Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Мила Серебрякова Бойтесь своих желаний




страница1/16
Дата09.01.2017
Размер2.49 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Мила Серебрякова

Бойтесь своих желаний




Все события и персонажи вымышлены,

любые совпадения случайны

ПРОЛОГ

2004 год

Ей было восемнадцать лет. Она училась на первом курсе юридического факультета.

Очень часто, возвращаясь домой из института, она замечала у гаражей четырех парней. Как правило, они распивали пиво, громко смеялись и, не стесняясь в выражениях, общались на привычном им языке.

Его она выделила сразу. Высокий, спортивного телосложения светловолосый парень, которому наверняка перевалило за двадцать, не мог оставить ее равнодушной.

Несколько раз она замечала, как он жадно смотрит на ее точеную фигурку. Ей было приятно, очень приятно.

Иногда, когда на улице стояла непогода и у гаражей было пустынно, она сильно расстраивалась. Торопила время. Ждала. Верила, что скоро вновь сможет его увидеть.

Подобные встречи случались два три раза в неделю на протяжении полугода. Они даже начали ее забавлять. Проходя мимо гаражей, она замедляла шаг, осторожно поворачивала голову влево и, задержав взгляд на его загорелом лице, чувствовала, как по телу пробегает дрожь.

О том, чтобы подойти и познакомиться с понравившимся парнем, не могло быть и речи. Для этого она была слишком зажата и закомплексованна. Ей вполне хватало этих мимолетных свиданий, которые заряжали ее необходимой энергией ровно до следующей встречи.

В мечтах она неоднократно представляла, как он делает первый шаг и они начинают встречаться. Но парень медлил. Очевидно, он не горел особым желанием познакомиться с симпатичной девушкой первокурсницей.

В апреле у ее одногруппницы был день рождения. В общежитии устроили студенческую пирушку. По домам все разошлись в двенадцатом часу ночи.

Она приблизилась к гаражам, когда часы показывали пятнадцать минут первого.

Он возник внезапно, словно вырос из под земли. Она вздрогнула и отшатнулась.

Ей сделалось страшно, захотелось закричать и броситься бежать. Но ноги онемели.

Он был пьян, от парня сильно несло перегаром.

Его крепкие руки схватили ее за плечи.

Моментально сообразив, что последует за этим, она закричала:

– Не надо! Прошу тебя, не надо!

Домой она пришла без десяти час. Первым делом бросилась в ванную комнату смывать кровь с лица и тела.

Потом она услышала гул, сменяющийся звоном, перед глазами замелькали черные точки. Она облокотилась о стену и сползла вниз. Кто то схватил ее за руку, начал тормошить.

Чуть позже с ее побелевших губ слетело:

– Меня изнасиловали.

Две недели спустя она проснулась в пять утра, достала из ящика упаковку с сильнодействующими снотворными препаратами и, проглотив двадцать таблеток, легла на кровать.

Спасти ее не удалось.

ГЛАВА 1

2009 год

Заглушив мотор, Катка отрешенно смотрела в лобовое стекло и никак не могла найти в себе сил, дабы выйти из «Фиата». С каждой секундой и без того плохое настроение опускалось все ниже и ниже. В какой то момент Катарине захотелось выскочить из машины и стремглав броситься бежать подальше от родного коттеджа.

Раскат грома заставил Катку вздрогнуть. В этом году июль месяц оказался щедрым на дожди и непогоду, отчего все вокруг виделось исключительно в серых тонах. На протяжении трех недель солнце было скрыто за тяжелыми грозовыми облаками, а сильные порывы ветра, достигающие порой ураганной силы, сломали немало веток у росших на участке стройных берез и высоких кленов.

Вздохнув, Катарина покосилась в сторону крыльца. Внутренний голос твердил, что необходимо выйти из машины, прошествовать в дом и…

– И начнется страшное, – едва слышно пробормотала Катка.

Эх, ну почему всегда именно ей выпадает честь вести нелицеприятные беседы со свекровью? Почему Андрей сам не мог, а судя по всему, просто не захотел объясниться с матерью? Хотя, положа руку на сердце, его можно понять. Не каждому человеку приятно быть свидетелем извержения вулкана. Андрей не являлся исключением, а посему, отбыв в очередную командировку, он переложил всю ответственность на хрупкие плечи супруги, то бишь Катарины.

Провожая мужа в аэропорт, Катка узнала, что в последнее время дела Андрея шли не самым лучшим образом. В фирме, которую возглавлял Копейкин, возникли серьезные финансовые проблемы, для урегулирования которых в настоящий момент требовалось две вещи: время и, собственно, деньги. Андрей полагал, что уже очень скоро его компания сможет подняться на ноги и все встанет на место.

