Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Мирча Элиаде Словарь религий, обрядов и верований




страница18/25
Дата06.07.2018
Размер3.54 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   25

24.6. В эпоху государственного синтоизма (1868–1946) священники являлись чиновниками на службе в Дзингикане или Департаменте по делам Синто.[82] С другой стороны, правительство было вынуждено признать свободу вероисповедания, что означало в первую очередь отмену гонений на христианство. Однако конституция Мэйдзи 1896 г. имела и негативные политические последствия, поскольку право на существование имели только религии, официально признанные государством. Дзингикану пришлось заняться решением довольно трудной проблемы — классификацией новых культов, которые начинают появляться со второй половины XIX в. Хотя в большинстве случаев связь с синтоизмом — если таковая вообще имеется — можно проследить только на начальном этапе, тринадцать новых культов (из них двенадцать были основаны между 1876 и 1908 гг.) прошли регистрацию в качестве «синтоистских сект»: Синто тайкё (без основателя, признана в 1886 г.), Куродзуми кё (основана Куродзуми Мунэтада в 1814 г.), Синто сюсей ха (основана Нитта Кунитеру в 1873 г.), Идзумо Оясиро кё (основана Сенге Такатоми в 1873 г.), Фусо кё (основана Сисино Накаба в 1875 г.), Дзикко кё (основана Сибата Ханамори, признана в 1882 г.), Синто Тайсэй кё (основана Хираяма Сосай, признана в 1882 г.), Синсю кё (основана Йосимура Масамоки в 1880 г.), Онтаке кё (основана Симояма Осука, признана в 1882 г.), Синри кё (основана Сано Цунехико, признана в 1894 г.), Мисоги кё (основана учениками Иноне Масакане в 1875 г.), Конко кё (основана Каватэ Бундзиро в 1859 г.) и Тэнри кё (основана женщиной — Накаяма Мики — в 1838 г., признана в 1908 г., отделилась от синто в 1970 г.; отсюда вышла секта Хоммити). С 1945 г. появилось много «новых сект» (по статистическим данным за 1971 г. их насчитывается 47).

Шаманизм в Японии традиционно считался уделом женщин, поэтому во многих позднейших верованиях женщинам приписывается особое могущество.

24.7. Японскую народную религию (минкан синко) не следует путать с народным синтоизмом, хотя у них много сходных черт. Минкан синко это комплекс искупительных, сезонных и спорадических обрядов, заимствованных из всех трех главных религий Японии. Не случайно говорят, что японец живет как конфуцианец, женится как синтоист и умирает как буддист. В доме у него два алтаря — синтоистский и буддийский. Он соблюдает запреты, обусловленные геомантией (вход в дом никогда не должен располагаться на северо-восточной стороне и т. п.) и календарем (благоприятные и неблагоприятные дни). Что касается почитаемых ритуалов, то самые значительные из них связаны с Новым годом (согацу), Весной (сецубун, 13 февраля), Праздником Кукол (хана мацури, 8 апреля), Днем Мальчиков (танго но-секю, 5 мая), Праздником Ками воды (суйдзин мацури, 15 июня), Праздником Звезды (танабата, 7 июля), Поминовением Усопших (бон, 13–16 июля), летним равноденствием (аки но-хиган) и проч.

Обряды совершаются всеми членами определенной социальной общности — это семья в широком смысле слова (додзоку) или люди, живущие по соседству (куми).

24.8. Библиография. J.M.Kitagawa, Japanese Religion: An Overview, in ER 7, 520–38; H.Naofusa, Shinto, in ER 13, 280–94; A,L.Miller, Popular Religion, in ER 7, 538–45; M.Takeshi, Mythical Themes, in ER 7, 544–52; H.P.Varley, Religions Documents, in ER 7, 552–7.

Комментированный перевод синтоистских текстов: Post Wheeler, The Sacred Scriptures of the Japanese, New York 1952.

Лучшая работа по японской религии принадлежит Джозефу Мицуо Китагава (Joseph Mitsuo Kitagawa): Religion in Japanese History, New York/London 1966. Журнал History of Religions посвятил синто целый номер (1988, vol.27, n 3), где содержатся статьи Дж. М.Китагава и др.

О религиозной политике в современной Японии см.: Japanese Religion. A Survey by the Agency for Cultural Affairs, Tokyo/New York/San Francisco 1972.

