Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Михаил Данков




Скачать 253.83 Kb.
Дата03.03.2017
Размер253.83 Kb.





Михаил Данков


(Петрозаводск)

«КТО ВЫ КАПИТАН ПИТЕР ПАМБУРХ»?
C эпохи Петра I присутствие голландцев в России, ассоциируется с иноземными волонтерами добровольно заключившими «государев контракт» на русскую службу. В своем большинстве «флотцы» без сомнения являлись профессионалами, так необходимыми России. Многие, превратились в преданных единомышленников, и соратников государя, войдя в его ближайшее окружение. Между тем, о многих людях рубежа ХVII-XVIII столетий, сегодня сохранились поверхностные и, как правило, разрозненные сведения. Это в полной мере относится к забытому капитану из голанских Генеральных Штатов, Питеру Памбурху, чье имя замысловатым образом оказалось связано с грандиозным предприятием - «Осударевой дорогой» 1702 года1. В этой работе попытаемся, хоть фрагментарно ликвидировать несправедливую лакуну, имеющую возраст три столетия.

Моряк голландского и российского флота, Питер фон Памбурх (? – 1702), пожалуй, самый яркий и неординарный «человек моря» раннепетровской эпохи2. Его биография на взлете, драматически оборвалась в Карелии, навсегда связав имя необузданного флибустьера с Русским Севером3. Заметим, при написании фамилии голландца, исследователи традиционно используют грамматическую форму Питер фан Памбурк (Панбурх) или Петр Памберг. Однако, правильное произношение Paemburg Piter von хотя и узнаваемо на слух, тем не менее, отличается от грамматики исторических документов. В русских приказных канцеляриях на рубеже столетий, голландские фамилии с частицами «ван» и «дер» обычно писались слитно, а вместо «ван», употребляли приставку «фан».

Между тем, точная дата и место рождения «флото капитана», до сих пор неизвестны. Предположительно это произошло в середине 70-х годов ХVII столетия. Личное знакомство моряка с русским царем состоялось в декабре 1697 года, в момент пребывания Великого посольства в Амстердаме. А уже весной 1698 г. его имя упоминается в «Приемных списках иноземцев поступивших в русскую морскую службу»4. Зачисление в команду государя состоялось благодаря инициативе Корнелиуса Крюйса - экипажмейстера амстердамской верфи, о котором Ф. Головин, один из Великих послов в письме царю сообщал в Лондон: «…зело человек истинно добр, жаль такого пропустить»5.

Скорее всего, фигура Памбурха способна дать «ключ к пониманию образа мышления» действий и поступков людей раннепетровкого времени в Московии6. В приполярный Архангельск, он прибывает 3 июня 1698 года, в составе волонтерского корпуса на одном из зафрахтованных судов. Тогда же, исходя из «Росписи начальным людям и матросам, которые присланы из Амстердама на 4 кораблях», «капитану Питеру фан Памбургу…голландцу» назначено жалованья «по 60 ефимков на месяц»7.

Едва освоившись в России талантливый моряк, вместе с вице – адмиралом К. Крюйсом и иными «иноземцами, бывшими в русской морской службе» в чине капитана с повышенным жалованьем «в год по 448 рублей» царем откомандирован в Воронеж, для устройства Адмиралтейства и строительства русского флота8.

В августе 1699 года П. Памбурх назначен капитаном 52-ти9 пушечного фрегата «Крепость» и принимает участие в знаменитом походе флотилии судов под началом первого кавалера ордена Св. Андрея Первозванного Ф.А. Головина от Паншина через Азов и Таганрог в Керчь. Вскоре дипломатическая миссия в составе думного советника, полномочного посла России Е.Украинцева и дьяка И. Чередеева, на корабле «Крепость» под командованием Питера Памбурха отбывает в Константинополь. В ходе плавания, совместно со штурманом фрегата «Крепость» поручиком Христианом Отто10, появившемся в России в июне 1698 года, капитан П. Памбурх составляет рукописную карту северо-восточной части Азовского моря, Керченского пролива и Босфора с указанием глубин моря и профиля побережья. Впоследствии картографические листы о «берегах моря и въезду в город», были гравированы А. Шхонебеком, отпечатаны Г. Донкером (мл.) в Амстердаме и вошли в «Атлас течения реки Дона»11, который составил К Крюйс12.

