Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Может быть изложено в монгольск[их] записях, которые мог знать Банз[аров]




страница9/19
Дата06.07.2018
Размер3.02 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19
Если хотел бы видеть Т[арухана] c[ибирским] головою, то Лог[ван] мог бы быть ам[ериканским]. Про с[оюз] В[остока] с Ам[ерикой] может сказать лишь Л[огван]. Восток скажет – хочу говорить с ним. Этот зов преобразит Ам[ерику], и все птички сердца должны знать свои лучшие песни. Н[ару] должна сложить песню, от которой снег тает. Черты в[еликого] Пл[ана] проводятся. Не вижу в С[ибири] – ей лучше в Ам[ерике] (С[о­фья] М[ихайловна Шафран]). Теперь вам. Радуюсь огням твоим, Ур[усвати]. – Но я вижу не только синие, но красные, лиловые, и даже сегодня заметила желтый луч. – В этом и есть их различие. Запиши. Свечение эманаций сперва светят светом голубым, гораздо труднее лиловый и красный. Это цвета разноцветной ауры. Теперь полечим укус. Вопр[ос] Н[иколая] К[онстантиновича], почему у него такой синяк на руке – От битвы с врагом. – Почему это отразилось физически – Это очень просто. Вопр[ос] Ур[усвати], почему я всегда как бы иду навстречу врагу, не боясь его – В результате это полезно. – Я не чувствую ни малейшей злобы против него. – В этом твоя сила. Мы говорили о привлечении. Ненависть влечет поражение. 4 июля 1925 За годы пребывания в сердце Азии назреет развал Англии. Правильно сократили статью, опасно дать узлы Плана. Не вижу – можно о Шабистане там, где указывается ваша связь. Можно сказать о глубоком проникновении в душу Востока. Слишком велика погоня за удачей Р[оссии]. Теперь лучше тихо уйти в Новую Страну. Пусть Б[ородин] озаботится сношениями с Х[отаном]. Очень важное время наступает для Р[оссии]. Пусть Мои американцы прислушиваются к знакам новой эволюции. Одобряю послать грамоты в Ам[ерику] и Р[оссию] Ван... Иду в Ам[ерику]. 5 июля 1925 Считаю, надо еще взять от вас два этюда – один для Бор[одина], другой для Мак[арова] в М[оскву]. Пусть Б[ородин] перешлет, и вообще нужно иметь в виду полезность Мак[аровых]. Вообще, пусть Мои дома посылают им все издания. – Послать ли первую – Да, но лучше вторую. Вообще, пусть предложат Мак[аровой] быть представительницей Моих учреждений. Мак[аровы] будут полезны У[драе], Ав[ираху] и многому другому, запаситесь их адресом. Пока вижу лишь их в М[оскве], кто сохранит тайну вашего имени в М[оскве]. Очень серьезно к вам относятся, уже имели случай защитить вас. Мудро соберем немногих, кому можно верить, так будем грани очерчивать. Удумаю, кого можно найти по пути. Ложь Яр[уи] пока не пишите – ему дан срок. Н[иколай] К[онстантинович] хотел задать во­прос. Можно спросить, ибо Ур[усвати] утомлена, много лучей кругом нее. Письмом в Ам[ерику]. Каждое явление лучей полезно, но утомительно. – Кот[орый] из этюд[ов] послать указ[анным] лицам – Ур[усвати] найдет, Ур[усвати] найдет. 6 июля 1925 Трудно пройти врата нового мира тому, кто не износил ярмо национальности. Повторяю в по­следний раз – Мы отвечаем, но входить надо самим. Вижу место Лог[вана] в Ам[ерике], но принять его он должен сам. Вижу последствия речей Ав[ираха], но произнести их должен сам. Вижу значение c[и­бирского] гол[овы] Тар[ухана], но перешагнуть порог он должен сам. Всякое сомнение в Моих путях подобно смерти. Не в игру дан меч Ч[ахем­]Б[уле]. Если не осилит Мой указ, пусть вернет меч Музею, в скорбный отдел непримененных спасительных посылок – это истинное кладбище. Так же может там оказаться устав П[ан­]К[осмоса]. Надо смотреть просто, если Нов[ый] Синдикат займет девятое место, то Яр[уя] может быть агентом. Нужно лишь охранить жизненность Плана. Туда пойдем, где сокровище Общего Блага. Пусть в Ам[ерике] сложат в одно место все ука­зы об учреждениях и не забудут перечитывать их. Для нарастания Ам[ериканского] музея можно применить обмен некоторых вещей C[orona] M[undi]. Надо следить за справедливостью цен для обмена. Главное – молодые художники, которые охотно внесут в дом свой небольшую старинную вещь. Лишь бы росло дерево. Очень желаю рост Нов[ого] Синдиката. М[одра] могла бы через год занять новое положение. У Нас в Башне вечное движение, и в делах Моих должно быть то же. Последствия правильного понимания приносят постоянный рост. Где толчок – криво или лениво помыслил. Считаю, д[ядя] Б[оря] может быть привлекаем к работе. Если кит[айские] власти вам помогают, то должны р[усские] головы иметь разумение! 