Но пока положение дел оставалось критическим, Копейкин попросил Катарину переговорить с Розалией. Гламурной дамочке необходимо было объяснить, что энное количество времени она не сможет разбрасываться деньгами, угождая своим непомерным прихотям.

– Скажи, что это продлится недолго, – говорил Андрей в аэропорту.

Катка вспыхнула.

– Ты хочешь моей смерти? Да Розалия меня убьет, услышав о финансовых затруднениях.

– Будь деликатна.

– Почему ты сам не переговорил с матерью?

Андрей отвернулся.

– Я хотел, но замотался закрутился, теперь вот срочно надо лететь в Тюмень. Короче, ты это сделаешь ничуть не хуже меня.

– Ловко выкрутился. – Катка намотала на палец локон и надула губы.

– Не сердись, – Андрей обнял ее за плечи. – Я уверен, все обойдется малой кровью.

– Почему то у меня такой уверенности нет.

Копейкин быстро посмотрел по сторонам.

– Кат, мне надо идти. Как прилечу, обязательно позвоню.

Поцеловав супруга в щеку, Катарина буркнула:

– Если мой сотовый будет отключен, значит, Розалия со мной уже расправилась.

– Не хандри. Я в тебя верю. – Подхватив кейс, Андрей быстро пошел прочь.

По дороге в коттедж Катарина пыталась представить лицо Розалии, когда та услышит «сногсшибательную» новость. И каждый раз ее бросало в дрожь от мысли, что уже очень скоро в коттедже начнется грандиозная истерика. Возможно, свекрища перебьет всю посуду, возможно, переломает мебель, а может статься, она…

– Прекрати! – осадила себя Копейкина. – Хватит! В любом случае проблема сама собой не решится, хватит сидеть в машине, надо действовать.

На ватных ногах Катка дотопала до крыльца. Дождь усиливался, ветер трепал волосы, а сердце колотилось настолько сильно, что казалось, не успеет Ката переступить порог собственного жилища, как ее сердечко выпрыгнет из груди и даст деру.

И вот наконец, мобилизовав оставшиеся силы, Катарина, глубоко вдохнув, потянулась к кнопке звонка.

Наталья распахнула дверь и сразу же зачастила:

– Катуш, ты чего такая мокрая? Пешком, что ли, из аэропорта добиралась?

– Да там льет как из ведра, – буркнула Ката, пройдя в гостиную.

– Быстро иди к себе, переодевайся и спускайся обедать. А еще лучше – прими горячий душ, а то, чего доброго, простуду подхватишь.
– Нат, я в порядке, где Розалия?

Наталья улыбнулась.

– У себя в спальне. Она недавно вернулась из бутика, поэтому теперь пребывает в отличном настроении.

– Что нибудь купила?

Натка скривилась.

– А когда она с пустыми руками возвращалась? Конечно, купила. Блузку, сумочку и два шарфика.

– Сумочку?! Опять сумочку? У нее их и так уже целая коллекция.

– Катка, что с тобой? Я то здесь при чем? Ты спросила, я ответила. – Наталья развернулась и медленно потопала в столовую.

– Нат, извини, я сегодня не в настроении, оттого и кидаюсь на всех. Не злись.

– Да я и не злюсь, – прошелестела Натали. – Через двадцать минут будем обедать. Не задерживайся.

Обкусывая губы, Катарина подошла к лестнице.

Восседавший на периллах Арчибальд завопил:

– Брендовые шмотки! Зацени прикидик! В новом костюме я буду неотразима! Гламурчик! Вот стерва! Сам отвали, козел!

Не обращая внимания на ару, Катарина поднялась на второй этаж.

Из спальни свекрови доносилась музыка. Потоптавшись с минуту на пороге, Копейкина постучала и, не дожидаясь ответа, толкнула дверь.

Розалия крутилась перед зеркалом.

– Детка, разве тебя не учили, что перед тем, как зайти в чужую комнату, надо стучаться?

– Я стучала.

– Но я не разрешала тебе вваливаться в мою спальню.

– Я хотела…

– Выйди в коридор и зайди как полагается.

– Розалия Станиславовна…

– Я сказала, выйди, постучи и дождись моего ответа.

Стиснув зубы, Катарина повиновалась.

Постучав, она услышала сиплый голос свекрови:

– Кто там?

Копейкина была готова взорваться.

– Это я.


– Кто я?

– Катарина. Мне можно зайти?

– Какая Катарина? Ах, Катарина… Да, детка, проходи.