Между тем, в морском переходе грозное русское судно «Крепость» конвоировалось турецкими кораблями. Одновременно, в ходе экспедиции, капитан фон Памбурх, стал активно подвергаться профессиональной дискредитации со стороны турецкого представителя Капычи – баши. Посол Е. Украинцев в письме от 26 августа 1699 года докладывал Петру I, что турки убеждают, «мол капитан … человек молодой и непостоянный, ходу Черного моря не знает». Однако дипломат взял голландца под защиту, и более того: «…приказал я, раб твой, капитану Петру Памбургу еще под Таганрогом сего Меотискаго моря глубину и ширину описывать, и он так и чинит и впредь чинить будет», и далее13.

6 сентября 1699 года корабль «Крепость» встал на якорную стоянку «против самого султанского дворца». Появление мощного русского военного корабля в водах Порты, по мысли царя Петра, безусловно, подчеркивало военно-морскую мощь России на Черном море.

Русский корабль возбудил в Константинополе колоссальное любопытство у европейцев и турок. Самолюбивый капитан Памбурх отмечал: «Не по малу они дивятся, что в русском государстве строятся корабли, чего прежде не бывало и не слыхано»14. Через два дня «Крепость» внимательно осматривалась великим визирем, и даже султаном, которые в парадном каюке с 24 гребцами «ездили на корабль и на него смотрели многое время»15.

В то же время, турецкая администрация, обеспокоенная тем, что судно встало «близко его, салтановых сараев (дворца) не в указанном месте»16, настаивала его «…свесть и поставить там, где стоят французские, английские и голландские корабли», - а также стремилась обязать капитана из пушек «без дела и безвременно не стрелять»17.

Однако, невзирая на многочисленные требования администрации султанского дворца увести «Крепость», и прекратить «многую …ночную пушечную пальбу», П. Памбурх, склонный к независимости и авантюризму, властям отказался подчиниться.

Тогда же, А. Маврокардато тайных дел секретарь, представил русской дипломатической миссии требования образумить капитана, который «без разума пребывает в шалости и шатости». Он потребовал от голландца извинений и обещаний «учтивого жития и поступков». Разъяренный турецкий чиновник утверждал: «капитан-человек порочный, из голландской земли выгнан, для того и поступает так бесчинно, своевольно и неистово»18.

Видимо, повод для резких заявлений в сентябре-октябре 1699 года, все-таки существовал. По словам Маврокардато, моряк «бешенством и своевольством» всех ввел в «превеликое…страхование и смущение», которое от государственных посланников «и капитанов корабельных никогда не бывало»19. Стоял вопрос об интернировании Памбурха, турецкие власти вознамерились капитана «посадить в тюрьму». Но единственное, что по воле визиря удалось предпринять, это приставить наблюдателя, с тем что «если капитан станет стрелять, то ему, Капычи-баше, будет отрублена голова»20.

Однако верхом дипломатического риска стала «превеликая досада и оскорбление…умножительнейшему их императору». Тогда после пальбы «от внезапного страху…многие жены беременные из утроб…безвременно младенцев повывергли»21. Между тем, Питер Памбурх, очевидно лишь следовал морскому уставу, стреляя из одной пушки «на вечерней и утренней зорях…по манеру воинскому, как на кораблях ведется для караулу»22.

В споре с турками, дипломат Е. Украинцев, однозначно занял позицию своего капитана. Объясняя поведение Памбурха, он аргументировано возражал: «…капитан принят в царскую службу в голландской земле вместе с другими такими же как «доброповеренный человек», в службе он оказался верным, никакого непостоянства и «шатости», …за ним не видали». И далее «Назначен он к ним на корабль везти их в Царьград как наиболее сведущий среди морских капитанов»23. Безусловно, именно такие резкие и открытые, честные и преданные делу люди как Памбурх, поверившие в Россию, были по нраву царю. Петр стремился с ними сблизиться на «коротке», подружиться и во многом походить на независимых, точно знающих свое дело спецов.

