Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Мирча Элиаде Словарь религий, обрядов и верований




страница17/25
Дата06.07.2018
Размер3.54 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   25

22.2. Гуманоид, известный как неандерталец, исчез около 30 тысяч лет до н. э. Он, несомненно, верил в загробную жизнь умерших, и это показывает поза погребенных — на правом боку, головой на восток. В захоронениях среднего палеолита были найдены примитивные орудия из кварца и красной охры. Некоторые черепа деформированы таким образом, что можно считать это осознанной операцией по извлечению мозга.

Так называемое искусство высшего палеолита представлено знаменитыми Венерами с широким задом и часто гипертрофированными половыми признаками, а также наскальными рисунками — как правило, зооморфными и идеоморфными, что вовсе не исключает антропоморфных мотивов. В сценах с замаскированными фигурами на стенах франкокантабрийских пещер обнаруживается явное сходство с сеансом шаманского камлания (см. 32.1).

В эпоху мезолита, когда главной формой хозяйственной деятельности была охота, началось одомашнивание диких животных и была открыта питательная ценность злаковых культур. Видимо, эпохой мезолита следует датировать типично мужские обряды подражания хищникам. В начале 1970-х гг. появилась этнологическая фикция, согласно которой подобное поведение является куда более древним и связано с самим зарождением человеческого рода. Некоторые этнологи даже утверждали, будто бы кровожадная агрессивность является проклятием нашей расы. На самом деле, это всего лишь бездоказательные гипотезы, отражающие убеждения отдельных ученых в определенные эпохи. Охотничий инстинкт возник сравнительно недавно и не может служить главным фактором, определяющим историю человечества. Такие этнологи, как Конрад Лоренц, доводили презрение к человеку до того, что приписывали ему — единственному среди всех животных — весьма относительное понятие о запрете, повелевающем не убивать себе подобных. В недрах самой социобиологии эти утверждения были оспорены такими учеными, как Э.О.Вильсон.

С эпохой мезолита связано еще несколько важных изобретений — лука, веревки, сети, лодки. Если согласиться с точкой зрения, до сих популярной в среде социобиологов-неодарвинистов, об экономической специализации полов, то женщинам принадлежат все заслуги в развитии земледелия. Около 8 тысяч лет до н. э. свершилась неолитическая революция. К 7000 г. до н. э. новая экономика, основанная на культуре злаковых растений, появилась в средиземноморском бассейне, в Италии, на Крите, в Греции, в южной Анатолии, в Сирии и Палестине (Плодородный серп). С наступлением земледельческой эры довольно сильно меняются как ритм жизни, так и религиозные верования. У охотников судьба человека целиком зависит от добычи; у земледельцев объектом мистического единения становятся растения: злаковые в средиземноморском бассейне и в Центральной Америке, клубневые — в Юго-Восточной Азии и в тропической Америке. С развитием земледелия центром религиозных верований становятся тайны женщины: она сравнивается с землей-кормилицей; ее беременность является символом сокрытой жизни семени и воспроизводства; ее менструальный цикл сопоставляется со всеми природными циклами — такими, как фазы луны, приливы и отливы, цветение и увядание природы, смена времен года. Главными фигурами культа выступают богини, произошедшие от толстозадых Венер эпохи палеолита. Подобные статуэтки нашли при раскопках в Хаджиларе, Чатал-Хуюке, Иерихоне (около 7000 г. до н. э.), и число их непрерывно возрастало в тот период, которому Мария Гимбутас дала название древней Европы, т. е. от 6500 г. до н. э. до вторжения индоевропейских племен. Эта американская исследовательница прибалтийского происхождения полагает, что миролюбивая матриархальная культура древней Европы продолжалась около двадцати тысяч лет — от палеолита до неолита и халколита (медного века). Богини часто имеют образ женщин-птиц или змей, у них ярко выраженный и увеличенный зад (который нередко служит для изображения тестикулов на фаллических статуэтках), их сопровождают различные животные — бык, медведь, козел, олень, жаба, черепаха и т. д. Кочевые племена патриархальных воинственных индоевропейцев, вероятно, уничтожили религиозные святилища на завоеванных территориях, однако им не удалось истребить древних богинь, которые сохранили свой культ и своих приверженцев под именами Артемиды, Гекаты или Кубабы/Кибелы.

