Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


«мне дали имя при крещенье анна»




Скачать 126.95 Kb.
Дата06.01.2017
Размер126.95 Kb.
ТипЛитература

«Образовательный портал Мой университет – www.moi-universitet.ru

факультет «Реформа образования» – www.edu-reforma.ru»




«МНЕ ДАЛИ ИМЯ ПРИ КРЕЩЕНЬЕ – АННА»

Предмет: Литература

Класс: 11

Автор урока: Железнякова Елена Геннадьевна, учитель русского языка и литературы

Образовательное учреждение: Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа № 11 х. Южный Курганинского района

Республика/край, город/поселение: Краснодарский край

Тип урока: Урок-лекция

Цель: познакомить учащихся с жизнью и творчеством А.А. Ахматовой, показать неповторимость и уникальность жизни поэта; прочитать и проанализировать стихотворения из сборников «Вечер», «Четки».

Задачи урока: а) способствовать развитию познавательного интереса к творчеству Анны Ахматовой;

б)побуждать учеников к самостоятельному изучению произведений А.Ахматовой;

в) воспитывать в учащихся чувство прекрасного на примере поэзии Анны Ахметовой.

Оборудование: портрет А.А. Ахматовой в разные годы, выставка её книг, интеракивная доска.


ХОД УРОКА

О, не вздыхайте обо мне,

Печаль преступна и напрасна…

А. Ахматова


I. Организационный момент

На доске дан цитатный план урока и таблица, которую учащиеся заполняют во время урока.



  1. В то время я гостила на земле.

Мне дали имя при крещенье – Анна…

  1. Я к розам хочу в тот единственный сад,

Где лучшая в мире стоит из оград.

  1. Мне от бабушки татарки

Были редкостью подарки.

  1. Из логова змиева, из города Киева,

Я взял не жену, а колдунью.

  1. Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки.

  1. Я гибель накликала милым,

И гибли один за другим.

  1. Не с теми я, кто бросил землю

На растерзание врагам.

  1. Так много камней брошено в меня,

Что ни один из них уже не страшен.

  1. Я – голос ваш, жар вашего дыханья,

Я отраженье вашего лица.


Даты

События

Что необычного и привлекательного вы находите в жизни А.А. Ахматовой


II. Слово учителя

Пересказать биографию всегда очень трудно. Где найти слова, которые не опошлили и не приземлили бы мыслей поступков великого человека. Поэтому урок мы построили из воспоминаний и стихотворений

А. Ахматовой, Н. Гумилёва, их современников.


  • Что необычного и привлекательного вы находите в жизни Ахматовой?

  • Какие события в жизни Ахматовой вы сочли важными?

  • Можно ли сказать, что Ахматова начала свой путь как поэтесса, а закончила как поэт?



III. Лекция

В то время я гостила на земле.

Мне дали имя при крещенье - Анна,

Сладчайшее для губ людских и слуха.

Так дивно знала я земную радость

И праздников считала не двенадцать,

А столько, сколько дней в году.

Анна Андреевна писала: «Я родилась 11 июня 1889 года, в один год с Чаплиным, «Крейцеровой сонатой» Л.Толстого, Эйфелевой

У Анны было два брата и три сестры, одна из которых умерла совсем маленькой, а две молодыми.

В 1890 году «годовалым ребенком я была перевезена в «Царское Село». Детство и отрочество Пушкина и Анны Горенко протекали в одном и том же месте.

«Мои первые впечатления царско-сельские: зелёное великолепие парков, выгон, куда меня водила няня, ипподром, где скакали маленькие пестрые лошадки, старый вокзал и нечто другое…»

Я к розам хочу в тот таинственный сад,

Где лучшая в мире стоит из оград,

Где статуи помнят меня молодой,

А я их под невскою помню водой.

В душистой тиши между царственных лип

Мне мачт корабельных мерещиться скрип.

И лебедь, как прежде, плывет сквозь века,

Любуясь красой своего двойника.

И замертво спят сотни тысяч шагов

Врагов и друзей, друзей и врагов.

А шествию теней не видно конца

От вазы гранитной до двери дворца.

