Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Михальский Виталий Александрович родился 3 мая 1933 г в семье командира Красной Армии. Отец погиб в боях под Ленинградом в июле 1941 г




Скачать 136.71 Kb.
Дата23.06.2017
Размер136.71 Kb.
Михальский Виталий Александрович родился 3 мая 1933 г. в семье командира Красной Армии. Отец погиб в боях под Ленинградом в июле 1941 г.

В 1945 г. поступил в Рижское нахимовское училище. Училищем командовал капитан 1 ранга К. А. Беспальчев, человек, бесконечно преданный морю, Флоту и Родине. И единственный из многих, виденных за период с 1945 по 2008 г. начальников, которого звали Батей. Это Батя Беспальчев воспитал В. А. и ещё несколько сотен ребят в беззаветном служении Флоту и Отечеству.

В 1951 г. поступил в Высшее военно-морское училище подводного плавания. За время учёбы не пропустил ни одного увольнения (не считая нарядов) и ни одного спектакля в музыкальных театрах Ленинграда. Без особых усилий получал из семестра в семестр на экзаменах оценки «отлично» и в 1955 г. закончил ВВМУПП с золотой медалью. Медаль с барельефом Сталина до сих пор лежит дома на видном месте.

Осенью 1955 г. вместе с женой Галиной по своему выбору при распределении приехал в Либаву (в «рай для подводников», как о ней отзывались бывалые офицеры) и вскоре был назначен штурманом на пл С-171 проекта 613. Это была одна из 4 лодок первой линии, как тогда называли, на весь Балтийский флот. «Щуки» уже перестали плавать, а 613-х ещё было мало. «Рай для подводников» обернулся тем, что за первый год, не считая отпуска, В. А. был дома 13 раз. Готовности, дозоры, учения, обеспечение боевой подготовки противолодочных сил, призовые стрельбы – всё это лежало на четырёх лодках. Это была высшая школа жизни, службы и профессии. Первым командиром был 36-летний капитан 2 ранга Г. В. Латухин. Он надеялся на продвижение по службе и очень больно реагировал на проявление разных недостатков своими командирами боевых частей, а все они, даже механик, были неопытными лейтенантами. Вот пример воспитательной работы: лодка швартуется к пирсу в мелкобитом льду при отжимном ветре. В носовой швартовной команде суета: оба бросательных конца не долетели до пирса. Кормовая швартовная команда построена в шеренгу – время работы ещё не наступило. Командиру обидно: придётся заходить на швартовку второй раз, а это его не украшает. Он кричит в мегафон: «Минёр, что ты ползаешь, как жужелица! Пять суток ареста!», и, повернувшись в корму: «Штурман, а ты что стоишь, как пень! Пять суток ареста!». Конечно, оторвать штурмана от его дел на 5 дней никакой возможности не было, в карточку взысканий это тоже не записывалось, и очередное звание старшего лейтенанта В. А. получил в срок (правда, уже с другим командиром). Но эти 5 суток ареста он помнит до сих пор. И примерно по прошествии 50 лет наконец понял, за что получил взыскание: следовало послать одного из своих бойцов на носовую надстройку, чтобы метнуть третий бросательный конец.

Отметим такой факт: никто из командиров пл, а почти все они участвовали в Великой Отечественной войне и могли бы очень сильно огрубеть, никогда не выкрикивал в мегафон нецензурных слов и не унижались до матерной брани в адрес своих офицеров. Почитаешь Покровского с его доходчивыми выражениями и думаешь, куда делась гордость у современных командиров кораблей? Сам В. А. никогда по отношению к младшим по званию или возрасту с грубыми словами не обращался.

Однако, вернёмся в 1956 г. – год разгара холодной войны, год массового освоения новой техники, год высочайшего уровня боевой подготовки. Лодки Либавской дивизии не на бумаге, а на групповых упражнениях, в кабинетах торпедной стрельбы и в море осваивали боевые действия в завесах. В том году пл С-171 выпустила 18 практических торпед, и все атаки были успешными. От штурмана требовалась особенно высокая точность плавания, чтобы не сблизиться с соседней лодкой и не отбиться от строя завесы и не пропустить отряд боевых кораблей, который полным ходом прорывался мимо строя завесы с задачей не позволить успешно атаковать себя подводным лодкам.

