Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Мила Серебрякова Бойтесь своих желаний




страница3/16
Дата09.01.2017
Размер2.49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

ГЛАВА З

Дозвониться до Маргариты Климовой оказалось делом непростым. Весь день Катка слышала механический голос, который упорно долдонил, что абонент временно недоступен.

В пятницу днем, уже отчаявшись связаться с подругой Жучковской, Катарина услышала в трубке голос Риты. Надо заметить, девушка оказалась на редкость дотошной, прежде чем согласиться на встречу, она забросала Катку десятком вопросов и, лишь узнав, что речь пойдет о Татьяне, смилостивилась и прочеканила:

– Встретимся завтра в полдень. – Она назвала адрес кафе и добавила: – Только прошу, не опаздывайте. Терпеть не могу непунктуальных людей.

Заверив Климову, что прибудет на встречу ровно в назначенный час, Ката отсоединилась. Свое слово она сдержала и утром следующего дня сидела в кафетерии без двадцати двенадцать.

Ожидая появления Маргариты, Катарина лениво смотрела по сторонам, гадая, правильно ли поступила, проглотив два пирожных, от которых теперь нестерпимо разболелся живот?

Стрелки часов медленно подошли к отметке двенадцать, после чего минутная продолжила свой ход. Однако Рита совсем не торопилась порадовать Копейкину своим присутствием. Это называется, она любит пунктуальность! Интересно, девушка помнит о вчерашнем разговоре или благополучно его забыла?

В половине первого Ката не выдержала. Потыкав по клавишам, она приложила телефон к уху и, услышав после десятого гудка сонное «Алло», зачастила:

– Рита, ты где?

– Я? Дома. А кто говорит?

– Катарина.

– Не знаю таких.

– Мы вчера договорились встретиться в кафе, ты что, забыла?

Климова причмокнула языком, а потом довольно резко бросила:

– Я ничего не забыла, а вот ты перепутала все на свете. Сегодня у нас какой день недели?

– Суббота, – произнесла Катка, чувствуя себя облапошенной.

– Ну правильно, а мы с тобой в воскресенье встретиться должны.

– В субботу!

– В воскресенье, – взвизгнула Рита. – И не в полдень, а в три часа дня. А если ты такая нервная, да к тому же страдаешь провалами в памяти, я вообще никуда не приеду.

Понимая, что Рита готова швырнуть трубку, Ката виновато залебезила:

– Извини меня, наверное, ты права, я действительно все перепутала. Но если уж мы вышли на связь, может, все таки увидимся сегодня, а?

– Я спала, ты меня разбудила. А на сборы мне потребуется минимум часа два, плюс дорога до кафе, ты согласна столько ждать?

– А к тебе домой я могу подъехать?

Климова на секунду задумалась.

– В принципе можешь, но только подваливай не раньше двух, мне необходимо привести себя в порядок.

Бросив сотик в сумочку, Копейкина откинулась на спинку стула.

– Малолетняя нахалка, – буркнула она, наблюдая, как пожилая супружеская пара, наслаждаясь вкусом эклеров и крепким кофе, ведет непринужденную беседу за соседним столиком.

Без четверти три Катарина с силой давила на кнопку звонка. Климова и на этот раз умудрилась отличиться. Ну чем, спрашивается, занята Ритка, если не слышит непрестанной трели? Устав терзать звонок, Ката стукнула по двери кулаком.

– Рита, ты дома? Это Катарина! Открой!

В квартире послышались торопливые шаги. Дверь распахнулась.

Маргарита предстала перед гостьей во всей своей красе. Положив правую руку на бедро, она удивленно молвила:

– Ты так быстро примчалась, я толком причесаться то не успела.

– Почему так долго не открывала дверь?

– Была занята, – последовал ответ. – А вообще то ты на редкость назойливая особа. Ведь тебе ясно было сказано, приезжай к шести часам, так нет, она в три нарисовалась.

Ката остолбенела.

– Рита, из нас двоих у кого то точно не все в порядке с головкой. И знаешь, мне даже кажется, я знаю, у кого именно. Ты либо плохая актриса, либо нуждаешься в помощи специалиста. Ни о каких шести часах не было речи, и не надо уверять меня в обратном.

Климова хмыкнула.

– А чего ты сразу заводишься, с цепи, что ли, сорвалась с утра пораньше? Не видишь, не в форме я, вчера на презентации зависали, до трех часов колбасились, домой еле живая приехала, а тут ты со своими звонками. Думаешь, приятно, когда тебя будят, а ты едва соображаешь, что происходит?