25. СЛАВЯНСКИЕ И ПРИБАЛТИЙСКИЕ НАРОДЫ

25.0. Славяне входят в европейскую историю около 800 г. до н. э., но экспансия их начинается лишь спустя тысячу четыреста лет, когда индоевропейский протославянский язык разделяется на три ветви (западную, южную и восточную). В X в. славяне занимают территорию, которая простирается от России до Греции и от Эльбы до Волги. От западнославянского произойдут польский, чешский, словацкий и вендский (мертвый) языки; от южнославянского — словенский, сербскохорватский, македонский и болгарский; от восточнославянского — русский и украинский. Славяне приняли христианство в VIII и IX вв.

25.1. Письменные источники о религии славян появляются не раньше V! в. н. э. (Прокопий Кесарийский). Самыми значительными среди них считаются Киевская летопись (XII в.) с рассказом о крещении Руси (988 г.) при Владимире I и упоминания в хрониках о походах против язычников епископа Отто фон Бамберга (XII в.; в изложении Эббо, Херборда и анонимного монаха из Прифлинга), Титмара фон Мерзебурга и Герхарда Ольденбургского (Хельмонд фон Босау) — в последнем случае речь идет о западных славянах. К числу прямых источников относятся только археологические находки, в число которых входят несколько святилищ и статуй. Наконец, славянский фольклор хранит память о некоторых дохристианских богах.

25.2. В Киевской летописи упоминаются семь восточнославянских богов (Перун, Волос, Хорc, Дажьбог, Стрибог, Семаргл и Мокошь), которым приносили жертвы. Мария Гимбутас полагает, что Хорc, Дажьбог и Стрибог — это три ипостаси солярного божества, которое она называет Белобог; у западных славян этот бог, противостоящий инфернальному богу Велесу, получает имена Яровит, Поревит и Свентовит. В Хронике славян (Chronica slavorum) Хельмонд говорит о небесном боге, отце всех богов, который не принимает участия в управлении миром. Эту функцию исполняет Перун, бог грома, чье имя восходит к корню перебить»); в польском языке piorun означает «молния». У балтов (литовцев) бог грозы Перкунас носит имя, родственное индоевропейскому слову, которым обозначается «дуб» — это дерево часто посвящалось небесным богам. Возможно, что под именем Перуна скандинавская по происхождению династия Рюриковичей воздавала почести германскому богу Тору — в норвежской мифологии его мать зовут Фьоргун (от слова «дуб»). После христианизации поклонение Перуну в России было перенесено на получившего прозвище громовник святого Илью, праздник которого отмечался 20 июля обрядами покаяния. Поскольку Илья повелевал дождями, от него, несомненно, зависел будущий урожай.

Среди сверхъестественных существ мужского пола нужно назвать многочисленных домашних духов, фамильярно называемых дед или дедушка, духов леса (леший) и предков. Однако большинство сверхъестественных существ у славян женского пола: Мать сыра земля, Мокошка (ср. Мокошь в тексте XII в.), Парка, которая отождествляется с разными женскими существами, хранящими тайну человеческой судьбы, Баба Яга — холодная, уродливая и зловещая, колдунья Ведьма, водяные (вилы) и древесные (русалки) нимфы и т. д.

25.3. Балтийские племена входят в европейскую историю во втором тысячелетии до н. э., однако в письменных источниках о них нет никаких упоминаний вплоть до X в., когда германцы и датчане начинают захватывать их земли. В ходе этого завоевания, которое завершится в XIV в. христианизацией балтов, один из балтийских народов (древние пруссы или пругены) будет полностью ассимилирован, тогда как два других (литовцы и латыши) сохранят национальную идентификацию.

25.3.1. Подобно славянскому, балтийский пантеон включает три главных божества: бездеятельный небесный бог (лит. Диевас, лат. Дивес), бог грома (лит. Перкунас, лат. Перконс) и солнечная богиня Сауле (эст. Сольме), которая, впрочем, по своей функции не совпадает с Велесом — славянским Плутоном. Наряду с ними есть Мать-земля (лат. Земен мате) и бесчисленные сверхъестественные существа женского пола, получившие название духи-матери.

