Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Минск 2001 Серия "Мир энциклопедий"




Скачать 15.72 Mb.
страница6/102
Дата29.06.2017
Размер15.72 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   102

11

АБСУРД (лат. absurdus — нелепый, от ad absurdum — исходящий от глухого) — термин интеллек­туальной традиции, обозначающий нелепость, бессмыс­ленность феномена или явления.

АБСУРД (лат. absurdus — нелепый, от ad absurdum — исходящий от глухого) — термин интеллек­туальной традиции, обозначающий нелепость, бессмыс­ленность феномена или явления. (Разработку "филосо­фии А." в первую очередь принято ассоциировать с эк­зистенциализмом Сартра.) Понятие "А." стало исполь­зоваться экзистенциализмом как атрибутивная характе­ристика отношений человека с миром, лишенным "смысла" и враждебным человеческой индивидуальнос­ти: не стоит придавать смысл всему тому, что происхо­дит. Осознание отчуждения человека от мира и самоот­чуждения индивида порождает "абсурдное сознание" (Камю, "Миф о Сизифе. Эссе об абсурде"). Согласно со­знанию такого типа адекватная коммуникация с "други­ми" невозможна: взгляд иных невыносим, эти "другие" суть посюсторонний ад. Любая попытка покинуть эту ситуацию А. — по определению абсурдна сама по себе. Лишь Существование (а не Бытие) реально, но это — реальность прибрежного песка, зыбкая и ненадежная. Свобода абсолютна, все безразличны друг другу — вы­бор не обсуждаем, он неизбывно задан. Единственный не-А., согласно экзистенциализму, — постоянная чест­ность перед самим собой, готовность к помощи любо­му человеческому существу. Это — единственная дея­тельность, достойная уделосоразмерного выбора. Либо помощь несчастным и убогим, либо самоубийство — такова альтернатива, по Сартру, подножия "Стены", стены А. Понятие "А." нередко использовалось в сере­дине 20 ст. и для критики претензий научного разума, бессильного перед непостижимостью мира, которую можно постичь лишь через кардинальную переинтер­претацию подходов и установок традиционного естест­вознания, либо через художественное сознание. Тема А. была присуща творчеству С.Беккета, Э.Ионеско, С.Да­ли, А.Тарковского и мн.др.). В традиционной логике "доведение до А." предполагает доказательство внут­ренней противоречивости утверждения. В повседнев­ной жизни понятием "А." принято обозначать утрату субъектом действия его смысла. При условии недоста­точности инструментария и информации для адекват­ной оценки ситуации и принятия сбалансированного решения как "абсурдную" оценивают саму ситуацию.



А.А. Грицанов

АВАНГАРДИЗМ (от фр. avant-garde — впереди идущий) — компонента культуры, ориентированная на новаторство и характеризующаяся резким неприятием традиции.