– Теперь мы можем поговорить?

– Нет! Сначала посмотри, какой блузон я купила. Эксклюзив!

– Отвлекитесь на минутку, у меня важный разговор.

– Слушаю тебя внимательно.

– Сегодня…

– А ты видела мою новую сумочку? Отпад! Идеально сочетается с замшевыми туфлями, которые я купила неделю назад.

– Присядьте, пожалуйста.

– Зачем?

– Надо.


Схватив шарфик, Розалия плюхнулась на кровать.

– Я вся внимание.

Заламывая пальцы, Катарина решила начать издалека.

– Вам ведь известно, что в последнее время у Андрея были некоторые проблемы на работе?

– Проблемы? Впервые о них слышу. А что случилось?

– Всему виной кризис.

– Я тебя умоляю, ничего не хочу знать про кризис. Нас он никогда не коснется.

– Нас с вами да, потому как мы не работаем, а вот Андрей, который спонсирует нас деньгами…

Розалия округлила глаза.

– Я ослышалась или ты действительно намекаешь, что коварная лапа кризиса дотянулась до Андрея?

– Вы не ослышались.

Свекровь наигранно усмехнулась.

– Уверена, он преувеличивает, ничего страшного не произошло.

– Не совсем так. Конечно, ситуация не аховая, но… Видите ли, Андрей хочет, чтобы мы, вернее вы, тратили меньше денег. Скоро все утрясется, но пока…

– Как у тебя язык только повернулся сказать мне такое? Как ты могла? Обвинить меня в транжирстве – верх наглости! Да я живу практически как Маугли, хожу чуть ли не голая, питаюсь одними бананами.

– Если мне не изменяет память, Маугли не посещал дорогие салоны красоты и не оставлял бешеные суммы в бутиках.

– Ах, вот куда ты клонишь? Я так и знала, рано или поздно это должно было случиться. Меня попрекнули куском хлеба. И кто попрекнул! Родной сын и родная невестка. И это после того, что я для вас сделала.

– Розалия Станиславовна, не кричите, я же не сказала, что вы не сможете посещать салоны и магазины, я просто прошу вас быть немного экономней.

– Я и так экономна до безобразия.

– На прошлой неделе вы купили три пары обуви, три сумочки, четыре блузки, два платья и кулон с изумрудом.


– Замолчи! Не желаю слушать твои бредни! Я купила все эти вещи себе в подарок на Новый год.

– До Нового года еще шесть месяцев.

– Готовь сани летом, – парировала свекрища. – И потом, ты сама швыряешься деньгами. Кто десять дней назад купил губную помаду и лак для ногтей? Не ты ли, дорогуша? Сама жируешь, а меня упреками кормишь? Неблагодарная!

– В любом случае, я вам все рассказала.

– Возмутительно! Мы превратились в нищих, что же теперь будет?

– Мы не нищие.

– Если я не смогу покупать одежду в бутиках, значит, я нищая. А а! Ты разбила мне сердце! Я не переживу такого позора! Мне срочно надо поднять себе настроение. Я еду в бутик.

– Розалия Станиславовна, предлагаю вам распределить расходы. Возьмите лист бумаги и запишите…

– Сама их распределяй! Я не привыкла экономить, это не мое амплуа! У меня на роду написано – трать и развлекайся. У меня это в генах заложено, понимаешь? А ты предлагаешь мне превратиться в побирушку. Нет! Нет! Я сейчас выброшусь из окна! Где моя соболья шуба? Я выброшусь в ней!

Истерика длилась добрых полчаса.

Перепуганная Наталья, не решаясь зайти в спальню Розалии, стояла в коридоре, прижимая к груди встревоженного Парамаунта.

А когда свекровь выскочила из комнаты, Натка отпрыгнула в сторону и залебезила:

– Обед готов.

– Обед? Ты еще можешь говорить про обед? Дура! Забудь это слово! Потому что скоро мы перестанем обедать, а впрочем, и ужинать тоже. У нас нет денег на еду! Мы обнищали.

Натка выпустила из рук перса и перекрестилась.

– Господи помилуй. Как обнищали?

– Наташ, не слушай ее. – Катка попыталась вмешаться, но свекровь вопила, словно иерихонская труба:

– Прощайте, брендовые наряды, прощай, дорогая косметика, мы с вами больше не увидимся. О о ой! Ай!

Когда истерика пошла на спад, Розалия спустилась в столовую. Сев за стол, она, не глядя на присутствующих, прохрипела:

– Девочки, нам необходимо найти выход из сложившегося положения. Немедленно!

– А где его искать? – лепетала Натали.