– Но сейчас ты в норме?

– Почти. Проходи в столовую, только туфли сними, у меня не принято в уличной обуви по квартире расхаживать.

– А тапки есть?

– Поверни голову влево и посмотри под ноги.

Столовая оказалась очень даже уютным, со вкусом обставленным помещением.

– Мило, – пробормотала Катка, отодвигая стул.

Маргарита с гордостью взирала на Копейкину.

– Фишку со столовой я сама придумала. Ты, наверное, заметила, что раньше это была обычная комната?

Катка замотала головой.

– Нет.


– Значит, плохо смотрела. Пару лет назад здесь была моя спальня, и вход в нее был в коридоре. Но потом я подумала и решила, что из двадцатиметровой гостиной может получиться отличная спаленка, а двенадцатиметровую комнатушку можно запросто приспособить под столовку. Сказано – сделано. Вход из коридора замуровали, а из кухонки сделали арку сюда. Вот теперь у меня есть столовая. Прикольно?

– Скорее, изобретательно.

– А чего, – продолжала Рита, – я одна живу, мне спальни позарез хватает, а столовая придает моему жилищу своеобразный шик.

– Рит, ты сама то присядь, и давай уже перейдем к сути.

– Переходи, разве я тебя останавливаю.

Ката собралась с мыслями и начала:

– Насколько мне известно, вы с Татьяной Жучковской были подругами, так?

– Почти.


– То есть?

– До недавнего времени мы действительно считались подругами, но за семь месяцев до аварии разругались. С тех пор не созванивались, не встречались и вообще постепенно забывали о существовании друг друга.

– Подожди, но Сергей меня уверял, что именно ты сообщила ему о смерти Тани.

– Правильно, но о гибели Жучковской я узнала совершенно случайно. У Татьяны день рождения был, и я… Не знаю, наверное, была в тот день в ударе и решила ей звякнуть. Честно говоря, сначала звонить не планировала, тем более что она меня не поздравила, но в итоге все же подняла трубку и позвонила. Минуту спустя от ее бабушки и узнала о несчастье. Виктория Алексеевна была настолько подавлена, что едва могла говорить. А меня словно кирпичом по голове саданули. Веришь, я целых три дня ходила как зомби, потом в церковь пошла, свечку за упокой Таниной души поставила, – Рита смахнула с лица слезинку. – Нет больше Татьяны, погибла… Ой, мамочки, как все ужасно.

– Рит, на выставке у Сергея я видела фотографии Татьяны.

– И чего?

– А незадолго до этого встречалась с Таней. Уже после того, как ее похоронили.

– Ты дура или как?

– Я не дура, и я со всей ответственностью заявляю, что видела Таню Жучковскую три недели назад.

– Нет, ты точно ненормальная. Слушай, – Маргарита подскочила, – я поняла, ты, наверное, сбежала из психбольницы.

– Можешь мне не верить, в конце концов, это сути не изменит. Лучше расскажи мне о Татьяне. Как давно вы знакомы, какие у нее были интересы, чем она жила, ну и так далее.

– Мы около полугода не общались.

– Помню. И об этом, кстати, расскажи тоже. Из за чего произошла ссора двух подруг?

– Ты мне весь день испортила, – надув губки, прошелестела Рита. – Сначала разбудила, потом домой прискакала, теперь вопросы всякие задаешь. Слишком многого хочешь. Ты вообще с какой стати Танькой интересуешься? Детектив, что ли?

– Вроде того.

– Вроде того, – передразнила Климова. – Из тебя детектив, как из меня нобелевский лауреат.

– Рит…

– Да ладно, не боись, расскажу, что знаю. Мне скрывать нечего, секретов никаких не имею.



* * *

Ровесницы Таня и Марго познакомились два года назад. Пятикурсница Татьяна училась на психолога, а двадцатиоднолетняя Рита уже на протяжении трех лет работала моделью. Общий язык девушки нашли на удивление быстро и вопреки ожиданиям за рекордно короткие сроки сделались подругами.

Впоследствии Рита частенько повторяла:

– Я не думала, что мы с тобой сможем подружиться, у меня никогда не было настоящих подруг. Приятельницы имелись, знакомые тоже, а вот с подругами всегда была напряженка.