АВАНГАРДИЗМ (от фр. avant-garde — впереди идущий) — компонента культуры, ориентированная на новаторство и характеризующаяся резким неприятием традиции. Исходно термин "А." был перенесен Т.Дюре из сферы политики в область художественной критики (1885). В широком своем смысле понятие "А." может быть апплицировано на соответствующую тенденцию любой культурной традиции (например, известная интерпретация позднеримской культуры в качестве А.); в строгом (узком) своем смысле относится к творческим поискам первой половины 20 в. Формирование А. свя­зано с отказом от позитивизма в эстетике и реализма в искусстве, а также с доминированием в сфере политики коммунистических и анархистских теорий. Общекуль­турными предпосылками становления А. выступают: философские идеи Шопенгауэра, Ницше, Кьеркегора, Бергсона, Хайдеггера, Сартра; конституирование линг­вистики в качестве дисциплины, имеющей выражен­ную философскую размерность (см. Язык); обращение психологии к фрейдизму; а также отход от европоцентризма и повышенное внимание к восточным культурам; возникновение в культуре такого феномена, как антро­пософия. В качестве непосредственных предтечей А. могут рассматриваться эстетика романтизма, разрабо­тавшая концепцию антиимитационной (так называемой "музыкальной") живописи и обозначившая вектор вни­мания художественного творчества к феноменам подсо­знания, а также импрессионизм, заложивший такие тенденции (оказавшиеся чрезвычайно важными для развития А.), как массовый внеиндивидуальный харак­тер героя и весьма индивидуальная, остро личная точка зрения самого художника. По своему происхождению А. — это художественная программа искусства изменя­ющегося мира — мира ускорения индустриального прогресса на базе продвинутой технологии, урбаниза­ции, омассовления стиля и образа жизни. Проблема со­отношения А. с модернизмом имеет несколько измере­ний. С одной стороны, с точки зрения своих концепту­альных оснований А. тесно связан с модернизмом сво­им неприятием реалистической эстетики и практически представлен теми же школами, что и модернизм в худо­жественном своем измерении, однако в функциональ­ном отношении А. может быть специфицирован как значительно более отчетливо педалирующий тенден­ции социального протеста, нежели модернизм. Вместе с тем модернизм как социокультурный феномен суще­ственно шире А. как по своему содержанию, так и по социокультурной значимости. С концептуальной точки зрения А. фундирован той презумпцией, что связь ис­кусства с действительностью не имеет ни обязательно­го характера, ни стабильных форм своего осуществле­ния, но, напротив, находится в постоянном трансфор­мационном процессе, и что именно это позволяет ис­кусству поддерживать подлинный контакт с действи­тельностью, позволяет постоянно обновлять этот кон­такт (Маринетти, М.Дюшан, Т.Тцара, Ф.Пикабиа, С.Да­ли). Применительно к началу 20 в. А. постулирует ситу­ацию компрометации "здравого смысла" и "банкротст­ва" традиционных систем ценностей (см. Футуризм, Дадаизм, Маринетти). Такие феномены, как закон, по-

12

рядок, поступательное движение истории и культуры, подвергаются со стороны А. сокрушительной критике как идеалы, не выдержавшие проверку временем (в данном пункте своей концепции А. весьма близко под­ходит к моделированию концепции постистории). Та­ким образом, А. постулирует: 1) отказ "современного" (modem) общества от традиционной интенции культу­ры на поиски стабильной основы того, что феномено­логически предстает в качестве хаоса социальной про­цессуальности и 2) переориентацию на рассмотрение хаоса как такового в качестве основы социального дви­жения (см. Хаос). В соответствии с этими концептуаль­ными основаниями характерной особенностью А. явля­ется его программная эпатажность, имеющая своей це­лью активное (вплоть до скандального, шокирующего и агрессивного) воздействие на толпу ради пробуждения последней от сна здравого смысла. Сверхзадачей А. вы­ступает разрушение традиционных нормативно-аксиологических шкал, сопряженное, соответственно, с нис­провержением традиционных авторитетов и распадом традиционных оппозиций: "синтез "да" и "нет" — путь к окончательному пониманию, где тезис — подтверж­дение, антитезис — отрицание, а их синтезом будет по­нимание" (Дж.Мак-Фарлайн). В этом отношении А. мо­жет быть оценен как обладающий мощным потенциа­лом культурной критики, находящей свое выражение также и в формальном негативизме: "охваченные горяч­кой вычитаний, художники отделяли от искусства и от­брасывали одну за другой составляющие его части. По мере того, как сокращалось искусство, возрастала сво­бода художника, а вместе с ней — и значимость жестов чисто формального бунта" (Р.Поджоли). П.Пикассо оп­ределил живопись А. как "сумму разрушений": "рань­ше картина создавалась по этапам, и каждый день при­бавлял к ней что-то новое. Она была обычно итогом ря­да дополнений. Моя картина — итог ряда разрушений. Я создаю картину и потом я разрушаю ее". С авангард­ной концепцией художественной и эстетической рево­люции связана программа революции политической, претендующей на тотальное изменение мира. При этом большинство представителей А. не имели твердых поли­тических убеждений, однако, как правило, декларировали оппозиционные взгляды в отношении к наличному со­циальному состоянию (вплоть до откровенно скандаль­ного фрондерства): в стремлении к "новизне" дадаизм был близок анархизму; многие представители русского А. приветствовали социалистическую революцию; ита­льянский футуризм активно принял идеи Муссолини; многие французские сюрреалисты были членами ком­партии Франции. Данная установка негативизма обна­руживает себя в отказе А. не только от традиций искус­ства, но и от самого термина "искусство" — целью А.