– Здесь. – Розалия приложила ко лбу указательный палец. – Нам нужна идея. Стоящая идея! Беспроигрышная. Я уже кое о чем подумала и пришла к выводу, что Катка оказалась права. Мы должны быть чуточку экономней. И для начала предлагаю затронуть некоторые аспекты, на которых можно сэкономить. Первое – питание. По моему, мы слишком часто едим.

– Что?

– Как это часто?



– Посудите сами, утром мы завтракаем.

– Как и все нормальные люди, – вставила Наталья.

– Днем обедаем, вечером ужинаем. А в перерывах между приемами пищи мы пьем чай с бутербродами, пирожными и сладостями. Непорядок! Исключить из рациона все сладкое, копченое и мучное. Экономия? Еще какая! Я подсчитала, если мы целый год будем пить пустой чай или кофе, то я уже завтра смогу купить себе то чудесное сиреневое платье, которое видела сегодня в бутике.

– Меня этот вариант не устраивает, – ответила Катка.

– О’кей, идем дальше. Вы не задумывались, что мы перекармливаем животных? Они же разжирели до безобразия. Их срочно надо посадить на строжайшую диету. Утром – геркулесовая каша на воде, днем геркулесовая каша на воде, а вот вечером… геркулесовая каша на молоке. Мы экономим приличную сумму, следовательно, я уже завтра смогу купить сиреневое платье в бутике. Согласны?

– Нет, – прочеканила Ката.

– Я тоже не согласна, – подала голос Наталья.

Розалия сверкнула глазами.

– Ну хорошо, я знала, что вы привередливые, поэтому у меня есть еще один вариант. Наташка с Арчибальдом будут давать мини представления в переходах метро, заработают кучу денег, и я завтра куплю сиреневое платье.

– Я не пойду в метро.

– А кто тебя будет спрашивать?

– Натка никуда не пойдет, – отрезала Катарина. – И давайте наконец спокойно пообедаем.

– Но у меня больше нет вариантов. Я высказала все гениальные идеи. Моя фантазия иссякла!

– Не нужно фантазировать, у меня есть один вариант, который устроит всех. Мы продолжаем жить как и раньше, пьем чай с пирожными, кормим кошек кормом для кошек, не даем представлений в метро; просто вы, Розалия Станиславовна, в течение нескольких месяцев забываете о походах в бутики. Все. Все довольны и счастливы.

– Все, кроме меня! Я не смогу прожить без магазинов. Я крепко подсела на шопинг. У меня от него зависимость. Ты не представляешь, что такое шмоточная ломка у женщины, отдавшей полжизни гламуру, – я сойду с ума, если не куплю блузку, сумочку или туфли. Вы хотите видеть меня в психушке? Отвечайте, хотите или нет?

До самого вечера свекровь мерила шагами гостиную. Она цокала каблуками по помещению, непрестанно озвучивая безумные идеи, от которых у Катарины волосы на голове вставали дыбом.

– Наташка может стать донором, – говорила Розалия.

– Нет!


– Суррогатной бабушкой.

– И не мечтайте!

– Меня осенило! Снизошло! Крыло ангела коснулось моей головы, и я нашла выход. Девочки, послушайте. Я завтра утром отправлюсь в милицию и сообщу, что Наталья похитила Катку и скрылась в неизвестном направлении. Натку причислят к опасным преступницам и начнутся поиски. За любую информацию объявят огромное вознаграждение. А недельки через две я сообщу органам, что знаю, где прячется Натка. Они освободят Кату, вручат нам вознаграждение, и я наконец смогу купить сиреневое платье.

– Умнее ничего не придумали?

– Нет. Мой план суперский.

– Ага. А о Натке вы подумали?

– Конечно, подумала! Ей дадут лет пять, не больше!

Натали вылетела из гостиной.

Катарина поднялась к себе.

– Вы бездарности! – вопила Розалия. – Если такие умные, тогда придумывайте сами! Но учтите, без сиреневого платья я долго не протяну! Сможете потом спать спокойно, зная, что свели меня с ума? Я спрашиваю, вы сможете потом спать? Идиотки! Наталья, я хочу кофе с пирожными! Быстро принеси напиток!

Утром следующего дня, спустившись к завтраку, Розалия безапелляционно заявила:

– Всю ночь, я, как Ленин в ссылке, не сомкнула глаз. Мой мозг судорожно соображал, как лучше поступить в создавшейся ситуации. И знаете, под утро у меня было видение.

– Галлюцинация?