– Аналогичная ситуация, и я рада, что теперь появился человек, которому можно доверить все свои сокровенные тайны.

– А у тебя много тайн?

– Пока их нет, но в будущем они обязательно появятся. Я так думаю, – добавила Таня.

Жучковская делилась с Маргаритой абсолютно всеми радостями и тревогами. Единственная тема, которая всегда была закрыта, это родители Татьяны.

– Я живу с бабушкой, матери и отца у меня нет, – сразу заявила девушка. – И давай договоримся, ты никогда не станешь спрашивать меня про моих предков. Идет?

– Как скажешь.

Вскоре Маргарита познакомилась с пятидесятидвухлетним бизнесменом Ильей Кореневым. Мимолетная интрижка предпринимателя и модели очень быстро трансформировалась в полноценный роман. Илья Витальевич был вдовцом и имел двух сыновей. Старшему, Олегу, на момент встречи отца и Риты исполнилось двадцать семь лет, младшему, Владимиру – пятнадцать. Жили все в просторной пятикомнатной квартире недалеко от центра.

Полгода спустя, когда Илья Витальевич вознамерился познакомить Риту со своими отпрысками, девушка не на шутку перепугалась. Она практически не сомневалась, что как только переступит порог дома Кореневых, в нее полетит множество упреков и оскорблений. Ведь наверняка дети Ильи воспримут молодую любовницу отца в штыки. Начнут требовать, чтобы он немедленно бросил модель и вспомнил, в каком году появился на свет.

Но стоило Рите появиться в апартаментах бизнесмена, как все ее страхи мгновенно приказали долго жить.

Олег принял обоже отца весьма радушно, то же самое можно сказать и о Владимире. Никто никого не оскорблял, не бросал косых взглядов и не предпринимал попыток испортить вечер знакомства едким словцом или ироничной фразой.

– Тань, я сначала не поверила, – делилась позже Рита с подругой. – Прикинь, сыновья Ильи оказались нормальными ребятами. Мы поужинали, потом долго разговаривали, и у меня сложилось впечатление, что я знаю их всю свою жизнь.

– А может, это такой хитрый ход?

– Не думаю. Вряд ли они притворялись, мне кажется, я наконец вытащила свой счастливый билетик. Ты только представь, сколько девушек, оказавшись в моем положении, вынуждены довольствоваться ролью любовницы, которая встречается с любимым человеком украдкой на съемных квартирах. Они стараются не афишировать свои отношения, боятся быть кем то замеченными, шифруются, врут и изворачиваются. А у нас с Илюшей все по другому. Он представил меня сыновьям. Поверь – это дорогого стоит. Не каждый мужчина пойдет на подобный шаг. Из чего следует: у Ильи в отношении меня довольно серьезные намерения. Ты согласна?

– Похоже на то.

– В субботу мы вчетвером едем на дачу. – Рита закружилась по комнате. – Вчетвером, Танька, понимаешь? Мы словно одна семья. Он, я и наши дети.

Жучковская засмеялась.

– Не перегибай палку. Насчет семьи ты, пожалуй, загнула. Во первых, для того чтобы почувствовать себя семейным человеком, тебе не хватает маленького штампика в паспорте, а во вторых, извини, но дети Ильи ни при каком раскладе не годятся тебе в сыновья.

– Да дело не в том, годятся или нет, главное, они меня приняли. А Илья меня любит. Не сомневаюсь, пройдет совсем немного времени, и мы с ним обязательно поженимся.

– Буду за тебя только рада, – заверила Жучковская. – Хотя…

– Что такое? Только вот не надо мне сейчас своими психологическими примочками все портить. Я уже по глазам вижу, ты начнешь занудствовать и нести всякую ахинею.

– Ошибаешься. Я просто хотела сказать, что у вас слишком большая разница в возрасте.

– Ерунда, любви все возрасты покорны.

Таня пожала плечами.

– А я бы так не смогла. Связать жизнь с человеком, который на три десятилетия старше меня. Нет, увольте.

– Даже по любви?

– Я не влюблюсь в пятидесятилетнего.

– Ой, Танька, не зарекайся. Любовь зла, полюбишь и козла.

– Рит, а ты его любишь?

– Конечно.

– Его или…

– Замолчи! Как ты можешь сомневаться? Мне нужен Илюша, а не его деньги.

– Ну прости, прости меня.

– Иногда ты бываешь жутко подозрительной. Тебе самой необходимо обзавестись парнем.

