Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Мила Серебрякова Бойтесь своих желаний




страница5/16
Дата09.01.2017
Размер2.49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

ГЛАВА 5

В агентство загородной недвижимости Катарина приехала с намерением выдать себя за потенциальную клиентку.

Расположившись за столом дородной брюнетки Аллы Вячеславовны, Катка, изображая из себя даму, которая жаждет стать обладательницей загородного коттеджа, с придыханием произнесла:

– Мне порекомендовали именно ваше агентство, так как многие мои знакомые остались очень довольны вашей работой. Я надеюсь, у нас с вами сложатся отношения и в конечном итоге все останутся довольны.

Алла Вячеславовна смахнула со стола несуществующую пылинку и, улыбнувшись самой радушной улыбкой, уверенно закивала:

– Катарина Бориславовна, можете в этом ни минуты не сомневаться. Желание клиента – закон, мы сделаем все возможное и даже невозможное. Без ложной скромности должна заявить – наше агентство одно из лучших, оно было основано в две тысячи первом году и вот уже на протяжении…

– Алла Вячеславовна, – перебила Копейкина, – я занятой человек, практически сутки напролет провожу в офисе, домой приезжаю только для того, чтобы выспаться. У меня катастрофически мало времени, поэтому, если вы не возражаете, мне бы хотелось перейти непосредственно к сути.

Выпрямив спину, Алла понимающе закивала:

– Я вас понимаю, Катарина Бориславовна. Меньше пустых слов, больше дела. Итак, внимательно выслушаю все ваши пожелания.

И Катка начала вещать:

– В принципе, у меня нет каких то особых требований и предпочтений, я просто хочу, чтобы в новом доме мне было комфортно и уютно. Площадь дома должна быть не менее шестисот квадратных метров, а участок… – Ката задумалась. – Ну, соток пятнадцать двадцать.

– Этажность? – деловито поинтересовалась Алла.

– Думаю, два этажа – это самый оптимальный вариант. Наличие бассейна и сауны не обязательно. Гараж – само собой разумеется.

– А количество спален?

– Три четыре, не больше.

Далее Алла Вячеславовна начала задавать Катке многочисленные вопросы, на которые последняя отвечала первое, что приходило на ум.

Минут через двадцать Алла возвестила:

– Наши агенты свяжутся с вами в самое ближайшее время. Думаю, мы подберем вам подходящее жилище без особых проблем, по крайней мере с нашей стороны трудностей возникнуть не должно.

– Я надеюсь, – Ката подалась чуть вперед. – Только, Алла Вячеславовна, я бы хотела, чтобы моим проектом занимался конкретный агент.

– Кто именно?

– Жучковская, – Копейкина выжидательно смотрела на пампушку. – Татьяна Жучковская.

Несколько секунд Алла растерянно моргала, а затем, стараясь выглядеть как можно более спокойной, произнесла:

– Простите, Катарина Бориславовна, но у нас нет сотрудников с такой фамилией.

Катка едва не закричала от отчаяния. Она так и знала, чувствовала, Олег что то напутал, и в действительности Татьяна не имела никакого отношения к агентству недвижимости. А вернее, она не имела отношения к его сотрудникам.

– Нет? Но мне сказали, что Жучковская – агент.

– Вас дезинформировали. Некоторое время назад в нашем агентстве действительно появилась девушка Татьяна Жучковская, но, к сожалению, – Алла закатила глаза, – а может, и к счастью, она не состоит у нас в штате.

– Это как?

– Очень просто, Жучковская была нашей клиенткой.


– Клиенткой? Вы уверены?