Там шепчутся белые ночи мои

О чьей-то высокой и тайной любви

И все перламутром яшмой горит,

Но света источник таинственно скрыт.
Первое стихотворение Анна Горенко написала в 11 лет. Мать была всегда неизменно чуткой к творчеству дочери, а вот отец к ранним поэтическим занятиям дочери относился весьма скептически и раздраженно. Однажды он сказал: «Своего имени не дам». «И не надо мне твоего имени!» - сказала дочь.

Мне от бабушки – татарки

Были редкостью подарки…

Анна Горенко в качестве псевдонима взяла фамилию прабабки, ведшей род от татарского хана Ахмата. Так появилась Анна Ахматова.

Мы не в праве касаться сложностей и драматизма личных отношений Ахматовой и Гумилёва. Скажу только, что Николай Семёнович был старше на три года, при первой же встречи он испытывал чувство, которое преследовало его много- много лет, а может быть и всю жизнь, он долго ухаживал за Анной Ахматовой, делал не раз её предложение, пока она не сказала: «Да».

Вот я один в вечерний час,

Я буду думать лишь о Вас, о Вас.

Возьмусь за книгу, но прочту: «Она»,

И вновь душа пьяна и смятена.

Я брошусь на скрипучую кровать,

Подушка жжёт…нет, мне не спать, а ждать.

И крадучись я подойду к окну,

На дымный луг взгляну и на луну,

Вот там, у клумб, Вы мне сказали: «Да»,

О, это «да» со мной навсегда.

И вдруг сознанье бросит мне в ответ,

Что вас, покорной, не было и нет,

Что ваше «да», ваш трепет у сосны,

Ваш поцелуй – лишь бред весны и сны.

25 апреля 1910 года Гумилёв и Ахматова обвенчались. Родственники Ахматовой считали брак заведомо обреченным на неудачу, и никто из них не пришел на венчание, что глубоко оскорбило её.

Из логово змиева,

Из города Киева,

Я взял не жену, а колдунью.

А думал – забавницу,

Гадал – своенравницу,

Весёлую птицу – певунью.

Покликаешь – морщится,

Обнимешь – топорщится,

А выйдет луна – затомится.

И смотрит и стонет,

Как будто хоронит

Кого-то, - и хочет топиться.

Твержу ей: крещеному

С тобой по- мудреному

Возиться теперь мне не в пору.

Снеси-ка истому ты

В днепровские омуты,

На Грешную Лысую Гору.

В 1910 году муж впервые привел Анну Андреевну на «Башню» - в квартиру дома с надстройкой на Таврической улице, где у поэта символиста Вячеслава Иванова по средам собирался петербургский цвет литературы и искусства. Существовал такой обычай: все литераторы читали стихи, которым давалась оценка. Гумилев на тот момент уже был признанным мэтром поэзии, Ахматова оставалась пока его женой.

Вот какие воспоминания оставил поэт Георгий Иванов.

«Читаются стихи по кругу…Очередь доходит до молодой дамы, тонкой и смуглой. Это жена Гумилева. Она «тоже пишет». Ну, разуется, жёны писателей всегда пишут, жены художников возятся с красками, жены музыкантов играют. Хотя, эта чёрненькая Анна Андреевна, кажется, даже не лишена способностей. А Гумилев раздражается. Он тоже смотрит на её стихи как на причуду «жены поэта». И причуда ему не вкусу. Когда их хвалят, насмешливо улыбается:


  • Вам нравится? Очень рад. Моя жена и по канве прелестно вышивает.

  • Анна Андреевна, вы прочтете?

Лица присутствующих «настоящих» расплываются в снисходительную улыбку. Гумилёв с недовольной гримасой стучит папиросой о портсигар.

-Я прочту.

На смуглых щеках появляются два пятна. Глаза смотрят растерянно и гордо. Голос слегка дрожит.

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки.

Я на правую руку надела

Перчатку с левой руки.

Показалось, что много ступеней,

А я знала – их только три!

Между клёнов шёпот осенний

Попросил: «Со мной умри!

Я обманут моей унылой,

Переменчивой, злой судьбой».