7 июля 1925 Тороплюсь передать вам Наше решение. Почва готова для начала религиозного движения. Надо назвать этот год началом религии. Путь намечен, как двинется нарастание движения народов. Уезжайте в пустыню. Думу Ур[усвати] понимаю, но дай досказать. Пока вы будете в пустыне, произойдет нужное накопление около вашей личности. Чую, как легко послать У[драю] с приказом назначить его к Т[аши­] Л[аме]. Помните, ваши сообщения должны быть приказом С[оветскому] Пр[авительству]. Можно сказать так: «По поручению Ильича ряд лет изучаю применение религии к коммунизму. Пришел срок двинуть эту силу, явленную однообразно во всех странах Азии. Это то самое обстоятельство, которое приведет в замешательство противников и приведет их к мертвой точке». Так будем говорить, так скажем. Явим решение Вл[адык] действовать приказом. Утвердимся, что не совет, не просьба, но приказ, как меч сверкающий. Раз приняли Общину мира, то как меч вложился в руку. Явление приближения к границам свободно утверждает общину. Через год будут твердые сношения. Радуюсь решению принять тон приказа – это зовется сожжением старых кораблей. Не советую писать майору, пусть У[драя] заедет, на словах лучше помянуть Лит... 8 июля 1925 Вижу Ав[ираха] в М[оскве] в июне двадцать седьмого года, найдет У[драю] через Мак[аровых]. Советую до тех пор подготовить «Б[елуху]», укрепить сношения с д[ядей] Б[орей] и подыскивать капитал в Ам[ерике]. Слишком ранний договор с М[осквой] не позволит начать работы в срок, данный договором. Можно пока переписываться. Во всяком случае, не вижу поездки раньше весны будущего года. Конечно, Ав[ирах] заедет в К[аменец] для первого посева, тогда же могла побывать О[яна] – может найти в М[оскве] полезного друга. Одобряю скрыть адрес от Л[юмоу] и Т[арухана]. Пусть лишь побережет Мои дела, и все блага посыплются. Могу дать ему так много и прошу меньше, нежели от других. Телеграмма: «Учитель предупреждает хранить достоинство дел», подпись – M[aster] R[akoczi]. Вижу тяжкие последствия. Пошлите вторую: «Желаю видеть скорейшее издание ‘‘Гималаев’’». Выпустить «Жемчужину А[лтая]» осенью двадцать шестого года. Даю время Т[арухану] подготовить книгу высокой красоты. Сокровища С[ибири] должны быть воспеты высоким подъемом. Пусть Т[арухан] мыслит образами, которые может посвятить Мне. Эта книга может быть для него высоким мостом. Больше не скажу, пусть судит сам, быть ли книге в Башне Моей. Утверждаю, что без больших ошибок Пл[ан] может сложиться неслыханно просто. Все ем[у] открыто (Л[юмоу]). От всего охранен, лишь одна просьба – не поджигать Мои дела. – Что же делает он – Роняет достоинство. Против дел – болтает. Главное, невозможно дать ему денег; между тем, Мне так легко засыпать его деньгами. Между тем, если почует легкие деньги, начнется безумие. Слишком легко все удавалось и не видел ваших трудностей. Теперь такое прекрасное время Пл[ана], надо устремляться в одном направлении. Есть характер, который все отдает, но и все возьмет. Пусть Р[адна] бережно отделит д[ядю] Б[орю] от Л[юмоу] и Тар[ухана]. – Как воздейств[овать] на него – Только страхом безденежья. Но говорю, грозное время победим единодушием. Главное, выполнить сроки. 