; на пленуме ЦК подверглись критике его «ошибки». В результате он переволновался еще и по этому поводу. Вскоре он скончался. В 1937 году Сталин приказал арестовать всю семью Лакобы, абхазских руководителей. Его обвинили в поддержке абхазских националистов и сепаратистов.

Один из нашумевших процессов того времени – обвинение маршала М.Н. Тухачевского в том, что он немецкий шпион, и последующий его расстрел летом 1937 года. Лаврентий Берия объяснял своему сыну: «Единственная вина Тухачевского была в том, что он восстал против идиота Ворошилова». Серго считает, что причина этого обвинения в том, что несколько лет до этого маршал пытался добиться благословения Сталина на реформы армии, но последний решил, что слишком деятельный человек во главе армии слишком опасен и задумал убрать его, а вместе с ним других деятелей (1, 60).

Еще один скандальный арест - маршала В.К.Блюхера - состоялся в конце 1938 года. По рассказам, которые получал Серго Берия, Блюхер был очень властным и жестоким, спокойно мог убирать своих противников, но своей смерти он был обязан Ворошилову – последний боялся конкуренции. Сын писал, что Лаврентий Павлович считал Блюхера умным, уравновешенным, но скрытным и законченным злодеем. (1,61).

Из этих описанных сыном дел можно сделать вывод, что уже в то время Берия рассматривал политику репрессий не как борьбу с «врагами народа», заговорщиками и шпионами в рядах руководства страны. Он понимал, что за каждым громким делом стоят, как правило, интриги и козни сталинского окружения и самого Сталина.

II. Берия в Москве в 1938-1939 гг. (до 16.09.39).

1) Причины назначения Берия наркомом НКВД.

К 1938 году в стране сложилась сложная внешняя и внутренняя политическая ситуация. На международной арене Сталин должен был для признания СССР «если не создать имидж демократа, то, по крайней мере, перестать выглядеть тираном» (1, 52). Внутренне страна находилась на грани взрыва – целые районы были готовы к восстанию. Сельское хозяйство было разорено, интеллигенция истреблена, военная промышленность и авиация уничтожены чистками. «Если бы политика истребления военной элиты продлилась еще два года, то немцам не понадобилось бы нас завоевывать – государство рухнуло бы само по себе,» - говорил Лаврентий Павлович своему сыну (1, 52). Требовалось найти выход: показательно отказаться от политики репрессий. Нужно было переложить всю ответственность за эти события на кого-либо. Для этого во всех грехах обвиняется Ежов, бывший нарком внутренних дел. Затем нужно было найти человека, которым «будет легко манипулировать», сталиниста, и, по мнению Серго Берии, проявивший сдержанность относительно репрессий(1,53). На этот пост нельзя было назначить Маленкова или Жданова, потому что они были за продолжение политики Ежова. И Сталин выбирает Лаврентия Павловича Берию.



2) Цели политики Берия.

Серго Берия полагал, что Лаврентий Павлович «хотел освободить советский народ от рабства»(1,371). Он пытался добиваться сокращения насилия в стране, подъема экономики, прекращения угнетения национальных чувств. «Россия придет к реформам, если она увидит их положительные результаты в соседних регионах» - утверждал он(1,371).



3) Взаимоотношения с руководителями страны.

Все политбюро безоговорочно было подчинено Сталину. Он хорошо знал своих людей и умело добивался ощутимых результатов, играя на их страхах и отношениях между ними. «Интриги, козни, скрытые манипуляции сделали, например, Маленкова и Хрущева, возможно незлых по своей природе, такими, какими они стали»(1, 203) – считал Лаврентий Павлович.

Серго Берия утверждал, что его отец был одним из немногих людей, которые могли возражать Сталину, однако тот все равно всегда поступал по-своему. Лаврентий Павлович «поступал так, как считал нужным, считая, что в целом это ничего не меняло».

Свою роль в окружении Сталина играл Жданов. «Он был зловещей личностью, шовинист и ярый антисемит» - писал о нем Серго Берия(1, 206). Он играл большую роль в осуществлении репрессий, однако, делал все из-за спины Сталина. Лаврентий Павлович терпеть не мог Жданова, и тот отвечал ему взаимностью.