Вместе с новой технологией железный век породил и богатейшую мифологию, где металлы осмысляются с «земледельческой» точки зрения: они словно бы проходят процесс зачатия и созревания в недрах земли. Здесь мы сталкиваемся с первыми ростками будущей алхимии.

22.3. От матрилокальных и, вероятно, гинекократических культур неолита осталось около 50 тысяч мегалитических памятников, обнаруженных в Португалии, в Испании, во Франции, в Англии, в северной Германии, в Швеции и других странах. Они включают в себя святилища, захоронения, менгиры, стелы. Изучая морфологию этих памятников и символическую структуру петроглифов, Мария Гимбутас пришла к выводу, что все они связаны с Великой Богиней, которая часто предстает в страшном образе Царицы Мертвых. Подобная интерпретация выглядит весьма перспективной, однако с ней соглашаются далеко не все ученые.

22.4. Библиография. Eliade, H 1, 1–15; M.Edwardsen и J.Waller, Prehistoric Religions: Art Overview, in ER II, 505–6; M.Gimbutas, Old Europe, in ER II, 506–15, и Megalithic Religion: Prehistoric Evidence, in ER 9, 336–44; B.A.Litvinskii, The Eurasian Steppes and Inner Asia, in ER 11, 516–22; K.J.Nartr, Paleolithic Religion, in ER 11, 149–59; D.Srejovic, Neolithic Religion, in ER 10, 352–60; J.S.Lansing, Historical Cultures, in ER 9, 344–6.

Многие темы, касающиеся верований первобытного общества, нашли отражение в сборнике: Emmanuel Anati (red.), The Intellectual Expressions of Prehistoric Man: Art and Religion», Capo di Ponte/Milano 1983.

23. РИМЛЯНЕ

23.0. Итальянский полуостров до полного завоевания его римлянами был заселен народами различного происхождения. Самыми значительными из них были греки-колонисты на юге, латины в центре и этруски, жившие к северу от Тибра. Этруски, возможно, пришли из Азии. К концу республиканского правления (начало I в. до н. э.) они славились своими авгурскими книгами (libri augurales) или истолкованиями оракулов и особенно гаруспициями — изучением внутренностей принесенного в жертву животного. Ни один из этих текстов не сохранился до нашего времени. Археологические источники не могут дать нам удовлетворительного понятия о верованиях этрусков.

23.1. Индоевропейский народ латинов, сосредоточенный сначала в центральном регионе, получивший название Древнего Лациума, основал город (urbs) Рим 21 апреля 753 г. до н. э. В VI в. до н. э. начинается территориальная экспансия римлян за счет других латинов и соседних племен. В Риме сменяется семь более или менее мифических царей, из которые первые четверо были латинами, а трое других — этрусками. Тарквиний Гордый, последний из них, был, судя по всему, изгнан населением Рима, где установилось республиканское правление. Республика продолжает экспансионистскую политику в средиземноморском регионе, вследствие чего возрастает роль полководцев, которые стремятся сосредоточить все государственные функции в своих руках. В 45 г. до н. э. самый талантливый из них — Юлий Цезарь — провозглашает себя пожизненным диктатором и императором, но 15 марта 44 г. погибает под кинжалами группы сенаторов-республиканцев. Его племянник Октавиан, принявший почетный титул Августа, станет императором в 27 г., однако республиканские институты формально будут сохранены. После смерти в 14 г. н. э., в возрасте семидесяти шести лет, Августа причислят к лику богов. Римская империя, которая во II в. н. э. занимает весь средиземноморский бассейн, Малую Азию, Западную, Центральную и Юго-восточную Европу, в 395 г. разделится на Западную и Восточную или Византийскую (по названию основанной в 330 г. Константином I столицы Константинополь на месте древнего города Византии): первая из них будет завоевана германцами в 476 г., а вторая — турками-османами в 1453 г.