– Где их взять?

– Оглядись вокруг, присмотрись, и обязательно найдешь.

– Рит, после того как я устроилась в школу, у меня напрочь отпало желание заводить романы.

– Что так, много работы?

– Не в этом дело, просто… Понимаешь, мне нужен человек, стоящий выше меня по статусу, тот, у кого есть стабильный доход. Причем доход не маленький. Я не смогу жить с парнем, у которого нет денег и высокооплачиваемой работы. Конечно, начать встречаться с каким нибудь симпатичным парнем я могу, но возникает вопрос, а надо ли мне это? Я не хочу размениваться, Ритка.

– Тогда у тебя один единственный выход.

– Какой?


– Сиди и жди. Может, когда нибудь из окна своего лимузина тебя увидит шикарный мужик. Увидит, обалдеет и окосеет одновременно. Выскочит из тачки, подбежит к тебе, упадет на колени и дрожащим голосом скажет: «Девушка, я брошу к вашим ногам все сокровища мира. Выходите за меня замуж ».
– Хватит издеваться.

– Я не издеваюсь, я смотрю в будущее.

– Лучше в свое будущее загляни.

Марго оскорбилась.

– О’кей, если ты у нас такая обидчивая, я лучше помолчу.

А через пару недель, в течение которых Маргарита познакомила подругу с Сергеем, Климова позвонила Татьяне и попросила, чтобы та в срочном порядке приехала к ней домой.

– У меня возникла суперская идея, мы должны ее обмозговать за бокалом винца. Сразу после школы дуй ко мне. Жду.

Жучковская появилась на пороге в седьмом часу.

– Чего так долго, я вся извелась, – бурчала Марго.

– Я сапоги в ремонт относила.

– Вот ты всегда так, я же сказала, дуй сразу ко мне, не могла с сапогами до завтра подождать.

– Что стряслось?

– Танька, ты тоже вытянула счастливый билетик.

– Интересно узнать, когда?

– Прошлой ночью. Я не могла заснуть, ворочалась, а потом вдруг меня осенило. Слушай сюда. У Олега была девушка, они встречались два года, и, по словам Ильи, дело шло к загсу, но пару месяцев назад девица ни с того ни с сего заявила парню, что полюбила другого. Олег остался с носом. Я то этого не знала, мне Илья только на той неделе рассказал об их расставании. Короче, Олежеку сейчас требуется встряска, ему необходимо взбодриться, дабы поскорее забыть свою ненаглядную. Илья интересовался, нет ли у меня знакомой, чтобы…

– Я поняла, куда ты клонишь, – перебила Татьяна. – В качестве знакомой ты предлагаешь выступить мне?

– Точно! Танька, это ведь удача. Согласись, если между тобой и Олегом завяжутся отношения, ты сможешь наконец осуществить свою давнюю мечту – связать жизнь с независимым в материальном плане человеком.

– А как же любовь?

– Прекрати. Какая любовь? Ты хочешь все и сразу, а так не бывает. Судьба дает тебе шанс, так вместо того, чтобы сомневаться, хватай его двумя руками и скажи спасибо.

– Неожиданно как то все, мне… Мне надо подумать.

– Танька, Танька, ну чего здесь думать? Олег молодой, красивый, умный. Да любая девушка, оказавшись на твоем месте, прыгала бы от восторга, а ей, видите ли, думать надо.

– Нельзя же так сразу с бухты барахты заявиться к ним домой и заявить: «Здрасти, я помогу вам выйти из депрессии. А вы в знак благодарности женитесь на мне ».

– Было бы забавно, – хохотнула Рита. – Но мы поступим иначе. Я поговорю с Ильей, и в ближайшие выходные мы ломанемся к ним на дачу. Илья под каким нибудь предлогом заманит туда Олега. А ты приедешь со мной на правах лучшей подруги.

Жучковская пристально смотрела на Риту.

– Продолжай.

– А чего продолжать, приедем, посидим, а там как карты лягут. Только я тебя очень прошу, ты уж постарайся сделать так, чтобы они легли наилучшим образом. Ну, призови на помощь всю свою фантазию, обаяние, ты же у нас красотка, на тебя любой мужик клюнет.

– Я не хочу, чтобы на меня клевали.

– Танька, ты дипломированный психолог, неужели не сможешь взять ситуацию под свой контроль?

– Рит, я подумаю.

Климова сморщилась.