становится "анти-творчество" в "рамках анти-искусства". Это находит свое проявление в стремлении А. кон­ституировать так называемую "нефилософию", которая была бы близка их "неискусству", раскрывая творчес­кие возможности человека в процессе плюрального ви­дения мироздания. Решительно порывая с классически­ми традициями изобразительного искусства, А. ориен­тирован на то, чтобы посредством абстрактных компо­зиций спровоцировать интеллектуальное соучастие зрителя, разбудить обыденное сознание, предлагая ему радикально новый опыт видения мира (сходство пози­ций поп-арта, дадаизма, футуризма, сюрреализма, экс­прессионизма в самооценке своей деятельности не в ка­честве художественного направления, но в качестве об­раза мышления). В этом контексте манифесты А. посто­янно апеллируют к так называемому "чистому" созна­нию, т.е. сознанию, не отягощенному культурными нор­мами в их конкретно-историческом (и, стало быть, из­начально ущербном) варианте. В поисках такого созна­ния А. прокламирует абсолютную ценность непредвзя­того взгляда на мир, присущего детскому мышлению, на основе чего формируется такой программный прин­цип А., как принцип инфантилизма (начиная от самых ранних версий экспрессионизма). Пафос А. фундиро­ван, таким образом, идеей плюрализма различных (и при этом аксиологически равноправных, т.е. равновозможных) типов восприятия действительности — и если с точки зрения художественной техники произведения А. могут быть отнесены к абстракционистским, то ос­новой данного абстракционизма выступает про­граммное смешение опыта с импровизацией. В соот­ветствии с этим проблема собственной социальной ле­гитимности не артикулируется для А. в качестве ост­рой: "авангард ставит под сомнение смысл подражания античному образцу; вырабатывает, в противополож­ность норме абсолютной красоты, кажущейся незави­симой от времени, масштаб зависимой от времени, от­носительной красоты" (Хабермас). Вместе с тем А. пы­тается утвердить себя в качестве нового слова в пони­мании человека, социума, искусства, творчества и мо­рали (в этом плане А. апеллирует к Фрейду, обративше­му внимание на творческо-креативный потенциал бес­сознательного). Столь же противоречива и позиция А. в отношении оппозиции элитарного и массового искусст­ва: с одной стороны, для А. характерны ориентации на предельно повседневное сознание (нашедшие программ­ное выражение в позиции искусства поп-арт), с другой — А. тяготеет к интеллектуальной элитарности, ибо мас­совость предполагает отрицаемые А. унификацию и стандарт. В этом отношении А. не может быть отнесен к массовой культуре, хотя в нем присутствуют элементы массовости (китч, реклама и др.). Таким образом, дейст-

13

вие двух сил определяет волны взлетов и падений всех течений А.: с одной стороны — А. поддерживает эли­тарная публика, с другой — стандартизирующая и ти­ражирующая новизну мода. Одним из мощных факто­ров собственной социальной адаптации А. считает мо­ду, функция которой — непрерывная стандартизация, включение нового в сферу всеобщего потребления: "вследствие влияния моды авангард обречен завоевать ту самую популярность, которую сам презирает — и в этом начало его конца. Фактически это и есть неизбеж­ная, неумолимая судьба каждого движения: восставать против уходящей моды старого авангарда и умирать, когда появляется другая мода" (Р. Поджоли). (См. также Молодость.)