23.2. Основу древнейшего пласта римской религии составляют божественный пантеон и мифология, испытавшие сильнейшее воздействие греческих верований. С другой стороны, изобилие автохтонных божеств и архаичных, порой загадочных обрядов позволяют угадать истинное индоевропейское наследие римлян, интерпретированное в духе «историзации» — термин Жоржа Дюмезиля, который отмечает, в частности, что описание войны между римлянами и сабинами в книге Тита Ливия (64 или 59 г. до н. э. — 17 г. н. э.) соответствует чисто мифологическим эпизодам у других индоевропейских народов. Тот же Ж.Дюмезиль отметил наличие индоевропейской трехчленной идеологии в римской триаде: Юпитер (верховная власть), Марс (военная функция), Квирин (функция кормильца и защитника). В древнее жреческое сословие входят царь (rexsacrorum) религиозная функция которого сохранится и в эпоху Республики, фламины трех богов или старшие фламины (фламины Юпитера, фламины Марса, фламины Квирина) и верховный понтифик или глава всех жрецов — этот пост, начиная уже с Цезаря, станет неотъемлемой принадлежностью императорского титула.

Римскую религию часто сравнивают с иудаизмом и конфуцианством. Подобно первому, она уделяет большое внимание конкретному историческому событию; подобно второму, исповедует религиозное уважение к традиции и необходимость социального долга, выраженного понятием «благочестие».

23.2.1. Само основание Рима, как много раз подчеркивалось, носило религиозный характер. Для поклонения местным божествам был предназначен круг внутри города, отмеченный камнями и получивший название померий (роmerius). Марсово поле, на котором каждые пять лет совершалось очистительное жертвоприношение быка, кабана и барана, располагалось за пределами этой сакральной зоны, где действовал категорический запрет на осуществление военной власти. Божества более позднего происхождения, даже самые важные — такие, как Юнона Регина помещались вне померия, главным образом, на Авентинском холме (исключение было сделано для храма Кастора, возведенного внутри померия диктатором Авлом Постумием в V в.). Архаичные божества померия часто имеют странные имена, функции и облик: богиня весеннего равноденствия Ангерона, богиня замужних женщин Матута и др.

Древняя триада Юпитер-Марс-Квирин, подкрепленная Двуликим Янусом и хтонической богиней Вестой, в эпоху Тарквиниев заменяется новой триадой: Юпитер Оптимус Максимус-Юнона-Минерва. Этим богам, соответствующим Зевсу, Гере и Афине, теперь возводятся статуи. Диктатор Авл Постумий учреждает еще одну триаду на Авентинском холме: Церера (Деметра), Либер (Дионис), Либера (Кора) (см. 8.3). Римляне включали в свою религию местные культы по мере того, как занимали территорию соседних богов. В числе прочих на Авентин переселяется знаменитая лунная богиня Диана Немийская (или Арицийская), покровительница беглых рабов.

23.2.2. Домашний культ, центром которого являлся семейный очаг, состоял из жертвоприношений животных, возложений пищи и цветов в дар предкам — Ларам и Пенатам, а также духу-покровителю дома. Свадьбу праздновали в жилище под покровительством женских божеств (Теллус, Церера). Позднее гарантом семейного союза станет Юнона. Дважды в год в городе поминались души умерших — Маны и Лемуры, которые возвращались на землю и вкушали пишу, возложенную на их могилы.

Начиная с 399 г. до н. э. римляне все чаще совершали жертвоприношения, получившие название лектистернии, парным группам богов, чьи статуи выставлялись в храмах (Аполлон-Латона, Геркулес-Диана, Меркурий-Нептун).

23.2.3. Римские жрецы составляли коллегию, куда входили рекс сакрорум, понтифики и их глава — верховный понтифик, трое старших фламинов и двенадцать младших фламинов. К понтификальной коллегии относились шесть весталок, избранные в возрасте от шести до десяти лет на тридцатилетнее служение Весте, во время которого они обязаны были хранить девство. В случае нарушения запрета их замуровывали заживо. Сходная корпорация существовала в империи инков. Обязанностью весталок было поддерживать священный огонь.