В. А. отлично закончил училище и знал всё, чему его учили. Тем не менее многие важные вопросы пришлось осваивать самостоятельно. На Балтике с её низкими берегами, не видимыми на РЛС с большого расстояния, и приёмными буями в начале каждого подходного фарватера, на которые нужно вывести корабль точно и в заранее рассчитанное время, первостепенную роль среди морских средств навигации играл в то время радиопеленгатор. В училище на учебных навигационных прокладках три радиопеленга всегда пересекались в одной точке. На практике же при пеленговании ночью или в шторм образовывались треугольники погрешностей со сторонами в 30 – 40 миль. И штурман сбился с ног, пытаясь отремонтировать свой вполне здоровый радиопеленгатор. Только несколько лет спустя, став преподавателем радиотехнических средств кораблевождения, он выяснил, что виновата была ионосфера и креновая радиодевиация, и экспериментально конкретизировал влияние этих факторов. Мучаясь на лодке в поисках навигационных параметров для уточнения своего места, В. А. обосновал способ определения высоты Солнца и Луны над горизонтом по перископу с помощью шкалы измерения дальности до объекта по его высоте. Это была первая статья В. А., отправленная в «Морской сборник». Позже из всего этого был сделан в общем тривиальный, но прожитый им вывод – учебный материал должен соответствовать реальности, а преподаватель – знать эту реальность досконально, уметь её объяснить и компенсировать отрицательные стороны.

В 1956 г. командиром пл С-171 назначен капитан 3 ранга Анатолий Дмитриевич Мосичев. Он на деле показал офицерам корабля, что спокойствием, грамотностью и чуткостью можно добиться лучших результатов, чем жёсткостью и грубостью. При нём В. А. был награждён почётной грамотой ЦК ВЛКСМ и признан лучшим штурманом дивизии и Подводных Сил Балтийского флота. К тому времени В. А. безошибочно выводил лодку на приёмный буй в любую погоду (и это было видно всем присутствующим на мостике), определял элементы движения цели по пеленгам точнее, чем торпедный автомат стрельбы (и в этом качестве был участником призовых стрельб всех лодок дивизии, если не был занят на своей) и считался мастером радиодевиационных работ, выполняя их на всех пл бригады.

В 1957 г. на пл С-171 отмечался трехлетний юбилей корабля и командир впервые одел парадную форму. Офицеры корабля с удивлением и восторгом увидели, что их Командир – кавалер ордена Славы. Некоторое время спустя, когда лодка по окончании трудового дня стала на якорь, после ужина в кают-компании кто-то из офицеров спросил: «Товарищ командир, у Вас высшие солдатские награды, расскажите, пожалуйста, как Вы стали моряком?». Вот вкратце его рассказ.
Летом 1944 г. фронт остановился в предгорьях Карпат перед сильно укреплённой обороной немцев. Я был помкомвзвода в разведроте дивизии. Однажды в разведроту пришёл генерал командир дивизии. Он сказал, что приближается наступление, но в штабе армии мало разведданных и командующий требует, чтобы разведчики дивизий взяли языка. Дальше комдив сказал, что он знает о неприступности немецкой обороны, но вынужден просить разведчиков пойти в поиск. Он не обещает им ордена, так как у них ордена уже есть, но обещает отпуск.

У нас на примете было местечко, где можно было попробовать пробраться через первую линию обороны, и за отпуск мы втроём согласились рискнуть. На следующую ночь на удалось захватить и привели немецкого офицера. Генерал пришёл к командиру роты, вызвал нас и говорит, что предоставить нам отпуск не может, так как вышел приказ по фронту об отмене перед наступлением всех отпусков. Но пришла разнарядка из какого-то училища имени Кирова. Я пошлю вас туда. Вы месяц погуляете по южному городу Баку, потом завалите экзамены и вернётесь в дивизию. Только честное слово дайте, что вернётесь.

Мы дали честное слово и оказались на Зыхе, в пригороде Баку, рядом с ткацкой фабрикой имени Ленина, в обществе пары сотен красавиц. Если мы довольно легко ходили по немецким тылам, то нам ничего не стоило пройти километр от училища до Ленфабрики, и мы хорошо отдохнули. Но наступило время экзаменов. Моим друзьям было хорошо, они до войны не успели закончить 10 классов, я же успел, и даже параллельные курсы немецкого языка закончил, почему и оказался в разведке. В экзаменационном сочинении я на всякий случай сделал тройку ошибок, но, на удивление, получил пятёрку. На письменной математике сделал ошибки в половине задач, но получил четвёрку. Я не учёл, что система экзаменов была рассчитана на ребят, не имевших 10 классов или всё забывших за годы войны. Оставался последний экзамен по немецкому языку. Я сразу доложил седому подполковнику, который был председателем комиссии, что немецкого языка не знаю, в школе его не изучал и прошу поставить двойку. Подполковник встал, подошёл ко мне взглянул на ордена и спросил, бронебойщик ли я, или разведчик. Узнав, что разведчик, задал вопрос, как по-немецки будет «руки вверх». Отвечаю: «Хенде Хох, товарищ подполковник». – «Ну вот, а говоришь, что не знаешь немецкого. Пять баллов тебе, сынок. А остальную, маловажную часть немецкого языка мы изучим вместе». Во так я и стал моряком.
Летом 1960 г. закончил ВСОК ВМФ. Среди педагогов были капитаны 1 ранга Г. П. Попеко, Е. П. Соломатин, капитаны 2 ранга Б. И. Яцук и А. Р. Фогельгезанг. Все вместе они бороной прошли по серому веществу головного мозга, закостеневшему в буднях флотской службы, показали, куда и как должно развиваться штурманское дело. С тех пор и по настоящее время В. А. является одним из тех людей, кто целеустремлённо развивает навигацию в том направлении, которое было указано педагогами Классов в 1960 г.

