Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


«монголия в начале XXI века: политика и общество»




страница1/2
Дата27.06.2017
Размер0.66 Mb.
  1   2
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

Институт востоковедения



МОНГОЛИЯ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА: ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО

Материалы круглого стола

Организаторы: Отдел Кореи и Монголии ИВ РАН

Москва, 27 октября 2014 г.
ВВЕДЕНИЕ
27 октября 2014 г. в Институте востоковедения РАН прошел круглый стол на тему «МОНГОЛИЯ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА: ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО».

В ходе круглого стола обсуждались актуальные проблемы политического, социально-экономического и культурного развития Монголии в начале нынешнего века, вопросы ее внешней политики и российско-монгольских отношений.

В работе круглого стола приняли участие сотрудники Министерства образования и науки Монголии, исследователи и преподаватели научных и учебных заведений России, представители общественных организаций, студенты и преподаватели. Круглый стол открыла заместитель директора Института востоковедения РАН Э.В. Молодякова.

Все тексты даются в авторской редакции.


Сабиров Р.Т.

24 декабря 2014 г.

МОНГОЛЬСКИЕ МИРОТВОРЦЫ

Е.В. Бойкова, ИВ РАН
В 90-е годы прошлого века Монголия взяла курс на переориентацию и активизацию своей внешнеполитической деятельности. Перед руководством страны встала важная задача – заявить о Монголии как о государстве, способном в новых исторических условиях проводить самостоятельную внешнюю политику. Одной из новых форм внешнеполитической деятельности стала организация отряда монгольских миротворцев и их участие в миротворческой деятельности под эгидой ООН. Вопрос прорабатывался в структурах Министерства обороны Монголии в течение нескольких лет с середины 1990-х годов; в результате было сделано заключение, что определенный воен­ный контингент Вооруженных сил Монголии может принимать участие в миротворческой дея­тельности ООН1. Это заключение получило отражение в документе «Основы государственной военной политики», принятом в 1998 г. В документе было записано, что участие в миротворческой деятельности под мандатом ООН входит в за­дачи Вооруженных сил Монголии в мир­ное время. Руководство страны считало, что такое участие должно стать вкладом Монголии в между­народную миротворческую дея­тельность.

В 1999 г. была создана совместная рабочая группа Ми­нистерства иностранных дел и Министерства обороны Монголии главным образом для юридической проработки вопроса об участии представителей Вооруженных сил Монголии в миротворческой деятельности ООН. Рабочая группа сделала вывод о том, что участие монгольских военнослужащих в миротворческой деятельности целесообразно и подписала с департаментом ООН по миротворческой дея­тельности Памятную записку о возможности отправки монгольского воен­ного контингента. В подготовленном по просьбе департамента ООН по формированию миротворческого контингента списке сил и средств, которые Монголия может направить в состав миро­творческих сил, было указа­но, что она может командировать до одной роты пехоты, 3–4 военных наблюдате­ля, медицинскую и инженерную группы.

После подписания соглашения с ООН Монголия начала подготовку военнослужащих – миротворцев и наблюдателей. Занимался этим вопросом Генштаб ВС. Военнослужащие и военные на­блюдатели направлялись на учения по подготовке к миро­творческой деятельности, орга­низуемые за рубежом. С тех пор монгольские военнослужащие регулярно участвуют в подобных учениях. Для руководства деятельностью миротворческих контингентов в Генштабе Вооруженных сил Монголии было организовано Управление по миротворческому сотрудничеству. Был создан учебный центр по подготовке миротворцев.

Инициативу по учебной и материальной поддержке при подготовке монгольских миротворцев взяла на себя американская организация Global Peace Operations Initiative (Глобальная инициатива по миротворческим операциям, GPOI), созданная в 2004 г. GPOI финансируется правительством США; ее деятельность направлена на оказание финансовой, материально-технической и практической поддержки стран-партнеров при подготовке к миротворческим операциям2. Инструкторы именно из этой организации проводили обучение и практическую подготовку монгольских миротворцев. В мае 2014 г. США передали монгольской армии в виде помощи оборудование и технику на 5,5 млн. ам. долл.3

В 2002 г. был принят Закон об отправке монгольских военнос­лужащих и полицейских для участия в миротворческой дея­тельности. В 2003 г. впер­вые два монгольских военных наблюдате­ля были направлены в Конго.