– Дорогая Катарина Бориславовна, я всегда говорю только то, в чем уверена на сто десять процентов. Через нас проходит много людей, мы ежедневно подписываем договора, и, как правило, каждый клиент остается вполне доволен. Но! Не стоит забывать, все мы в первую очередь живые люди, и редко, я бы даже сказала, очень редко, среди клиентов попадаются личности, которые не умеют себя контролировать. За восемь лет нашего существования произошло четыре инцидента, которые крепко врезались в память наших сотрудников. Так вот, четвертый инцидент произошел благодаря вышеупомянутой Татьяне Жучковской. Девушка потрепала нам немало нервов, и мы, – Алла сложила руки на груди, – хоть так и не принято говорить про клиентов, вздохнули с огромным облегчением, когда она наконец сделала нам ручкой. Поэтому могу вас заверить, никакой она не агент. К слову сказать, ее агенту Боре Лимонову надо поставить памятник при жизни за его терпение.

– Я не поняла, так Татьяна купила загородное жилище или нет?

Алла дотронулась до золотой сережки.

– Катарина Бориславовна, у меня складывается впечатление, что вас больше интересует Жучковская, чем приобретение собственного дома.

Катка смутилась.

– Вы правы, мы отвлеклись. Тогда у меня последняя просьба, пусть мной занимается Борис Лимонов. Вы не против?

– Как скажете, Катарина Бориславовна. Борис вам позвонит.

В деле появилась новая зацепка. Теперь выяснилось, что Татьяна вознамеривалась стать владелицей частного коттеджа. Интересно, на какие средства девушка планировала обзавестись квадратными метрами? Неужели Олег прав и Жучковская действительно нашла богатого любовника? Но ведь с момента их внезапного расставания и до первого визита девушки в агентство прошло не так много времени. Чуть больше двух месяцев. Это какой должен быть любовник, чтобы спустя шестьдесят дней после знакомства у его пассии на руках оказалась кругленькая сумма. Да и вообще ситуация какая то неправдоподобная. Нет, Катка вовсе не исключает возможности, что есть щедрые люди, способные одаривать своих обоже подарками, не задумываясь об их цене, но загородный дом… Это, пожалуй, уже слишком. Квартиры, дома, машины любовницам, конечно же, покупают, но не так быстро, как это произошло в случае с Татьяной.

Не мог тот толстосум запасть на Жучковскую настолько сильно, чтобы окончательно потерять голову и пойти на поводу у предприимчивой любовницы.

Значит, версия с любовником отпадает. Но тогда откуда у Тани наличность? Или она, как и Катка, посетила агентство не с намерением приобрести дом, а преследовала иные цели? Вдруг Жучковская тоже пыталась разгадать какой нибудь ребус и одна из дорожек привела ее в агентство?

Остается ждать звонка Лимонова. Лишь Борис сможет прояснить ситуацию и дать ответ на конкретный вопрос: стала ли Таня хозяйкой загородного строения или, как говорится, с чем пришла, с тем и ушла?

Борис связался с Копейкиной через два дня после ее разговора с Аллой Вячеславовной. Сообщив Катке, что завтра утром они могут посмотреть дом, мужчина поспешно отсоединился.

В коттеджный поселок, вмещающий в себя более сотни коттеджей, они приехали около одиннадцати часов. Всю дорогу Борис без умолку расхваливал кирпичный дом, заверяя Катку, что в случае ее согласия стать владелицей семисотметрового строения она будет благодарна Лимонову по гроб жизни.

– Дом – загляденье! – басил Борис, поднимаясь на крыльцо. – Вы только посмотрите, какая вокруг красотища, и соседи все как на подбор достойные люди.

– По моему, участок маловат, – капризно протянула Катарина.

– Двадцать две сотки, мы учли все ваши требования. – Борис никак не мог справиться с замком.

– У нас проблемы?

– Нет, нет, никаких проблем. Замок слегка заедает, но вы не обращайте внимания. Я открою вам маленький секрет, на самом деле это очень хороший знак.

– То есть?

– Ну, – щеки Лимонова приобрели красноватый оттенок, – если дверь сразу не открывается, значит…

– Значит, фиговый замок, – перебила Катка.

– Открылась! Катарина Бориславовна, прошу вас, проходите. Ну, что скажете? Впечатляет?