Осенью 1960 г. назначен штурманом на пл К-8 проекта 627А. Через месяц вышли в первый поход В. А. на этой лодке с задачей пройти на Север от мыса Желания до широты 85 о N, а если позволят приборы, то и выше. Приборами были по два первых экземпляра гирокомпаса «Маяк» и гироазимута «Градус». Первые трое суток похода проработали на мерной линии и в девиационном полигоне, определяя скорости, поправки лага, девиацию и радиодевиаци. На четвёртый день проложили курс на мыс Желания, погрузились и дали средний ход. Но через несколько часов случилась авария парогенераторов. Это была первая авария такого вида. Пока механики поняли причину, обнаружили и отключили «жихнувшие» парогенераторы, пл была так заражена, а экипаж получил такое облучение, что был на полгода освобождён от работ на лодке. В течение всего времени похода, в том числе предшествовавших аварии трёх суток сплошного маневрирования в БЧ-1 велись записи показаний приборов, что позволило после их обработки придти к выводу о высоком качестве гирокомпаса «Маяк» и о низком качестве гироазимута «Градус», который не был принят на снабжение. Впоследствии за проделанную работу на аварийно пл В. А. был награждён орденом Мужество. Жаль, конечно, что не дошли до Полюса на год раньше «Ленинского Комсомола», но очень хорошо, что «скрупулёзный» (по словам Г. В. Латухина) штурман задержался со своей работой на сутки в Мотовском заливе и лодка не успела зайти под лёд.

Командир К-8 Д. Н. Голубев не отпускал своего штурмана ни в Академию, ни на повышение до самой постановки корабля в капитальный ремонт. За время активного плавания В. А. разработал и внедрил метод плавания в губе Западная Лица «по радиолокационным ориентирам», который впоследствии распространился на все флоты. После Балтики, где все поворотные точки в акваториях портов обозначены буями, В. А. не понравилось, как командир ведёт лодку из одного колена губы в другое на выпуклый военно-морской глаз, не имея надёжного ориентира в виде поворотного буя. Были подобраны удобные РЛС ориентиры, изготовлены планшеты для радиометриста и штурмана с нанесёнными на них сетками изолиний и на первом же выходе в море опробован и одобрен командиром новый метод плавания. На следующем выходе этот метод понравился присутствовавшему на борту командиру дивизии, в результате чего В. А. было поручено провести занятие со штурманами с выходом из базы на торпедном катере, и метод начал жить самостоятельно. Описан этот метод в разработанной В. А. в1994 г. главе 10 Методик вероятностных расчётов на кораблях и судах ВМФ (МВР-96).

В 1962 г. назначен помощником командира пл К-14. Через год получил допуск к самостоятельному управлению кораблём и готовился к продвижению по службе, но внезапно заболел, был списан на берег, и в январе 1964 г. назначен преподавателем (потом старшим преподавателем) кафедры Технических средств кораблевождения Каспийского ВВМКУ им. С. М. Кирова. Реализуя правило учить тому, что практически нужно штурману, В. А. при первой же корректуре учебных программ добивается исключения из программ вопросов, связанных с расчётом различных узлов корабельных приёмоиндикаторов (чем штурман по роду своей деятельности не занимается) и заменой их вопросами эксплуатации, устранения неисправностей и навигационного использования приёмоиндикаторов. В этот период времени в «Морском сборнике» публикуется статья В. А. о периодичности включения приёмоиндикаторов РНС во время ежедневного проворачивания оружия и механизмов корабля. Если, например, двухбойную захлопку нужно проворачивать каждый день, то для приёмоиндикатора того времени со средней наработкой на отказ от 200 до 600 ч и блоком питания без стабилизации напряжения бросок тока при ежедневном включении губителен. Статья возымела действие и штурманская служба перешла на более редкое включение приборов при проворачивании.

