Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Мила Серебрякова Бойтесь своих желаний




страница6/16
Дата09.01.2017
Размер2.49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

ГЛАВА 6

Нет ничего лучше, чем устроиться на мягком диване в уютной гостиной и в кругу семьи насладиться просмотром детективного фильма. В доме Копейкиных подобное случалось редко: в основном детективы смотрела Катка, иногда к ней присоединялась Натали, Розалия же, отдавая предпочтение ужастикам и мистике, которые просматривала ежедневно перед сном на DVD, считала фильмы детективной направленности слишком большим стрессом для своей «неокрепшей» психики. Как она однажды сказала невестке, смотреть кино, в котором через каждые пять минут льется кровь и за каждым углом находят трупы, она не в состоянии. Согласитесь, слышать от человека, который с превеликим удовольствием смотрит на сон грядущий фильмы вроде: «Убей его незаметно », «Кровавый ужин » и «Доноры поневоле », подобное заявление, по меньшей мере, глупо.

Доказывать свекрови, что ужасы, в которых всевозможные твари пожирают людей, смотреть намного противней, Катка уже перестала. Розалия все равно останется при своем мнении, а портить лишний раз себе нервы Копейкиной совсем не улыбалось.

Но изредка, очевидно, в моменты катастрофического безделья, Розалия Станиславовна присоединялась к Катке с Наткой во время просмотра детективов.

И начинался самый настоящий кошмар. Смотреть фильмы в компании Розалия не умела в принципе. У каждого, находящегося рядом с ней, возникало непреодолимое желание схватить что нибудь тяжелое и запустить этим предметом в свекровь во время ее очередных комментариев. Розалия комментировала практически каждое действие главных героев. То ли ей казалось, что Катка с Натальей настолько тупы, что им непременно надо все разжевать и преподнести на блюдечке, то ли она вообще по другому не умела смотреть фильмы, но факт остается фактом.

Сегодня после ужина, на котором присутствовал и Леопольд Самуилович, Катарина устроилась перед экраном телевизора. Начинался новый детективный сериал, широко разрекламированный практически во всех СМИ и по телевидению.

Наталья принесла из столовой корзинку с фруктами, упаковку жареных семечек и вазочку с печеньем.

Розалия нарисовалась в гостиной в тот момент, когда на экране замелькали титры.

– Мы с Леопольдом тоже хотим посмотреть киношку, – заявила она.

Справедливо полагая, что свекровь поведет Леопольда к себе в спальню, дабы до полусмерти напугать мужчину очередным ужастиком, Ката лишь отмахнулась, не отводя взгляда от экрана.

Но она ошибалась. Вместо того чтобы подняться наверх, Розалия взяла Леопольда Самуиловича за руку и провела того к креслу. Сама же устроилась рядом на подлокотнике. Катка с опаской покосилась на родственницу.

– Собираетесь смотреть детектив?

– А ты сама не видишь?

Натка хихикнула, она уже поняла – просмотр обещает быть веселеньким. Спустя сорок минут и Катарина, и Наталья, и Леопольд были готовы придушить Розалию.

– Смотрите, – орала свекрища, – он заходит к ней в квартиру. А она в ванной моется. Он сейчас ее убьет. Он идет по коридору, а она ничего не слышит, так как из крана льется вода. Ой, он уже подходит к ванной.

– Розалия Станиславовна, тихо, – прошипела Ката.

– Молчу.

А уже через секунду она вновь голосила:

– Эта дура моет голову целую вечность! Если дверь в ванну закрыта, возможно, ей удастся спастись, в противном случае ей крышка.

– Да помолчите вы, никто ее убивать не собирается. Вы же слышали, ему необходимо достать письмо, которое храниться у нее в столе. Он пришел за письмом.

– Письмо? Какое письмо, я что то проглядела?

– Вы слишком много болтаете и не следите за действием. Все! Ни слова больше.

На экране мужчина, миновав ванную, прошел в кабинет и начал рытье в ящике стола. Хрип Розалии оглушил гостиную:

– У него на руке перстень! Ката, помнишь, в начале фильма показывали руку крупным планом? Это он! Он преступник!

Леопольд Самуилович заерзал.