Ката прошла в холл и начала придирчиво осматриваться по сторонам.

– Ой, здесь колонны, они мне не нравятся.

– Напротив, они придают холлу больше значимости. Слева гостиная. Шикарная гостиная! Обратите внимание, какие большие окна! А камин? Вы видите, какой камин? Гостиная выдержана в стиле дворцовой классики, вы чувствуете атмосферу? – Борис закрыл глаза и вытянул руки вперед. – В этой гостиной сконцентрирована положительная энергетика. Встаньте сюда.

Катка приблизилась к Лимонову.

– Вытяните руки и закройте глаза.

– Борис, а может, вы покажете мне другие помещения, я уже поняла, что в гостиной неповторимая атмосфера, но хотелось бы проверить атмосферу всего дома.

– Да, да, разумеется, предлагаю пройти в столовую. Столовая здесь уникальная! Ни в одном коттедже вы не увидите такой столовой, она выполнена…

Слова лились из уст Лимонова бурным потоком, на миг Катке даже показалось, что мужчина вот вот лишится чувств, если не переведет дух и не угомонится. Но Борис продолжал вещать со скоростью сто слов в минуту.

– Гордость данного коттеджа – винный погреб. Давайте спустимся вниз, и я покажу вам…

– Борис, предлагаю вернуться в гостиную.

– Но мы не все посмотрели.

– Пожалуйста, сядьте и выслушайте меня.

Заподозрив неладное, Лимонов зачастил:

– Можете ничего не говорить, вам не понравился этот дом. Ничего страшного, более того, вы совершенно правы, необходимо посмотреть несколько проектов и лишь потом делать окончательный выбор.

– Вы меня не поняли, речь пойдет о другом. Совсем о другом. – Ката открыла сумочку и протянула Лимонову ассигнацию. – Возьмите.

– Что это?

– Деньги.

– Я вижу, но зачем вы мне их даете?

– Борь, вы ведь с каждого проданного дома имеете проценты, так?

– Верно.

– Я понимаю, что в сравнении с теми процентами, которые вы бы получили, продав коттедж, это капля в море, но все таки я настаиваю, возьмите.

– Да объясните толком.

– Мне жутко неловко, я чувствую себя отвратительно, но… на самом деле мне не нужен дом. – Выпалив последнюю фразу, Ката умолкла.

Смотреть в глаза Бориса было выше ее сил, поэтому она, отойдя на всякий случай к окну, уставилась на серые облака.

Лимонов продолжал сидеть на диване, переваривая услышанное.

– Не нужен дом, – повторил он осипшим голосом. – Тогда, может, скажете, для чего вам понадобился весь этот маскарад? Вы приехали в агентство, с вами начали работать, мы тратим время, которое, между прочим, нас кормит, а вы вдруг делаете такое заявление. Я жду вашего ответа, Катарина Бориславовна.

– Вы безоговорочно правы, но обман был необходим. Выведать интересующую меня информацию у Аллы Вячеславовны оказалось делом непростым, и я решилась на столь отчаянный шаг.

– О какой информации речь? – Теперь Борис вел себя более раскованно. Услышав, что сделка не состоится, он посуровел, откинулся на спинку и, закинув ногу на ногу, буравил Копейкину сердитым взглядом.

– Мне нужно узнать как можно больше о Тане Жучковской. Алла сказала, вы подыскивали ей загородный дом.

– Допустим, Алла Вячеславовна не соврала.

– Я могу рассчитывать на вашу помощь?

– Смотря в чем она будет заключаться.

– Ну я же говорю, в информации.

Лимонов провел ладонью по взъерошенным волосам.

– Информация нынче дорого стоит, – с расстановкой проговорил Борис. – Вы меня понимаете?

– Сколько?

– Знаете поговорку: волка ноги кормят? Так вот, это про меня.

– Сколько? – повторила Ката.

– Если презентуете мне еще три купюры, я согласен ответить на все ваши вопросы касательно Жучковской.