В это же время в «Морском сборнике» публикуется статья с описанием способов компенсации радиодевиации на двух или трёх радиокурсовых углах. Способы обеспечивают значительно более высокую точность компенсации по сравнению со способом, изложенным в соответствующих Правилах штурманской службы, и начинают использоваться радиодевиаторами гидрографической службы.

В процессе обучения курсантов В. А. реализует метод обучения «функционально-ремонтных схем», при котором глубина изучения устройства приёмоиндикаторов РНС соответствует специально разработанной функционально-ремонтной схеме, на основании которой можно устранять характерные неисправности техники, не зная её устройство более глубоко. Метод соответствовал развитию техники, которая перешла от «навесного» монтажа деталей (радиопеленгатор АРП-53р) к монтажу деталей на заменяемых платах. (КПИ-4, КПФ-2 и др.). Реализация метода позволила включить вопросы с устранением неисправностей приборов в экзаменационные билеты. Много позже (1984 и 1987 г.) на основе этого метода В. А. созданы учебники «Радиотехнические средства навигации» и «Приёмоиндикаторы радионавигационных систем», изданные Воениздатом.

В период работы в КВВМКУ В, А, разработал учебные пособия по всем радиопеленгаторам и приёмоиндикаторам, находящимся в то время на снабжении ВМФ. Два из них – «Точность радионавигационных измерений» и «Приёмоиндикаторы импульсных гиперболических радионавигационных систем» ему доводилось потом видеть в штурманских рубках кораблей, зачитанными до дыр, но бережно хранимыми.

В 1971 г. назначен младшим научным сотрудником в 9 НИИ ВМФ. Иначе, как с понижением в должности на 2 ступени командование из Каспийского училища не отпускало. В 1973 г. защитил кандидатскую диссертацию, при подготовке которой самостоятельно изучил теорию вероятностей и математическую статисттику, что позволило через 2 года перейти на ВСОК ВМФ на новую для кораблевождения дисциплину «Основы методов исследования операций». Основными результатами деятельности в 9 НИИ можно считать руководство морской частью государственных испытаний дальневосточной цепочки радионавигационной системы РСДН-3, в результате которых недостаточно совершенная система благодаря личным усилиям В. А. не была принята на вооружение и отправлена на доработку. Заслуга В. А. в том, что он дополнительно к программе испытаний исследовал зависимость вероятности разрешения многозначности отсчётов от расстояния до наземных станций системы. Когда полученные им графики были представлены на заседании Государственной приёмной комиссии, все дебаты о том, с какими оговорками принимать систему, прекратились и испытания перенесены на два года. Через 2 года В, А. уже не участвовал в испытаниях, а ещё через 18 лет Ленинградский научно-исследовательский радиотехнический институт (разработчик РСДН) дал отрицательный отзыв на автореферат докторской диссертации В. А. Другим результатом деятельности В. А. в 9 НИИ являются инструкции по использованию приёмоиндикаторов КПИ-5Ф и КПИ-6Ф. Обе инструкции отслужи ли на кораблях свой век без переработки.

В 1975 г. назначен преподавателем (потом старшим преподавателем) кафедры Кораблевождения ВСОК ВМФ. Работая на кафедре, он активно участвовал в создании трёх новых для кораблевождения учебных дисциплин: «Основы методов исследования операций» (1975 г.), «Математические основы кораблевождения» (1980 г., взамен первой дисциплины), «Средства и методы коррекции кораблевождения» (1980 г.), которые и преподавал слушателям штурманской специальности. В процессе обучения он разработал эффективный вариант метода программированного обучения – «метод управляемого повторения», а также «метод схем-конспектов» и «метод эмоциональных нагрузок». Применение этих методов позволило добиться 100% - ной успеваемости. Кроме перечисленных выше дисциплин, В. А. вёл «Кораблевождение при ведении боевых действий подводными лодками» в группе штурманов-подводников и «Кораблевождение» в группах командиров пл. За 13 лет преподавания на ВСОК он участвовал в подготовке 700 – 800 специалистов для ВМФ.