– Розалия, отдохни немного. Просто смотри в телевизор и ничего ни говори. Хорошо?

– Хорошо.

Молчание длилось ровно пять минут.

– Твою мать, как же постарела эта актриса. Под глазами круги, на лбу видны глубокие морщины, неужели они не могли загримировать ее лучше. А прическа, какая ужасная старомодная прическа! И поправилась она не в меру. Хотя платье вроде ничего и колье суперское. Интересно, это настоящие брюлики или бижутерия? Ей не мешало бы сделать липосакцию. Нет, а платье все таки вне конкуренции. Но лицо! Боже, сколько морщин. Я недавно читала ее интервью, оказывается, она пять лет назад снималась в эротическом триллере, а потом…

Наталья не выдержала.

– Я ничего не слышала. Кат, о чем они говорили?

Сжимая кулаки, Копейкина процедила:

– Я тоже не услышала.

– Прекрати жрать яблоки! – прикрикнула свекрища на Натку. – Ты так хрумкаешь, что заглушаешь звук. Подай мне грушу. Нет, лучше банан. Нет, банан не хочу, давай яблоко. О! Какой актер! Я уже влюбилась. Надо будет в титрах посмотреть его фамилию, а потом зайти на сайт актеров. Интересно, он женат? Вы как думаете?

– Замолчите! – в один голос закричали присутствующие.

Свекрища хотела дать достойный ответ, как вдруг ожил ее сотовый.

– Ваше счастье, иначе бы вы пожалели.

Приложив сотик к уху, она прошествовала в кабинет.

– Завтра утром будет повтор серии, – пролепетала Катарина, – придется смотреть заново.

Розалия Станиславовна выскочила из кабинета как ошпаренная. Подлетев к журнальному столику, она схватила пульт и выключила телевизор.

– Что вы делаете?

– Сеанс закончен! У меня сногсшибательные новости. Пока вы тут сидите и тупите, я стала практически звездой экрана.

– Только не это, – выдохнула Натали.

– Кто звонил? – у Каты засосало под ложечкой.

– Я знала, что наша поездка на выставку Сергея не пройдет даром. Интуиция меня не обманула.

– Вам звонил Сергей?

– Да! Помнишь, я оставила ему номер мобилы и сказала, что он может на меня рассчитывать, если ему понадобится модель?

– Такое не забывается.

– Так вот, я понадобилась.

Катарине показалось, что она ослышалась.

– Вы – модель?

– Не совсем. У Сережки есть друг, который занимается тем, что снимает рекламные ролики. Большой человек! Я его пока не знаю, но уже глубоко уважаю. И в настоящий момент ему позарез нужна героиня для съемок в рекламе сока. Сергей вспомнил обо мне и сообщил приятелю, что есть одна эффектная женщина, типаж которой идеально подойдет для ролика.

– И кто эта женщина? – спросила Натка, кидая на столик банановую кожуру.

– У тебя что, идиосинкразия? Я же говорю, Сергей вспомнил обо мне! Завтра утром мы должны предстать пред взором Ивана Семеновича. Он ждет нас ровно в одиннадцать. Леопольд, котик, ты сможешь поехать вместе со мной?

Леопольд Самуилович виновато замотал головой:

– Извини, Розалия, но утром у меня важная встреча.

– Значит, поеду с Каткой.

– Роза, а зачем тебе понадобилось сниматься в рекламе? Неужели тебя это настолько привлекает?

Свекровь вытаращила глаза.

– Лео, ты задаешь глупые вопросы. Реклама сможет прославить меня на всю страну. Я стану знаменитостью, звездой первой величины.

– Гм… Реклама сока и звезда первой величины… Как то не вяжутся между собой эти понятия.

– А ты зри в корень. Конечно, сразу прославиться не удастся, но со временем… Представь, я засвечусь в рекламе, потом мое божественное лицо увидит какой нибудь известный режиссер или продюсер. Увидит и обалдеет. Он скажет: «Вот это женщина! Ее надо немедленно снимать в главных ролях ». И все, у меня начнется новая жизнь. Съемки, фотосессии, поклонники, слава, признания в любви… А реклама в данном случае послужит точкой опоры. С чего то же надо начинать. Так почему не со съемок в рекламном ролике. Мне известно, что некоторые актеры считают для себя зазорным светиться в рекламе, но вместе с этим многие стали известны благодаря мелькающим ежедневно роликам. Так чем черт не шутит, вдруг уже очень скоро на небе загорится моя звезда.