Копейкина усмехнулась.

– А я смотрю, вы парень не промах.

– Иначе не проживешь, Катарина Бориславовна, куда ни глянь, везде свирепствуют товарно рыночные отношения. Вы ведь тоже далеко не ангел, вон какую авантюру замутили. Так что решайте скорее, либо мы с вами разбегаемся каждый по своим делам, либо после получения требуемого вознаграждения я окунусь в воспоминания.

Делать нечего, пришлось вновь лезть в кошелек и расстаться с приличной суммой. Получив деньги, Борис оживился.

– С чего прикажете начать?

– С самого начала.

– О’кей. Значит, некоторое время назад к нам в агентство обратилась расфуфыренная девица, звали которую, как вам уже прекрасно известно, Таня Жучковская. Девушка производила впечатление обеспеченной особы – эдакий баловень судьбы в юбке, а посему вела она себя чересчур вызывающе и напористо. В первый же визит умудрилась закатить истерику Алле Вячеславовне, причина мне не известна, но кричала она громко и долго. Наша Алла, человек с титанической нервной системой, и то не выдержала – была красная, как спелый томат. Жучковская выдвинула ряд требований, и Алла подключила к работе вашего покорного слугу.

– Какой дом она хотела купить?

– О! У девушки были огромные амбиции. Сначала Татьяна заявила, что площадь дома должна быть не менее полутора тысяч квадратов, но той суммы, которой она располагала, явно не хватило бы и на семисотметровый коттедж. Разумеется, Алла Вячеславовна объяснила это Жучковской, чем вызвала новый приступ негодования последней. Еще я забыл упомянуть, Татьяна собиралась купить уже полностью меблированный дом, а это, как вы понимаете, денежки немалые. Скажу откровенно, пару раз Жучковская снилась мне в кошмарных снах. Я вскакивал ночью в холодном поту и успокаивался лишь тогда, когда жена брала меня за руку и говорила, что все в полном порядке.

Ката усмехнулась.

– Чем же она всех вас так достала?

– Поведением! Татьяна могла вспыхнуть от любой мелочи, от небрежно брошенного слова, от неугодного ей взгляда, интонации; да она чистой воды неврастеничка, ей бы полечиться не мешало.

– Не отвлекайтесь.

– Мы с ней посмотрели двенадцать домов. Двенадцать! И каждый раз история повторялась. У меня создалось впечатление, что Жучковская специально выискивает в доме недостатки. Иногда доходило до смешного, однажды Татьяна села на корточки и начала гладить ладонью плиточный пол в столовой. А когда я спросил, зачем она это делает… – Борис усмехнулся и покрутил пальцем у виска. – Ненормальная! Заявив, что швы между плитами неровные, она наотрез отказалась продолжать осмотр коттеджа.

Но уже вечером нарисовалась в агентстве и устроила Алле разбор полетов, вопила, что наши агенты специально подсовывают ей бракованные дома, а она, мол, бедная и несчастная, всего навсего хочет выбрать милый симпатичный домик, в котором нет изъянов. Истеричка, что с нее взять.

– Но тем не менее вы продолжали с ней работать.

– Она наша клиентка, – развел руками Борис.

– А после очередного скандала Татьяна громко хлопнула дверью, и больше вы ее не видели, я угадала? – спросила Катка.

– Нет, не угадали. Татьяна купила дом.

– Как купила?!

– Тринадцатый коттеджик пришелся ей по душе. Я счастью своему не верил и молил бога, чтобы она не передумала и договор не был подписан.

– Значит, у нее действительно были деньги?!

– Странная вы какая то, естественно, у человека есть деньги, если он собирается покупать дом. А как же иначе, не за красивые же глазки ему жилище подарят.

– Таня всегда приезжала одна?

– Так точно.

– Вспомните, а в разговоре она не упоминала, с кем собирается жить в коттедже? Может, говорила, что переберется за город с мужем или молодым человеком?