В период работы на ВСОК им были написаны 2 упомянутых выше учебника по приёмоиндикаторам РНС, часть учебника «Кораблевождение при ведении боевых действий», касающаяся подводных лодок, и учебные пособия «Основы методов исследования операций» части I, II и III (1975, 76 г.), «Корабельный приёмоиндикатор КПИ-5Ф» (1976 г.), «Определение места корабля с помощью радионавигационных систем» (1979 г.), «Автоматизированная навигация» (1982 г.), «Оптимальное использование средств определения места и вычислительной техники» (1985 г.), «Оптимальные методы и способы морской навигации» (1991 г.), «Научно-естественные основы и оптимальные методы обучения» (1991 г.). В названиях работ прослеживается стремление автора к совершенствованию, развитию и обновлению методов и способов навигации в соответствии с развитием науки и техники.

В 1988 г. истекает срок службы В. А. в Советском ВМФ, он уходит в запас (потом в отставку) и устраивается работать в 9 НИИ ВМФ (ныне Государственный научно-исследовательский навигационно-гидрографический институт МО РФ). Здесь продолжается работа в области кораблевождения по трём направлениям: развитие методов навигации и навигационной безопасности плавания; создание руководящих документов по решению навигационных задач для штурманской службы; разработка методов испытаний МСН и определения статистических показателей их точности. Промежуточным результатом этой работы явились упомянутые выше Методики МВР-96, представленные на издание после устранения недостатков в 1996 г. Нужно отметить большую роль начальника 11 отдела капитана 1 ранга А. Н. Солощева и начальника I Управления ГНИНГИ МО РФ капитана I ранга В. Г. Дзюбы в поддержке прохождения документа по инстанциям. Одновременно с МВР-96 издана «Методика оценки точности выработки координат корабля навигационными комплексами» (Дополнение к МВР-96). Обе методики по широкому кругу задач вывели навигацию из наметившегося отставания на современный (для 1995 г.) уровень.

Основными результатами научной деятельности В. А. можно считать следующие.



Исследование совокупности законов распределения погрешностей большого числа (42) навигационных параметров при 30000 измерений, в результате которого получено распределение законов распределения и единая шкала законов с коэффициентами перехода от СКП к предельной погрешности для любого конкретного закона. Это позволяет решать навигационно-тактические и стрельбовые задачи, а также задачи обеспечения навигационной безопасности плавания кораблей без дополнительных приближений или с определённым запасом по вероятности.

Обнаружение, обоснование и разработка закона М-распределения, плавно заполняющего промежуток между законами распределения Гаусса и Лапласа, имеющего необходимые навигации преимущества перед классическим законом Грама-Шарлье.

Развитие метода наименьших квадратов на область неопределенности используемых в нём показателей точности результатов измерений.

В математической статистике разработка метода оценки эксцесса случайной погрешности доверительным интервалом, определение доверительного интервала для СКП при реальных законах распределения погрешностей, отличающихся от закона Гаусса, и рекомендации по организации эксперимента при статистических исследованиях погрешностей навигационных параметров.

В теории статистических решений разработка двух новых необходимых кораблевождению критериев соответствия точности МСН предъявляемым требованиям – критерия доверительных интервалов для СКП и критерия суммы коэффициентов разложения погрешности ИНС в ряд Фурье, а также развитие традиционного критерия максимального правдоподобия на метод испытаний одной выборки.

В навигации метод проводки кораблей в узкостях по радиолокационным ориентирам, исследование статистических характеристик течений океанов (совместно с Н. Н. Веренчиковым) и морей и на этой основе разработка более коррекных и простых способов оценки точности относительного счисления, разработка способов ведения и оценки точности трёх вариантов абсолютного счисления, обсервационного счисления и фильтрации, анализ метода непрерывных обсерваций. Разаботка способов измерения вектора скорости сноса корабля по обсервациям с оценкой точности и способа определения угла дрейфа на двух галсах корабля. Разработка способов объединения двух и трёх коррелированных значений навигационного параметра, способов прогнозирования обсервованных поправок ИНС и НК и др. Обоснование и разработка метода решения задачи обеспечения навигационной ьезопасности подводного плавания на основании теории выбросов погрешностей ИНС и НК.

В технических средствах кораблевождения экспериментальное исследование точности большинства средств обсервации. Исследование (совместно с М. В. Тюлькиным) статистических характеристик ИНС и НК, разработка способов компенсации радиодевиации. Обоснование рациональной периодичности включения приёмоиндикаторов РНС для проверки работоспособности.



Всего В. А. Михальский разработал или участвовал в разработке 3 учебников, монографии, 19 крупных учебных пособий, Методики МВР-96, Дополнение к МВР-96, 2 инструкции по эксплуатации приёмоиндикаторов, более 45 научных статей и 25 докладов на конференциях высокого уровня.

Несомненным признанием научных и педагогических заслуг В. А. является включение его в раздел «Биографии» в книге «История штурманской службы флота России», хотя он не поднимался в должности выше старшего преподавателя.