Коллегия авгуров использовала этрусские (либри гаруспицини, либри ритуалес и либри фульгуралес) и греческие оракулы (Сивиллины книги, сохранившиеся в еврейских и христианских переработках) для установления благоприятных и неблагоприятных дней. Кроме того, в Риме существовали специфические религиозные образования — Фециалы, Салии, покровители полей Арвальские братья, Луперки, которые во время отмечавшихся 15 февраля Луперкалий хлестали женщин ремнями из козлиной кожи, чтобы обеспечить их плодовитость (слово Lupa, волчица, являлось синонимом «проститутки» и шире — сексуальной разнузданности; мистический основатель города Ромул и его брат Рем были вскормлены волчицей).

23.3. Как справедливо отметил Арнальдо Момильяно, религиозное рвение римлян заметно возрастает в императорскую эпоху. Цезарь и Август после смерти были причислены к лику богов. Хотя это не привело к автоматическому обожествлению их преемников, был создан прецедент, вошедший в практику позднее, когда императора и даже его близких нередко начинают обожествлять уже при жизни. Равным образом, Цезарь осуществил ставшее нерасторжимым слияние двух функций: императора и религиозного главы — верховного понтифика. Подобно культу древних богов, культ императора получил своих жрецов и свои обряды. Императорам посвящались храмы — либо отдельные, либо связанные с каким-либо почитаемым предшественником или с поздним божеством Рома, эпонимом города. В III в. императоры стремятся идентифицировать себя с богами: Септимий Север и его жена Юлия Домна почитаются как Юпитер и Юнона.

23.4. Культ императоров являет собой новшество, ознаменовавшее конец традиционной римской религии, ее переход на стадию упадка или кича. О чем-либо жизнеспособном в эту эпоху можно говорить только применительно к интеллектуальному синтезу в духе эллинизма, с одной стороны (см. 33), и к тайным культам, с другой (см. 26). Стараясь остановить массовое распространение христианства языческие писатели прибегают к платоновской экзегетике древних мифов, придавая им тем самым всеобъемлющее символическое значение. Цельс во II в., Порфирий в III в., император Юлиан, «языческая партия» Симмаха и платоники Макробий и Сервий в конце IV в. пытаются противопоставить христианскому тоталитаризму плюралистическое религиозное видение на основе платоновской герменевтики, стремясь тем самым реабилитировать и облагородить все верования прошлого — даже те, которые на первый взгляд сильнее всего оскорбляли разум. Римская элита будет культивировать эти верования вплоть до падения Империи, после чего они продолжат свое подпольное существование в Византии.

23.5. Библиография. Eliade, H 2, 161–68; R.Schilling, Roman Religion: The Early Period, in ER 13, 445–61; A.Momigliano, The Imperial Period, in ER 13, 462–71 (с обширной библиографией).

24. СИНТОИЗМ

24.1. Национальная религия Японии представляет собой обширный комплекс верований, обычаев и обрядов, сравнительно поздно получивших название «синтоизма» с целью отделить их от религий, которые пришли из Китая — буддизма (буккё; см. 6.9) и конфуцианства (см. 19). Вместе с христианством, появившимся в Японии после 1549 г., это дает совокупность четырех религий — все они сохраняются на островах до нынешнего времени.

Само слово синто означает Путь (то — от китайского дао) ками[76] или божеств, одухотворяющих все сущее.

24.2. Древнейшим источником национальных японских традиций является книга Кодзики («Записи о делах древности»), составленная по распоряжению императрицы Гэммэй около 712 г. офицером Оно Ясумаро на основе сказаний, записанных со слов одаренного феноменальной памятью певца. В Кодзики излагается история Японии от сотворения мира до 628 г.

Книга Нихонги[77] («Анналы Японии») состоит из тридцати одного тома (сохранилось тридцать) — эта обширная компиляция была завершена около 720 г. Другие сведения об изначальных японских верованиях имеются в Фудоки (VIII в.), Когосюи (807–8), Синсэн Сёдзироку и Энги сики (927). Кроме того, ценная информация о древней Японии содержится в китайских документах со времен династии Вэй (220–265).