9 июля 1925 Ручаюсь, можно простить все, сделанное в полной преданности Владыкам, но лицемерие и двоемыслие губительны. Так яви конец письма в субботу. Не забудь о По­р[уме], видишь, кольцо не чернеет. Не было давно у Меня радости такой видеть вас идущими в земном плане для Плана духа. Путь ваш сейчас с трудом поддается описанию, настолько будни наполнены событиями мировой эволюции. Пусть исполняется закон, по которому так лег­ко помогать даже в мелочах, если о них не просят, но идут главным путем. Если это стремление неудержимо, то мелочи пристают, как соломинки к лодке. Так идите, неся в духе приказ неопровержимый. Мудро не делать врагов. Но когда вам поручат всю духовную сторону Азии, скажете – двери открыты. Даже духовное учение приходится писать красным карандашом. Если учитель не скажет Общее Благо, гоните его. 10 июля 1925 Явление ухода – истинное счастье, Учитель рад больше вас. Накопляйте каждый день сведения, со­брав правильно все данные вам сведения, можете говорить – все сказанное так же верно, как под камнем Гума лежит свидетельство о славе Т[ибета] и М[онголии]. Много свидетельств сведут горные ручьи в грозный поток. Кончим письмо в Ам[ерику]. Если кому­то будет казаться, что он может, неся Мое учение, проявить его вне данных дел, дайте ему свободу, ибо Мы никого не ограничиваем. Если ему размер данного дела непонятен, пусть прикладывает свою мерку, но без предательства. За предатель­ство ручаюсь смертельной грозой. Также держась тесно в духе, не толпитесь телесно. Наоборот, следуя Нашему примеру, умейте обновляться телесными расставаниями. Дух крепнет ударами о чужие огни. Как воины непобедимы стоят в круге мечами наружу, не видя друг друга, так и вы ощущайте дух единый, но различные телесные направления. Так из одной точки можно, не разлучаясь духом, пройти весь мир и сойтись в другой точке, сужденной качеством духа. Приучайте себя к подвижности передвижения. Вместивший Общее Благо очень легок. В легкости растут светлые крылья. Разве вы не замечали, что все Учителя много передвигались. Эти движения очень характерны для Нашей Общины. Конечно, не обратите их в снование перепуганных гусей. О борьбе с робостью было сказано достаточно. Новым скажите это. В Риг[у] со[о]бщите вы. – Чей кашель слышался – Мой, бывает при газах. – О какой Елене был разговор – Про тебя – дядюшка. – Почему в моих хождениях все так темно – Каждый, светлея сам, видит темноту сильнее. 11 июля 1925 Можно не беспокоиться об Ам[ерике], приняты меры. Одобряю письмо Ур[усвати], так рад вас видеть на пути к А[лтаю] – приближение к Средней Аз[ии], новая глава Пл[ана]. Теперь можно спокойно заняться караваном. Новое, новое, новое время идет, запаситесь холстом для Хот[ана]. Можете встретить интересных людей. Иду в Ам[ерику]. Хорошо. 12 июля 1925 Нужно еще два этюда для музея в Ток[ио] и Пе­к[ин]. В Ток[ио] через Таку, в Пек[ин] – на имя мини­стра иностранных дел. На обороте по­кит[айски]: «Друг Китая в знак сердечной симпатии». В письме можно просить известить о получении Амбаня в Хот[ане]. Токио может получить буддийский мона­стырь. Пек[ин] – лучше русский сюжет. Тогда довольно давать. Еще можно сказать в будущем письме в Ам[е­рику]. Чувство отсутствия специальности – Наше чув­ство, ибо Мы живем для всего комплекса жизни. Каждый специалист, приближающийся к Нам, неминуемо теряет одноцветные очки. Потому старайтесь, чтоб уже теперь специальность была бы одним из блюд вашей духовной трапезы. Как птицы над землею, как пчелы над всеми цветами, Мы можем впитывать цельность мироздания. Без специальности легче готовиться к очередной задаче эволюции – к сношению с дальними мирами и к претворению астрального мира. Вме­ щение понятия общины составит врата к следующим достижениям, и сроки их зависят от самих людей. Потому принимаем всякие поиски общины. Из буйной заросли берусь сделать рощу, но камень, полированный униженными лбами, не родит зерна. Мы не любители астрального мира, но его нель­зя миновать в духовном развитии, как и все сущее. Мир телесных пережитков содержит некоторые элементы, нужные для сношения с мирами. Например, способ передвижения, почти не применяемый астральными жителями. Имея возможность стремиться вверх, они заняты постройками темных домов, подражая земным. Но если бы они еще при жизни расширили свое сознание, то могли бы измерять подол Матери Мира. Могут пробудить лучшие возможности те, которые могут ощущать духовным сознанием. Но для сохранения сознания нужно при жизни ощутить его, тогда состояние современного астрала почти со­ трется. В этом особое преступление церкви, которая является рассадником астральных традиций. Не «упокой с отцами», но научи в пространстве Cвета. Всем сознанием помните задачи эволюции. Когда стремление к спокою исчезнет, тогда приблизятся Врата. 