Начиная с 2003 г. монгольский контингент участвовал в поддержании мира в Ираке. Командировки отрядов продолжались по 6 месяцев. Это был первый опыт участия монгольских миротворцев в крупной международной операции подобного рода, в связи с чем возник целый ряд определенных сложностей. Во-первых, затраты на отправку военного контингента в размере до одной роты легли бременем на очень скудный военный бюджет страны. Во-вторых, многие представители монгольской общественности выступали против отправки миротворцев в Ирак, считая, что их отправляют на войну. В-третьих, возникли сложности с точки зрения права. Согласно Концепции внешней политики Монголии (1994) страна придерживалась внеблоковой политики. Позиция Совета национальной безопасности заключалась в том, что участие военнослужащих Мон­голии возможно только в послевоенной гуманитарной деятельности по восстановлению Ирака. Руководство страны придерживалось позиции, исключавшей вхождение монгольского контингента в состав американских войск, о чем предварительно велась речь. Было принято решение о том, что монгольские военнослужа­щие будут осуществлять охрану военной базы, войдя в состав польской дивизии, но не будут принимать участие в боевых действиях за пределами базы. В 2003 г. в послевоенном обустройстве Ирака участвовали 173 монгольских миротворца, разделенные на три команды – строителей, медиков и инженеров. В 2004 г. в Ирак на шесть месяцев была отправлена новая команда монгольских миротворцев в составе 130 офицеров и старшин для участия в послевоенном обустройстве Ирака.

До 2008 г. в миротворческой операции «За свободу Ирака» приняли участие всего 10 смен монгольских во­еннослужащих. Последняя командировка миротворцев в Ирак состоялась в июле 2008 г. Однако уже в сентябре Совет национальной безопасности страны принял решение о досрочном отзыве на родину монгольских военнослужащих. Досрочный вывод миротворцев, как объяснялось, был связан с тем, что в Ираке сохраняется спокойная обстановка и Вооруженные силы страны способны сами обеспечивать безопасность в государстве. За добросовестное исполнение воинского долга в Ираке целый ряд монгольских миротворцев был удостоен высших наград не только своей страны, но и государств-участников коалиции.

С 2006 г. в рамках миротворческой деятельности ООН монгольские военные обеспечивали безопасность международного Специального суда по Сьерра-Леоне. В 2011 г. они передали эти полномочия местным полицейским. 

В сентябре 2009 г. Монголия направила в Афганистан первую группу миротворцев для участия в операции антитеррористической коалиции «Несокрушимая свобода». До этого мобильная группа из Монголии, обучавшая афганских военных артиллерийскому делу, уже работала в Афганистане и с 2003 г. участвовала в международной программе по развитию национальной армии этой страны. Там побывали восемь мобильных команд монгольских инструкторов-артиллеристов. В этот раз вместе с первой группой в 230 военнослужащих отправились 23 инструктора. В первую группу миротворцев вошли офицеры, старшины и контрактники из восемнадцати подразделений и военных частей Вооруженных Сил Монголии. Из них 80 % уже имели опыт выполнения миротворческой деятельности. Местом дислокации первой группы монгольских миротворцев стала американская военная база «Eagers» в центре Кабула. В 2012 г. в Афганистан отправилась седьмая смена миротворцев – более 130 военнослужащих.

С 2012 г. миротворческая деятельность Монголии заметно активизировалась. В последние 23 года Монголия принимает активное участие в миротворческой деятельности в Восточной Африке. Прежде всего, это миссия в Южном Судане (ЮНАМИД), в регионе Дарфур (г. Кабкабия) где монгольские миротворцы открыли госпиталь для медицинского обслуживания миротворческого контингента и местного населения. В составе команды монгольских медиков было 68 специалистов по различным направлениям (34 мужчины и 34 женщины). В 20102012 гг. госпиталь посетили 11 тыс. пациентов, из них 7 тыс. местных жителей4. Кроме того, монгольские миротворцы построили в Южном Судане школу. Весной 2014 г. монгольские миротворцы, проходящие службу в Южном Судане, освободили 10 россиян из нефтяной компании «Сафинат», которые были взяты в заложники суданскими сепаратистами.

Военные миротворцы под эгидой ООН получают денежное довольствие от правительств своих стран в соответствии с национальной шкалой воинских званий и должностных окладов. ООН компенсирует затраты стран, добровольно направляющих своих военнослужащих для участия в миротворческих операциях, по единой ставке в размере немногим более 1000 ам. долл. на военнослужащего в месяц. Полицейские и гражданские специалисты получают компенсацию из миротворческого бюджета, утвержденного для каждой операции. ООН также выплачивает государствам-членам компенсацию за предоставление оборудования, персонала и вспомогательных услуг воинскому и полицейскому контингентам5. Согласно статье 17 Устава ООН все государства-члены этой организации обязаны выплачивать соответствующие взносы на миротворческую деятельность.