– Занудой была, занудой и осталась. Ладно думай, на все про все даю тебе ровно сутки.

– Этого мало.

– Сутки! И ни минутой больше.

Четверть часа спустя, мечтательно закатив глаза, Маргарита возвестила:

– Танюх, а прикинь, если мы с Ильей поженимся, а чуть погодя под венец отправитесь и вы с Олегом.

– Извини, подруга, но пока мне трудно это представить.

– А ты постарайся. Получается, я буду Олегу мачехой, а тебе…

– Свекровью, – Таня поежилась.

– Точняк. Свекрухой. Отпад!

– Надеюсь, ты не станешь меня третировать, заставляя с утра до ночи варить борщ и вышивать крестиком? – смеялась Жучковская.

– Посмотрим на твое поведение. Но вообще из меня получится обалденная свекруха.

Таня допила вино.

– Ой, Ритка, ты такая мечтательница, тебе все видится сквозь розовые очки.

– А разве это плохо?

– Как сказать, иногда нет, а иногда да.

– Не грусти, Танюха, я не успокоюсь, пока не увижу тебя в подвенечном платье рядом с Олегом.

Жучковская закрыла глаза.

В ближайшие выходные на дачу Кореневых выбраться не удалось, но зато через неделю выезд за город состоялся.

Сказать откровенно, Татьяна не питала абсолютно никаких иллюзий, более того, она заранее была уверена, что предстоящая встреча с Олегом окажется последней. Глупо все это. Парня недавно бросила любимая девушка, он переживает, ему необходимо время, чтобы прийти в себя и вновь почувствовать вкус к жизни, а Ритка вещает о какой то встряске. Да не будет никакой встряски, Олег наверняка даже не посмотрит в сторону Жучковской.

И Таня смогла в этом убедиться, как только они прошествовали на территорию Кореневых. Олег сразу направился к мангалу готовить шашлыки, Илья Витальевич с Маргаритой зашли в дом, а Таня… Таня осталась стоять в одиночестве возле крыльца.


Она исподлобья наблюдала за действиями Олега, и ей казалось, что парень ее в упор не видит.

Ритка не соврала, Олег был недурен собой, пожалуй, его даже можно было назвать красивым, да только этот красавец, судя по всему, не собирался в ближайшее время впускать в свое сердце посторонних.

Вытерев вспотевшие ладони, Татьяна приблизилась к Кореневу.

– Тебе помочь? – спросила она, уставившись на мангал.

– Да не е, сам справлюсь.

– А у вас здесь красиво.

– Ага.

– А воздух какой чистый, у меня прям голова пошла кругом.



– Воздух чистый, – отрешенно бросил Олег.

Не зная, что бы еще сказать, Татьяна вдруг ляпнула:

– У тебя мужественный рот.

Олег усмехнулся.

– И на том спасибо. Было бы намного ужасней, если бы он был женственный.

От неловкости Жучковская покрылась испариной.

– Да ты не тушуйся, – миролюбиво молвил Коренев. – Проходи в беседку, садись, расскажи чего нибудь.

– Что именно?

– Не знаю. Расскажи о себе.

И Таня заговорила. Минут через двадцать, ощутив во рту сухость, она умолкла.

– Я впервые общаюсь с психологом, – немного боязливо проговорил Олег.

– А я впервые общаюсь с парнем, у которого есть разряд по каратэ.

– Откуда ты узнала?

– Ритка сказала.

Коренев внимательно посмотрел в глаза Татьяне и лукаво заулыбался.

Выходные пролетели незаметно. В воскресенье Олег попросил у Тани номер ее телефона.

– Я же говорила, говорила тебе, – кричала Ритка. – Ты ему понравилась!

– Он мне тоже.

– Теперь, подруга, действуй без промедлений. Как только Олежек позвонит, сразу соглашайся на свидание.

– Так уж и сразу, а вдруг я буду занята?

– Что? А ну повтори, что ты сказала? Издеваешься? Да я тебя тогда собственными руками придушу. Не вздумай! Слышишь меня, не вздумай дать задний ход. Помни, мы договорились, сначала замуж выхожу я, а потом ты. У нас с тобой будет фамилия Коренева. Ты поняла?

– Поняла, поняла, нечего так орать, я, между прочим, не глухая.

Спустя неделю Татьяна приехала к Марго в первом часу ночи.

Распахнув дверь, Климова присвистнула:

– Нормально. Сразу задаю вопрос в лоб, что случилось?