– Галлюцинации бывают только у тебя, а у меня было видение. Я на мгновение впала в транс, а когда очнулась…

– Что? Что произошло? – Натка сжимала в руках вилку и сканировала свекровь жадным взглядом.

– Спонсор! – выпалила Розалия, внимательно наблюдая за реакцией домочадцев.

Но, к ее глубочайшему сожалению, реакции не последовало. Натка продолжала непонимающе таращиться на свекруху, а Катарина вообще спокойненько доедала овощной салат.

– Вы меня слышали? – Станиславовна повысила голос.

– О каком спонсоре речь? – непринужденно спросила Катка, отхлебнув остывший чай.

– Девочки, не тормозите. Я говорю, что нам с вами необходимо найти спонсора, который в одночасье разрешит все наши материальные проблемы.

– Интересная версия, только я не совсем понимаю, при чем здесь мы?

– Пораскинь мозгами и представь на минутку, сколько миллионеров разгуливает на свободе. Одиноких, понимаешь? А это непорядок.

– К чему вы клоните? Я вообще то замужем.

– А мне ваши миллионеры и даром не нужны. – Наталья с опаской покосилась на Катку. – Сказать откровенно, я их побаиваюсь.

Розалия отмахнулась.

– Детка, не нужно лишний раз доказывать, что ты кретинка. Я и в страшном сне не предложила бы тебе соединить свою судьбу с миллионером. У тебя уже был неудачный опыт общения с толстосумом, больше рисковать не стоит1. Я имела в виду себя. Да, да, вы не ослышались, я действительно вознамерилась найти себе достойного спонсора.

– Вы серьезно?

– Вполне! А чем, собственно, я хуже других? Да любой нормальный мужик почтет за честь оказаться со мной в одной… лодке. И не надо улыбаться! Не забывай, наше материальное положение сделалось шатким, и, возможно, только благодаря мне мы сможем снова всплыть на поверхность.

– Все это замечательно, только мне не ясно, где вы собираетесь искать спонсора?

– В этом вся загвоздка, пока я не решила, где лучше всего устроить охоту на олигарха. Но уверяю тебя, не пройдет и получаса, как мое воображение вкупе с удивительно развитой интуицией подскажут верный ответ.

У Натки окончательно пропал аппетит.

– Я, конечно, извиняюсь, но вы что же, замуж собираетесь выйти?

– Если найду подходящего олигофрена… вернее, олигарха, то да. С превеликим удовольствием сочетаюсь законным браком в восьмой раз.

Катарина вытаращила глаза.

– Повторите.

Щеки Розалии залил румянец.

– Я сказала – восьмой? Ха ха ха. Оговорилась. Такое иногда случается. Ха ха. Я имела в виду четвертый. И хватит на меня пялиться, смотри себе в тарелку.

На том и порешили. Катарина продолжила завтрак, Натка переваривала слова свекрови, а Розалия отправилась в кабинет эксплуатировать воображение вкупе с развитой интуицией. В полдень она, не говоря ни слова, поднялась к себе, переоделась и, вызвав такси, упорхнула из коттеджа.

– Куда, интересно, она направилась? – спросила Натка, провожая взглядом Розалию.

– Не знаю, но мне уже не по себе.

– Катуш, а как ты думаешь, она действительно собралась замуж или неудачно пошутила? Где она будет на этих олигархов охотиться?

– Как бы там ни было, но мне искренне жаль того олигарха, который встретится на пути Розалии.

– А я другого боюсь, вдруг она права и мы потеряем все деньги. Как тогда жить станем, а?

– Наташ, ну ты только не уподобляйся Розалии. Я же тебе объясняла, все не так страшно.

– Нет ничего хуже нищеты, – всхлипнула Натка и покинула гостиную.

Копейкина откинулась на спинку дивана. Замечательно, теперь еще и Натали захандрила. Для полного счастья не хватало самой упасть в коварные объятия депрессии.

Отгоняя от себя тревожные мысли, Катарина взяла с каминной полки детективный роман и на пару часов погрузилась в увлекательное чтение.

Розалия Станиславовна появилась дома в начале пятого. Куда она езила и какие вопросы решала, для домашних так и осталось большой загадкой. На попытки Катки вытянуть хоть какую нибудь информацию Розалия загадочно молвила:

– Я дышала свежим воздухом.

А спустя сутки свекровь возвестила о наиважнейшем мероприятии, которое они с Каткой должны посетить в обязательном порядке.

– Детка, даю тебе на сборы не более часа, оденься поприличней, приведи в порядок волосы, и едем.

– Можно узнать – куда?

– Э э, в одно место.

– Это не ответ.

– Хорошо, скажу по другому – в одно очень интересное место.