Еще одним человеком из политбюро был Маленков. Он принадлежал к группе русофилов, на которую опирался Сталин. «Их девиз – бей евреев и не забудь грузин,» - повторял Берия(1, 208). Маленков был трусливым, двуличным человеком, выполнявшим четко все указания Сталина. Он активно участвовал в репрессиях, коллективизации. Однако, между двумя этими политиками было и то общее, что сближало их – ненависть к тем, кто заставлял их совершать подлость. Они оба считали, что партийный аппарат не должен контролировать экономику.

Ворошилов был военным. Сталин «относился к нему, как к собаке», потому что он был абсолютно глуп, хоть и способен был причинить вред. Берия не переносил его, считал кретином, хоть и не являвшимся опасным соперником.

Хрущев играл роль дурака, однако был очень хитрым и опасным. Сначала он часто наведывался в гости семье Берии, пытался заставить Лаврентия Павловича забыть старую дружбу Никиты Сергеевича с Ежовым и его особую роль в репрессиях. Он старался демонстировать искреннюю дружбу с Берией.

Зато с Молотовым Берия был в добрых отношениях. Молотов был приверженец Партии, у него никогда не было своей точки зрения, он никогда ничем не интересовался. Тем не менее, Берия даже «испытывал к нему некоторую симпатию».



4) Мероприятия во главе наркомата.

Получив пост заместителя наркома 8 сентября 1938 года, Берия начал реформировать наркомат. По его мнению, в тот момент «в этом ведомстве царил настоящий бедлам, в котором процветала полнейшая безответственность» (1, 62). Он начал работу в двух направлениях – реорганизацией НКВД и решением проблем, связанных с продолжавшимися чистками.

В первом он перестроил систему управления лагерями – ГУЛАГ, организовал технический отдел, конструкторское бюро, снабдил некоторые отделы модернизированной техникой.

Реформы во втором направлении он начал с отстранения от должности некоторых сотрудников Ежова, замешанных в репрессиях, следователей, которые отличались особой жестокостью. Лаврентий Павлович объяснял сыну, что «остановить машину репрессий сразу после его вступления в должность было невозможно». Многие из тех, кого он тогда уволил, были расстреляны.

25 ноября 1938 года Берия становится народным комиссаром НКВД. Он продолжает, и еще более активно, заменять руководящий состав комиссариата. Некоторых сотрудников (около десяти) он приводит собой, и они по большей части грузины. Серго пишет, что он сделал это, потому что «ему надо было иметь свои «уши» в аппарате НКВД»(1,63).

Лаврентий Павлович проводит перерегистрацию осужденных. Он создает в республиках, областях и административных округах специальные комиссии по реабилитации. Приостановили расстрел военных, которые были приговорены к смерти. Множество людей было освобождено, однако множество продолжало попадать под арест. Серго Берия обвиняет в этом двуличность ЦК и Сталина, которые заявили об изменении политического курса, однако не останавливали репрессии. Обвиняет Ворошилова, который «чинил всякие препятствия»(1,63).

Ранее любой чиновник Орготдела мог обратиться в НКВД и попросить дать ему распоряжение на арест того или иного гражданина, «потому что так считал ЦК». Составлялись списки и передавались на рассмотрение Центральному Комитету. «И эти идиоты все подписывали» - говорил своему сыну Лаврентий Павлович(1, 64). Он пытался добиться усиления власти прокуратуры, контроля над следствием и соблюдением законов, однако ему удалось лишь добиться права наблюдать за инициативами Орготдела. Так же он постарался значительно «сократить применение пыток как исключительной следственной процедуры»(1,64), постарался заменить многих евреев-следователей и руководителей контрразведки русскими, так как в тот период народ часто упрекал евреев за притеснение русских.

Весной 1939 года Политбюро ввело наказание лишением свободы за опоздания, прогулы и мелкую кражу. Требовалось освободить множество места для новых заключенных, и это при том, что Лаврентий Павлович считал, что «у рабов фараона коэффициент полезного действия был гораздо выше, чем у советских заключенных в лагерях»(1,66).

К концу 1939 года Берия начал понимать личность Сталина и ту роль, которая для него лично уготовлена вождем.