Монгольские миротворцы, по данным 2009 г., зарабатывали 800 долларов в месяц, что является одним из самых высоких заработков среди государственных служащих в Монголии. Кроме того, монгольские миротворцы получают средства на покрытие командировочных расходов и компенсацию за уча­стие в военных действиях. Для сравнения: по данным «Русского Портала», средняя заработная плата в Монголии в 2013 г., получаемая на руки после вычета налогов, составляла 154 долл.6 По данным МОТ, средняя зарплата в Монголии в 2013 г. составляла 415 долл. Таким образом, служить в миротворческом контингенте не только престижно, но и финансово выгодно. За участие монгольских военных в миротворческих операциях США предоставляют Монголии безвозмездную помощь в рамках программы корпорации «Вызов тысячелетия».

Кроме ООН, Монголия сотрудничает по линии миротворческой деятельности с НАТО, участвуя в военных операциях этой организации. В 2010 г. во время встречи с министром обороны Монголии Р. Болдом в штаб-квартире НАТО заместитель Генерального секретаря НАТО Клаудио Бизоньеро официально признал вклад Монголии в Международные силы содействия безопасности (ISAF, International Security Assistance Force), или, другими словами, международный войсковой контингент, действующий на территории Афганистана под командованием штабов НАТО. В феврале 2010 г. Монголия стала 45-й страной, выделяющей свои силы в состав миссии НАТО в Афганистане. Монголия участвует в операциях ИСАФ в Афганистане с марта 2010 г., внося вклад в защиту войск и объектов в районе Файзабада, а также направляет своих инструкторов по подготовке подразделений пехоты, артиллерии и ВВС в состав Миссии НАТО по учебной подготовке в Кабуле. В 2011 г. Монголия направила пехотный взвод для обеспечения безопасности района стоянки и обслуживания летательных аппаратов в Кабульском международном аэропорту. В 2013 г. монгольские миротворцы начали выполнять охрану базы и патрулирование территории на севере Афганистана на военной базе «Мармал» совместно с немецким составом Вооруженных сил под эгидой НАТО.

С декабря 2005 по март 2007 г. Монголия участвовала в операции в Косово под руководством НАТО, выделив свой взвод в состав бельгийского контингента7.

Миротворческая деятельность монгольского контингента в разных странах признана мировым сообществом. В 2013 г. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, во время встречи в Нью-Йорке с Президентом Монголии Ц. Элбэгдоржем выразил признательность за активное участие в миротворческих операциях по линии ООН. В сентябре 2013 г. монгольский лидер посетил контингент миротворцев своей страны в Судане. (Сын Ц. Элбэгдоржа Э. Эрдэнэ, окончивший университет в США, проходил службу в составе миротворческих сил в Южном Судане.) В ноябре того же годе Государственный секретарь министерства обороны Польши Р. Купецки вручил Государственному секретарю Минобороны Монголии генерал-майору З. Болдбаатару и ряду офицеров и бойцов монгольских вооруженных сил, проходивших службу в миротворческом континенте в Ираке. Монгольские миротворцы находились в Ираке под оперативным командованием поляков.

В 2014 г. 20 особо отличившимся монгольским военнослужащим, которые вернулись из миротворческой командировки в Афганистан, были вручены американские ордена и медали. В августе 2014 г. монгольскими боевыми орденами и медалями был награжден личный состав девятого миротворческого контингента, участвовавшего в операции «Несокрушимая свобода» под командованием США в Афганистане, а также штабные офицеры и военные наблюдатели в миссиях ООН в Западной Сахаре и Южном Судане.

В октябре 2014 г. бригадный генерал Д. Баярсайхан получил назначение на должность регионального командующего Миротворческими силами ООН. Как отмечалось, он отлично проявил себя во время иракской кампании и является наиболее опытным офицером-миротворцем в вооруженных силах страны. Есть договоренность об участии монгольских офицеров в планировании и регулировании миротворческих миссий по всему миру в главном штабе миротворческой деятельности ООН.