25.4. Библиография. Eliade, H 3, 249–51; M.Gimbutas, Slavic Religion, in ER 13, 353–61; H.Biezais, Baltic Religion, in ER 2, 49–55.

26. ТАЙНЫЕ КУЛЬТЫ (МИСТЕРИИ)

26.0. Термин мистерия является чисто техническим, обозначая определенные институты, практикующие инициацию. Идеология мистерий имеет два источника: с одной стороны, это архаические обряды инициации и тайные союзы, с другой — древние земледельческие религии Средиземноморья. Этнолог А.Йенсен включил в классификацию оба варианта мифа о происхождении, имеющего сходные черты во всех земледельческих цивилизациях. У племени маринд-аним (Новая Гвинея) боги-творцы и прочие существа изначального мира называются дема. Первое мифологическое сказание повествует о гибели одного из дема от руки других дема. Убийство божества знаменует переход от изначального к историческому времени, которое характеризуется смертью, необходимостью добывать пропитание и размножаться половым путем. Принесенное в жертву божество является первым умершим, оно преобразуется во все полезные растения и в луну. Культ представляет собой драматизированное воспроизведение убийства демы, в память о котором совершается ритуальное поглощение пищи. Йенсен дает этой мифологеме имя Хаинувеле, убитого божества племени вемале с острова Серам, и указывает на ее тесную связь с растительными культурами — особенно клубневыми. Другую мифологему он связывает со злаковыми: она посвящена похищению злаков с неба и ассоциируется с Прометеем. На самом деле оба мифа существуют в столь различных географических ареалах, что с их помощью трудно объяснить появление как злаковых, так и клубневых растений.

26.1. Греческие мистерии. В Иране, Вавилоне или Египте тайных культов не существовало — иными словами, это чисто эллинистический феномен. В Греции классической эпохи самыми типичными были Элевсинские мистерии, в орбите которых уже в древние времена вращается Дионис, не имевший собственного тайного культа. Орфики и пифагорейцы также не обладают институтом инициации. Ситуация меняется, как только речь заходит о кабирах или о Кибеле и Аттисе. Последний является единственным из умирающих божеств Ближнего Востока (Таммуз, Адонис, Осирис), кто вошел в инициационную структуру.

Комплекс мистерий Деметры и ее дочери Коры-Персефоны базируется на земледельческой идеологии; этот мифологический сценарий очень близок к тому, где в центре находилась Хаинувеле, Кора Молуккских островов. Подобно ей, Персефона исчезает в глубинах земли, отождествляется с луной и от нее целиком зависит судьба растений, особенно злаковых культур. Как и у Хаинувеле, в качестве основного жертвенного животного Коры выступает свинья.

Элевсинские мистерии были институтом коллективной инициации афинского государства по преимуществу. Тайна их неукоснительно сохранялась, но даже при полном отсутствии информации можно предположить, что сценарий инициации тем или иным образом воплощал высшую цель культовой идеологии — ритуальное уподобление судьбы неофита страданиям божества.

26.2. В эпоху Империи собственные тайные культы получают новые божества, как восточного, так и иного происхождения: Дионис, Исида, Митра, Серапис, Сабазий, Юпитер, Долихен, Фракийский всадник. Все эти мистерии гарантировали тайну инициации, однако не запрещали участие в другом культе, поэтому один человек имел возможности пройти через все инициации, которые были ему доступны по половой принадлежности, общественному статусу и наличию денежных средств. Сверх того, контуры некоторых мистериальных божеств весьма расплывчаты, у них часто совпадают солнечные атрибуты и имена (Зевс, Юпитер, Гелиос, Соль), в результате чего образуется устойчивый сплав, который иногда называют солярным синкретизмом. В IV в. все эти божества (включая Кибелу) становятся небесными, отождествляются с солнцем и стоят во главе пантеона, что не ощущается как противоречие. В некоторых экзегезах подобное разнообразие имен призвано скрыть подлинную сущность божества.

26.2.1. Институциональные структуры, превратившие Диониса в мистериальное божество, появились к концу I в. н. э. Для культа Диониса этой эпохи характерна чрезвычайная насыщенность эсхатологическими символами. Посмертные надежды приобщенных к мистерии Диониса описаны философом платоновской школы Плутархом из Херонеи (ок. 45–125) и в многочисленных иносказательных сочинениях. Души приобщенных пребывали в состоянии вечной радости и испытывали небесное опьянение.