– Нет, на подобные темы мы с ней не общались. Правда, один раз я спросил большая ли у нее семья, так Жучковская такую мину скорчила, я сразу понял – мне лучше умолкнуть.

– Да, не густо. – Копейкина прошлась по гостиной. – Борис, мне нужен адрес коттеджа Татьяны.

– На память не помню, но как только вернусь в агентство, сразу вам звякну. Идет?

– Буду ждать вашего звонка.

Нехотя поднявшись с дивана, Лимонов прищурился.

– Катарина Бориславовна, ответьте предельно откровенно, когда вы еще были нашей клиенткой, а я агентом, вы верили каждому моему слову или я немного переигрывал?

– В смысле?

– Ну, – Борис выпрямился, закрыл глаза и вытянул руки. – В этой гостиной сконцентрирована положительная энергетика, – с усмешкой повторил он. – Вы мне поверили?

– Честно?

– Угу.


– Нет, я прекрасно знала, что вы будете расхваливать дом на все лады, но, пожалуй, с энергетикой вы перегнули палку.

– Сильно вошел в роль. Но дом действительно достойный. Посмотрите, какие высокие потолки, окна, а лестница вообще вне конкуренции, я уже завидую тому, кто станет его хозяином.

В холле Катарина остановилась.

– Во сколько Жучковской обошлась покупка коттеджа?

Лимонов медлил с ответом.

– Борис, вы же обещали ответить на все мои вопросы.

– Шестьсот сорок тысяч евро.

– Не хило.

– Нормальная цена, в любом случае тот дом стоит тех денег. Уж поверьте мне на слово.

– Я верю, там тоже наверняка в каждом помещении сконцентрирована положительная энергетика, – хохотнула Катка.

– А вот издеваться над ближним не есть хорошо, Катарина Бориславовна.

– Не обижайтесь, я не со зла.

Они вышли на улицу, и в этот момент в небе грянул гром.

Лимонов вздрогнул:

– Терпеть не могу грозу.

Катарина молчала. В настоящий момент ее мысли были очень далеко, она пыталась сообразить, как двадцатитрехлетняя девушка, до недавнего времени работавшая психологом в обычной московской школе, превратилась в независимую женщину, делающую себе дорогие подарки в виде загородных домов.

Полтора часа спустя Борис сообщил Катке адрес коттеджа, на котором остановила выбор привередливая Татьяна.

* * *

Йоркширский терьер носился за бабочками по зеленому газону, а чуть поодаль его хозяйка – миловидная блондинка Олеся – затеяла очередной спор с матерью.

– Мама, ну что ты делаешь, неужели тебе больше нечем заняться? – вопрошала молодая женщина, с отвращением глядя на лопату в руках родительницы.

– Я тебе уже говорила, земля не должна пустовать, нам необходимо сделать несколько грядок.

– Опомнись, мы же не в деревне.

– Это ты так думаешь. – Ирина Валентиновна с неудовольствием осмотрела сочный газон. – Кому в голову могла прийти мысль засадить все вокруг травой? Совсем люди с ума посходили, ну какой прок от вашего газона? Собаке раздолье – и только?

– Если ты заметила, здесь у всех газоны, а грядки, извини, это вчерашний день. Сейчас все можно купить в магазине и совсем не обязательно с утра до ночи возиться с землей.

– В магазине, шустрые какие, если деньги появились, так давайте разбрасываться ими направо и налево. Как ты понять не можешь, что свои овощи и зелень намного полезней покупных. Встала утром, вышла на улицу, нарвала укропчику, петрушки, салатику, редиски…

– Что?! Ты еще редиску сажать собралась?

– А как же без нее. Я задумала пять грядок сделать.

Олеся схватилась за голову.

– Мама, соседи нас засмеют.

– И пусть смеются, если у них в голове мозгов нет. Разве мы чем то противозаконным занимаемся? Чего молчишь, кому мои грядки помешают? А у тебя маленький ребенок, тебе витамины нужны.