Е.П. Коротченко

АВТОКОММУНИКАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ

АВТОКОММУНИКАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ (гр. autos — сам, само- и лат. communicatio — разговор; букв, "общение, разговор с самим собой") — одна из основных культурных моделей коммуникации (см. Коммуникация), в которой сообщение передается по каналу "Я — Я", т.е. сам отправитель является также и адресатом сообщения (в коммуникации отправитель и адресат разные — сообщение передается по каналу Я — Он). Примером А.П. могут являться дневники, автобио­графии, прочтение собственных текстов и др. По мне­нию Лотмана, в ходе А.П. качественно изменяются все их переменные: происходит "сдвиг кода" и "сдвиг кон­текста", меняется смысл передаваемого сообщения (из­мененные в ходе передачи переменные не могут быть обращены в исходные). В результате возрастает, транс­формируется и переформулируется информация. Про­исходит и перестройка самого Я, поэтому с точки зре­ния А.П. можно трактовать Я как постоянно меняю­щийся набор социально значимых кодов. В семиотиче­ской культурологии Лотмана А.П. расматриваются как обусловленные воздействием внешних добавочных ко­дов и шумов: они заимствуют их ритмику и размер­ность (ср. шум дождя, ветра, моря во внутреннем моно­логе романтических переживаний), и этот ритмический фон отражается в "дыхании" текста А.П., организуя его и придавая ему поэтическое и стилистическое своеоб­разие. А.П. характеризуются редукцией как знаковой (упрощения, сокращения, превращения слов в знаки слов), так и грамматической формы (незаконченные предложения, ритмическое повторение фраз). В ходе А.П. текст одновременно порождает беспорядочные ас­социации и инкорпорирует индивидуальные смыслы, ассоциативно накапливающиеся у коммуниканта. Дан­ный механизм А.П. может быть представлен как харак­теристика процессов поэтического творчества, но лишь в сочетании с механизмами коммуникативного канала

Я — Он, в котором творческий потенциал автокомму­никативного ритмо- и смыслопорождения транслирует­ся в художественных формах культуры (Лотман). В пси­хологии А.П. рассматриваются как невокализуемая, молчаливая "внутренняя речь", функционально и структурно обособленная от внешней речевой активно­сти (Л.С.Выготский). Внутренняя речь одновременно является также универсальным механизмом интерио­ризации, присвоения коммуникативных и социальных ролей, смыслов, норм и ценностей. С другой стороны, экстериоризация, овнешнение внутренней речи опреде­ляет потенциал и активность человека как автора (от­правителя) в коммуникации. Тем не менее А.П. принад­лежат внутреннему интимному миру личности. Это тот одинокий разговор, в котором вырабатывается и реали­зуется моральный дискурс "заботы о себе", индивиду­альная концепция самоопределения и саморазвития (Фуко). А.П. лежат в основе одного из главных принци­пов практики себя: "быть во всеоружии, всегда иметь наготове "дискурс-подспорье", заранее изученный, час­то повторяемый и служащий предметом постоянных размышлений" (Фуко). Его культивирование с точки зрения протестантизма, например, может стать основой для сакрального диалога с Богом (Истиной) в глубинах внутреннего мира человека. В Новое время сочетание религиозных запретов и рационализации культуры вы­тесняет в сферу интимного одинокого разговора также и табуированную тематику тела и жизни пола (И.С.Кон). Таким образом, с одной стороны, А.П. отно­сятся к культуре индивидуального, приватного, интим­ного и романтического. По сути, автокоммуникативный проговор себя или дискурс о себе есть основа культур­ной идентичности человека. С другой стороны, А.П. выступают как креативный культурный механизм по­рождения новых идей, смыслов и художественных форм, а также механизм социализации и личностного развития. (См. Автокоммуникация.)

