Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Мила Серебрякова Бойтесь своих желаний




страница15/16
Дата09.01.2017
Размер2.49 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

ГЛАВА 15

Две недели Ката ходила как в тумане. Все в буквальном смысле валилось из рук, настроение опустилось на минусовую отметку, а ко всему прочему на Копейкину навалилась жуткая хандра.

Виновником упаднического настроения был Витька Столяров, который уже на протяжении четырнадцати дней кормил Катку завтраками. Стоило ей набрать номерок приятеля, как Витька, заслышав голос Копейкиной, бурчал невнятные фразы, а затем, ссылаясь на занятость, старался как можно быстрее отсоединиться.

– Я позвоню тебе завтра, – обещал Виктор.

– Ты говорил то же самое вчера, и позавчера, и пять дней назад. Я устала слушать старую песню. Вить, в чем дело?

– Ни в чем.

– Как продвигаются наши дела? Ты разговаривал с Леонидом, что нибудь удалось выяснить? Я вся на нервах, не знаю, куда себя деть, куда податься.

– Никуда подаваться не надо, сиди дома, а касательно нашего дела… Не вздумай предпринимать никаких шагов, своим вмешательством ты лишь усугубишь положение.

– Ага! Вот ты и попался, значит, у вас появилась зацепка? Ответь, появилась?

– Ну, в каком то роде да.

– Вить, это не ответ.

– Я зашиваюсь на работе, а тут ты непрестанно трезвонишь, хочешь, чтобы меня вышибли и я стал безработным?

– Нет.

– Тогда пока. Жди моего звонка и прекращай хандрить.



Отшвырнув телефон, Катарина тихо выругалась. Сидевшей рядом Арчибальд моментально поддержал разговор:

– Сегодня день подарков! Что ты мне подаришь? Гламурные девочки любят оттягиваться в клубах! Он ко мне приставал! Отвали, сволочь!

Отмахнувшись от пернатого, Ката прошла в столовую.

– Нат, налей мне чайку.

– С мяткой?

– Нет, с молоком.

Пока Наталья суетилась на кухне, Катарина решилась на отчаянный шаг.

Выудив сотовый, она позвонила Леониду Ступкину. Лелея надежду, что Ступкин окажется не таким букой, как Витька, она откашлялась и, как только на другом конце послышалось «говорите», пролепетала:

– Леня, здравствуй.

Повисла пауза, затем Леонид как то неуверенно спросил:

– Лиза, это ты?

Усмехнувшись, Копейкина выдохнула:

– Это Катарина, помнишь такую?

– А а, Ката, – облегченно вздохнул Ступкин. – Помню помню, Витька был прав, таких женщин, как ты, увидев однажды, уже вряд ли когда нибудь забудешь.

– Я приму твои слова за комплимент, – отшутилась Копейкина и, посерьезнев, спросила: – Лень, что у вас нового?

– В каком смысле?

– Я имею в виду, как продвигается расследование убийства Коробова?

Леонид замялся.

– А Витька тебе разве ничего не рассказывал?

– Нет! – завопила Катка. – Он ведет себя, как самый настоящий эгоист. Шифруется, словно партизан, постоянно ссылается на загруженность на работе, и вообще он держит меня за идиотку. Я не могу больше с ним общаться, поэтому и решила позвонить тебе. Ты ведь наверняка не станешь юлить.

– Кат, – перебил Ступкин, – тут такое дело… Короче, я сейчас не могу с тобой разговаривать. Извини.

– Леня…


– Пока.

– Подожди, не вешай трубку, я только хотела спросить… Леня!

Быстрые гудки вывели Катку из себя окончательно.

– Мерзавцы! – проговорила она в сердцах. – Чтобы я еще хотя бы раз обратилась за помощью к Столярову! Никогда в жизни! С этого момента я с ним не знакома, знать его не хочу, а видеть тем более. Тоже мне детективы. Я носилась по квартирам и офисам, вытаскивала из людей информацию, по крупицам собирала сведения, а в конечном итоге меня же отодвинули в сторону как постороннюю.