Критический анализ сведений С.Берия.

После прочтения Мемуаров Серго Берия может сложиться впечатление о его отце, как о либеральном политике, который стремился, как мог, ограничить объем репрессий. Интересно проверить эти предположения на фактах.



I. Репрессии 1937-1938 гг.

В 1937-1938 годах страну захлестнули репрессии. Множество людей было арестовано, затем расстреляно или отправлено в лагеря.

Наумов в своей книге условно выделяет два типа этих процессов: «в первом случае власть наносила удар по обществу, второй процесс – конфликт внутри самой власти»(4,8). Он называет первый – «большим террором», начавшихся с постановления 2 июля 1937 г., а второй – «большой чисткой», репрессиями против партийно-государственного аппарата(4,7). Для того чтобы лучше разобраться в направлениях репрессий, нужно разделить эти два понятия.

1) «Большой террор» в Грузии.

Осуществление «большого террора» проводилось в основном через «тройки». Руководители каждой республики, края или области посылали запросы в центр на количество репрессируемых, а затем получали постановление, сколько людей максимум они могли осудить по первой категории (расстрел), а сколько ко второй (лагерное заключение либо тюрьма). Однако многие перевыполняли план и просили позволения повышения лимитов. Разрешение на это могло дать Политбюро, Сталин или Ежов по договоренности со Сталиным.

По запросу 10 июля 1937 года Грузинская ССР отправила запрос Политбюро на приговор 1419 человек к 1 категории и 1562 человека ко 2 категории.

30 июля по приказу 00447 были установлены лимиты – 2000 – к I категории и 3000 – ко II. Однако 30 октября 1937 года Берия отправляет записку Сталину, в которой жалуется на «чрезмерную затяжку в рассмотрении подготовленных для судебного разбирательства следственных дел» и просит создания Специальной тройки, которая бы решала дела троцкистов и правых шпионов – террористов (3,415). В этот момент лимит был превышен на 236 человек.

31 января 1938 года в Политбюро утвердили возможность расстрелять еще 1500 человек. 2 апреля 1938 добавилась еще 1000 I категории и 500 – II.

Итого: 1 категория – 4500 человек, вторая – 3500, всего – 8236. Но эти цифры нельзя сравнивать с количеством репрессированных в других республиках, потому что их величина зависит от количества населения. Для того, чтобы понять, много это или мало, составители таблиц Юнге и Биннер вводят специальную величину, которая выражает «соотношение числа жертв и количества населения (степень репрессий)»(10, 137).

Конечно, и данные о количестве репрессированных очень условны, ибо не все документы сохранились или были открыты, относительно и количество населения, потому что переписи проводились в 1937 году, однако приблизительно можно рассчитать эти величины и сравнить их.

В Грузии степень репрессий – 0, 24%. Это гораздо меньше, чем в Дальневосточном крае (1,5%), Иркутской области (1, 34%), Туркменской ССР (1,13%). Это больше, чем в Киргизской ССР (0,09%), больше, чем в Татарской АССР (0,2%), чем в Узбекской ССР (0, 12%).



0, 24% - это среднее количество приговоров в отношении к количеству населения по всему СССР (10, 136). Таким образом мы видим, что Грузия не выделялась в отношении «большого террора», занимала ровно среднюю позицию.

2) «Большая чистка» в Грузии.

Теперь следует рассмотреть вопрос «большой чистки». Чистка шла в основном через суды (прежде всего через Военную Коллегию Верховного Суда (ВКВС)).

Анализ этого явления проводился на основе так называемых «сталинских расстрельные списки». Они представляют собой книги с именами людей, которые направлялись Сталину и высокопоставленным чиновникам на подпись для подтверждения ими приговора, чаще всего по первой категории. Эти списки частично формировались местными руководителями, что означает то, что эти люди были лично неугодны власти.

Ранее эти списки были засекречены, и лишь недавно часть из них была опубликована на сайте общества «Мемориал»(8). По анализу этого источника есть только обзорная статья. Мне пришлось самой провести исследование хода «Большой чистки» в Грузии. Для того чтобы понять, как обстояли дела с «большой чисткой» в Грузии, я постаралась исследовать данные из этих списков и сделать выводы.