В то же время, с достоинством подписав, выгодный для отечества Константинопольский мирный договор, русская посольская миссия на корабле «Крепость», под командованием Питера Памбурха 31 июня 1700 г. возвратилась через Таганрог в Азов. Очевидно, для историков флота, представляет интерес дальнейшая судьба первого русского боевого черноморского корабля. Перед выходом войск на легендарную «Осудареву дорогу», осенью 1702 года Петр I, предложил Ф.М. Апраксину оставить «Крепость», на память без изменений: «Только, кажется Памбурха лучше б не трогать…»24. Заметим, царь вопреки традиции, именует отменный корабль по фамилии знаменитого капитана, а это много значит для осознания масштаба человека родившегося в Голландии, но уже имеющего «русскую физиономию».

Через два сезона корабль «Крепость» все-таки втащили в эллинг для ремонта. Но к 1710 году, как сообщает капитан-командор Ян Бекман25, фрегат «…сгнил, стоит на берегу и в починку негоден»26.

Тем временем, сам П. Памбурх, до весны 1702 года продолжает курсировать между Воронежом, Москвой и Архангельском и со знанием дел выполняет различные поручения связанные с организацией российского флота27. Не теряя квалификации, он находится «при морской службе» на виду у государя. Близость иноземного волонтера к Петру I подтверждается активной перепиской, относящейся к этому времени. «Всеподданейший и верный раб» в одной из корреспонденций «державнейшему величеству», цитаты, из которой публикуются впервые, обращается с «покорностию и мольбою» и просит его оградить от Крюйса, который «неприятель являлся и зла…ищет»28.

Затем Питер Памбурх решается «под потерянием головы своей» требовать должность «шаутовнахтову» (шаутбенахта)29, «на сохранение его царского величества кораблей» в Архангельске. Он пишет государю: «Того ради молю, да возрит милостивое око… на…челобитие…, и меня тем шаутовнахтовым местом да пожалует, и готов буду пребывати даже до смерти»30. Без сомнения депеша способна объяснить некую близость и «цареву благосклонность» ко многим неординарным, «своевольным» требованиям и «задорному нраву» голландского моряка.

Весной 1702 года Питер Памбурх с давним приятелем капитаном Я. Валронтом31 под началом вице-адмирала К. Крюйса, направлен к «Архангельскому корабельному пристанищу» для контроля над строительством двух малых загадочных фрегатов «Сошествия Св. Духа», и «Скорый гонец»32, заложенных на верфи датчанина И.Э. Избранта33.

Необходимо отметить, впервые имена Я. Валронта и П. Памбурха в российских источниках, упоминаются в 1698 г. в «Росписи начальным людям и матросам, которые присланы из Амстердама на 4 кораблях»34. Затем их пути пересеклись в Воронеже. К концу лета 1699 года, судьба вновь сводит двух капитанов. В составе флотилии помимо государя на корабле «Отворенные врата», переход в Керчь совершили Я. Валронт на 22 пушечном корабле «Меркурий» и П. Памбург на фрегате «Крепость»35.

Между тем судьба малых новопостроенных архангельских фрегатов не одно столетие продолжает нас захватывать своей недоговоренностью. Дело в том, что на протяжении веков, распространяется ложный взгляд о сухопутном волоке по «мостовой настилке» этих кораблей на расстояние 174 версты. Морские суда якобы по просекам, прорубленным в глухой тайге, и гатям, сооруженным на болотах транспортировались армейским корпусом Петра от побережья Белого моря до Онежского озера36.

В действительности, «мифологическая выдумка» основана на данных консервативной историографии. Предания о волоке кораблей, звучат заманчиво, между тем патриотические легенды не подтверждаются прямыми архивными материалами37. Участие фрегатов в Нотебургской баталии в октябре 1702 года, а затем присутствие в составе военно-морских сил на Балтике исследователям не известно38.

В день Святой Троицы, 24 мая 1702 года, с пушечной пальбой «изо всего наряду» корабли были спущены на воду Северной Двины. Петр I в корреспонденции от 5 июня, сообщает Ф.М. Апраксину: «Два малые фрегаты спущены в Троицын день и пойдут скоро на море; имяна: один «Святаго Духа, на нем Памбурх, другой «Куриер» на нем Вальронт»39.