– Ты с кем тут ругаешься? – спросила Натка, принеся чай.

– Сама с собой.

– У тебя что, неприятности?

– Сильно заметно?

– Ты бледная, да и дерганая какая то стала. Может, тебе к врачу съездить?

Ответить Ката не успела. Розалия влетела в столовую, как сорвавшийся с тормозов бронепоезд.

– Детка, у меня обалденная идея. Что, если мне организовать собственное дело? Ну чем я хуже остальных? Таланта мне не занимать, предпринимательская жилка во мне присутствует, у меня креативный образ мышления, я ультрасовременная, супернаходчивая и мегауспешная. Как ты отреагируешь, если мы организуем семейный бизнес и займемся изготовлением кондитерских изделий?

– Кондитерских изделий?

– Ну да. Арендуем помещение, наймем людей, Натку сделаем главным кондитером и в скором времени обрастем клиентурой, став мультимиллионерами. А Леопольд будет спонсировать наше предприятие.

– Зачем вам это надо?

– Душа просит разнообразия, я должна самореализоваться. Да, кстати, я не сказала главное, кондитерские изделия будут немного необычными.

– Насколько немного?

– Ну у… наши тортики, пирожные и прочие вкусности должны быть с налетом эротическо– эпатажной направленности. Понимаешь меня?

– Господи помилуй. – Натка перекрестилась. – Еще этого нам не хватало.

– Ты пока помолчи, – одернула ее свекровь. – Тебя еще не сделали главным кондитером. Ката, не молчи, скажи что нибудь. Тебе понравилась моя идея?

– Она ужасна.

– Сухарь! Ты отстала от жизни и рассуждаешь как старуха, которая всю жизнь прожила при советской власти. Научись, в конце концов, смотреть на окружающий тебя мир современным взглядом. Убей в себе все комплексы и стань под стать мне.

– У меня не получится.

Розалия на минуту задумалась.

– А может, мне открыть эскорт агентство? Наберем симпатичных парней и девушек, Леопольд вложит бабки в широкомасштабную рекламную кампанию, и о нас узнает вся Москва.

– Неудачная затея.

– Тебе не угодишь. Тогда я открою кафе в центре города.

– Почему кафе, откройте сразу ресторан или ночной клуб.

– Прекрати иронизировать! Надо начинать с малого, сначала кафе, потом ресторан и далее по нарастающей.

Ката опустила в чай сушку.

– Делайте что хотите, только меня в свои дела не вмешивайте.

– И меня, – быстро вставила Наталья. – Мне и дома дел хватает, а вы хотите, чтобы я еще ваши кондитерские изделия эротической направленности лепила. Фу! Даже произносить такое стыдно.

– Вы не понимаете моего порыва! Ставите палки мне в колеса! Что за семья, никакой поддержки, никакого уважения к творческой личности. Я должна, должна что нибудь открыть. Должна, мать вашу!

– Откройте банку консервов, – выдала Натка.

– Если только об твою голову. Уйди отсюда! Ката, я жду твоего ответа, посоветуй, что мне открыть?

– Идеальный вариант – книгу.

– Для меня это слишком мелко. Я рождена для большего.

Копейкина встала и, оставив на столе недопитый чай, направилась в гостиную.

– Детка, кто тебе разрешил покинуть столовую?

– Я сама себе разрешила.

– Стоять! Я озвучила не все идеи, ты обязана дослушать меня до конца. Ката, я кажется, с тобой разговариваю. Эй ты, а ну вернись немедленно! Я кому приказываю! Ката!

Закрывшись в кабинете, Катарина еще долго слушала вопли Розалии, которая обещала отправить невестку в дальний поход сразу, как только та соизволит выйти из кабинета. До одиннадцати вечера Катка просидела за столом, тупо уставившись в монитор. Сначала она раскладывала пасьянс, потом от нечего делать зашла на сайт актеров и рассматривала фотки знаменитостей, читая их биографии.

В начале двенадцатого у нее ожил сотовый.