Для начала я определила количество осужденных по первой категории через расстрельные списки в Грузии – 3028 человек. Получается, что по количеству расстрелянных по сталинским спискам Грузинская ССР занимает третье место после Москвы (Центр – 6297 и область еще 1015 человек), Украинской ССР (4132 человека).

Если построить динамику репрессий по месяцам, то можно определить, что «пики» приходятся на декабрь, январь и февраль 1938 г. В начале января шкала достигает своего максимального значения – 616 человек (за 1 месяц!). В Москве только два раза шкала поднималась выше, на Украине – 3.

В среднем по Грузии – 153 человека в месяц, на Украине – 239, в Москве – 315.

Размышляя над этими цифрами, нужно учитывать одно очень важное условие – количество населения данного региона. Иначе сравнение не имеет смысла. Для того чтобы сравнить, насколько это большое количество людей и как обстояло дело в других республиках, проведем следующие расчеты.

Нужно поделить количество пострадавших от репрессий на количество населения в данном регионе, и мы получим величину, которая, при переведении в проценты, означает процент репрессированного населения. Получается, это самый важный показатель жестокости «большой чистки».

Доля репрессированных в период «большой чистки» в Грузии по отношению к населению – 0,09%.

В Москве и области – около 0,06%. Украины – 0,01%! Это значит что, хоть у Грузии и не самое большое число пострадавших от «большой чистки», она получает первое место по проценту репрессированного населения.

Теперь нужно попробовать рассчитать вклад отдельной республики в общее дело – просчитать долю каждой области от общего количества расстрелянных по сталинским спискам.

Общее количество расстрелянных в СССР по расстрельным спискам в 1937-1938 годах составляет 32685 человек. Доля Грузии в этом – приблизительно 9%. Это меньше, чем доля Москвы и области – 22%, и Украины – 12%, но это все равно очень много. Для сравнения хочется добавить, что доля, например, Азербайджана и Армении вместе взятых – всего лишь 3%, а областей, в которых вообще число расстрелянных более тысячи всего 8 из 53.

Далее нужно рассчитать отношение репрессированных в ходе «большой чистки» к доле расстрелянных в ходе «большого террора». Это нужно, чтобы понять, какой процесс главенствующий, и на сколько. По идее, потери народа должны быть несопоставимо больше просто исходя из числа народа и количества чиновников.

Однако в Грузинской ССР количество репрессированных по спискам – примерно 40% по отношению к расстрелянных по постановлениям. В Москве и Области – 18%, на Украине – 2%. Это означает, что в Грузии «большая чистка» затронула огромное количество людей, и если в Москве и на Украине это примерно уравновешивалось еще и «большим террором», то там она была развернута чрезвычайно обширно.

Вот вам и гуманный правитель!



3) Документы, обличающие личную вину Берии.

Для начала следует упомянуть Записку Л. П. Берии И.В. Сталину о «контрреволюционных» группах в Грузии. Помните утверждения Серго Лаврентьевича о сердечной дружбе его отца с Нестором Лакобой? (см. выше) Здесь мы читаем: «Работа центра была широко развернута в Абхазии под непосредственным руководством Н. Лакоба.

Н. Лакоба рассказывал Г. Мгалоблишвили о том, что им ведется активная подрывная диверсионно-вредительская работа в сельском хозяйстве Абхазии в целях свершения советской власти и создания «самостоятельной» Абхазии под протекторатом Англии или Турции.

Лакоба рассчитывал, что в случае провала организации он уйдет в Турцию, где у него приготовлено убежище среди проживающих там лазов и абхазцев»(3, 254). Этот отрывок из документа говорит нам о том, что Серго Берия глубоко ошибался об отношениях между его отцом и бывшим руководителем Абхазии. Возможно, в детстве он просто не мог различить дружбу руководителей и взаимную лесть.