13 июля 1925 Продолжим письмо. Нам не нужно патриархов, ни бородатых наставников. Посмотрите, как искажена легенда об уходе Адама из рая. Бог его проклял наставлением о труде в поте лица. Странный Бог, проклинающий трудом, который как венец света! Что же лежит в основе этой легенды Когда человек, благодаря женской интуиции, пришел к одолению сил природы, тогда его напутствовал руководитель. Главное напутствие было о значении напряженного труда. Это скорее благословение, нежели проклятие. Упоминание пота есть символ напряжения. Нелепо думать, что пот явление только физическое. При мыслительной работе исходит особая эманация, ценная для насыщения пространства. Если пот тела может удобрять землю, то пот духа восстановляет прану, химически претворяясь в лучах солнца. Труд – венец света. Надо, чтоб учащийся школы помнил значение труда как фактора мироздания. Последствием труда будет твердость сознания. Ярко надо подчеркнуть рабочую атмосферу Моих дел. Как же быть в Ам[ерике], когда Мы уйдем за го­ры Надо изучать вторую книгу и читать старые письма без числа. Не нужно понять, что «Жемчужина А[лтая]» может выйти лишь осенью двадцать шестого года. Дал отсрочку, но если Тар[ухан] будет готов, можно и раньше. Учитель думает, что Тар[ухан] не сможет дать Мою книгу. Не вижу, как он переварит. Но сейчас он довольно застегнулся от Моего луча. Его долю луча пока можно отдать Бор[одину]. – Что скаж[ет] Уч[итель] о Нар[у] – Она под камнем. – Что означ[ает] мытье вещей О[яны] – Помогла ей в ее пути, но теперь лучше. 14 июля 1925 Продолжим письмо. Нам не нужны благонамеренные Никодимы, приходящие к Нам ночью и молчащие днем в Синедрионе. Каждый должен хранить тайну Пл[ана], но должен иметь слова о Нас. Слова твердые, могущие ошеломить противника. Скажите – любопытно видеть говорящего о том, чего не знает. Если будут говорить против кладов, скажите – даже море полно запечатанными бутылками. Будут говорить против общины, скажите – почитающий Моисея, или Будду, или Христа не дерзнет говорить против Общины Блага. Самое худшее – сказать ложное обвинение, ибо в нем и ложь, и клевета, и предательство, и невежество. Скажите – раз Учитель существует, почему не пользоваться Его разумными советами Сами не пользуетесь ими, ибо не знаете, как получить их. Торопитесь узнать о Махатмах не в истории, но в жизни, – пока оставьте невежество при себе. Пока укажите новым Мое письмо без личных указаний. Кругу – эманация Наша питает лишь правильные поступки. Не надо приписывать Нам ошибки трубочиста. Улыбка при мече тверда. Пробуйте делать из ягненка льва. Но льва из льва не делайте. Лучше коня из бегемота. Не занимайтесь обезьянами, ибо предадут. Не позволяйте кошкам ходить по вашим спинам. Не разводите петухов под спальней. Не пускайте ос за окно. Быки и кабаны не для школы. Жирафы не понимают искусства. Тапир, хотя бы и с моноклем, но для свинарника. Для тигра бросьте лимонную корку, поскользнется. Но не зашибите ласточку или серну. И помните, что медведь отлично поддается учению. На каждом кусте для вас сидит птичка – прислушивайтесь. Так перечитывайте эту шутку и помните ее. – Какую жизнь видела я сегодня ночью – Жизнь коричневых слоев. Жизнь, которую и Мы не забываем, ибо среди так называемых худших есть зву­ чащие аппараты, особенно среди развратников бывает воображение, заслуживающее лучшего применения. – Выполнила ли я поручение – Отлично исполнила. – Кто был этот ребенок – Конечно, Шор[ака], которую снова пришлось отложить. – Неужели Пор[ума] не улучшается – Конечно, улучшается, но малые мысли еще плавают. – Как тяжело было видеть ребенка уезжающ[им], и какое нежное чувство к нему. – Родственно чувство. – Почему говорю им такие незначительные слова – С ними надо говорить их языком. Когда в начальной школе, надо применяться. – Почему кузина В. всегда пытается причинить мне вред – Дуг­па. – В каком слое мать моя – В зеленом. – Но и дуг­па там. – Ходит. – Где отец – В голубом. 