Я ответила: «Милый, милый!

И я тоже. Умру с тобой…»

Это песня последней встречи.

Я взглянула на темный дом.

Только в спальне горели свечи

Равнодушно – жёлтым огнем.

На лицах – равнодушно-любезная улыбка. Конечно, несерьезно, но мило, не правда ли? Гумилёв бросает недокуренную папиросу. Два пятна ещё резче выступают на щеках Ахматовой.

Что скажет Вячеслав Иванов? Вероятно, ничего. Промолчит, отметит какую-нибудь деталь. Ведь свои уничтожающие приговоры он выносит серьёзным стихам настоящих поэтов. А тут. Зачем же напрасно обижать.

Вячеслав Иванов молчит минуту. Потом встаёт, подходит к Ахматовой, целует ей руку.



  • Анна Андреевна, поздравляю вас и приветствую. Это стихотворение – событие в русской поэзии».

По общему справедливому мнению, Ахматова была несравненным по поэтическому дарованию художником любви. Её новаторство проявлялось именно в этой традиционно вечной тьме. И критики, и поэты, и читатели отмечали загадочность её поэзии. Перед читателями 10-х годов, привыкшими к пестроте поэтических групп, к жеманничанью «дамской поэзии», возник художник большой и своеобразной силы. Ахматова в своих стихах, как в жизни, была женственна, но в нежности её поэтического слова выявляется власть и энергия.

Н. Гумилёв писал:

Это было не раз, это будет не раз

В нашей битве, глухой и упорной:

Как всегда, от меня ты теперь отреклась,

Завтра, знаю, вернешься покорной.

****

Тебе покорной! Ты сошёл с ума!



Покорна я одна господней воле.

Я не хочу ни трепета, ни боли.

Мне муж – палач, а дом его – тюрьма.

Но, видишь ли! Ведь я пришла сама…

Декабрь рождался, ветры выли в поле,

И было так светло в твоей неволе,

А за окошком сторожила тьма.

Так птица о прозрачное стекло

Всем телом бьется в зимнее ненастье,

И кровь пятнает белое крыло.

Теперь во мне спокойствие и счастье.

Прощай мой тихий, ты вечно мил

За то, что в дом свой странницу впустил.

До Ахматовой любовная лирика была надрывной и туманной, мистической и ненатуральной, с недомолвками и полутонами. После первых ахматовских книг стали любить «по – ахматовски». И не одни только женщины. Есть свидетельства, что Маяковский часто цитировал стихи Анны Андреевны и читал их любимым.

Ахматова как-то сказала: «Я отравлена на всю жизнь, горек яд неразделённой любви… Не осуждайте меня, если сможете».

Он любил три вещи на свете:

За вечерней пенье, белых павлинов

И стёртые карты Америки.

Не любил чая с малиной

И женской истерики

…А я была его женой.

Отношения с мужем не складывались. Сопротивление одного таланта диктату другого уже сами по себе драматичны

Из воспоминаний Валерии Срезневской, многолетней подруги Ахматовой: «Оба они были слишком свободными и большими людьми для пары воркующих голубков… Их отношения скорее были тайным единоборством – с её стороны для самоутверждения как свободной женщины, с его стороны – желанием не поддаваться никаким колдовским чарам и оставаться самим собой, независимым и властным.

«Ты совсем, совсем снеговая,

Как ты странно и страшно бледна!

Почему ты дрожишь, подавая

Мне стакан золотого вина?»

Отвернулась печальной и гибкой…

Что я знаю, то знаю давно,

Но я выпью, выпью с улыбкой

Всё налитое ею вино.

А потом, когда свечи потушат

И кошмары придут на постель,

Те кошмары, что медленно душат,

Я смертельный почувствую хмель…

И приду к ней скажу: «Дорогая,

Видел я удивительный сон,

Ах, мне снилась равнина без края

И совсем золотой небосклон.

Знай, я больше не буду жестоким,

Будь счастливой, с кем хочешь, хоть с ним,

Я уеду далеким, далеким,

Я не буду печальным и злым.