26.2.2. Ступени инициации в культе египетской богини Исиды включали, как это было недавно доказано исследователями, элементы подлинной египетской религии. Римский писатель Апулей из Мадавра (ок. 125–162) дал весьма неполное и, прямо скажем, туманное, описание этого обряда в своем фантастическом романе, известном под названием Метаморфозы или Золотой осел. После ночной инициации, содержание которой не подлежит разглашению, главный герой романа Луций, облаченный в олимпийскую столу,[83] с факелом в правой руке и пальмовым венком на голове, поднимается на деревянный пьедестал перед статуей Исиды, и ему вручают двенадцать звезд приобщенного. Какие подвиги пришлось ему совершить, чтобы принять участие в этом маскараде, символизирующем обожествление? Объяснение дается в следующем загадочном отрывке: «Я достиг пределов смерти и, ступив на порог жилища Прозерпины, вернулся назад через все стихии; посреди ночи я увидел блистательное солнце, излучавшее свет; я оказался у самых ног подземных и небесных богов, и всем им я воздал почести». Ученые интерпретируют аллюзии вышеприведенного отрывка таким образом: либо это было чрезвычайно дорогостоящее театральное действо, либо обряд инициации, связанный с достижением неуязвимости или с имитацией небесного восхождения.

26.2.3. В военной среде императорской эпохи очень важную роль играли мистерии бога Митры (иранского по имени, эллинистического по содержанию). Этот культ обладал своей иерархией, почерпнутой из тайных астрологических сочинений; местом празднования служили особые храмы под названием митрейоны, которые возводились в благоприятные дни и имели обличие пещеры. Инициация включала в себя семь ступеней, находившихся под покровительством семи планет:

korax (ворон) — Меркурий

nymphus (нимфа) — Венера

miles (воин) — Марс

leo (лев) — Юпитер

Perses (перс) — Луна

Helios — Солнце

Pater (отец) — Сатурн

Астрологические интерпретации были вполне вероятны и по отношению к таким образным сценам культа Митры, как тавроболий, где Митра в окружении символических животных (змеи, собаки, скорпиона и т. д.) убивает быка.

С мистериями Митры связан характерный символический объект — лестница с семью дверями. О ней упоминает языческий философ II в. Цельс в своем труде «Истинное рассуждение», суть которого изложил христианский апологетик Ориген.[84] По словам Цельса, лестница знаменовала восхождение души через сферы планет.

26.2.4. Мистерии Фракийского всадника, где важную роль играет богиня с рыбой в руках и в ходе которых, вероятно, приносили в жертву барана, представляют собой упрощенный вариант митраизма с включением некоторых элементов, происходивших из придунайских провинций Империи. Здесь осталось только три ступени инициации: Aries (Баран), Miles (воин), Leo (Лев); из них две первые находились под покровительством Марса, а последняя — под покровительством Солнца.

26.2.5. Сабазий, древний бог фракийцев и фригийцев, стал патроном мистерий во II в. н. э. По утверждению христианского писателя Климента Александрийского (ум. до 215 г.), кульминационным моментом инициации в этих мистериях было испытание змеей: ее вводили неофиту через грудь (per sinum), и она выползала снизу.

26.2.6. Сарапис или Серапис искусственное божество (Осирис + Апис). Культ его зарождается в Мемфисе и получает дальнейшее развитие в Александрии эпохи Птолемеев. Главным считался серапеум в Александрии, однако этому богу поклоняются и во многих других греческих городах, где возникают общества Сарапиастов.

26.2.7. Юпитер Оптимус Максимус[85] Долихен представляет собой божество мистерий императорской эпохи, посвященных владыке всех богов. Этот титул часто прилагается и к другим мистериальным богам — таким, как Сабазий и Сарапис. Греки превратили небесное божество из местечка Долихе (Малая Азия) в Зевса-Оромазда. Его культ принесли в Рим солдаты, служившие в провинции Коммагена.

26.3. Библиография. О тайных культах см. особенно следующие тома: Ugo Bianchi (ed.), Mysteria Mithrae, Leiden 1979; U.Bianchi и M.J.Vermaseren (eds.), La soteriologia dei culti orientali nell’impero romano, Leiden 1982 — в обеих работах имеется отличная библиография. См. также: I.P.CouIiano, Experiences de l’extase, Paris 1984; I.P.Couliano и C.Poghirk, Dacian Rider, in ER 4, 195–6; Sabazios in ER 12, 499–500.