15 июля 1925 Не придавайте значения письму завтра. Укажу, если серьезно. Укажу, если чую опасность. Укажу, утеряно ли существенное. Теперь лишь одна забота до двадцать седьмого года – найти достойный тон сношений. Считаю, можно базироваться на Ч[иче­рине] и на Ст[алине]. Луч Мой скользил по нему. Луч Мой объединяет как аромат, как звук знакомый. Считаю, нужно ожидать от Ч[ичерина] симпатию. Считаю, новое обстоятельство должно прийти. Замечайте, как прежние дела становятся малыми. К народам начали адресовать посылки. Гораздо ручаюсь, как широкий способ нужен для обращения. Пусть думают, что вы можете обращаться лишь так. Ко всему приложите масштаб народов. Усвойте, что вы уже теперь управляете миром, ибо никто не знает ключа событий. Думайте, как слить все мышление в русло Нашего наступления. Прошли время рук спрятанных. Через три месяца будете переходить границу. Теперь подумаем об уявленном восстании в Кит[ае]. Чую, надо убрать несколько вредных явлений – вреден Чанз[олин]. Другой также вреден Ф[у­яме]. Учуял на зеркале клубы дыма. Р[оссия] не должна помогать Чанз[олину]. Когда будете делать желтый наряд У[драе], не забудьте сделать для Ф[уямы] белый, жилет светло­желтый. Пусть ножны меча У[драя] перекрасит в пурпуровые. Полное облачение. Перевод очень хорош – очень нужна книга. – У меня вышло 26 [писем] вместо 24 – Можно Моих два. – Не изменит ли или прибавит что­либо М[ахатма] М[ориа] – Линия верна – пока не вижу. 16 июля 1925 Ручаюсь, что здесь все кончено. Улажу все по­дробности. Указанное явление письма можно ответить спокойно. Вы на отъезде, и мы на отъезде. Китай и Японию полезно помянуть – чем больше арена, тем труднее найти. Учитель гораздо больше думает о сношениях. Появились неприятные люди, надо меч держать наготове. Конечно, вы понимаете достижение, но в Ам[ерике] мало понимания, они знают тянуть одну вожжу24. У возницы двенадцать вожжей. Не сетую, но говорю факт. И теперь, когда многое в Ам[ерике] благоприятствует. Но могли быть выпады, которыми можно было бы гордиться. Сам тушу, ибо мечи еще не остры. Но через два года нужно мужество. Пусть М[одра] собирает сведения о синдикатах печати, прошу их применить к Новому Синдикату. Можно рискнуть заказать три тысячи «Письма Махатм», чтоб пятьсот раздать. Мудро также связаться с Мак[аровым]. Теперь не буду мешать Ур[усвати] кончать книгу. 17 июля 1925 Пошлите Л[юмоу] две тысячи как выставочный капитал. Получив от Кре[й]на, Лог[ван] внесет на ваш счет. Пошлите телеграмму – одна тысяча может быть выдана теперь. Главная опасность с Бор[оди­ным]. Уже поручено Р[адне] отодвинуть. Пусть не дает Л[юмоу] взять поручение Б[ородину]. Можно писать Кругу. Усвойте, как оставаться свежими во время всей битвы. Только начинается светлая битва – миллионы в ней, не зная о конечном результате. Вы же знаете, и это должно сделать вас мудрыми, должно вложить достойное решение. Дух ваш должен оперяться в имя правды Моисея, Будды и Хр[иста]. Как можно подняться подвигом эволюции мира. Луч Мой просит, чтоб ему не мешали светить. Вместо крыльев подвига легко растить черные ро­га – крылья фальшивого рассудка. У низших духов черные эманации подобны рогам. Рука Моя лежит на аппаратах Света разных наций. Поверьте, большие силы движутся, и лучше знать об их движении – вы сейчас на большой во­де – станьте белыми орлами. Скажите Б[ородину]: на Гималаях Махатмы называли его имя. Скажите: живут Махатмы, которые могут быть мощными союзниками, ибо руководят психологией Востока. Например, откуда убедительность суждений Рер[иха], если бы он не опирался на факты Даже можно видеть руку Махатм в движении Востока. Гонцы Махатм спешат по пустыне Азии. Факты растут, успейте за этими фактами. Пусть Р[адна] покажет ему Мой портрет, не давая в руки и не называя имени. Продолжу битву, которую вел вчера. – Могу ли я помочь – Не раздавай сил. Но радость книги велика. – Кто на мое обращен[ие] к Уч[ителю] отв[етил] вчера «нельзя» – Дядя. 18 июля 1925 Спасите себя от новых навязываний. Можно готовить караван, научите Р[адну] блюсти равновесие дел в Ам[ерике]. Главное на Востоке, но надо очень мудро начать. В Хот[ане] очень заняты будете. Русск[ие] могут явить одного умного и тонкого человека, но много дубин – не вижу. В Хот[ане] будет один очень расположенный, но не хватает звезд. Удумаю, на М[оскву] новый шквал идет, но вы будете за горами. Иду в Ам[ерику]. 