Д.В. Галкин

АВТОКОММУНИКАЦИЯ

АВТОКОММУНИКАЦИЯ тип информацион­ного процесса в культуре, организованный как такая пе­редача сообщения, исходным условием которой являет­ся ситуация совпадения адресата и адресанта. Термин "А." введен Лотманом в работе "О двух моделях комму­никации в системе культуры" (1973) в рамках бинарной оппозиции коммуникации и А. как двух возможных ва­риантов направленной передачи сообщения. Если ком­муникация реализует себя в структуре "Он — я" (экви­валентно "Я — он"), то А. — в структуре "Я — Я". Поз­волительность усмотрения в этих процессах факта пе­редачи информации обеспечивается в первом случае — изменением субъекта (от исходного носителя информа-



14

ции к узнающему), во втором — изменением самой ин­формации, достигаемым за счет ситуативного привне­сения добавочного или нового кода, задающего "сдвиг контекста" ("исходное сообщение перекодируется в единицах его структуры"), причем это качественное трансформирование информации приводит и к транс­формации ее носителя ("перестройка этого самого "Я"). Таким образом, "передача сообщения по каналу "Я — Я" не имеет имманентного характера, поскольку обус­ловлена вторжением извне некоторых добавочных ко­дов и наличием внешних толчков, сдвигающих кон­кретную ситуацию". В качестве типового примера та­ких кодов Лотман приводит ряд поэтических текстов, "воспроизводящих зависимость яркой и необузданной фантазии от мерных ритмов" езды на лошади ("Лесной царь" Гёте, ряд стихотворений в "Лирических интер­меццо" Гейне), качания корабля ("Сон на море" Тютче­ва), ритмов железной дороги ("Попутная песня" Глин­ки на слова Кукольника); примером функционирования архитектонического кода, развернутого не во времени, а в пространстве, может служить созерцание японским буддистским монахом сада камней, которое "должно создавать определенную настроенность, способствую­щую интроспекции". Механизм передачи информации в канале "Я — Я" может быть, таким образом, описан как наложение формального добавочного кода на ис­ходное сообщение в естественном языке и создание на этой основе квазисинтагматической конструкции, зада­ющей тексту многозначную семантику с ассоциативны­ми значениями. — Пропущенный через процедуру А., текст "несет тройные значения: первичные общеязыко­вые, вторичные, возникающие за счет синтагматичес­кой переорганизации текста, со- и противопоставления первичных единиц, и третьей ступени — за счет втяги­вания в сообщение и организации по его конструктив­ным схемам внетекстовых ассоциаций разных уровней, от наиболее общих до предельно личных". (С точки зрения Лотмана, важно, что один и тот же текст в раз­личных функционально выделенных системах отсчета "может играть роль и сообщения, и кода, или же, осцил­лируя между этими полюсами, того и другого одновре­менно"). Важной характеристикой артикулируемого в А. текста выступает редукция формализма используе­мых им языковых средств: "возможность чтения только при знании наизусть" (так, по Лотману, в факте прочте­ния Кити записанной Левиным аббревиатуры, воспро­изводящем в тексте "Анны Карениной" реально имев­шую место ситуацию объяснения Л.Н.Толстого со сво­ей невестой С.А.Берс, "мы имеем дело со случаем, ког­да читающий понимает текст только потому, что знает его заранее... Кити и Левин — духовно уже одно суще­ство; слияние адресата и адресанта происходит на наших глазах"). Применительно к широкому социокуль­турному контексту, по мнению Лотмана, могут быть выделены как культуры, в рамках которых в качестве типового функционирует информационный процесс, организованный по принципу "Он-я", так и культуры, ориентированные на А. Первые — при всем своем оче­видном динамизме — проигрывают в плане активности индивидуального сознания ("читатель европейского ро­мана Нового времени более пассивен, чем слушатель волшебной сказки, которому еще предстоит трансфор­мировать полученные им штампы в тексты своего со­знания; посетитель театра пассивнее участника карна­вала"), вторые — при меньшей социальной динамично­сти — содержательно креативны и "способны разви­вать большую духовную активность". Данная типоло­гия культур типологически совместима с предложенной Лотманом дихотомией "текстовой культуры" как ориен­тированной на тиражирование текстовых прецедентов и "культуры грамматик" как ориентированной на твор­ческое воссоздание и авторское создание текстов на ос­нове рефлексивного осмысления порождающих моде­лей "грамматик", т.е. правил структурирования текстов ("Проблема "обучения культуре" как ее типологическая характеристика", 1981). Предложенная Лотманом мо­дель А. как типичная для "культур-грамматик" весьма операциональна и без редуцирующих потерь апплицируется на конкретно-исторический материал. Так, в све­те проблемы становления философского мышления как культурного феномена концепция А. позволяет интер­претировать античную культуру как "культуру грам­матик" с доминированием А. (см. "я выспросил само­го себя" у Гераклита), что и стимулировало оформле­ние в ее основоположениях идеала вариабельности и нормативной плюральности авторских философских моделей в отличие от традиционной восточной культу­ры как "текстовой". Концепция А. Лотмана приобрета­ет особую значимость при погружении ее в контекст проблематики философии постмодерна: феномен "де­конструкции текста" (Деррида), "означивания" как текстопорождения (Кристева) и др. процедуры смыс­лопорождающего структурирования и центрации тек­ста, фундированные презумпцией "смерти Автора" (Барт) (см. Смерть субъекта) и идеей Читателя как "источника смысла" (Дж.Х.Миллер), фактически мо­гут быть описаны как протекающие в режиме и по­средством механизма А. (См. Автокоммуникацион­ные процессы.)