С 2002 г. Монголия направила миротворческие контингенты в составе около 6 тыс. военнослужащих в горячие точки мира. В общей сложности более 10 тысяч монгольских солдат, офицеров и вольнонаемных выполнили свой миротворческий долг в горячих точках мира. Сопоставим эту цифру с численностью регулярных Вооруженных сил страны: по данным 2012 г. они составляли 10 тыс. человек (в том числе 3300 чел. на срочной службе). По данным Информационно-аналитического портала «Кыргызстан – Центральная Азия: события и комментарии», численность регулярных вооруженных сил Монголии в 2014 г. составляет 8800 чел. (включая 300 военных строителей и 500 чел. – личный состав ГО), из них 3300 «срочников»8. Можно предположить, что изменение численности монгольской армии в сторону уменьшения связано не только с сокращением личного состава, но и с тем, что в Монголии официально существует право откупа от призыва на военную службу. По закону каждый призывник может отдать долг Родине в материальном выражении. В 2009 г. эта сумма составляла 2 млн. 300 тыс. тугриков. В 2013 г. сумма возросла до 3 млн. 700 тыс. тугр. (примерно 2.5 тыс. долларов США). Средства поступают на поддержание обороноспособности страны. За время весеннего призыва в 2014 г. правом откупа от службы воспользовались уже 1600 человек9. 

Политика «третьего соседа» привела Улан-Батор к развитию стратегического военного сотрудничества со странами Запада, особенно с США. Военно-полевые маневры «В поисках хана» наиболее заметное мероприятие в рамках американо-монгольского военного сотрудничества. Принципиальное изменение внешнеполитической стратегии и тактики Монголии, и ее, по сути, вовлеченность в реализацию американских интересов как в Восточной и Центральной Азии, так и в других регионах мира, вызвали усиление связей двух стран в военной сфере, укрепление стратегического партнерства с «третьим соседом» № 1 в целом. 

Руководство Монголии считает, что участие в деятельности миротворческих сил имеет огромное значение для укрепления авторитета страны на международной арене. Однако нельзя не учитывать и то обстоятельство, что развитие связей с Монголией помогает США и НАТО распространить свое влияние на Азиатско-тихоокеанский регион, приобретающий в последнее время все большую стратегическую важность.

ДЕЛО ЭНХБАЯРА

М.И. Гольман, ИВ РАН
Прежде всего, кто такой Нямбарын Энхбаяр? Родился 1 июня 1958 г. в Улан-Баторе. Повесе окончания средней школы в 1975 г. поступил в Литературный институт им. Горького в Москве, который окончил в 1980 г. по специальности литературовед-переводчик. Учился Н. Энхбаяр и в Лидском университете в 1986-86 гг., что дало ему свободное знание английского языка.

В 1980-1990 гг. работал редактором-переводчиком, а затем и заведующим отделом внешних связей Союза писателей, затем вице-президентом Союза переводчиков Монголии.

Занимаясь литературным трудом, стал известным литератором. Ему принадлежат переводы ряда произведений с тибетского, английского и русского языков на монгольский, он почетный доктор 10 отечественных и зарубежных университетов.

В конце 1990 г. он 1-й заместитель Председателя Комитета по развитию культуры и искусства.

В 1990 г. Н. Энхбаяр стал депутатом ВГХ от МНРП и министром культуры, на посту которого проработал до 1997 г. Но подлинную карьеру он сделал в рядах МНРП, в которые вступил в 1985 г. В 1996 г. он уже секретарь ЦК МНРП, а с июня 1997 г. - председатель партии и глава фракции МНРП в ВГХ.

Хочу напомнить, что в этот период у власти находился Демсоюз – блок Монгольской национально-демократической и Монгольской социал-демократической партий, а МНРП и ее фракция пребывали в оппозиции и всячески тормозили и подрывали работу демократов, чем во многом объясняется частая смена демократических правительств в 1997-99 гг.

МНРП в 2000 г. одерживает полную победу на парламентских выборах и Н. Энхбаяр становится премьер-министром. А в 2004-начале 2005 г. во время короткого существования правительства «национального согласия» во главе с Ц. Элбэгдоржем, образованного в результате паритетного голосования за ДП и МНРП на парламентских выборах 2004 г., он председатель ВГХ.

В 2005 г. Н. Энхбаяр победил на президентских выборах кандидата от ДП М. Энхсайхана и занял высший государственный пост президента10.

Будучи премьером и президентом он проявил себя опытным государственником, по его инициативе был принят и осуществлен ряд крупных государственных программ и проектов, в частности, начато строительство т.н. «Дороги тысячелетия», разработка угольного месторождения Таван Толгой и т.п., страна сделала определенные шаги по укреплению демократии и развитию экономики. Большим достижением стало списание 98% 1,5 миллиардов долларов долга по советским кредитам в 2003 г.