Розалия задрала голову вверх, мечтательно повздыхала, а потом завизжала:

– А а а! Мне же надо продумать, в чем завтра ехать к режиссеру. Ай! Времени мало! Я должна всех затмить, он упадет в обморок! Лишится дара речи, – тараторила она, перескакивая через две ступеньки. – Они там все офонареют!

Леопольд Самуилович потер ладони.

– Я так понимаю, мне лучше удалиться. Сейчас Розалии явно не до моей скромной персоны.

– Может, выпьете еще кофейку? – спросила Ната.

– А давай, у тебя получается такой вкусный кофе – грех отказываться.

Но не успел Леопольд сделать и пару глотков, как у него затрезвонил мобильник.

Выслушав пламенную речь звонившего, мужчина залебезил:

– Я уже еду домой. Выезжаю немедленно. Не волнуйся, со мной полный порядок. Нет, нет, я не мог позвонить, у меня было совещание. Хорошо. Уже лечу. Ты только не переживай.

Положив телефон в карман, Леопольд Самуилович посеменил к выходу.

– Что нибудь случилось? – спросила Катка, отметив, что у кавалера Розалии порозовели щеки.

– Нет, нет, все в порядке.

– А кто вам звонил? – не удержавшись, полюбопытствовала Наталья.

– Э э… Кхм… Мама. Звонила моя мама.

Когда он ушел, Натка пролепетала:

– Какой заботливый сын. Сразу видно, свою маму он очень любит и уважает.

– Девочки, – раздалось со второго этажа, – девочки, быстро поднимитесь ко мне в спальню.

Розалия стояла перед зеркалом, держа в руках три вешалки с вечерними туалетами.

– Не могу выбрать, во что завтра облачиться. Посоветуйте, какому платью отдать предпочтение: черному, красному или бежевому?

– Мне больше нравится красное, – закивала Наталья.

– А я бы выбрала бежевое, – уверенно сказала Катарина.

– Все ясно, значит, поеду в черном.

– Зачем тогда интересовались нашим мнением?

– Это такая гламурная проверка. Если не знаешь, что надеть, спроси совета у лучшей подруги или у любой женщины, уступающей тебе по внешним данным. Я услышала то, что хотела, и это лишний раз подтвердило мою гипотезу. Теперь займемся украшениями; на безымянный палец левой руки надену кольцо с крупным бриллиантом, на указательный палец с голубым, а на безымянный палец правой руки колечко с красным бриллиантом.

– Не слишком много камней?

– Для тебя, может, и много, для меня – в самый раз. Я должна сразить Ивана наповал, пусть сразу увидит, что перед ним стоит женщина премиум класса.

Натка нахмурила брови.

– А что такое женщина премия?

– Женщина премия – это ты! Валите из спальни, мне необходимо остаться один на один с будущей звездой.

В одиннадцать вечера Розалия села на телефон и начала обзвон всех подруг. Говорила она примерно следующее:

– Да, да, да, меня лично пригласил знаменитый режиссер! Он буквально ползал передо мной на коленях, умолял, плакал, устроил истерику, и я сдалась. Согласилась сняться в его ролике. А что делать, если они не могут найти героиню на роль женщины вамп. Пришлось пойти на уступку. Теперь от предложений не будет отбоя. Меня ими завалят! Скоро мне откроют официальный сайт, плюс парочку неофициальных, начнут приглашать на всевозможные мероприятия, пятое десятое, вечеринки, юбилеи, презентации, дни рождения viр персон, короче, времени будет в обрез.

До часу ночи свекровь терзала телефон, а в начале второго, внезапно вспомнив, что перед ответственной поездкой ей необходимо хорошенько выспаться, поднялась к себе.

Утром Катарина проснулась от стука в дверь.

– Ты уже встала? – вопрошала Розалия.

– Сколько времени?

– Шесть утра.

– Я встану в семь.

– Нет, вставай немедленно, приведи себя в порядок и составь мне компанию. Я нервничаю.