М.А. Можейко

 

АВТОМАТИЗМА ПРИНЦИП — одновременно конститутивный и регулятивный принцип концепции художественного творчества в модернизме (см. Модернизм), постулирующий снятие дискурсивного контро­ля с процесса письма (как вербального, так и живопис­ного) в качестве единственно адекватной художествен­ной техники, обеспечивающей свободное самовыраже­ние подсознания — вне контроля и ограничения со сто­роны сознания.

АВТОМАТИЗМА ПРИНЦИП — одновременно конститутивный и регулятивный принцип концепции художественного творчества в модернизме (см. Модер-

15

низм), постулирующий снятие дискурсивного контро­ля с процесса письма (как вербального, так и живопис­ного) в качестве единственно адекватной художествен­ной техники, обеспечивающей свободное самовыраже­ние подсознания — вне контроля и ограничения со сто­роны сознания. В философском отношении фундирован исходными презумпциями классического фрейдизма. В контексте эволюционной трансформации модернист­ской теории творчества (поздний pop-art и концептуаль­ное искусство) и, особенно, в контексте становления постмодернистской художественной парадигмы семан­тика А.П. была подвержена существенным изменениям (см. Pop-art, Концептуальное искусство, Постмодер­низм). Тенденция ее трансформаций может быть обо­значена как переход от презумпции свободного само­изъявления бессознательного (см. Сюрреализм) — к свободному самоизъявлению процессуальности языка как такового, вне сознательной или бессознательной ар­тикуляции его субъектом. Таким образом, основной вектор эволюции А.П. может быть обозначен как сдвиг в сторону анти-психологизма, в силу чего А.П. сыграл значительную роль в формировании парадигмальной установки современного анти-психологизма в постмо­дернизме (см. Анти-психологизм).