Сведения «Росписи фригат кораблю что при бытности его царьского величества у Архангелского города заложен»40 хранятся в РГАДА и сообщают «размерения корпуса» морских фрегатов в английских футах: длина 70 ф., ширина 18 ф., глубина интрюма 9 ф., что в переводе в метрическую систему соответствует 21,3 х 5,5 х 2,7 м.41.

Отметим, государь к этому времени разработал уникальную стратегическую операцию, связанную с морской, а затем наземной транспортировкой пяти батальонов Преображенского и Семеновского полков от побережья Белого моря. Маршрут по новопостроенной трассе, возведенной М. Щепотевым, И. Мухановым, М. Волковым и А. Головкиным42 от мыса Вардегорский, до Повенецкого рядка на Онежском озере, и далее по воде до Нотебурга на Ладоге, в народных преданиях получил название «Осударева дорога».

Петр I, с войсковой группой, 5 августа 1702 г. на английской яхте «The Transport Royal» отправился от устья Сев. Двины, через Б. Соловецкий остров к м. Вардегорский - месту десанта гвардии, и выхода на «Осудареву дорогу»43. Фрегаты «Сошествия Св. Духа» и «Скорый гонец» вместе с яхтами «The Transport Royal» и «Святой Петр», а также шестью арендованными торговыми зарубежными кораблями44, вошли в состав флотилии из 10 судов45. По другим, более глухим летописным сведениям эскадра К. Крюйса состояла из 13 судов46.

Исходя из недавно обнаруженной «Росписи людям, которые на корабле царского величества «Сошествия Святаго Духа» под командою Яна Ванларда»47, мы можем однозначно утверждать, корректируя описку государя, капитан П. Памбурх возглавил команду другого систершипа «Скорый гонец»48.

Пробыв неделю в Соловецкой обители, царь Петр 16 августа на «The Transport Royal», а П. Памбурх на «Скором гонце» в караване судов взяли курс к Вардегорскому мысу, к небольшому монастырскому Нюхоцкому усолью49.

Здесь ранее по «Наказной памяти» и «Статьям для ведома» сержант бомбардирской роты Преображенского полка М. Щепотев ухитрился подготовить временное «корабельное пристанище»50.

Потребовался световой день, чтобы к вечеру государева флотилия прибыла к острову Рислуда в Онежском заливе Белого моря и бросила якоря «в версте от Понаморева у Крестовой луды», что в пяти морских милях от Вардегоры. Тот час с кораблей эскадры началась беспрецедентная в истории России широкомасштабная военно-морская десантная операция. В течение нескольких часов гвардейцы и 4 000 человек свиты смогли совершить высадку, на почти необитаемый берег в 20 верстах от Нюхчи Волостной. Челночными рейсами на «разъезжих» карбасах транспортировался на материк фураж, провиант, а также снаряжение, «мушкетонские» стволы, ядра и «зелье».

Вечерние сумерки, усталость, суматоха и вероятно изрядный алкоголь, спровоцировали на Вардегорском мысу недоразумения и ссоры. Одна из них, завершилась трагически. От шпаги француза Ламбер де Герэна51 на карельском берегу Белого моря гибнет «неистовый голландец» Питер фон Памбурх52.

Царь и адмирал Ф.А. Головин, в ночь на 17 августа 1702 года, могли оказаться невольными свидетелями кровавой драки «не зело предосудительного», вспыльчивого и порою, несдержанного капитана Памбурха и инженера Ламбера53. Во всяком случае, об этом смертельном происшествии, после преодоления «Осударевой дороги», государь сообщил в Воронеж «с реки Свири, в 10 день сентября 1702 году» Ф.М. Апраксину: «…господин Памберх на пристани Нюхчи от генерал инженера Ламбера заколот до смерти, которой он сам был виною (о чем, чаю, Вам не безъизвестно)»54.

Между тем, еще в XIX столетии историки, нелепо и неточно сообщали о дате и месте дуэли: «…имея ссору с голландским капитаном Памберком 19 августа 1702 года», француз Ламбер, «заколол его в Москве»55.

Современный исследователь Ю.Н. Беспятых, также скорее всего по недоразумению указывает, что Памбурх «в том же сентябре заколот в Нюхче на поединке инженер-генералом Ж.Г. Ламбером»56. Другие историки, лишь констатируют: «капитан Памбург…плавал…в эскадре Крюйса к Соловецкому монастырю и до Нюхчи. Но пробыл на севере недолго в том же 1702 г. беспокойный капитан окончил свою жизнь на поединке с инженерным генералом Ламбером»57.