– Ты не спишь? – услышала она бодрый голос Столярова.

Волна гнева захлестнула Кату с головой. Придав лицу каменное выражение, она прочеканила:

– Пока нет, но уже собираюсь. Ты позвонил не вовремя, я занята.

– Да ладно тебе, ты чего, злишься?

– На кого, на тебя? Ха! С какой стати мне злиться, делать, что ли, больше нечего.

– Кат, ну извини, я правда все эти дни не мог с тобой нормально поговорить. Так сложились обстоятельства.

– Да, конечно, целых две недели ты был у нас настолько занят, что не мог ответить на один– единственный вопрос. Браво! Можешь продолжать в том же духе, я теперь с тобой в контрах.

Витька засопел.

– Как знаешь, а я хотел договориться о встрече.

Ката подалась вперед, радуясь, что Витька не видит блеска в ее глазах.

– О встрече? – протянула она равнодушно. – Вообще то у меня все распланировано, но если ты настаиваешь… Хорошо, давай встретимся завтра.

– Подъезжай к трем часам в кафе, – Витька назвал адрес.

– Почему именно в кафе? Приезжай к нам, Натка приготовит пончики к чаю. Ты ж их любишь.

– Перебьюсь, – Столяров откашлялся. – Значит, договорились. Жду тебя ровно в три. Не опаздывай.

– Ты сам не опоздай, – буркнула Катка и надавила на кнопку отбоя. – Он все таки позвонил. Интересно, почему? Чувствовал свою вину или действительно завтра расскажет мне много интересного?

Потянулись минуты тягостного ожидания.



* * *

В кафе Ката приехала на полчаса раньше назначенного времени. Но, несмотря на это, Витька уже сидел за круглым столиком, потягивая капучино.

– Не сомневался, что ты примчишься раньше, – пошутил он и кивнул в сторону официантки. – Закажешь что нибудь?

– Обойдусь. Мы ведь не за этим здесь собрались.

– Ты права. – Столяров допил кофе и, улыбнувшись, с чувством произнес: – Ты проделала хорошую работу, Катка, выражаю тебе устную благодарность.

– Как странно слышать от тебя похвалу, обычно от тебя и слова приятного не дождешься.

– Только не надо делать из меня монстра. И потом, если человек по праву заслуживает, чтобы его похвалили, почему бы, собственно, не расщедриться на похвалу?

– А ближе к сути можно?

– Можно. В том, что убийца Коробова пойман и в настоящей момент находится в следственном изоляторе, есть и твоя заслуга.

Ката подскочила.

– Что ты сказал?! Убийца пойман?

– Ты не ослышалась, – спокойно проговорил Витька.

– Но как? Когда его успели поймать, кто он и почему, черт возьми, я узнаю об этом в самую последнюю очередь?

– Меньше эмоций. Я тебя позвал, чтобы ввести в курс дела, а ты еще истерики закатываешь.

– По телефону сказать не мог?

– Представь себе, нет.

– Говори! Хватит тянуть кота за хвост.

Виктор закурил.

– Как тебе известно, несколько лет назад Ян Владимирович Коробов прибыл из Питера в столицу и начал расширять свой бизнес.

– Известно известно, – торопила Ката.

– В Москву он приехал не один, а с сыном. С Маратом.

– А разве он тогда не находился в сумасшедшем доме?

– Коробов отправил сына в психушку через месяц после переезда.

– И?


– А теперь начинается самое интересное. Пункт первый – переезд. Хотел ли на самом деле Коробов перебираться в Москву или нет?

– Конечно, хотел.

– А я в этом сильно сомневаюсь, думается, он и в городе на Неве мог преумножать свои капиталы, но… Ян Владимирович сорвался в дорогу. Возникает вопрос – почему? Даю ответ. Незадолго до смены места жительства Марат изнасиловал восемнадцатилетнюю девушку.

Катка зажала рот кулаком.