Мне из рая, прохладного рая,

Видны отсветы белого дня…

И мне сладко, - не плачь, дорогая,

Знать, что ты отравила меня».
В 1918 году они расстались. Каждый из них пошёл навстречу своей трагедии.

Ещё раньше, в 1915 году, Ахматова написала пророчески роковое стихотворение.

Дай мне горькие годы досуга,

Задыханья, бессонницу, жар,

Отыми и ребёнка и друга,

И таинственный песенный дар –

Так молюсь за твоей литургией

После стольких томительных дней.

Чтобы туча над темной Россией

Стала облаком в славе лучей.

Марина Цветаева при встрече с ней напомнит эту молитву: «Как вы могли написать: «Отыми и ребёнка и друга, И таинственный песенный дар…» разве вы не знаете, что в стихах все сбывается?»

Она не знала, она и думать не могла, что всё их того, что она просила в стихотворении, трагически сбудется в жизни.

Я гибель накликала милым,

И гибли один за другим.

О горе мне! Эти могилы

Предсказаны словом моим.

Гумилёв предсказал свою судьбу. Он не раз говорил, что умрёт в 53 года. Судьба, с которой он любил играть, тоже сыграла с ним шутку, поменяв цифры местами. Смерть он встретил в 35 лет. В остальном же умер, как и предсказывал:

И умру я не на постели,

При нотариусе и враче,

А в какой-нибудь дикой щели,

Потонувшей в густом плюще.

Николай Семенович Гумилёв был расстрелян в 1912 году за участие в контрреволюционном заговоре. Как стало известно сейчас, в деле содержится лишь доказательство, подтверждающее недонесение Гумилевым о существовании контрреволюционной организации, в которую Гумилеву предлагал вступить его друг. Николай Семенович отказался, но властям по соображениям дворянской чести не донёс. В настоящее время по закону и, исходя из презумпции невинности, Гумилев не может признаваться виновным в преступлении, которое не было подтверждено материалами того уголовного дела, по которому он был осужден.

Не бывать тебе в живых,

Со снегу не вставать:

Двадцать восемь штыковых,

Огнестрельных пять.

Горькую обновушку

Другу шила я.

Любит, любит кровушку

Русская земля.

После революции в отличие от многих своих друзей и знакомых Анна Андреевна не эмигрировала.

Не с теми я, кто бросил землю

На растерзание врагам.

Их грубой лести я не внемлю,

Им песен я своих не дам.

Но вечно жалок мне изгнанник,

Как заключенный, как больной.

Темна твоя дорога, странник,

Полынью пахнет хлеб чужой.

А здесь, в глухом чаду пожара

Остаток юности губя,

Мы ни единого удара

Не отклонили от себя.

Часть эмиграции отнеслась к этому стихотворению с раздражением. Стали говорить об упадке её таланта, о литературном конце поэта.

В своей стране Ахматова не находила также должного понимания – в глазах многих она оставалась поэтом старой России, обломком империи.

30-е годы были в жизни Анны Андреевны временем тяжелых испытаний. Репрессии коснулись и её единственного сына Льва, который был блестящим ученым. Его арестовывали трижды, он провел в заключении в общей сложности 12 лет.

Муж в могиле, сын в тюрьме,

Помолитесь обо мне.

Триумфальному вхождению Ахматовой в литературу был отпущен короткий срок. Поэзию отодвигали глобальные события, происходящие в России. Глобальные катаклизмы всегда завязывались в тугой узел с катком, обжигали её огнем, грозили мечом. Но никогда не могли сломить её.

К Чуковский, знавший Ахматову почти полвека, вспоминал: «Я не помню у неё на лице ни одной просительной, мелкой или жалкой улыбки. В её обращении с людьми была она главнейшая черта её личности: величавость. Не спесивость, не надменность, не заносчивость, а именно величавость».

Ахматова в славе и бесславье оставалась сама собой.

Забудут? – вот чем удивили!

Меня забывали сто раз,

Сто раз я лежала в могиле,

Где, может быть, я и сейчас.

А Муза и глохла и слепла,

В земле истлевала зерном,

Чтоб после, как Феникс из пепла,

В эфире восстать голубом.