– Через пару недель ты уедешь к себе, кто будет за грядками смотреть?


– Прополоть и ты сможешь. Делов то. Мне бы сейчас тележечку навоза раздобыть.

Издав пронзительный стон, Олеся посеменила к крыльцу.

– Я к твоим грядкам близко не подойду, пусть зарастают травой, а от меня помощи не жди.

– Собаку свою забери, она мне мешает.

Олеся хлопнула массивной дверью.

– Нервы подлечи, – крикнула Ирина Валентиновна. – Нечего здесь свой характер показывать.

Час спустя, сев на маленькую скамейку, Ирина начала бросать в лунки замоченные ранее семена редиса.

В этот момент калитка открылась, и на дорожке появилась рыжеволосая женщина, к которой не замедлил подбежать терьер.

Непрестанно лая, собачонка пыталась подпрыгнуть как можно выше, отчего Катке пришлось ускорить шаг, дабы псинка ненароком ее не тяпнула.

Ирина Валентиновна встала.

– Тобик, а ну отойди! Отойди, я сказала!

Йорк продолжал надрываться.

– Не бойтесь, он не укусит, – схватив грабли, Ирина шикнула и замахнулась. Не решившись и дальше следовать за гостьей, Тобик посчитал для себя лучшим вернуться на газон и продолжить охоту на бабочек.

– Добрый день, – Копейкина приблизилась к Ирине вплотную и перевела удивленный взгляд на грядки.

– Добрый, добрый, – отозвалась та. – Вот, благоустраиваю участок, грядочки решила сделать, зеленушки всякой посадить, редисочки. А вы к Олесе пришли? Так она в доме, Мишка спит, а Леська небось опять в компьютер свой пялится.

– Я не к Олесе. – Катарина покосилась на дом. – Мне необходимо переговорить с хозяевами коттеджа.

Ирина Валентиновна вытянула губы трубочкой.

– Олеська и есть хозяйка. Они с Романом здесь живут, ну и Мишенька, разумеется, с ними. Леся моя дочь, Ромка зять, а Мишутка внучек, – пояснила Ирина после короткой паузы. – Я то сама к ним погостить приехала, а вообще в Сызрани живу.

– Мне можно увидеться с вашей дочерью?

– Да чего ж нельзя то? Конечно, можно, проходите, не стесняйтесь.

Заинтригованной Олесе Катарина сказала следующее:

– Два года назад этот дом принадлежал мне. Но в силу обстоятельств у меня в тот период возникли финансовые затруднения – я была вынуждена выставить его на продажу. Теперь, слава богу, я опять на коне, и встал вопрос о приобретении загородного жилья. Ничего не могу с собой поделать, понимаете, Олеся, меня тянет на прежнее место. Я очень любила свой дом и готова заплатить любые деньги, чтобы вновь оказаться в родных стенах. Можете называть это ностальгией, прихотью, но факт остается фактом, меня тянет сюда, словно магнитом.

Леся выглядела растерянной.

– Купить дом? Но почему вы обратились с этим вопросом ко мне?

– Вы же хозяйка… или я ошибаюсь?

– Мы с мужем сняли коттедж до октября месяца.

– Ах, вот оно что, – протянула Катка, заерзав в кресле. – Это меняет дело. Извините за причиненное беспокойство, и, если вас не затруднит, не могли бы вы сказать, как я могу связаться с хозяевами?

– Конечно, конечно. – Леся поднялась. – Подождите, я быстро, только принесу записную книжку и продиктую телефон Константина.

– Константина?

– Мы снимает коттедж у него.

– Минуточку, вы уверены, что владелец дома мужчина?

– Естественно.

Когда Леся выбежала из гостиной, Копейкина прикрыла глаза ладонью.