– Уже семь вечера.

– Время не имеет абсолютно никакого значения. Ну иди, иди наверх. Встречаемся в гостиной через час. Не опаздывай.

Копейкина не опоздала, а вот свекрища соизволила выйти лишь в половине девятого. Увидев Розалию, Ката с Наткой ахнули. Свекровь предстала пред их удивленными взорами в шикарном сиреневом платье с глубоким вырезом.

– Как я выгляжу?

– Бесподобно! – молвила Натали.

– Ката, ты язык проглотила?

Тыча пальцем в наряд свекрови, Копейкина глотала ртом воздух.

– Платье! Платье!

– Правильно, детка, это платье.

– Оно сиреневое!

– Ты делаешь большие успехи. Уже научилась различать цвета. Если так пойдет и дальше, тебя очень скоро переведут во второй класс.

– Розалия Станиславовна, вы купили себе платье! – взвизгнула Катка. – Мы же договорились, вы обещали, а сами оставили в бутике целое состояние. И не надо отнекиваться. Я прекрасно знаю, сколько оно стоит. Это непростительно.

Розалия театрально оскорбилась.

– О чем ты толкуешь? Я не была в бутике, а платье, – свекровь шмыгнула носом, – оно досталось мне от мамы. Это ее выходной наряд, я совершенно случайно обнаружила его сегодня утром у себя в шкафу. Красивое, правда?

Катарина сжала кулаки.

– Я думала, вы разумный человек, но, судя по всему, глубоко в вас ошибалась.

– Прекрати ныть. Подумаешь, платье купила! Другая невестка порадовалась бы за родную свекровь, а ты… Мне жизненно необходима эта обновка, и ты сама все поймешь, когда мы окажемся там, куда направляемся.


– Говорите, куда мы едем, или я остаюсь дома.

– Ката!


– Я не шучу.

– Надо навестить мою умирающую подругу, – выпалила Розалия.

– Что?!

– Да, она позвонила мне днем и попросила срочно приехать. Я не могу ей отказать, мы дружим много лет, и воля умирающей для меня закон.



– Поэтому вы и вырядились, как на показ мод?

– Во первых, не вырядилась, а облачилась в роскошный вечерний туалет, а во вторых, не смей повышать на меня голос.

– Я его не повышала.

– Повышала!

– Нет.

– Прекрати истерить, неврастеничка! Вываливайся на улицу. А ты, – Розалия бросила гневный взгляд на Натку, – поднимись ко мне в спальню и наведи там порядок.



Усевшись в «Фиат», Катарина попросила назвать адрес умирающей подруги, но Розалия отрицательно замотала головой.

– Адрес не скажу. Ты, главное, крепче держи баранку и смотри на дорогу, а где надо будет свернуть, я оповещу.

– Это что, секрет?

– Почти.


Хмыкнув, Ката включила радио.

Первые сомнения зародились, когда Розалия, вопреки ожиданиям, заставила повернуть в сторону области.

– Ваша подруга живет за городом?

– Ага.


– В частном доме?

– Угу.


– А она…

– Умолкни, ты меня грузишь!

Минут тридцать спустя Розалия закричала:

– Мы приехали.

Копейкина прищурила глаза и едва не лишилась чувств.

– Казино?! Мы приехали в казино?

Свекровь наигранно возмутилась.

– Как казино?! Так это казино? Боже, какой кошмар, моя подруга меня жутко дезинформировала. Она дала неправильный адрес. Наверное, захотела приколоться. Я ей такого не прощу. Никогда! Но, детка, раз уж мы волей случая оказались рядом с казино, может, зайдем ради приличия?

Катарина планировала надавить на газ, но Розалия, схватив невестку за руку, заголосила:

– Подожди. Ладно, признаюсь, я наврала про подругу, я изначально планировала посетить казино. Тебе не стала говорить, чтобы ты не обломала кайф.

– Мы возвращаемся домой.

– Ни в коем случае. Детка, посуди сама, где, как не в казино, молодая, красивая, одинокая женщина с богатым жизненным опытом и бурным прошлым может нос к носу столкнуться с олигархом? Это наш последний шанс. Я тебе гарантирую, сегодня ночью мы с тобой, первое, сорвем банк, второе, познакомимся с миллионером. Клянусь честью!

– Я не пойду в казино, и не уговаривайте.

– Тебя никто не заставляет играть, ты просто составишь мне компанию. Да и я не собираюсь просаживать деньги, немного сыграю в рулетку, а потом начну выискивать подходящую кандидатуру на роль спонсора.

– Это безумие.