Однако в 2009 г. на президентских выборах Н. Энхбаяр в острой конкурентной борьбе, вопреки прогнозам проиграл одному из вождей Демократической революции 1990 г., бывшему в 1988-1989 гг. и в 2004-2005 гг. премьер-министром, прекрасному оратору Цахиагийн Элбэгдоржу. Он получил 47,41% голосов избирателей, а его соперник – 51,24%. В неудачной избирательной кампании Н. Энхбаяр винил главу своего избирательного штаба, тогда премьер-министра Монголии С. Баяра, с которым у него наметился разлад. Но на деле в его поражении были совсем другие веские причины, в том числе драматические события бурного лета 2008 г., вызванные массовыми беспорядками в Улан-Баторе, вспыхнувшие из-за подтасовки парламентских выборов 29 июня 2008 г. Похоже, широкая общественность не смогла простить тогдашнему президенту Н. Энхбаяру введения в столице 2 июля 2008 г. на 4 дня чрезвычайного положения, гибели 5 человек, арест 200 протестантов, в основном молодых людей и т.д. и последовавшего длительного парламентского кризиса11.

Поворотным событием в судьбе Н. Энхбаяра после выборов 2009 г. стал XXVI съезд МНРП 6 ноября 2010 г., на котором произошло переименование правившей более 70 лет в Монголии МНРП в изначальную Монгольскую Народную Партию 1921-1924 гг., изменение устава и концепции партии.

Это вызвало раскол. И как писала монгольская пресса «от МНРП отпала одна нога». Бывший в 1997-2004 гг. Председателем МНРП Н. Энхбаяр со товарищи, 8 декабря 2010 г. вышли из МНП и образовали Временный штаб МНРП, куда в качестве координаторов вошли парламентарии С. Молор Эрдэнэ и С. Удвал. Проведя успешную агитацию компании в аймаках, члены штаба собрали до 10 тысяч сторонников, создавших местные ячейки МНРП и 27-28 января 2011 г. созвали съезд, в котором приняли участие 903 из 1000 выбранных на местах делегатов. Явка составила 83,6%. Делегаты заслушали политические доклады: «Новое государство», «Новая партия», №Новый человек». Были приняты Декларация МНРП, Устав и Программа деятельности партии, утверждены символ и флаг партии. Н. Энхбаяр большинством голосов был избран председателем партии. Его заместителем стал парламентарий Ц. Шинэбаяр. Генеральным секретарем избрали врача-терапевта С. Удвала.

На съезде единогласно были приняты 15 резолюций, большинство из которых касались аннулирования решений XXVI съезда МНРП. Таким образом, было окончательно оформлено существование независимой Монгольской Народно-Революционной партии – партии, на мой взгляд, леворадикального толка, во главе с Н. Энхбаяром12.

Партия очень быстро набирала сторонников, а Н. Энхбаяр по рейтингу занял первое место среди 10 ведущих политиков страны13. А его партия стала главной составляющей блока «Справедливость» (объединение МНРП и Монгольской национально-демократической партии М. Энхсайхана), который на парламентских выборах 28 июня 2012 г. завоевал 20,05% голосов избирателей, и стал третьей после ДП и МНП силой в новом Великом Государственном Хурале.

Замаячила реальная угроза возможного выдвижения раскольника и оппозиционера Н. Энхбаяра кандидатом в президенты на грядущих в 2013 г. президентских выборах.

Дабы не допустить этого, на него было заведено уголовное дело по обвинению в коррупции, и он был устранен от участия в парламентских выборах 2012 г. Силовая операция по задержании. Н. Энхбаяра началась вечером 12 апреля 2012 г., когда он подъезжал к дому своего отца. Спецназ окружил машину, разбил стекла, вытащил Н. Энхбаяра, но телохранитель, - он по закону как экс-президент пользовался госохраной, - сумел его отбить от силовиков, которые имели заряженные винтовки, и ему удалось скрыться в здании Академии управления. Сторонники МНРП и просто прохожие встали живой стеной перед входом в здание, а самому Н. Энхбаяру стало плохо, и была вызвана скорая помощь. Ночь он провел уже дома.

А 13 апреля последовал политически мотивированный арест, проведенный в очень грубой форме, к 6 часам утра в дому в Улан-Баторе, где жил с семьей Н. Энхбаяр, подъехали 4 полицейских автобуса с 350 сотрудниками силовых, правоохранительных органов, спецназа, патрульной службы и др. Спецназовцы в масках ворвались в его квартиру, перевернули все вверх дном и буквально за руки и за ноги, босым, вытащили бывшего президента, к тому же пользовавшегося по закону государственной охраной, из дома и препроводили в следственный изолятор Ганц-хуяг в Центральном аймаке. Свои действия власти мотивировали 10 кратным отказом Н. Энхбаяра явиться по вызову в Агентство по борьбе с коррупцией14.