До самого отъезда из коттеджа Розалия нарезала круги по гостиной, внушая самой себе, что Иван Семенович останется от знакомства с ней в полнейшем восторге.

– У меня получится, у меня обязательно получится. Я прирожденная актриса!

В назначенный час Катка с Розалией шли по узкому коридору, вглядываясь в висевшие на дверях таблички.

– Нам сюда, – свекровь остановилась. – Детка, как я выгляжу?

– Вполне.

– Постучи ты, я нервничаю.

Копейкина постучала и, повернув ручку, толкнула дверь.

В крохотном помещении за заваленным папками столом сидел щупленький длинноволосый мужичок лет сорока.

– Добрый день, – поздоровалась Ката. – Нам нужен Иван Семенович, он нас ждет.

Длинноволосый сконцентрировал взгляд на Розалии.

– Иван Семенович перед вами, а вы, простите, кто?

– Я ак ак… – на свекровь напала икота. – Я актриса. Вчера мне звонил Сергей и сказал…

– А а! Да, да, все верно. Сережа говорил, что у него есть знакомая, которая мечтает сняться в рекламе.

Катка хмыкнула. Интересно, Сергей правда сказал, что Розалия мечтает сняться в ролике, или Иван Семенович придумал это с ходу?

– Я мечтаю, – выпалила свекровь. – Как вы сами видите, я практически создана для того, чтобы мелькать на экране.

Иван улыбнулся своим мыслям и, подняв трубку, проговорил:

– Тамара, зайди.

Минутой позже в кабинет прошествовала высокая блондинка, держа в руках три толстые папки.

На пару с режиссером они начали задавать Розалии вопросы, на которые та отвечала, ну, скажем, не совсем правду.

Так, например, спросив, действительно ли она имеет отношение к актрисам, Иван Семенович услышал:

– Да! Я профессиональная актриса.

Ката напряглась.

– Даже так? А что вы заканчивали?

– Да практически все!

Копейкина была готова провалиться сквозь землю.

– А конкретней, – Тамара с нескрываемым восторгом взирала на бриллианты свекрови.

– Я училась во ВГИКе, «Щуке», «Щепке», «Стружке» и других достойных вузах. В моем профессионализме вы сможете убедиться, когда мы начнем съемку. Кстати, а когда мы начнем съемку?

Тома улыбнулась.

– Ну, сначала вас надо утвердить для участия в рекламном ролике.

– Утвердите! Умоляю, вы не пожалеете.

– Последнее слово за Иваном Семеновичем.

Не дав режиссеру открыть рта, Розалия зачастила:

– Прежде чем вы вынесете свой вердикт, хочу сделать важное заявление. Вы только не подумайте, что я делаю это с каким то умыслом, боже упаси, просто ставлю вас перед фактом. В нашей семье все актеры. Да, да, вы не ослышались, мы варимся в кухне шоу бизнеса уже очень давно. Очень! Вот, например, взять мою невестку Катарину. Ката, сделай шаг вперед, чтобы дядя Ваня смог увидеть тебя во всей красе.

– Розалия Станиславовна, перестаньте.

– Ну что ты смущаешься, ангел мой. Иван Семенович, Тамарочка, перед вами стоит не просто моя невестка, перед вами стоит великая актриса. Она снималась в сериале «Святые грешники». Помните такой сериал?3

– С Серебряковой в главной роли?

– Да! Катарина играла там горничную, но…

– Но потом этот эпизод вырезали, поэтому на экране я так и не появилась, – быстро вставила Копейкина.

– Какая разница, – не смутилась Розалия. – Главное, ты принимала непосредственное участие в съемках. Можно сказать, находилась в самом центре этого гадюшника.

– А где снимались вы? – спросила Тома.

– Я была участницей реалити шоу!4 Суперское шоу было. Между прочим, снимали его в нашем коттедже.

– Но оно, – начала Катка…

– Ката, помолчи! Иван Семенович, итак, что вы скажете?

Мужчина хлопнул в ладоши и возвестил:

– Я скажу вам добро пожаловать.

– Ну и фиг с тобой, не очень то и хотелось. – Свекровь осеклась. – Что?! Что вы сказали? Вы меня утвердили?

– Именно.