Сохранились многие записки, на которых лично Берией написаны резолюции негуманного содержания – «арестовать», «арестовать Литвака и сегодня же взять на работе его жену. 30.1.38г», «взять его еще в работу, крутить, знает многое и скрывает. 29.09.1937», «1 категория», «крепко излупить Жужунава» и т.д. (9, 83). А. Сухомлинов в своей книге приводит часть протокола допроса 1953 года:

«Вопрос: Вам предоставляется копия протокола допроса Микеладзе Е.С. от 2.12.1937г. с вашей резолюцией: «Взять его крепко в работу. Он может оказаться шпионом», с пометкой на протоколе «1 категория».

Берия: Копия протокола допроса Микеладзе Е.С. мне предъявлена, резолюция учинена мною.

Вопрос: Вам предъявляется протокол допроса Мурина Я.Б. от 1.2.1938 г. С вашей резолюцией: «Гоглидзе: 1) взять с него подробный и точный договор, для чего прошу допросить. 2) Ибрагима Сулеймана взять в работу – добиться признания и агентурно осветить. 3) произвести установочные данные на проходящих лиц. 4) Лиду и ее мужа секретно изъять. Л.Б. Срочно». Вы признаете это?

Берия: Да подтверждаю, резолюция на предъявленном мне протоколе допроса Мурина учинена мною»(9, 83).

Всего в приведенной выдержке из дела – 12 такого рода резолюций, и принадлежность каждой из них Лаврентий Павлович подтвердил. Это тоже показывает Берию не с лучшей стороны – становиться ясно, что никаким противником избиения подследственных, каким изображал его сын, он не был. Более того, он сам отдавал приказания на арест, расстрел и пытки граждан.

Таким образом мы можем сделать предположение, что роль лично Берии и его окружения в «большой чистке» огромна.

II. Кадровая политика.

Как уже было сказано ранее, Берия получил пост заместителя главы НКВД в сентябре 1938 года. При изучении документов выясняется, что с приходом этого человека состав руководящих работников НКВД сильно изменяется. Анализ данных выполнен на основе таблиц справочника «Кто руководил НКВД в 1934-1941».

С сентября 1938 количество работников, уволенных или перемещенных на другую должность, относительно июля-августа возрастает в 5-6 раз, а в январе 1939 года число смещенных с постов достигает своего максимального значения за период с 1935 по 1940 год – 54 человека (6, 492).

За период с апреля по август 1938 года был арестовано 21 человек из руководящих работников НКВД, а за те же 5 месяцев с сентября по январь 1939 было арестовано 89 человек. Результаты приблизительные – некоторые даты арестов не сохранились, но общая тенденция видна(6, 500).

Средний возраст сотрудников тоже изменился – до 38 года в основном это были люди 40 лет и старше, с приходом Берии резко возрастает количество молодых сотрудников 30ти-35 лет (6, 493).

По социальному происхождению, на зиму-лето 1938 года, сотрудники в основном были из рабочих и крестьян (около 45-55%), доля работников из служащих, помещиков, торговцев, предпринимателей и кустарей тоже велика (около 30%). Но к лету 1939 года доля рабочих и крестьян поднимается до 80%, показатели других социальных групп падают. Таким образом, доля простых людей, имевших прошлое, связанное с физическим трудом, сильно повысилась(6, 494).

По национальному составу с 1938 года увеличилась доля русских и украинцев (с 70 до 80%), но заметно понизилась доля представителей «иностранных национальностей» (евреев – с 20% на 4%, поляки, латыши и немцы вообще перестали быть представленными как руководящие сотрудники). Естественно, с новым наркомом к власти пришло некоторое количество его ставленников его национальности, и доля грузин повысилась с 4% до 8%(6, 495).

По стажу работы в чекистских органах начинают меньше цениться опытные работники. В 1938 году доля работников ВЧК - ОГПУ - НКВД с 1917-1925 года – около 70%, в 1939 – лишь 24%. Ставка делается на молодых – количество проработавших в НКВД всего 1-2 года поднимается с 8% до 44%(6,497).

Примерно так же дело обстоит и с сотрудниками, если разделить их в зависимости от стажа пребывания в РСДРП(б) – ВКП(б). Доля вступивших в партию с 1917 по 1924 год с 70% упала до 20%, а присоединившихся с 1925 года, наоборот, возросла с 20% до 68% (6, 498).