Пройдя в прихожую, Жучковская зачастила:

– Рит, я сегодня была дома у Олега.

– И?


– Познакомилась с Владимиром.

– Хороший парнишка, правда? Но я не пойму, неужели ты примчалась ко мне ночью, чтобы сообщить столь «важную» новость? По телефону позвонить не могла?

– Ритка, я уже видела Владимира раньше.

– Где?


– У нас в школе.

– А чего Вовка забыл в твоей школе? Он же в колледже учится.

– Я не так выразилась, я видела не самого Володю, а парня одиннадцатиклассника, который как две капли воды похож на сына Ильи Витальевича.

– Бывает, – Климова пожала плечами.

– Ты меня слушаешь? Я говорю, он очень на него похож – одно лицо. Они как братья близнецы, у них даже прически одинаковые.

– Погодь, куда ты клонишь?

– Никуда, просто констатирую факт.

– А может, тебе показалось, что они похожи?

– Ты завтра можешь приехать ко мне на работу?

– Могу, – неуверенно проговорила Марго. – Только зачем?

– Покажу тебе Дениса. Когда ты его увидишь, у тебя челюсть отвиснет.

Не придав словам подруги должного значения, Маргарита пообещала утром примчаться в школу.

И вот она уже сидит в кабинете Жучковской. Татьяна нервно теребит в руках карандаш, бросая взгляд на настенные часы.

– Долго мы еще здесь сидеть будем?

– Перемена через пятнадцать минут. У Дениса сейчас урок геометрии на третьем этаже.

– Давай поднимемся туда сейчас, а то смоется куда нибудь, ищи его потом полдня.

Звонок прозвенел ровно в одиннадцать. Из класса начали выходить гомонящие подростки. Таня держала Риту за руку, не сводя взгляда с учеников.

И тут в коридоре появился Денис. Увидев парня, Маргарита вздрогнула и покачнулась.

– Что теперь скажешь? – шелестела Жучковская.

– Танька, это же Вовка.

– Убедилась?

– Но как? Что происходит?

– Какого числа родился Владимир?

– Пятнадцатого июля.

– А Денис появился на свет тринадцатого.

– Ты думаешь…

– Я пока ничего не думаю, я просто вижу, что Денис и Вовка как зеркальное отражение друг друга.

Схватив Таню за руку, Рита начала быстро спускаться по лестнице.

– Невероятно, такого просто не может быть. Получается, они родные братья? Но каким образом их разлучили?

– Мне кажется, ты должна переговорить с Ильей, он должен знать.

– Подожди, не гони лошадей. Что именно я ему скажу?

– То, что видела собственными глазами.

– Нет, Танюх, здесь надо все обмозговать. Если на секунду предположить, что этот Денис и Вовка действительно братья близнецы, то выходит, покойная жена Ильи родила двойню, а потом, по неизвестным нам причинам, отдала одного сына другим людям? Так получается?

– Не обязательно. Ей могли сказать, что один малыш родился мертвым, тогда как на самом деле ребенок был живым и невредимым.

– Тань, тебя заносит, я, конечно, понимаю, ты любишь время от времени смотреть сериалы, но не забывай, кино и жизнь – две разные вещи.

– Иногда кино основано на реальных событиях.

Марго подпрыгнула на месте.

– Танька, а вдруг все было с точностью до наоборот?

– То есть?

– Что если другая женщина, родная мать Дениса, родила близнецов, а жена Ильи… – Климова зажала рот рукой.

– Рит, переговори с Ильей.

– Это лишнее. Подумай хорошенько, ты же психолог! Пусть одно из наших предположений правильное, но мы не можем вот так взять и в одночасье разрушить жизнь двух семей. Парням по шестнадцать лет, каждый живет с родителями, которых считает родными, с нашей стороны будет непростительной ошибкой начать ворошить прошлое.

– Одна из семей пошла на преступление. Пойми, одну из матерей разлучили с ребенком.

– Неизвестно, возможно, она добровольно отказалась от второго малыша.

– Вот ты и узнай это у Ильи. В этом случае никто не пострадает, зато мы будем знать правду.

Марго уехала. На разговор с Кореневым она не решилась. По ее мнению, он был бессмысленным и ни к чему хорошему не мог привести в принципе. Прошло слишком много лет, дети выросли, и в данной ситуации правда, как ни прискорбно это прозвучит, ничего не изменит.