Благодаря археологическим находкам мы знаем о существовании неолитической культуры (Дзёмон), для которой характерны глиняные женские фигурки (догу) и цилиндры (фаллические символы?) из полированного камня (секибо). В последующую эпоху (яёй) японцы практиковали гадание на костях и на черепаховых панцирях. К периоду кофун относятся захоронения, где погребенные поставлены на четвереньки — историкам религий так и не удалось найти разгадку этого явления.

24.3. Однако исследователям пришлось столкнуться не только с этой проблемой. В древней японской мифологии сочетаются многие элементы, зафиксированные в верованиях других народов. Несмотря на все попытки старых и новых авторов — от Августина до Клода Леви-Строса — вплоть до нынешнего времени так и не появилось удовлетворительного объяснения коренного единства всех мифологий. (Утверждение, что это единство покоится на неизменности логических операций, является весьма хитроумным, однако не слишком правдоподобным: между прочим, это предполагает наличие скрытой системы, управляющей механизмом бинарной классификации, т. е. нечто вроде мифопоэтического устройства в мозгу.)

Первые пять божеств синтоизма внезапно возникают из хаоса. В результате нескольких совокуплений на свет появляются Идзанаки (Тот-кто-приглашает) и его сестра Идзанами (Та-что-приглашает), которые опускаются в соленую морскую воду на плавающем небесном мосту и создают первый остров. Ступив на него, они путем наблюдения за трясогузкой постигают свою половую принадлежность и умение пользоваться ею. При первом совокуплении они совершают ошибку, и в результате рождается Хируко (Пиявка), не способный встать на ноги даже в возрасте трех лет (мифологема первенца-уродца). Совокупившись вновь, они порождают Японские острова и нескольких Ками, пока Ками огня не убивает мать, опалив ей лоно. Идзанаки в ярости отрубает виновнику голову, и тогда из хлынувшей на землю крови возникает множество других Ками. Подобно Орфею, он отправляется в Подземное царство (Страна Желтого Источника) на поиски сестры, которую не хотят отпускать, потому что она успела вкусить адской пищи (миф о Персефоне). Идзанами надеется на помощь Ками места, но ставит условие, что Идзанаки не должен приходить за ней ночью. Идзанаки нарушает клятву и при свете импровизированного факела видит, что Идзанами превратилась в разлагающийся, покрытый червями труп. Восемь фурий, Ужасных Ведьм Страны Ночи, бросаются в погоню за Идзанаки, однако тот бросает назад свой шлем, который превращается в виноградник, и фурии останавливаются, чтобы съесть ягоды. Как в волшебных сказках всех народов, этот эпизод повторяется трижды — в качестве следующих препятствий возникают бамбуковые заросли и река. Идзанаки удается спастись, и за ним устремляется сама Идзанами в сопровождении восьми Ками грома и полутора тысяч Воинов Страны Ночи. Тогда Идзанаки преграждает им путь скалой, разделив тем самым два царства, и с обеих сторон скалы произносятся заклятия вечной разлуки: Идзанами каждую ночь будет забирать к себе тысячу живых существ, а Идзанаки — создавать новые полторы тысячи, чтобы мир не остался пустыней. Совершив очистительный обряд после соприкосновения со смертью, Идзанаки порождает высшее Ками синтоистского пантеона — богиню Солнца Аматэрасу (Великое Небесное Светило), а также хитрого бога Сусаноо. Бесчисленные поколения Ками последовательно заполняют временной промежуток, отделяющий изначальных божеств от людей. Некоторые Ками выступают в роли главных героев целого ряда мифологических сказаний — самыми важными из них являются циклы Идзумо и Кюсю. Обитатели Кюсю, нашедшие приют в стране (мифической?) Ямато, станут впоследствии первыми императорами Японии.

24.4. В древнем синто Ками — вездесущие проявления всего священного — окружены особым почетом. Первоначально у Ками, будь то силы природы, почитаемые предки или просто абстрактные понятия, не было святилищ. Принадлежавшая им территория обозначалась лишь во время совершения обрядов в их честь. Поскольку в Японии основой национального производства было земледелие, эти обряды и празднества носят сезонный характер. Помимо коллективных церемоний существует индивидуальный синтоистский культ. К числу древнейших относятся шаманские экстатические обряды. Первичной является и космология, отражающая эти верования. Она включает либо вертикальное третичное (небо — земля — подземное царство мертвых), либо горизонтальное двоичное деление (земля — Тоёукэ или «вечный мир») космоса.