В 1937 – 1938 году около 40% руководящих работников НКВД имели лишь начальное образование, около 42% получили среднее и незаконченное среднее, и 13% - высшее и незаконченное высшее образование. Люди, которые не смогли получить даже среднего образования должны были быть фанатиками партии, не задумывающимися о последствиях своих действий. Это были хорошие руководители для осуществления политики репрессий. С 1939 года прослеживаются изменения – значительно возрастает доля получивших высшее образование (до 38%), падает до 20% количество получивших лишь начальное образование (6, 496).

Это количество отставок можно объяснить, как это делает Серго Берия - его отец просто «постарался заменить руководящий состав комиссариата, который, по его мнению, слепо подчинялся партии, оставив на местах только тех, кто не был замешан в репрессиях».

Но на основании же вышеизложенных данных мы можем сделать вывод, что Берия хотел более глобального - в корне поменять состав руководящих работников, а, соответственно, и их подчиненных. Начинают цениться молодые, образованные сотрудники с небольшим опытом работы в партии, дети трудолюбивых классов – крестьян и рабочих. НКВД обновляется, меняется, развивается, но перед этим нужно было освободить место для новых сотрудников и попытаться искоренить старые традиции. Наумов очень четко формулирует эту мысль – «Берия начинал с «чистого листа»(4, 71).

Для того чтобы заполнить высокие посты своими единомышленниками, формируется так называемый «клан Берия»(4, 71). Это Кобуловы, Деканозов, Гоглидзе, Сумбатов, Шария, Меркулов, Гвишиани, Цанава, Мамулов. Из них 10 человек, 91% от всех ставленников – кавказцы, более половины имеют сравнительно недолгий партийный стаж – они вступили в партию в 1922-1925 годах, только два человека принимали участие в других партиях. 73% ставленников вступили в ВЧК-ОГПУ-НКВД в 1920-1925 годах. 55% из них рабоче-крестьянского происхождения возрастом до 42 лет(4, 144).

Мы можем сделать вывод, что в советники Берия выбирал своих молодых соотечественников и старался их выдвинуть.



Заключение.

Была проведена работа по изучению роли

В начале была описана вкратце биография Берии и определена роль в ней 1937-1938 года: это был один из самых спорных моментов о его жизни; был важный скачок его карьеры.

Затем была подробно изучена точка зрения Серго Берии на политику отца, его роль в управлении государством, репрессиях. Было установлено, что Серго Лаврентьевич считал, что его отец – враг и раб системы, стремившийся предотвратить террор, но не имеющий возможности это сделать. Однако из его изложения можно ясно увидеть одну черту Берии, очень важную при изучении его отношения к репрессиям – Лаврентий Павлович видел причину многих арестов в интригах и личных отношениях руководства.

Был проведен критический анализ книги Серго Берии. Основываясь на статистических данных было установлено, что в отношениях массовых арестов, «большому террору», Грузинская ССР действительно особо не выделялась, однако по масштабам участия в репрессиях против партийно-государственного аппарата она занимает одно из первых мест. Так же были подробно изучены документы, изобличающие активное участие конкретно Берии в «большой чистке», на основании чего и был сделан вывод о чрезвычайно большой роли лично Берии в трагических событиях 1937-1938 года, но он не является виновником массовых народных убийств, он ликвидировал людей в личных целях или целях высшего руководства.

В кадровой политике НКВД с приходом Берия обозначились огромные изменения – средний возраст, национальность, образование руководящих работников изменился. Новые сотрудники должны были быть молодыми, образованными, не зацикленные на партии. На главнейшие посты пришли ставленники-кавказцы, так называемый «клан Берия». Это говорит о том, что Лаврентий Павлович действительно хотел реформировать наркомат, пытался что-то изменить в политике НКВД.

Можно сказать, что зря народ и столько лет спустя продолжает сохранять образ Берии как своего врага. В сущности, даже в эти тяжелые 1937-1938 года он замарал себя в крови простых граждан не больше, чем многие другие. С другой стороны, он делал многое для укрепления личной власти, истребления своих личных врагов. Возможно, он делал это с какой-то высшей целью - теперь это уже вряд ли кто-нибудь когда-нибудь узнает.
Список использованной литературы.