М.А. Можейко

АВТОМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ДИСКУРСА

АВТОМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ДИСКУРСА — методология исследования дискурсивных феноменов, предложенная Пеше на основании моделирования ме­ханизмов социокультурной детерминации дискурсив­ных практик. Согласно Пеше, лингвистический и идео­логический анализ дискурса должны быть жестко дис­танцированы друг от друга, что не только не ограничи­вает лингвистическую аналитику текстовых сред, но, напротив, приводит, по мнению Пеше, "к плодотворной переформулировке лингвистической проблематики с учетом процессов производства актов высказывания". Что же касается А.А.Д., то он, учитывая как языковую, так и социокультурную артикулированность любого дискурсивного акта, принципиально противостоит и сугубо лингвистическому рассмотрению дискурсивных феноменов, и сугубо социологистскому выведению их характеристик из факта социокультурной обусловленности последней. (В этом отношении А.А.Д. Пеше мо­жет считаться классическим образцом переосмысления неомарксистской методологии в контексте постмодер­нистской парадигмы.) Так, согласно позиции Пеше, "идеология должна характеризоваться посредством не­которой специфической материальности, связанной с экономической материальной системой". В данном кон­тексте Пеше вводит понятие "идеологической форма­ции", под которой понимает "некий элемент, могущий выступать в качестве силы, противопоставленной дру­гим силам в идеологической ситуации, характерной для данной общественной формации в данный момент вре­мени", — таким образом, "каждая идеологическая фор­мация представляет собой сложную совокупность по­зиций и репрезентаций, которые не являются ни инди­видуальными, ни универсальными, но более или менее соотносятся с классовыми позициями, для отношений между которыми характерны конфликты". В этом плане сфера дискурса выступает для Пеше в качестве "одного из материальных аспектов" указанной "идеологической материальности". Иными словами, "дискурс как вид ... принадлежит роду идеологии", т.е. "дискурсивная фор­мация исторически существует внутри данных классо­вых отношений", что имеет своим следствием неустра­нимое содержательное влияние недискурсивных идео­логических факторов на сферу дискурса. Прежде всего, это проявляется в том, что "каждая дискурсивная фор­мация поддерживает некоторые специфические усло­вия производства". Согласно Пеше, в содержании поня­тия "условия производства" фиксируется "влияние сис­темы мест, к которой субъект оказывается приписан­ной, и одновременно ситуацию в конкретном эмпири­ческом смысле этого слова, т.е. материальное и соци­альное окружение субъекта. Более или менее сознатель­но исполняемые им роли и т.п." (ср. с трактовкой произ­водства в контексте концепции соблазна Бодрийяра — см. Соблазн). Таким образом, порождение смысла фак­тически оказывается "неотделимо от отношения парафразирования между текстовыми последовательностя­ми, парафразическое множество которых образует то, что можно было бы назвать матрицей смысла". Отно­шения референции, по Пеше, никоим образом не явля­ются исходными для речевых актов: "конституирование эффектов смысла происходит начиная с ... внутренних отношений парафразирования", в то время как "рефе­ренциальные отношения имплицируются этими эффек­тами". Феномен смысла оказывается в этом контексте порождаемым этой "дискурсивной формацией": "смысл некоторой текстовой последовательности мате­риально постижим только тогда, когда эта последова­тельность рассматривается с привязкой к той и/или иной дискурсивной формации", — согласно Пеше, именно эта генетическая сопряженность дискурсивных практик с различными идеологическими формациями, а вовсе не индивидуальные особенности означивания (см. Означивание) объясняет тот факт, что любая текс­товая последовательность может иметь несколько смыслов. Таким образом, под дискурсивным процессом в концепции Пеше понимаются "парафразические от­ношения, реализующиеся внутри ... матрицы смысла, присущей данной дискурсной формации". Таким обра-
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   102

  • А.А. Грицанов АВАНГАРДИЗМ (от фр. avant-garde — впереди идущий)
  • Молодость.) Е.П. Коротченко АВТОКОММУНИКАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ
  • Коммуникация)
  • Автокоммуникация.) Д.В. Галкин АВТОКОММУНИКАЦИЯ
  • М.А. Можейко
  • М.А. Можейко АВТОМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ДИСКУРСА