Получается какой то замкнутый круг. Дом купила Татьяна Жучковская, но в настоящий момент его снимает молодая семейная пара, и снимает ни у кого нибудь, а у неизвестного Катке Константина. В чем здесь дело? Кто, в конце концов, настоящий хозяин коттеджа? Борис ясно сказал – сделка с Жучковской была заключена, значит, дом по всем законам принадлежит ей… вернее, принадлежал. Тогда откуда взялся Константин? У Тани кроме престарелой бабушки не было родственников, поэтому вариант, что Константин является наследником покойной, отпадает сам собой. Да и со дня гибели девушки прошло меньше двух месяцев. Вряд ли за столь короткий срок человек мог успеть вступить в права наследства и умудриться сдать жилище в аренду.

Олеся вернулась с новенькой записной книжкой.

Пока она искала номер Константина, Катка не замедлила поинтересоваться:

– Лесь, а вы давно здесь обосновались?

– Около месяца.

Точно, дело нечисто. Получается, дом был сдан через три недели после похорон Жучковской.

– А что собой представляет Константин? – равнодушно спросила Копейкина, вертя в руках сотовый.

– Нормальный парень, простой, воспитанный.

– Парень? Так он молодой?

– Ему нет и двадцати пяти.

– Ого! Наверное, сын новых русских.

– Почему вы так решили?

– Судите сами, откуда у молодого парня могли появиться деньги, чтобы купить коттедж?

Олеся замотала головой.

– Вы знаете, он совсем не похож на сына новых русских. Как я уже сказала, Костя очень простой. Пожалуй, даже слишком простой. Да и ездит он на «москвичонке». Нет, на сына богатых родителей Константин явно не тянет.

– И тем не менее владеет роскошным коттеджем.

– Мне кажется, – Олеся понизила голос до шепота, – у него сейчас большие проблемы материального плана.

– Почему вы так думаете?

– Роман еще весной запланировал, что летом снимет для нас с Мишкой загородное жилье. В городе, сами понимаете, с маленьким ребенком летом нельзя: пыль, смог, грязь. А в области полнейшая идиллия. Утром встанешь, подойдешь к окну, вдохнешь полной грудью чистого воздуха и прям расцветаешь.

– Вернемся к дому.

– Так вот, Ромка искал подходящее место, но, к сожалению, мы никак не могли определиться. Одни просили за аренду слишком дорого, у других нас не устраивали условия, поиски грозились затянуться, как вдруг Роман наткнулся на объявление в газете. Некий Константин сдавал на длительный срок коттедж. Скажу прямо, изначально мы не собирались снимать коттедж, думали ограничиться небольшим двухэтажным домиком в каком нибудь садовом товариществе. Но объявление Константина нас заинтриговало.

Внизу крупными буквами было написано: «Недорого ». Ромка посчитал, что это всего лишь уловка, мол, пишут одно, а когда позвонишь, такую цену заломят, мало не покажется. Но я настояла. Вечером того же дня мы связались с Костей, и – о чудо! – парень назвал именно ту сумму, на которую мы с Ромкой рассчитывали. Лично я до конца не верила, что мы окажемся в шикарном коттедже, думала, вдруг он держится на одном честном слове или в нем полно недостатков, но когда приехали сюда, все сомнения улетучились. Поэтому я и придерживаюсь мнения, что Костику срочно понадобились средства, в противном случае он не стал бы сдавать коттедж за чисто символическую плату.

– Напротив, имей он проблемы, сдал бы жилье втридорога.

– Ага, втридорога, а где бы он желающих нашел? Не все, знаете ли, готовы выложить за аренду кругленькую сумму, а деньги ему могли понадобиться срочно, сиюминутно. Хотя, – Леся на мгновение задумалась, – возможно, нам с Романом просто повезло.

– Вы нашли номер его телефона?

– Нашла. У меня есть домашний и мобильный. Вам продиктовать оба?

– Желательно.

В гостиной появилась довольная Ирина Валентиновна.

– Ох, спину ломит, – простонала она, – но зато сделала все, что планировала. Теперь, Леська, будем ждать первых всходов.

Олеся хмыкнула и… промолчала.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16