Через пять дней к Маргарите в квартиру ворвался разъяренный Илья Витальевич.

– Почему ты сразу мне не сказала? – кричал мужчина.

– О чем я должна была сказать?

– О том парне… Денисе. Чего ты ждала?

– Откуда ты узнал?

– Сегодня ко мне в офис приезжала Татьяна.

Рита стиснула зубы.

– Как она посмела?

– Она поступила правильно. А вот как ты посмела скрывать от меня правду?

– Господи ты боже мой, какая правда, чего ты там себе уже навоображал? Может, Денис не имеет никакого отношения к Владимиру.

– Идиотка! Ты же ни черта не знаешь. – Коренев прошествовал на кухню и сел на стул. – Моя жена… Вера… Она должна была родить близнецов – двух мальчиков.

Климова прислонилась к стене.

– Роды были тяжелыми, – продолжал Илья Витальевич, – Вере делали кесарево сечение. А когда она пришла в себя, врач сказал, что один мальчик родился мертвым. Ты понимаешь? Теперь ты понимаешь, что Денис – это мой родной сын? Наш с Верой родной сын!

– Но зачем врач сказал неправду? – недоумевала Рита.

– Какая же ты дура, как только я тебя терплю? – Коренев вскочил и выбежал из квартиры.

Три дня Рита не видела любовника, а на четвертый, не выдержав, отправилась к нему в офис. Бледный Илья Витальевич заявил следующее:

– Я был дома у Дениса, разговаривал с его родителями.

– И что?


– Денис – мой сын, сомнений нет, я столкнулся с парнем в дверях, когда уходил.

– Они признались?

– Черта с два! Отпирались, как могли, но я по глазам видел – оба были перепуганы до смерти.

– Как ты поступишь?

– Я подам в суд! Напишу заявление в прокуратуру! Я переверну землю, но эти люди мне за все ответят.

– Олег с Вовкой уже в курсе?

– Разумеется, нет.

– Илья, а ты подумал о Денисе, что будет с ним, когда он узнает правду?

Коренев выставил Риту вон.

А на следующий день Климова узнала, что вечером в офисе Илья, опустошив несколько рюмок коньяка, сел за руль и попал в аварию. Когда машина «Скорой помощи» прибыла на место аварии, мужчина был уже мертв.

Маргарита во всем обвинила Татьяну.

– Это ты, ты убила Илью! Кто тянул тебя за язык, зачем ты поехала к нему в офис? Зачем рассказала про Дениса? Илья никогда не садился за руль в нетрезвом виде, но в тот вечер он был на взводе, ему не давала покоя мысль о Денисе. Ты косвенно виновна в его смерти! Я не хочу тебя видеть! Ты лишила меня любимого человека… Убийца!



* * *

Рита постукивала ноготками по столешнице.

– Своим безрассудным поступком Танька отняла у меня Илью. Она заварила эту кашу, она виновница всего произошедшего.

– А как развивались их отношения с Олегом?

Рита ухмыльнулась.

– После смерти Илюши не прошло и месяца, как мне позвонил Володя и сообщил, что Татьяна бросила Олега.

– Как?

– Молча. Я ломанулась к Кореневым и узнала, что, оказывается, Танька переговорила с Олегом начистоту и, заявив, что никогда его не любила и вряд ли полюбит, навсегда ушла из его жизни. Олег, конечно, пытался разобраться в ситуации, да только все без толку. Татьяна не вернулась. Опять же передаю все с его слов, а как развивались события в действительности я, увы, не в курсе. Мне лишь известно, что школу Таня оставила, у нее появилась машина, на которой впоследствии она и попала в аварию.



– От кого известно?

– От ее бабушки, Виктории Алексеевны. Я же тебе говорила, что звонила им – хотела поздравить Таньку с днем рождения.

– Ты ее простила?

– Наверное, да, сейчас точно могу сказать – я ее простила.

– А почему Таня ушла из школы, Виктория Алексеевна не сказала?

– Нет, она была в жутком состоянии, а я сама не стала лезть человеку в душу.

– Где она живет? Скажи адрес пенсионерки, а заодно поделись адреском Кореневых.

– Да ради бога.

От Маргариты Катарина порулила в коттедж. Требовалось переварить полученную информацию и тщательно продумать план дальнейших действий. А в том, что теперь она обязательно доведет начатое дело до конца, Катка ни секунды не сомневалась.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16