Изначально каждая структурированная группа людей имела собственное Ками. Однако вслед за созданием империи происходит экспансия императорского Ками — богини Аматэрасу-омиками. В VII в., под влиянием китайской политической системы, главное управление по делам Ками стремится выявить всех Ками империи с тем, чтобы центральная власть построила для всех них храмы и оказала положенные им почести. В X в. государство поддерживает существование более трех тысяч храмов.

Из слияния синтоизма с буддизмом, проникшим в Японию в 538 г. и получившим поддержку властей в VIII в., возникает очень интересный синтез. Сначала Ками были отождествлены с буддийскими богами (дева); позднее их подняли на более высокую ступень, и они стали аватарами — воплощением Бодхисаттв. В обоих культах практикуется активный обмен между изображениями Будд и Ками. Во время сёгуната династии Камакура (1185–1333), отмеченного необычайной плодотворностью мыслителей японского буддизма, появляются Тэндай Синто и тантрический синтоизм (Сингон). Следующие столетия породят противоположное течение, стремившееся к очищению Синто (Ватараи и Ёсида Синто) от буддийского влияния. В эпоху Эдо (Токио, 1603–1867) происходит слияние синтоизма с конфуцианством (Суйка синто). Хотя в эпоху Возрождения (Фукко) Мотоори Норинага (XVII в.)[78] задался целью восстановить синто в его изначальной чистоте и подверг критике слияние с буддизмом и конфуцианством, в конечном счете это движение воспримет католическое понятие Троицы и теологию иезуитов. Если в эпоху Токугава (Эдо, 1603–1867) государственной религией признается синтоистский буддизм, то в последующую эпоху Мэйдзи[79] (после 1868 г.) официальной религией становится синтоизм в чистом виде.

24.5. В результате религиозной реформы императоров Мэйдзи появилось четыре типа синто: Косицу или императорский синто, Дзиндзя (Дзингу) или храмовый синто, Кёха или сектантский синто, Минкан или народный синто.

Императорский ритуал, оставаясь частным, тем не менее оказал значительное влияние на храмовый синтоизм, который был официальной религией Японии с 1868 по 1946 гг. и находился в ведении особой ассоциации («Дзиндзя хонтё»).[80]

Синтоистский храм — это место, где обитает Ками, связанный с тем или иным участком ландшафта: горой, лесом, водопадом. Если нет природного окружения, храм должен иметь символический пейзаж. Синтоистское святилище представляет собой простое деревянное сооружение (как на Исэ или Идзумо), иногда украшенное элементами китайской архитектуры. По традиции, каждые двадцать лет храм следует обновлять.

Очистительные обряды занимают доминирующее положение в синтоизме. Суть их состоит в определенных типах воздержания, которые предшествуют важным церемониям и сопровождают менструацию или смерть. Первоначально эти обряды соблюдались всеми верующими — теперь это прерогатива синтоистского священнослужителя. Только он обладает исключительным правом совершать хараи или очистительный обряд посредством палочки (хараигуси). Вслед за очищением приносятся в дар ростки священного дерева сакаки — символа урожая. Основная часть церемония — это подношения риса, саке и т. п. Ритуальное действо сопровождается музыкой, танцами и молитвами (норито), обращенными к Ками.

Символическое присутствие Ками в святилище обозначено его эмблемой (например, зеркало символизирует Аматэрасу) или, под влиянием буддизма, статуэткой. В церемонии под названием синко (священный обход) процессия с эмблемой Ками шествует по всему кварталу. Искупительный ритуал (дзитинсай)[81] совершается на месте будущего строительства. Здесь отражается представление о том, что бесчисленные Ками могут быть опасными и в определенные моменты их нужно умиротворять. Совокупность синтоистских обрядов — как коллективных, так индивидуальных — обозначается термином мацури. По установившейся традиции в каждом японском доме имелась камидана или собственный алтарь, в середине которого возвышался миниатюрный храм. О присутствии Ками говорили символические предметы.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   25