– Девушка написала заявление в милицию. Марата задержали, но вскоре выяснилось, что у него на руках имеется справка. Тюрьма ему в любом случае не грозила. Но зато запросто мог разразиться скандал, что, разумеется, было неприемлемо для успешного бизнесмена Коробова. Ян Владимирович приехал домой к потерпевшей и… начал ей угрожать. Коробов запугал девушку настолько, что ее психика не выдержала, и спустя две недели она покончила жизнь самоубийством – наглоталась сильнодействующих таблеток.

Отец несчастной задался целью отомстить Яну Владимировичу и Марату.

Попросту говоря, он задумал отправить обоих на небеса. И тут выяснилось, что Коробов с сыном испарились.

Поиски убитого горем родителя успехом не увенчались. Через год, поостыв, отец девушки переселился в Москву, не подозревая, что виновники смерти его единственной дочери живут с ним бок о бок.

– Кто он? – прошелестела Катка.

Проигнорировав ее вопрос, Виктор продолжил повествование:

– Спустя четыре года, то бишь в начале этой весны, от Татьяны Жучковской мужчина узнает, что она нашла своего родного дядю – Коробова Яна Владимировича. Мысли о мести вновь зацвели буйным цветом. Он решил действовать.

– Вить, перестань говорить загадками.

– Отца девушки зовут Сергей, и ты его знаешь. Он тот самый фотограф, у которого время от времени в качестве модели подрабатывала Татьяна.

Катарина вскрикнула:

– Сергей?!

– У них с Таней была кратковременная связь. И в один из визитов к Сергею она ошарашила его неожиданной новостью. С тех пор он потерял покой и сон. Дубликат ключей от квартиры Коробова он сделал, позаимствовав связку из сумочки Жучковской. От Тани Сергей и узнал, что тот живет один и настаивает, чтобы девушка незамедлительно перебралась в его апартаменты. В день убийства Таня приехала в студию к Сергею и между делом как бы обмолвилась, что сегодня поедет с ночевкой к бабушке. Для него это явилось сигналом к действию.

Сергей не знал, что уже через пару часов Татьяна резко изменит свои планы и вместо поездки к Виктории Алексеевне вернется в квартиру Коробова. Поэтому, когда Сергей проник ночью в жилище Яна, он пребывал в полной уверенности, что Коробов находится в квартире один. Сергей пробрался в спальню и замер в нерешительности на пороге. В кровати лежали двое: Ян и Луиза. Но отступать было поздно. Мужчина начал остервенело наносить Яну Владимировичу ножевые ранения. Луиза, естественно, проснулась, хотела завизжать, но Сергей с силой оттолкнул ее в сторону. Девушка ударилась головой о стену, что, собственно, и явилось причиной ее мгновенной смерти.

Таня, находясь под действием выпитого виски, спала мертвым сном. Она не слышала ни шума, ни суеты, царящей в соседней спальне. А Сергей, расправившись с Яном, как ни в чем не бывало отправился домой. Кстати, по его словам, он не знал, что Луиза умерла. Ему казалось, что девушка просто находится в отключке.

– Почему же он не пустил в ход нож?

– Говорит, что бояться было нечего. Она в любом случае никогда бы не смогла его опознать. Лицо Сергея скрывала маска.

– Он сразу во всем признался? – спросила Катка спустя пару минут.

– Практически да. Более того, Сергей утверждал, что в ближайшее время сам собирался явиться с повинной. Так это или нет, остается лишь догадываться.

– Ужасно! В голове не укладывается. Слушай, Вить, а какова дальнейшая судьба Тани с Костиком?

– Думаю, они отделаются малой кровью. Татьяна очень помогла следствию, ведь именно она рассказала о связи с Сергеем и сообщила, что в тот день была у него в студии. Плюс она поведала органам, что Сергей был в курсе ее родства с Коробовым, а также упомянула, что однажды забыла ключи от квартиры в студии.

Катарина провела рукой по волосам.

– Вить, поехали к нам.

Столяров усмехнулся.

– А пончики Наташка приготовила?

– Наивкуснейшие!

– Тогда чего мы ждем? Вперед!



1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16