Арест Н. Энхбаяра всколыхнул монгольскую общественность. Руководство МНРП немедленно отреагировало, назвав арест своего председателя «дикой, варварской, политической репрессией» и пригрозив выходом из коалиционного правительства. Но при здравом размышлении отказалось от этого, обещав собрать на центральной площади им. Сухэ-Батора (теперь им. Чингисхана) представителей всех аймаков и устроить бессрочный митинг протеста. Но этого не произошло, массовых уличных протестов практически не было, если не считать, что 5-6 мая голодовку солидарности с объявившим 4 мая сухую голодовку в следственном изоляторе Ганц-Хуяг Н. Энхбаяром начали также 13 членов МНРП у памятника жертвам репрессий 1937 г. и мирную демонстрацию у тюрьмы 20 августа уже после вынесения приговора.

В ночь с 7 на 8 мая Н. Энхбаяр впал в кому и его перевели из Ганц-худака в привилегированную 2-ю клиническую больницу Улан-Батора, где он продолжил голодовку.

Утром 14 мая президенту Ц. Элбэгдоржу позвонил генеральный секретарь ООН Пак Ги Мун, выразивший глубокую обеспокоенность состоянием здоровья Н. Энхбаяра и его положением. В ответ президент заверил генерального секретаря, что Н. Энхбаяр находится в комфортабельных условиях и под наблюдением бригады самых квалифицированных врачей и что его дело будет рассмотрено со строгим соблюдением законов Монголии.

Тем же утром руководство МНРП направило суду Сухэ-Баторского дискрита, в котором должно было слушаться дело Энхбаяра требование до 15 часов освободить Н. Энхбаяра под поручительство партии. В противном случае члены МНРП угрожали взять штурмом здание суда (МОНЦАМЭ, 17.05.12).

И вот под давлением членов МНРП и ряда парламентариев, а также отечественных и зарубежных СМИ и, конечно, звонка Пан Ги Муна, в 15-30 14 мая 2012 г.Н. Энхбаяр, после 100дневной сухой голодовки был освобожден под подписку о невыезде, но продолжал находиться под следствием.

Арест Н. Энхбаяра получил широкий международный резонанс: в его защиту выступили бывший генпрокурор Великобритании лорд Питер Голдсмит, сенатор от штата Калифорния Диана Финштейн, австралийский парламентарий Кевин Рад, который даже выступил с докладом об этом деле на заседании парламента, бывший посол США в Монголии Марк Минтон и др.15 И, тем не менее, 30 июля 2012 г. после четырех переносов в суде Сухэ-Баторского района начался процесс над Н. Энхбаяром. Его обвинили в превышении служебных полномочий во время работы президентом Монголии, в результате чего авиакомпании «МИАТ» и компании «Предприятие Эрдэнэт» был нанесен многомиллионный материальный ущерб. Кроме того, ему инкриминировали нецелевое использование телевизионного оборудования, предоставленного Японией главному буддийскому храму «Гандантэгчилен», и незаконную приватизацию газеты «Улаанбаатор Тамс», - типографии и одного отеля.

Сам Н. Энхбаяр категорически отверг все эти обвинения. Однако, суд счел его вину доказанной и после трех дней разбирательства 2 августа 2012 г. приговорил его к 4 годам тюремного заключения16.

Блок «Справедливость» немедленно охарактеризовал этот приговор как «политическую репрессию».

Создалась парадоксальная ситуация: председатель МНРП и фактически глава блока «Справедливость» сидит в тюрьме, а его партия и блок набирают очки, вместе с Демпартией, победившей на выборах 2012 г., входят в коалиционное правительство, созданное 19 июля 2012 г., имеют в нем 4 министерских поста, свою фракцию в ВГХ из 13 депутатов, а заместитель председателя МНРП, сподвижник Н. Энхбаяра, Д. Тэрбишдагва становится вице-премьером.

В тюрьме Н. Энхбаяр после суда провел недолго, уже 15 августа он потерял сознание и вновь оказался во 2-й клинической больнице. Находясь там, он неизменно поддерживал связь с женой Цолион, сыном Ботшугаром, руководством партии.

Эти же связи он сохранял, будучи в августе 2013 г. помилованным и переехав на лечение в Республику Корея, где и пребывал до октября 2014 г.