– Напротив, мы поступаем, как самые разумные люди на планете. Ну хватит кукситься, вставай, пошли, не тяни время. Куколка, не будь отставшей от жизни занудой.

– Я вам никогда этого не прощу, – бубнила Катка, шествуя ко входу.

– Да, да, да, я запомню твои слова. Детка, посмотри, какие крутые тачки тут припаркованы. Я чувствую, уловчик сегодня будет неплохим.

– Вы говорите как… – Ката не посмела закончить фразу.

– Как гламурная дама сорока семи лет. И точка! Скажешь еще слово, отправишься в мир иной.

Бытует мнение, что новичкам всегда везет. И сегодня Ката в этом лишний раз убедилась. За полчаса Розалия Станиславовна выиграла три тысячи долларов. Восторг был неописуемый.

– Я везунчик! Я родилась под счастливой звездой. А ты не хотела идти в казино. Теперь видишь, кто из нас оказался прав. Три тысячи баксов. Супер! На губную помаду и тени я себе заработала. Прощай, кризис!

– Может, пора остановиться? Не испытывайте судьбу.

– Ты права, пора переходить ко второму этапу. Нам необходимо отпраздновать мою маленькую победу, пошли, я угощаю.

Вооружившись бокалом красного вина, свекровь начала осматриваться по сторонам.

– Сколько объектов, даже не знаю, с кого начать. Видишь того толстячка в синем костюме? Как он тебе?

– Не ввязывайте меня в свои авантюры и, умоляю, не вляпайтесь в очередную историю.

– Хотя тот блондин намного симпатичней.

– Вы меня слышите?

– Слышу, детка, слышу, и ты права – брюнет в смокинге намного лучше.

Катарина отвернулась.

В этот момент рядом с Розалией остановился невысокий коренастый господин пенсионного возраста. Достав сотовый, мужчина поднес его к уху, но уже через мгновение едва слышно выругался.

– Проблемы? – Розалия сконцентрировала взгляд на обуви незнакомца, а затем обратила внимание на дорогие часы.

– Да вот, мобильный разрядился. Как всегда, в самый неподходящий момент.

– Я думаю, это не смертельно, – она открыла сумочку и протянула мужчине свой сотик. – Звоните.

– Ой, премного благодарен.

– Ну что вы, помочь человеку в казино – святое дело.

Пару минут спустя, вернув свекрови телефон, мужчина хотел было откланяться, но Розалия остановила его, произнеся сиплым голосом:

– Вы уже уходите?

– Ну да.


– Жаль, а я думала, мы с вами пропустим по бокальчику вина.

Мужик слегка зарделся.

– Это можно.

Катарина была готова провалиться сквозь землю.

– Я Розалия, – свекровь протянула незнакомцу ручку.

– Антон.


– Чудесно. Антон – самое прекрасное имя на свете. Дедушку моего двоюродного брата тоже звали Антоном.

Слово за слово, и вскоре Антон – его отчество Катке так и не удалось узнать – непринужденно болтал с Розалией, как со старой доброй знакомой.

В какой то момент он спохватился и, стукнув себя ладонью по лбу, пробасил:

– Какой же я идиот. Девушки, я же совсем забыл познакомить вас с моим другом.

– С другом? – насторожилась Розалия.

– Мы вместе приехали в казино, он сейчас играет в покер. Если вы не против, я представлю вас друг другу.

– Антоша, в принципе я не против, – осторожно начала свекровь, – это так прекрасно, когда в компании две девочки и два мальчика, но… Перед тем как отправиться в разведку, я должна кое что уточнить. Маленький пустячок.

– Спрашивайте.

– Котик, не мог бы ты пояснить, что ты подразумеваешь под словом «друг»?

– То есть?

– Ну, кто он, твой друг – тот, который в беде не бросит и лишнего не спросит, или тот, который противный?

Антон сглотнул.

– Тот, который в беде не бросит.

– А а а, тогда мы согласны. Веди, знакомь. Ката, не сутулься, улыбнись, ты же не на поминках.

Другом Антона оказался шестидесятидвухлетний седовласый крепыш, представившийся Леопольдом Самуиловичем.

От знакомства с Розалией он остался под впечатлением. Пригласив женщин пройти в ресторан, Леопольд Самуилович всячески оказывал Розалии знаки внимания, но она, к большому его сожалению, целиком и полностью была поглощена Антоном. По ее мнению, именно Антон был самым подходящим кандидатом на роль одинокого миллионера, который в скором времени должен крепко накрепко запутаться в ловко расставленных сетях Станиславовны.