В этой связи отметим, очевидно, первая в истории новой России дуэль состоялась, несмотря на именной указ от 14 января 1702 года объявленный боярином Ф. Головиным Посольскому приказу «О нечинении иноземцам никаких между собою ссор и поединков под смертною казнию»58. Закон, появившийся за несколько месяцев до «карельской» дуэли, предписывал «Приезжим разных государств служилым иноземцам, как выших так и нижних чинов…под смертным страхом…ни за какие ссоры и недружбы на поединки с саблями и шпагами» не «ходить». Более того, указ запрещал не только поединки, которые вызывали «напрасные смертные многие убийства», но также жестко указывал, чтобы соперники «шпаг не вынимали б и устрастия и похвальбы между собою тем не чинили». В случае, если «кто впредь…учнет какие поединки заводить», или даже «кого чем поранит», то «будет смертная казнь без всякой милости»59.

Тем не менее, царская кара обошла де Герэна стороной. Соперник Питера фон Памбурха наказан не был. Историк XIX века Бантыш-Каменский отмечал: «…по свидетельству бывших тогда в той компании почтенных особ», французский генерал, был «признан невинным». Поэтому государь, ограничился лишь выговором и «простил его»60.

Очень скоро, Ламберу доверили инженерно-строительное обеспечение предстоящей уникальной экспедиции в Карелии по доставке русской армии в Ижорию, в тыл шведам. Вскоре фортификатор возглавил шанцевые работы при осаде Нотебурга и Ниеншанца, а затем стал автором проекта деревоземляной Петропавловской крепости, первого инженерно-строительного сооружения имперского Санкт Петербурга61.

В свою очередь, неизвестный автор забытого сочинения «Разговор между трех приятелей сошедшихся в одном огороде, а именно Менарда, Таландра и Варемунда»62 достаточно обыденно делится о конфликте, возникшем в ночь на 17 августа 1702 года. Рассуждая о «провинности» Ламбера, он подчеркивает: «та присяга вместо свидетельства принята в его оправдание». Так Петр I сменил гнев на милость, а «инженер…французской нации…по нескольком времени от ареста освобожден…»63. Заметим, хотя памфлет, создан позже описываемых событий, в промежутке мая 1726 и марта 1727 года, к тексту сочинения стоит отнестись с уважением. В редакционном комментарии к историческому трактату утверждается: «…он сочинен по воле правительства, которое хотело опровергнуть клеветы и ложные слухи о России, распространяемые людьми злонамеренными за границею»64.

Описание драматического эпизода, начинается с момента выхода волонтеров «…от Архангельской пристани…на корабле» в морской поход. Безымянный автор подчеркивает Ламбер с капитаном Памбурхом «…был весьма приятельски и конфидентно трактован». Следовательно, о взаимной неприязни, способной «выбить» искру конфликта говорить нельзя.

Тем не менее, дуэль с «капитан-командором голландской нации, именуемым Панбурх» все таки состоялась. Ламбер де Герэн

«… вышед на берег», его «наедине в лесу заколол шпагою до смерти»65.

В трактате начала XVIII столетия, опубликованном в 1841 году, приводятся слова оправдания француза. Генерал «с присягою объявил» Памбурха зачинщиком «…понеже при том никого свидетелей не было». Якобы «…он Панбурх его нападением своим наглым с обнаженною шпагою принудил против себя обороняться»66. Таким образом, ответственность за убийство рискового «флота офицера» на беломорском взморье, была переложена на самого Питера фон Памбурха. Объяснялось, что голландец «…шпагу свою против его уставил», а затем «…насувся прокололся»67.

Между тем, обстоятельства карельской трагедии начала XVIII века во многом непонятны из-за отсутствия источников. В этом смысле обратим внимание на сведения, опубликованные в 1916 году в историческом издании «Русская старина»68. Записки «из семейного архива» прорывают пелену времени и детализируют ситуацию «16 августа», когда «Царское величество с транспорта перешел на сухой путь»69. Скандал между Памбурхом и Ламбером70 начался с вопроса: «Для чего ты с таким гунифотом помирился? Знатно такой же и ты гунифот»71. Речь касалась напряженных отношений П. Памбурха с К. Крюйсом.