В начале этого месяца в корейской печати, в частности в ежедневной газете «Jong Ang//Po, появились статьи о том, что власти Республики якобы получили заявление Н. Энхбаяра от 2 декабря 2013 г. о смене гражданства его и его семьи. Слухи об этом ходили еще раньше, но члены МНРП опровергали их. Но в сентябре 2014 г. вновь появилась «информация, – по оценке Генерального Секретаря МНРП Г. Шийлэгдамбы, – похожая на сплетни» о том, что Н. Энхбаяр попросил политического убежища. Генсек прдчеркнул, что на Н. Энхбаяра организованно возводят клевету17. Он встречался с Энхбаяром и тот просто мечтает вернуться на родину, а появившаяся информация – просто клевета и посягательство на его доброе имя.

Руководство МНРП срочно собралось на экстренное заседание и решило выступить с официальной нотой в адрес монгольского посольства в Сеуле с требованием предпринять меры по поводу этой клеветнической информации. «Руководство МНРП официально заявляет, что у Н. Энхбаяра нет ни стремления, ни цели просить политического убежища или оставаться в этой стране каким-либо другим способом»18.

Лучшим оправданием стал сам Н. Энхбаяр, 9 октября 2014 г. вернувшийся на родину и в интервью в аэропорту заявивший, что все эти слухи и информация о том, что он и его отец попросили убежища в Южной Корее являются политически мотивированной и исходящей из Монголии ложью. И хотя он собирается продолжить лечение в Южной Корее, он по-прежнему будет руководить деятельностью МНРП, представленной в правительстве (вице-премьером Д. Тэрбинедагвой и министром здравоохранения С. Удвал).

Вернувшись на родину, кстати, очень изменившимся человеком – худым, с аскетическим выражением лица, похоже все еще больным, он, тем не менее, сразу же с головой окунулся в политическую жизнь: провел несколько совещаний со своими единомышленниками по партии и блоку «Справедливость», а 18 октября сего года подписал с премьером Н. Алтанхуягом обновленный Договор о сотрудничестве между ДП и МНРП. Стороны договорились координировать свою деятельность на парламентских выборах в 2016 и даже в 2020 гг., взять на себя ответственность и следить за реализацией крупных созидательных проектов, привлекать к ним иностранные и отечественные инвестиции, внедрять самую оптимальную форму управления горнорудными госкомпаниями, создать стабильную и прозрачную горнорудную компанию и т.д.

Как заявил при подписании этого Соглашения Н. Алтанхуяг «этим мы доказали, что политические партии могут сотрудничать друг с другом во имя развития и процветания Родины». В свою очередь Н. Энхбаяр выразил уверенность, что это Соглашение сыграет важную роль в упорядочении деятельности органов государственной власти и в ускорении крупных созидательных работ. Не теряя времени, сказал он, - мы должны развиваться, народ Монголии должен жить лучше, чем ранее и заверил, что МНРП будет сотрудничать с Демпартией в целях внести свой вклад в развитие и процветание Монголии.

Казалось бы, Н. Энхбаяр должен если не ненавидеть, то по крайней мере очень не любить демократов, которые его посадили в тюрьму. Однако он стал их союзником. Соглашение вызвало, в целом, негативную реакцию в парламенте и даже в самой Демократической партии и уже 22 октября была образована межпартийная рабочая группа для внесения дополнений и изменений в Соглашение, которое вступил в силу только после одобрения исполнительными органами ДП и МНРП.

Мне лично представляется этот союз в сегодняшней ситуации весьма хрупким и тому свидетельством реакция фракции блока «Справедливость» на требование 28 депутатов – членов МНРП отставки Н. Алтанхуяга, переданного спикеру ВГХ М. Энхболду тоже 18 октября 2014 г. Фракция МНРП могла бы сразу отказаться поддержать это требование и выступить против отставки своего союзника. Однако она 22 октября взяла 5-дневный перерыв для обсуждения этого вопроса. И пока они это решали, премьер Н. Алтанхуяг 2 ноября был отправлен в отставку. Но руководство МНРП уже заявило, что будет продолжать сотрудничать с Демпартией. К тому же стали распространяться слухи о том, что в Соглашении существуют некоторые тайные предложения, проверять которые взялось даже Центральное управление.

Какие можно сделать выводы из всего вышесказанного:

1. Сам факт привлечения к ответственности и осуждения 1-го лица государства свидетельство определенной зрелости монгольской демократии. Монголия показывает этим пример и нам тоже.