27. ТИБЕТ

27.1. Сравнительно недавно произошла смена ориентиров в интерпретации древней религии Тибета, которую исследователи традиционно отождествляли с учением Бон (см. 6.10). В действительности, местная религия, называемая «религией людей» (ми-шос), предшествовала учению Бон и буддизму, получивших название религия богов (лха-шос). Источники, позволяющие исследовать религию ми-шос, отличаются скудностью: это фрагменты мифов, обряды и гадания, а также обличающие древнюю религию надписи, составленные буддистами и китайскими хронистами эпохи династии Тан (618–907). Древние ритуалы были усвоены буддизмом и учением Бон, поэтому чрезвычайно трудно выделить их в тех новых структурах, куда они вошли как неотъемлемая часть.

27.2. Центральным установлением старой религии была священная монархия. Считалось, что первый царь спустился с неба, использовав гору, веревку или лестницу; древние цари возвращались на небо в земном обличье, не оставляя после себя мертвого тела, подобно даосским Бессмертным. Однако седьмой царь был убит, и после его смерти были установлены первые погребальные обряды, включавшие в себя жертвоприношение нескольких животных, которые являются проводниками умершего в потусторонний мир. В эпоху бессмертных царей небесные прообразы животных и растений спустились на землю, чтобы служить человеческому роду. Однако человечеству постоянно приходится делать выбор между распоряжениями небесных богов и приказами вторгшихся в мир инфернальных демонов лу, которые уже стали причиной порчи мира. После гибели одного мира новый цикл начинается с нуля. Невозможно определить, насколько древними являются эти верования; некоторые ученые считают, что они появились не раньше VI или VII в. и представляют собой обоснование культа царей, заимствованное у императорского Китая.

27.3. Если раньше всю старую религию обычно обозначали термином Бон, то сейчас это название используется только для Бон-по или обращенного Бона, превратившегося в религию только с XI в., хотя некоторые его элементы уже предвещали буддизм. Основателем Бона был, вероятно, Шенраб-мибо, явившийся из некой западной страны, которая была известна под именем Шаншун или Тарсиг. Его рождение и жизненный путь полны чудес. После ухода в Нирвану Шенраб оставил вместо себя сына, который проповедовал его учение три года. Тексты, приписываемые Шенрабу и якобы переведенные с языка страны Шаншун, в XV в. были включены в Ганджур и Данджур в редакции, свидетельствующей о сильном влиянии буддизма.

27.4. Библиография. Eliade, H 3, 312–14; P.Kvaerne, Tibetan Religions: An Overview, in ER 14, 497–504; M.L.Walter, History of Study, in ER 14, 504–7.

28. ФИНИКИЯ

28.0. Народы равнин Сирии и Аравии в течение тысячелетий беспрерывно мигрировали. Народ, говоривший на семитском языке, появился в Палестине около 3000 г. до н. э., этот период именуется эпохой «древней бронзы». Около 2000 г. до н. э. нашествия аморитов повлекли за собой новые изменения социокультурных структур; ситуация повторилась и в конце второго тысячелетия в связи с приходом израильтян. На побережье Средиземного моря божества земледельческих культов смешались с небесным пантеоном пастухов-кочевников. Помимо святилищ и фигурок, найденных во время археологических раскопок, источники наших знаний о религиозных традициях прибрежных народов долгое время сводились к фрагментарным и весьма спорным сведениям, почерпнутым из Ветхого Завета, немногих клинописных табличек из Мари и Тель-Эль-Амарна и нескольких отрывков эллинистических и римских авторов. В 1929 г, раскопки в Рас-Шамре привели к открытию древнего города Угарит, представлявшего ханаанскую цивилизацию конца века бронзы (ок. 1365–1175 гт. до н. э.).

Расположенный на Сирийском побережье, порт Угарит существовал с начала второго тысячелетия. Около 1350 г. до н. э. появилось клинописное письмо: знаки выжимались на сырой глине. Прежде чем нашествие приморских народов, начавшееся ок. 1175 г. до н. э., разрушило цивилизацию Угарита, многие тексты были записаны и тем самым сохранены для истории; среди них имеются записи об исполнении обетов, заговоры, молитвы, списки богов, а, главное, древние мифы, возраст которых не поддается определению.