Пререкаясь «капитан корабля, успевший…хватить изрядную порцию голландской водки», продолжал будто бы оскорблять генерала: «Молчи,…и рот свой держи! В моей воле, что я тебя в карман мой всуну»72. За Ламбера заступился врач В. Постников73, но голландец ответил: «Ты меня задираешь! Изволь со мной на шпагах биться»74.

Вмешавшийся саксонский и польский посланник фон Кениксек урезонил «расходившегося» капитана: «Друг мой, покинь сие: ты ведаешь повеление нашего Государя…немного себе чести получишь, что с пьяным доктором биться станешь»75.

Вскоре, наедине с де Герэном, Питер Памбурх, отдав должное «Ивашке Хмельницкому» вновь не выдержал: «Теперь ты за вице-адмирала и за Постникова стой и отведай голландца…вынимай шпагу или я тебя заколю»76. Под угрозой расправы французский инженер, якобы пробормотал: «…я себя заколоть не дам». В ответ лишь услышал: «Боронись сколько можешь». В результате поединок завершился мгновенно: «Шпага…пробила кафтан, грудь, сердце Памбурга», и тут же «бедный капитан грянулся на землю, не издав ни звука»77.

Сообщив генерал-майору И.И. Чамберсу78 о смертельном поединке, Ламбер сдал шпагу и произнес «Предаюсь в волю Государеву». При осмотре места драки, голландца «нашли успяща на спине, шпага у него в руке на голо»79. В корреспонденции Ф. Головину, И. Чамберс уточнял: «И ево, Памбурга, погреб, а животы его послал переписать Керхена, да с ним полкового писаря Григория Рубцова»80.

Без сомнения для современного историка представляет интерес «…подлинная роспись» личных вещей, оставшихся после П. Памбурха «за закрепою стольника двинского воеводы Василия Ржевского»81. На примере имущества капитана, мы способны представить степень зажиточности иноземцев, вступивших в «государево служение»82.

«Роспись» на 8 листах описывает содержание двух сундуков, в первом отмечены: «Персона Государева золотая. И положена та персона во французском красном кафтане. Шпага, у ней черен серебряной»83. Два французских кафтана, один «дикого цвету», подбит «черным сукном», другой «лазоревый…петли золото с серебром». Камзол и штаны «атлас белой, травы зототые», подбит камзол «белою тафтою»84.

В другом сундуке мешок атласный «шит золотом и серебром», а в нем «6 золотых двойных, да одинаких 140 золотых, ¼ ефимка85 серебрянного, 348 рублев…»86. О европейской образованности и профессионализме Памбурха свидетельствуют «14 книг морских, 11 тетрадей с листовым золотом», оставшихся после его смерти, а также «7 скатертей столовых, 20 полотенец ручных столовых, 3 простыни, 5 платков немецкого полотна…8 пар манжет…»87.

И, тем не менее, современные специалисты, к сожалению, не имеют возможности опереться на подлинные архивные материалы, чтобы объективно реконструировать драму на мысе Вардия. Ситуация осложняется утратой двух следственных дел Ламбера «…о заколотом им голландском капитане Памбурге». Странным образом в советское время документы исчезли из РГАДА, главного архивохранилища страны88. Помета от 16 мая 1947 года свидетельствует, уникальные архивные листы «отсутствуют по ревизии 1938 года». По чьей инициативе листы изъяты, и где они могут ныне находиться, можно только гадать89.

Место захоронения голландца также неизвестно. Возможно, до сих пор его тело покоится в земле на Вардегорском мысу. Вспомним, И.Чамберс сообщал «ево, Памбурга, погреб». Участники научно-исследовательского проекта «Осударева дорога» (Петрозаводск) в ходе археологических разведочных работ в 1993 и 1999 годах безуспешно пытались определить здесь участок возможного захоронения легендарного «флото-капитана»90.

Между тем тело заколотого П. Памбурха, в августе 1702 года могло быть транспортировано в Архангельск на одном из легендарных фрегатов близнецов «Сошествия Святого Духа» или «Скорый гонец».