1. С. Берия. Мой отец Берия. М.: «ОЛМА-ПРЕСС», 2002.

2. Н. Зенькович. Маршалы и генсеки. Смоленск: «Русич», 1998.

3. Лубянка. Сталин и Главное Управление Государственной Безопасности НКВД. 1937-1938.М.: «Материк», 2004.

4. Л. Наумов. Борьба в руководстве НКВД. 1936-1938 гг. М.: «Компания Спутник», 2004.

5. Н. Петров, К. Скоркин. Кто руководил НКВД, 1934-1941: Справочник. М.: «Звенья», 1999.

6. Б. Соколов. Наркомы страха. Ягода. Ежов. Берия. Абакумов. М.: «АСТ-ПРЕСС КНИГА», 2001.

7. Сталинские списки.// «Мемориал»: Международное историко-просветительское правозащитное и благотворительное общество. www.stalin.memo.ru

8. А. Сухомлинов. Кто вы, Лаврентий Берия? М.: «Детектив-пресс», 2003.

9. М. Юнге, Р. Биннер. Как террор стал «Большим». М.: «АИРО-ХХ», 2003.



АННОТАЦИЯ

Личность Лаврентия Павловича до сих пор остается неразгаданной. Существуют два полюса мнений о нем – Берия как бессовестный убийца, тиран, безграмотный негодяй, отправивший на смерть множество людей, и гуманный и либеральный человек, которого вынуждала действовать так, как он действовал, система, все его попытки переменить ее не увенчались большим успехом.

Прочитав несколько книг о судьбе этой яркой личности, я очень заинтересовалась, каким же на самом деле был этот человек, а главное – какую роль он сыграл в истории страны. Был ли он таким бессовестным убийцей, каким его представляли? Какова его роль в репрессиях 1937-1938 года и что он сделал, когда пришел к руководству НКВД?

Эта работа – попытка ответить на эти вопросы.

Таким образом, объектом исследования является личность Лаврентия Павловича и его политика репрессий в 1937-1938 годах, а так же первые его шаги после получения должности главы НКВД.

Цель исследования – установить роль Берии в репрессиях 1937-1938 годов, его цели и направления политики.

Задачи исследования:


  1. Изучить в общем биографию Берии и роль в его жизни отрезка времени с 1936-1939 г.;

  2. Провести анализ книги Серго Лаврентьевича Берии и описать его точку зрения на:

а) политику отца при работе Грузии;

б) причины назначения Л. Берии главой НКВД осенью 1938 г.;

в) отношения между членами Политбюро;

г) политику Берия во главе наркомата.



  1. Провести критический анализ сведений Серго Берии о роли его отца в репрессиях 1937-1938 годов, основываясь на:

а) статистических данных о роли Грузинской ССР в репрессиях, направленных против народа;

б) собственном исследовании роли Грузии в репрессиях, направленных против партийно-государственного аппарата;

в) анализе документов, лично написанных или подписанных Берией в 1936-1938 г.;

г) статистических данных, отображающих изменение в кадровой политике НКВД с приходом нового руководства в 1938 году.



  1. Сделать вывод об особенностях политики репрессий Берии.


Анализ литературы и источников:

  • Исследования Б.Соколова, Зеньковича содержат для создания биографию Берии и были использованы для определения роли 1936-1938 гг. в его жизни.

  • Полагаясь на справочник Петрова и Скоркина были выяснены изменения в кадровой политике Берии с приходом в наркомат в 1938 году.

  • С помощью сводной таблицы репрессированных, составленной Юнге и Биннером, была установлена роль Грузинской ССР в «большом терроре», масштаб этого события.

  • Документы, опубликованные Сухомлиновым и в справочнике «Лубянка. Сталин и ГУГБ НКВД. 1937-1938» помогли подтвердить предположения о личном вкладе Берии в «большую чистку», о негуманности некоторых его действий.

  • Книга Наумова, во-первых, помогла определить разделение террора 1937-1938 годов на «большую чистку» и «большой террор», а во-вторых, позволила описать новые кадры, пришедшие к руководству НКВД вместе с Берией.