Её действительно не раз забывали и вспоминали те, кто стоял у власти. В неё не раз бросали камни те, кто прислуживал этой власти.

Так много камней брошено в меня,

Что ни один уже не страшен.

Одним из таких камней было печально знаменитое постановление 1946 года «О журналах «Звезда» и «Ленинград», в котором Ахматову и её стихи буквально осыпали площадной бранью. Она обвинялась в безыдейности, индивидуализме и принадлежности к старой салонной поэзии. Секретарь ЦК КПСС А.А. Жданов назвал Ахматову осколком безвозвратно канувшего в вечность мира старой дворянской культуры.

И всюду клевета сопутствовала мне,

Её ползучий шаг я слышала во сне,

И в мертвом городе под беспощадным небом,

Скитаясь наугад за кровом и за хлебом.

Анна Андреевна несмотря ни на что писала: «Я не переставала писать стихи. Для меня в них – связь моя со временем, с жизнью моего народа. Когда я писала их, я жила теми ритмами, которые звучали в героической истории моей страны».

Несмотря на то, что важнейшие произведения Ахматовой оставались неизвестными, к концу жизни творчество её получило международное признание.

Вы едите – о том шумит молва

В Италию принять дары признанья –

Уже давно там лавры заждались.

В декабре 1964 года Анна Андреевна едет в Италию, где ей была вручена престижная литературная премия «Этна-Таормина».

Когда Ахматова прибыла к месту церемонии, она ужаснулась: ей, потяжелевшей и больной, предстояло одолеть многоступенчатую, крутую лестницу древнего храма.

Анна Андреевна вспоминала: «Торжественность и величавость были таковы, что, если бы я хоть чуть заколебалась, меня бы немедленно усадили в кресло и понесли наверх. Такого позора я допустить не могла. И я двинулась храбро вперед. Так я поднялась на вершину славы, задыхаясь и кряхтя».

В июле 1965 года в Англии Ахматовой вручают диплом почетного доктора Оксфордского университета и горностаевую мантию.

Умерла Анна Андреевна 5 марта 1966 года. Она прошла огромный жизненный и творческий путь. Более 60 лет творчества – это огромная внутренняя эволюция, и прямое или косвенное воплощение истории, вобравшей в себя две мировые войны, революции, репрессии, пробуждение общества к новой, непривычной для него, а по существу более нормальной, более человечной жизни.

Женщина, стоявшая на вершине культуры, гордость своего народа, Ахматова имела право сказать:

Я- голос ваш, жар вашего дыханья,

Я – отражение вашего лица.

Напрасных крыл напрасны трепетанья, -

Ведь все равно я с вами до конца.

Вот отчего вы любите так жадно

Меня в грехе и в немощи моей,

Вот отчего вы дали неоглядно

Мне лучшего из ваших сыновей…



IV. Работа с таблицей. (Слайд №)

  • Перечислите даты и события, записанные в таблице.

  • Что необычного и привлекательного вы находите в жизни Ахматовой?

  • Какие события вы сочли важными и интересными?

  • Какую отличительную черту характера Ахматовой вы назвали бы?

  • Можно ли сказать, что Ахматова начала свой путь как поэтесса, а закончила как поэт?

V. Выразительное чтение стихотворений

Сборник «Вечер»

«Сжала рука под темной вуалью…»

«Так беспомощно грудь холодела…»

«Сегодня мне письма не принесли…»


Высказывания Н.С. Гумилева, К. Чуковского о ранней лирике Ахматовой.

Сборник «Чётки»

«Я научилась просто мудро жить…»

«Помолись о нищей, о потерянной…»



VI. Домашнее задание

Биография А.А. Ахматовой



Наизусть любое понравившееся стихотворение

  • «МНЕ ДАЛИ ИМЯ ПРИ КРЕЩЕНЬЕ – АННА» Предмет
  • Образовательное учреждение
  • Тип урока
  • Задачи урока
  • Оборудование
  • I. Организационный момент
  • II. Слово учителя
  • IV. Работа с таблицей. (Слайд №)
  • V. Выразительное чтение стихотворений
  • VI. Домашнее задание