Во всяком случае, «Двинский летописец» отметил возврат части людей к городу «на тех же кораблях», которые «и зимовали в Новодвинской крепости»91.

Дьяк Посольского приказа М. Родостамов также сообщал о благополучном возвращении «из похода Государского» флотилии К. Крюйса: «А он вице-адмирал в устье со всеми кораблями пришел сего августа 26 числа»92. Однако в Архангельске последнее пристанище «своевольного» дуэлянта исследователям не известно. Более того, хотя немецкое кладбище в «Городе» вместе с «гамбургским» приходом было образовано в конце XVII столетия, сохранившейся участок у Обводного канала «отведен лютеранской общине» лишь «на рубеже XVIII-XIX вв.»93.

В год основания имперского Санкт Петербурга, вдова капитана Памбурха обратилась к адмиралу Ф.А. Головину, очевидцу трагического шпажного боя, с просьбой «…исходатайствовать у Государя милость делам ее» 94. Однако дальнейшую судьбу семьи Питера Памбурха проследить не удалось.

Завершая повествование о завораживающей биографии героя, стоит признаться, Россия, к сожалению, бездарно потеряла на земле Карелии, надежду ВМФ, одного из самых талантливых «мореходцев» петровского времени, который принял новое отечество всем своим сердцем, и мог бы еще не раз ревностно и с честью ему послужить.



1 Данков М.Ю. Памбурх Питер фон//Голландцы на Русском Севере в ХVI-ХХ веках/Сост. и отв. ред. Л.Д. Попова, Я.В. Велувенкамп. Биобиблиографический справочник. Архангельск. 2007. С. 240-243, Dankov M. Yu. Pamburg Piter von//The DUTCH in the Russian North in XV1-XX centuries. Bibliographical Reference Book/Compiled and edited by L.D. Popova, J.W. Veluwenkamp. Arkhangelsk Pomor University. 2007. P. 242-243; Данков М., Лапшов С. Два капитана//Рейтар. Военно-исторический журнал № 37 (4/2007). М. С. 18-32.

2 Вместе с капитанами К. Крюйсом и Я. Бекманом, «опытный моряк» Питер Памбурх оставил «заметный след в истории российского Военно-морского флота». См. Остапенко В.В. От Азова - к Кронштадту//Военно-исторический журнал. № 12. 2006. С. 25.

3 Веселаго Ф.Ф. Общий морской список. Ч.I. От основания флота до кончины Петра Великого. СПб., 1885. С. 298.

4 Елагин С.И. История русского флота: Период Азовский. Приложения Ч. II. СПБ., 1864. С. 201.

5 Там же. С. 189.

6 Анисимов Е.В. Почему Петр?//Петр Великий в русской литературе. Воспоминания. Оценки. Образ. СПб., 2009. С. 217.

7 Елагин С.И. История русского флота: Период Азовский…С. 201.

8 Там же. С. 213; Веселаго Ф.Ф. Общий морской список…С. 298.

9 В исторической литературе существуют разночтения об артиллеристском вооружении корабля «Крепость». Утверждения о 46 пушках на «фрегате» являются ошибочными. См. Кафенгауз Б.Б. Россия при Петре Первом. М., 1955. С. 153; Кротов П.А. Голландцы и фламандцы в Российском флоте в Петровскую эпоху//Голландцы и бельгийцы в России: XVIII-ХХ вв. Под ред. Э. Вагеманса, Х. Ван Конингсбрюгге. СПб., 2004. С. 298. Исходя из новейшего исследования Гузевич Д., Гузевич И. Первое европейское путешествие царя Петра. Аналитическая библиография за три столетия 1697-2006. СПб., 2008. С. 100, 814, следует, что корабль «Крепость» имел не 46, а 52 пушки.

10 По другим данным, шведский подданный, штурман Отто Крестьян Григорьевич (Ottoj Chrictian) являлся лейтенантом. См. Л. Багров. История русской картографии. М., 2005. С. 353; Отто Крестьян (Christian) Григорьевич//Русский биографический словарь.-Т.: Обезьянинов-Очкин. СПб., 1905. С. 472-473; см. также Гузевич Д., Гузевич И. Первое европейское путешествие царя Петра…С. 868.