2. Справедливо ли был осужден Н. Энхбаяр? Был ли он в какой-то степени замешан в финансовых махинациях? Трудно сказать, изучить материалы судебного разбирательства. Но думается, что он не без греха и его родственники тоже, которым, как это принято, на Востоке особенно, помогал обогащаться, иначе откуда у его сына Батмугара 3 виллы в США; у его сестры Энхтуя дома в России и дом в Китае, у жены Цоллон тоже виллы. Но все же политический фактор в деле превалировал.

3. И главное: дело Н. Энхбаяра доказывает, что в правящей элите монгольского общества идет постоянная подспудная и полуприкрытая борьба олигархических группировок, определяющая, в общем, политику соответствующих партий и политические события в стране.
СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО РОССИИ, КИТАЯ И МОНГОЛИИ: ИНИЦИАТИВА МОНГОЛИИ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ

В.В. Грайворонский, ИВ РАН
В современной науке о международных отношениях отсутствует общепринятое определение понятия «стратегическое партнерство», однако оно широко вошло в оборот при характеристике отношений не только между ядерными державами, на которых лежит ответственность за поддержание глобального стратегического равновесия в мире, но также между развитыми и развивающимися странами. Данное понятие нуждается в дальнейшем уточнении его содержания, принципов, структуры и форм проявления. Современная практика международных отношений показывает, что в последние годы наблюдается устойчивая тенденция к переводу традиционных, двухсторонних, дружественных, добрососедских отношений на более высокий уровень – уровень стратегического партнерства, в том числе и в регионе Северо-Восточной Азии. В частности, эта тенденция наглядно просматривается во взаимоотношениях между Россией, Китаем и Монголией.

В данном случае под стратегическим партнерством России, Китая и Монголии мы понимаем более высокий уровень двусторонних и трехсторонних отношений и взаимодействия по сравнению с традиционными, дружественными, добрососедскими отношениями между этими странами. В настоящее время в основе стратегического партнерства этих стран, на наш взгляд, лежат высокий уровень политических отношений, взаимопонимания и доверия между руководителями трех государств; совпадение или близость коренных, национальных интересов трех соседних стран в области национальной и региональной безопасности, сохранения мира и соразвития; взаимный отказ от любых враждебных намерений и действий в отношении друг друга, включая участие в различных военно-политических союзах и коалициях, размещение и транзит иностранных войск и вооружения других государств через территории этих стран; общая заинтересованность в предсказуемом, долгосрочном, стабильном, взаимовыгодном торгово-экономическом сотрудничестве и партнерстве в таких приоритетных отраслях, как добыча, транспортировка, транзит, переработка и взаимовыгодное использование полезных ископаемых и других природных ресурсов, энергетика, инфраструктура, железнодорожный, автомобильный и авиационный транспорт, взаимовыгодная, сбалансированная торговля, охрана окружающей среды, туризм, культура, искусство, спорт и др.; честная экономическая конкуренция; взаимная готовность решать нерешенные и спорные вопросы путем мирных, политико-дипломатических переговоров и международных арбитражных судов. При этом, Россия и Китай как великие державы, непосредственные соседи и партнеры Монголии, учитывают и уважают ее особые национальные интересы, как развивающейся страны, обладающей признанным статусом безъядерной зоны, а также страны, не имеющей иных выходов к морю, кроме как через территории соседних России и Китая.

При рассмотрении вопроса о стратегическом партнерстве между Россией, Китаем и Монголией следует различать два уровня взаимоотношений: 1) стратегическое партнерство на двусторонней основе, в том числе между Россией и Китаем, между Россией и Монголией, между Монголией и Китаем, и 2) стратегическое партнерство на трехсторонней основе в рамках треугольника Россия-Китай-Монголия.

После революционных преобразований в России и Монголии в начале 1990-х гг. между тремя странами были заново установлены двухсторонние, дружественные, добрососедские отношения, которые были закреплены в известных межгосударственных договорах и развивались на этой основе до начала 2000-х гг.

В 2001 г. Россия и Китай заключили между собой Договор о добрососедстве, дружбе и взаимном сотрудничестве, в соответствии с которым отношения между двумя странами были охарактеризованы как «отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия». Тем самым, были заложены основы двустороннего стратегического партнерства между Россией и Китаем, которое непрерывно развивалось и укреплялось на протяжении последних 14 лет и к настоящему времени достигло своего пика. Это генеральное направление было неоднократно подтверждено в совместных заявлениях, декларациях и выступлениях президента России В.В. Путина и Председателя КНР Си Цзиньпина в 2013-2014 гг. 19

  1   2