На Катку никто не обращал внимания. Для нее время двигалось медленней улитки. Она откровенно скучала и ждала того момента, когда Розалия соизволит покинуть стены казино.

– Никогда еще мне не приходилось встречать столь эффектной женщины, – улыбался Леопольд Самуилович, глядя на свекровь.

– Мерси. – Она обратила свой взор на Антона. – А тебе приходилось?

– Нет, – признался мужчина.

Розалия коснулась ладони кавалера.

– Антон, мне кажется, что наша сегодняшняя встреча была предначертана нам судьбой. Не в моих правилах признаваться мужчине в чувствах, но, увидев тебя, я поняла…

– Розалия, у тебя божественный голос, – перебил Леопольд.

Метнув на него злобный взгляд, свекровь продолжила свою пламенную речь.

– Антон, по моему, я…

– Ты богиня! – не унимался Леопольд Самуилович.

Свекровь взорвалась:

– Слушай, ты, неужели не видишь, что я разговариваю с человеком! Чего ты нудишь, как испорченная пластинка?

– Прости, я всего лишь хотел выразить тебе…

– Выразишь позже, а сейчас сделай одолжение, помолчи пару минут.

Леопольд Самуилович насупился и виновато опустил голову.

– Прошу прощения. Может быть, мне лучше вообще вас покинуть?

– Было бы неплохо.

Леопольд встал.

Антон, чувствуя себя явно не в своей тарелке, заговорил:

– Леопольд, извини, брат, но так легли карты.

– Я все понимаю и желаю вам приятно провести вечер. Да, кстати, Антон, веселье весельем, но не забывай, что завтра утром совет директоров. Ты должен подготовить…

– Вау! – Розалия всплеснула руками. – Антон, котик, так ты директор?

Он смутился.

– Что ты. Я всего лишь помощник Леопольда, это он у нас большая шишка. Можно сказать, олигарх. А я всего навсего его школьный приятель, которого он случайно встретил год назад и предложил хорошую высокооплачиваемую работу.

Свекрови сделалось дурно. Катка не на шутку испугалась. Ей даже показалась, что у Розалии с минуты на минуту случится сердечный приступ.

Забеспокоился и Леопольд.

– Розалия, ты в порядке?

– Я… У… И… Кхм…

– Принести воды?

– Э… Гм… А…

– Может, врача?

– Нет! Я в полном… порядке.

Леопольд собрался уходить, как вдруг голос Розалии оглушил все живое:

– Стой! Не двигайся!

Мужчина застыл на месте.

Повернувшись к Антону, свекровь изрекла:

– Антоша, зайчик, завтра у Леопольда Самуиловича совет директоров, ты должен что то подготовить. Не смею тебя задерживать. Поезжай домой, готовься, а мы тут как нибудь без тебя повеселимся.

И не дожидаясь ответа Антона, она обратилась к его другу:

– Леопольд, я вам говорила, что встреча с вами перевернула всю мою жизнь? Я буквально держалась из последних сил. Ваш взгляд коварного соблазнителя, ваш волевой подбородок, чувственные губы заставили мое сердце трепыхаться в груди раненой птицей. Вы меня околдовали.

Леопольд разинул рот. Впрочем, не он один. Рот разинули и Катка с Антоном.

– Но позвольте, мне показалось, что…

– Это тебе только показалось. Ух, соблазнитель. Кстати, ты женат?

– Нет.

– Соблазнитель! Какое счастливое совпадение, я тоже в этом году не замужем.



Антон откланялся, а Леопольд Самуилович, погрязнув в чарах Розалии, забыл обо всем на свете.

Вскоре свекровь велела невестке возвращаться в коттедж.

– Детка, ты свободна, езжай с миром.

– А вы?


– Меня чуть позже завезет Лео. И скажи моей маме, что я задержусь у подружки. Мы будем готовиться к контрольной по алгебре.

– Но…


– Вали отсюда, сказала!

Катка свалила.

Розалия Станиславовна приехала домой в шесть утра. Неизвестно, в каком состоянии куролесивший всю ночь Леопольд Самуилович собрался идти утром на работу, но, судя по цветущему виду свекрови, знакомство в казино обещало стать плодотворным.

Провальсировав в спальню невестки, Розалия заголосила:

– Хватит дрыхнуть! В наш дом пришло счастье. Лео от меня без ума.

– Поговорим об этом утром, я хочу спать.

– Утром мы с тобой отправляемся в салон красоты! А потом нанесем визит бутикам, накупим шмоток и будем целый день примерять их у зеркала. Кайф! Теперь мы можем себе это позволить! Банкет оплачивает Леопольд!

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА 1