– Ой, извините, просто я дома готовилась ко встрече и репетировала речь. Одну на случай, если вы утвердите мою кандидатуру, вторую на случай провала. А сейчас немного перепутала.

С лица Ивана не сходила улыбка.

– Тогда, может, озвучите первый вариант?

Розалия облизала нижнюю губу.

– С радостью. – Выдержав паузу, она театрально воскликнула: – Мне дали роль! Дали! Мне ее дали! Боже мой! Какое счастье, какой неописуемый восторг! Спасибо! Спасибо вам всем. Но в первую очередь я хочу поблагодарить своих родителей за то, что они подарили мне жизнь. Я сделала всех! Я лучшая!

Когда с восторженными криками было покончено, Иван Семенович начал вводить Розалию в курс дела. Он долго рассказывал о рекламе в целом, но свекрища, пребывая на седьмом небе от счастья, практически нечего не слышала из его пламенной речи.

– Хотелось бы узнать поподробней о моей роли, – попросила она, закинув ногу на ногу.

– В ролике будет три сцены. Первая: семилетняя девочка сидит на кухне и рисует, у нее ломается карандаш, она плачет, и в этот момент в кухне появляется старший брат. Он достает из холодильника сок, наливает его в стакан и протягивает сестре. Она делает маленький глоток, и ее лицо озаряет лучезарная улыбка. Сцена вторая: молодая женщина сидит в офисе и набирает текст на компьютере. Внезапно комп зависает, она в ярости бьет ладонью по клавиатуре, а в дверях появляется ее коллега мужчина, держа в руке стакан сока.

– Она делает глоток и улыбается, – закончила свекровь. – Я права?

– Совершенно верно. И наконец, сцена третья: пожилая женщина стоит у окна и с грустью смотрит на треснувшие очки. По ее щеке катится крупная слеза. В комнату заходит бодрый старичок, протягивает ей стакан сока, и… настроение пенсионерки сразу же поднимается до небывалых высот.

Розалия удовлетворенно закивала:

– Потрясный сюжет! Мне все нравится. Только у меня возник вопрос.

– Слушаю.

– Скажите, когда я буду сидеть за компьютером и отстукивать по клавиатуре, с какой стороны будет стоять камера? Справа или слева?

Иван Семенович закашлял, а Тома, едва сдерживая улыбку, сделала вид, что целиком и полностью погружена в изучение важного документа.

– Розалия Станиславовна, – с расстановкой произнес режиссер, – вы, должно быть, неправильно меня поняли. На роль женщины в офисе у нас уже утверждена кандидатура.

– Но позвольте, если баба в офисе уже есть, то кого предстоит играть мне? Неужели вы думаете, что я справлюсь с ролью семилетней девочки?

– Нет.

– Господи, что же мне, изображать ее брата?



– Розалия Станиславовна, мы искали женщину на роль пенсионерки.

Ката вжала голову в плечи.

– Вы сейчас пошутили? – спросила Розалия и хрипло засмеялась. – Это очень хорошая шутка, ставлю вам пять баллов. Нет, даже пять с большим плюсом.

– Я не шутил.

Свекрища впала в ступор.

– Мне… мне предложили роль старухи с треснувшими очками? Да вы деспот! Неужели я дожила до того момента, когда меня, сорокатрехлетнюю женщину, так унизили? За что вы меня так ненавидите?

– Это просто реклама, – поспешно вставила Тамара. – Вы только на экране предстанете в образе пожилой дамы с седыми волосами, а после съемок вновь перевоплотитесь… в сорокатрехлетнюю женщину.

– С седыми? Вы хотите меня искусственно состарить?!

– Нам нужна пенсионерка.

– Произвол! Дайте жалобную книгу! Уродовать молодую красивую женщину, которая стояла у истоков кинематографа, – кощунство. Да вы знаете, с какими людьми я была знакома? Мне сам Станиславский снился бессонными ночами. Я даже Немировича Данченко по телевизору видела, а вы хотите безжалостно растоптать мою неувядающую красоту, выставив меня всеобщим посмешищем. Да мне потом ни одна уважающая себя собака руки не подаст. Вернее, лапы не протянет.

– Успокойтесь, не надо так бурно реагировать.

– Вы меня унизили!