28.1. Во главе Угаритского пантеона стоит бог Эл, творец мира и отец богов, трансцендентальный и благостный, но равнодушный и бессильный, когда речь заходит о делах людских, где его заменил неумолимый бог грозы Баал, сын Дагана, напоминающий месопотамское божество Адад. Согласно текстам и народной традиции, существуют не один Эл и не один Баал, и имена их соответственно означают понятия «бог» и «владыка». Некие Элим и Баалим, возможно, имели различные святилища для отправления своих культов, другие божества отличались друг от друга особыми свойствами, которыми их наделяли. Баал — это Всемогущий, Возвышенный, Скачущий на Облаке, Князь,[86] Повелитель Земли. В мифологических текстах врагами его являются Йамму («Море»), «хищные» чудовища и Мот («Смерть»), одерживающий над ним временную победу.

Супруга Эла — богиня-владычица Асират (Ашера), наделенная властью над морем. Более деятельной является Анат, сестра или супруга Баала, могущественная богиня любви и войны, иногда изображаемая сидящей на спине льва. Слившись в образе Астар-ва-Анат, обе богини позднее превратились в сирийское божество Атаргатис — владычицу моря и богиню плодородия, чей культ просуществовал до начала христианства. Среди других угаритских богов имеется Арц-ва-Шамем (Земля-и-Небо), лунарные бог и богиня, несколько дочерей богов: утренняя звезда и вечерняя звезда (Венера); кузнец Кусар; Рашап-губитель и другие заимствованные боги. Предки, особенно принадлежавшие к королевскому роду, обожествлялись и становились объектами культов наравне с целым рядом божков, рангом пониже и не имеющих индивидуальных имен.

28.2. Ханаанская религия, в том виде, в каком ее можно восстановить по фигуркам из металла и терракоты, была сосредоточена вокруг двух божественных пар: Эла и Асират, повелителей потустороннего мира, и Баала и Анат — владык земного мира. В Угарите, к примеру, обнаружены храмы Баала и Дагана, но, возможно, некоторые из них были посвящены другим божествам. От больших храмов, располагавших загонами для скота и складами для вина и масла, сохранилось больше следов, нежели от маленьких культовых святилищ. При отправлении государственного культа царь и царица руководили церемонией и активно принимали участие в ритуалах, праздниках и молениях, дабы заручиться для города покровительством богов. Жрецы (кхнм, что тождественно еврейскому коханим) и служители культа, называвшиеся кдшм,[87] состояли при храмах; в их обязанности входило принимать пожертвования, совершать жертвоприношения и обряд очищения, ухаживать за статуей божества. Отдельные служители исполняли обряды культа мертвых, кульминационным моментом которого была оргиастическая церемония. Все похороны сопровождались пиршеством, призванным умиротворить мертвецов. Были жрецы, занимавшиеся предсказаниями с помощью глиняных фигурок, подобных тем, что были найдены в Мари, в Месопотамии. Жители города иногда прибегали к магии и к умилостивительным заклинаниям.

28.3. Угаритская мифология вся проникнута борьбой за власть между Элом и Баалом и между Баалом и его противниками. Среди многочисленных столкновений наиболее известна битва Баала и божества морской пучины Йамму, представляемого то в виде человека, то в виде морского чудовища. Подбадриваемый своим отцом Элом, Йамму решает прогнать Баала с царства, но тот с помощью волшебного оружия, выкованного божественным кузнецом Кусаром, выходит из поединка победителем. Сражение это очень напоминает битву морского чудовища Тиамат с месопотамским божеством Мардуком, о победе которого рассказывается в четвертой клинописной таблице вавилонской космогонической поэмы Энума Элиш,[88] а также подвиги Яхве на море в некоторых Псалмах и в книге Иова (26:12–13).

Когда могущественная богиня Анат вмешивается в сражение, Баал посылает ей приглашение заключить мир, и, как в Энума Элиш, сообщает ей о своем желании иметь храм, чтобы ему в нем поклонялись. Анат получает разрешение Эла, и для Баала строят большой храм.

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   25