19 июля 1925 Продолжим письмо для будущего. Среди механических достижений современной цивилизации особое внимание заслуживают внимание25 способы передвижений. Это пожирание пространства есть уже некоторая победа над сферами надземными. Конечно, круг низкой материальности погружает эти завоевания в пределы низкой материи и приносит больше вреда, нежели пользы. Главная опасность этого ускорения передвижения заключается в повышенном ощущении безответ­ственности. Выходя за пределы обычного, человек становится легким, но по грубости чувств теряет сознание ответственности. Кто может мчаться со скоростью двухсот миль в час или взлететь выше других, приобретает психологию кулачного чемпиона, и сознание духовной ответственности покидает его. Облагородить завоевание можно, лишив его всякой спортивности и направив на труд. Мчись на спасение несчастных, лети на соединение человечества. Тогда эти завоевания войдут в эволюцию, ибо люди должны ввести в обиход стремления надземные, не забывая ответственности. Пока эти завоевания остаются в стадии уродливых центавров. Когда люди поймут, куда и зачем они должны лететь, тогда можно удесятерить летающие аппараты. Можно подсказать множество полезных опытов в слоях пространства. Атомистическая энергия, конденсация праны, цветные лучи в пространстве. Урожай в связи с повторными взрывами и многое другое, сужденное человечеству. Новый Синдикат может осторожно вести войну против спортивности[]. Теперь под Моим лучом кончайте книгу и письма. 20 июля 1925 Продолжим письмо. Много раз слышали вы о следовании Нашим указаниям и могли убедиться, что точное исполнение указа практично и полезно. Это первая ступень. После [нее] должно начаться самодействие26. Зная весь Пл[ан] и основание Нашего Учения, надо оказаться учениками, творящими в полной соизмеримости и непреложности. Когда Учитель скажет: «Теперь сами покажите следствия Моих указов», – это не значит достать ветхие одежды, перессориться, надуться и ущемить друг друга. Это можно оставить погонщикам мулов. Вам же следует помнить о Нашей Общине и подражать в согласном труде. Когда придет время изменить курс корабля, придет и указ, но о заплатке на подошве не ждите указа. Иначе скоро начнем поздравлять друг друга с днем Ангела. Надо навсегда усвоить важность и достоинст­во настоящей работы и сдать в архив детские привычки. Можно, не изменяя принципам, найти сотни достойных решений. Хочу видеть вас на следующей ступени, ибо иначе, как Ав[ирах] скажет в Кам[енце]; как Лог[ван] прикажет банкирам; как Пор[ума] привлечет сердца; как М[одра] превознесет Нов[ый] Синд[икат]; как О[яна] скажет новые слова старым друзьям Р[адна] и Нар[у], поберегите здоровье, много работаете. Чем могу Я помочь, не нарушив вашего индивидуального роста Стойте на страже имени и дел и пробуйте находить новое соотношение с Учением.
Каталог: doc
doc -> Александр Сергеевич Пушкин
doc -> Малярова Татьяна (гобой)
doc -> Г. Х. Андерсен писал:,,Да, мой отец был честным ремесленником, всему, чего я достиг, я обязан самому себе, а не деньгам или происхождению. Думаю, что я в праве этим гордиться
doc -> А. С. Пушкин в свое время внес большой вклад в духовную сокровищницу Украины и ее народа
doc -> Сто восемь минут…
doc -> Коммуникативная стратегия славянофильского журнала «русская беседа» (1856-1860 гг.) 10. 01. 10 Журналистика
doc -> Александр II и отмена крепостного права в россии объект исследования
doc -> Установите соответствие между войнами, которые вела Россия и мирными договорами. Ответ оформите в виде таблицы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   19