– Мы ждем вашего окончательного решения. – Иван Семенович отбросил в сторону шариковую ручку.

Розалия обратилась к невестке:

– Детка, что скажешь?

– Вам решать, не спрашивайте меня ни о чем.

Свекровь дергала себя за указательный палец.

– Иван Семенович, а что, если мы с вами немного подкорректируем сюжетец, а? Вот послушайте, у меня появилась идея. Представьте: ночной клуб, отовсюду доносится громкая музыка, парни и девушки отрываются на танцполе и вдруг… Вспыхивает яркий свет, и в кадре появляюсь я. В шикарном платье с глубоким декольте, на пятнадцатисантиметровых каблуках и с сигареткой, вставленной в длинный мундштук. Молодые мужчины при виде меня начинают падать к моим ногам, две девицы от зависти выпивают цианистый калий, а я, выпустив струйку дыма, выставила вперед правую ногу и изящным движением руки, облаченной в длинную перчатку, подзываю официанта. Практически обнаженный парниша бодибилдер подходит ко мне, держа в руках поднос, на котором стоят стаканы с соком. Он раздает сок валяющимся на полу мужикам, они делают несколько глотков и… Потом мой крупный план и надпись внизу «Красота спасет мир ». Ну как?

– В фантазии вам не откажешь, но мы будем придерживаться первоначального сценария.

– Тогда еще одна креативная идейка. Поверьте, это оптимальный вариант и для вас, и для меня. Значит, по улице едет позолоченная карета, запряженная тройкой белоснежных лошадей. Она останавливается у входа в шикарную гостиницу, а кучер, обязательно симпотный мужчина не старше тридцати пяти лет, открывает дверцу, и выхожу я. На мне умопомрачительный наряд, я переливаюсь бриллиантами, а все присутствующие женщины с нескрываемой завистью смотрят на меня и буквально зеленеют. Мужчины пожирают меня взглядом, а я, похлопав кучера по щеке, говорю: «Выпей сока, котик, я вернусь не скоро ». Далее меня подхватывает на руки двухметровый крепыш и скрывается за дверью. Отпадно, правда?

Иван Семенович встал. Пройдясь по кабинетику, он попросил Катку и Тамару оставить его наедине с Розалией.

В коридоре Копейкина прислонилась к стене и выдохнула.

– Как вы думаете, зачем он нас выставил? – спросила она у Тамары.

– А сами не догадываетесь?

– Нет.

– Сейчас Иван на пальцах объяснит вашей свекрови, кто здесь хозяин.



– Надеюсь, до рукоприкладства не дойдет.

Тома оскорбилась.

– За кого вы его принимаете? Иван Семенович – человек воспитанный, он никогда не опустится до рукоприкладства.

– Вот как раз на счет Ивана Семеновича я полностью спокойна, меня больше беспокоит Розалия.

– А она… – Договорить Тома не успела. Дверь кабинета распахнулась, и в коридор выскочила свекровь.

– Рекламщик! – вопила она. – Бездарь с большой буквы «М». Ты не умеешь мыслить креативно! Ты отстал от жизни!

– Прекратите меня оскорблять, – негодовал Иван.

– Иди причешись, умник. Ката, я отказываюсь сниматься в его допотопном ролике. Мы уезжаем. А ты, – она обратилась к опешившей Тамаре, – заруби себе на носу, ни одному человеку на планете Земля не удастся превратить меня в старуху. Запомнила?

– Д да, – пролепетала Тома.

– Вот и отлично. Ката, идиотка, я, кажется, приказала тебе спускаться вниз. Чего ты ждешь?

– Вас.

– Двигай вперед!



Плюхнувшись в «Фиат», свекровь предупредила:

– Если посмеешь открыть рот, считай себя без вести пропавшей.

Наталья, услышав шум мотора, выскочила из кухни и, прижимая к груди Лизавету, приготовилась осыпать свекровь поздравлениями.

Но, увидев перекошенное от злости лицо Розалии, она, не проронив ни звука, поспешно скрылась в кабинете.

Свекрища поднялась на второй этаж, запретив беспокоить ее ближайшие несколько часов. Катка мысленно перекрестилась. Слава богу, все позади, теперь можно и чайком побаловаться.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16