  • Книга Серго Берия требовалась для получения информации о мотивах поступков его отца. Конечно, признается субъективность мнения автора в силу личных причин, однако, это один из главных источников, по которым мы можем косвенно определить личность Лаврентия Павловича.

  • Сталинские расстрельные списки, опубликованные на сайте общества «Мемориал», дали основу к моим личным исследованиям «Большой чистки» в Грузии, т.к. книги не затрагивают эту тему.

Выводы. 1937-1938 года были одними из самых спорных моментов о его жизни; это был важный скачок его карьеры.

Было установлено, что Серго Лаврентьевич считал, что его отец – враг и раб системы, стремившийся предотвратить террор, но не имеющий возможности это сделать. Однако из его изложения можно ясно увидеть одну черту Берии, очень важную при изучении его отношения к репрессиям – Лаврентий Павлович видел причину многих арестов в интригах и личных отношениях руководства.

Был проведен критический анализ книги Серго Берии. Основываясь на статистических данных было установлено, что в отношениях массовых арестов, «большому террору», Грузинская ССР действительно особо не выделялась, однако по масштабам участия в репрессиях против партийно-государственного аппарата она занимает одно из первых мест. Так же были подробно изучены документы, изобличающие активное участие конкретно Берии в «большой чистке», на основании чего и был сделан вывод о чрезвычайно большой роли лично Берии в трагических событиях 1937-1938 года, но он не является виновником массовых народных убийств, он ликвидировал людей в личных целях или целях высшего руководства.

В кадровой политике НКВД с приходом Берия обозначились огромные изменения – средний возраст, национальность, образование руководящих работников изменился. Новые сотрудники должны были быть молодыми, образованными, не зацикленные на партии. На главнейшие посты пришли ставленники-кавказцы, так называемый «клан Берия». Это говорит о том, что Лаврентий Павлович действительно хотел реформировать наркомат, пытался что-то изменить в политике НКВД.



Можно сказать, что зря народ и столько лет спустя продолжает сохранять образ Берии как своего врага. В сущности, даже в эти тяжелые 1937-1938 года он замарал себя в крови простых граждан не больше, чем многие другие. С другой стороны, он делал многое для укрепления личной власти, истребления своих личных врагов. Возможно, он делал это с какой-то высшей целью - теперь это уже вряд ли кто-нибудь когда-нибудь узнает.



Каталог: sites -> default -> files -> pages
pages -> «левый поворот»
pages -> К 200-летию Михаила Юрьевича Лермонтова
pages -> Исследовательская работа ученицы 10 класса гоу гимназии 1505 Оловенцовой Екатерины Москва 2011 Содержание глава I
pages -> Справочник Управление кадровой работы г. Астана
pages -> Элективный курс в 8 классе, построенный на интеграции таких предметных областей, как история и литература
pages -> Диплом истоки модернизма в творчестве Валентина Серова
pages -> Лекции по учебному курсу «Эффективное использование сервисов электронного правительства»
pages -> Борьба в руководстве нквд в 1936-38 гг.
pages -> Диссертация на соискание ученой степени

  • Путь к «бериевской оттепели» (критический анализ мемуаров С.Берия). КОМАРОВА ЛЮДМИЛА
  • НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ – к.и.н. НАУМОВ ЛЕОНИД АНАТОЛЬЕВИЧ
  • Цель исследования
  • Характеристика Берии. Политические и личные качества. Биография Л.П. Берии.
  • Л. Берия в 1936-1939 годах (по мемуарам С. Берия)
  • I. Берия в 1936-38 годах в Грузии.
  • Берия старался противостоять, сопротивлялся, доказывал вред чисток
  • II . Берия в Москве в 1938-1939 гг. (до 16.09.39). 1) Причины назначения Берия наркомом НКВД.
  • 3) Взаимоотношения с руководителями страны.
  • 4) Мероприятия во главе наркомата.
  • Критический анализ сведений С.Берия.
  • I. Репрессии 1937-1938 гг.
  • 1) «Большой террор» в Грузии.
  • 0, 24% - это среднее количество приговоров
  • 2) «Большая чистка» в Грузии.
  • 3028 человек
  • 3) Документы, обличающие личную вину Берии.
  • Список использованной литературы.
  • Анализ литературы и источников