11 Титульный лист альбома карт отпечатан на голландском и русском языках. Полное русское название атласа: «Новая чертежная книга, содержащая великую реку Дон или Танаис в ее верном виде, протяженности и течении от города Воронеж до того места, где она впадает в море, с ее притоками, островами, городами, деревнями, монастырями и проч. В добавление любопытная карта Азовского моря или озера Меотис, Понта Эвксинского или Черного моря, со всеми их глубинами, и мелями, и впадающими реками, гаванями, городами; здесь же содержится изображение канала, который пройдет…от реки Дон через Иловлю и Камышинку в великую реку Волгу; все это было составлено с тщанием и чистосердечием в измерении вод с помощью свинцового…». См. Багров Л. История русской картографии…С. 354.

12 Богословский М.М. Петр 1. Т.5. Посольство Е.И. Украинцева в Константинополь. 1699 – 1700. ОГИЗ. 1948. С. 186; Багров Л. История русской картографии…С. 319; Окхейзен Э. Нидерландский вклад в собрание карт Петра Великого//Петр 1 и Голландия. Русско-голландские научные и художественные связи в эпоху Петра Великого. СПб., 1997. С. 274; Okhuizen E. The Dutch Contribution to the Cartography of Russia during the 16 th-18 th Centuries//Russians and Dutchmen. P. 71-115.

13 Елагин С.И. История русского флота... С. 504.

14 РГАДА. Ф. Книга турецкого двора. № 27. Л. 54 об., 56 об.-57. Цит. по кн.: Богословский М.М. Петр 1. Посольство Е.И. Украинцева…С. 12.

15 Там же.

16 Там же. С. 16.

17 Там же.

18 РГАДА. Ф. Книга турецкого двора. № 27. Л. 93-98 об. Цит. по кн.: Богословский М.М. Петр 1. Посольство Е.И. Украинцева…С. 19.

19 Там же. С. 18.

20 Там же. С. 23.

21 Там же. С. 18.

22 Там же. С. 16.

23 Там же. С. 19.

24 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 2, 1702-1703. СПб., 1889. С.75-77.

25 Английский капитан Ян Бекман (Jonn Becham) 9 июня 1698 года прибыл на яхте «TheTransport Royal» в Архангельск. Фантастическим образом английская яхта, косвенно оказалась связана с загадками «Осударевой дороги» и личностью П. Памбурха. См. W.F. Ryan. Peter the Great’s English yacht//The Mariner’s Mirror. Vol.69. 1983. P. 76; Веселаго Ф.Ф. Общий морской список... С. 38; Данков М.Ю. Яхта «TheTransport Royal» на Северной Двине//Двинская Земля. Вып. 3. Вельск. 2004. С. 87.

26 РГАДА. Ф. Книга турецкого двора. № 27. Л. 947-948 об. Цит. по кн.: Богословский М.М. Петр 1. Посольство Е.И. Украинцева…С. 188.

27 Веселаго Ф.Ф. Общий морской список… С. 298.

28 РГАДА. Ф.161. Оп. 1, 1701 – 1702 гг. Д. 442. ЛЛ. 8, 9.

29 Шаутбенахт – производный термин на флоте от голландского словосочетания (шау бе нахт – смотри ночью). Первый адмиральский чин, соответствующий контр-адмиралу. В походе эскадры обязан находиться на головном корабле. Чин шаутбенахта имел Петр 1.

30 Там же.

31 Джон Валронт (Вальронт, Валронд, Волрант, Валърант) [Jan Walrond], английский комендор, затем капитан. См. Гузевич Д., Гузевич И. Первое европейское путешествие царя Петра…С. 668; Веселаго Ф.Ф. Общий морской список… С. 68; Данков М.Ю. Загадочный капитан Я. Валронт и Русский Север//Защитники Отечества. Материалы XIII региональных общественно-научных чтений по военно-исторической тематике. Архангельск. 2003. С. 15-26.

32 В исторической литературе господствует ошибочное наименование этих судов «Св. Дух» и «Курьер». Неточность восходит к корреспонденции Петра I от 5 июня 1702 года к Ф.М. Апраксину. В конце ХIХ столетия с легкой руки Ф.Ф. Веселаго (Список русских военных судов с 1668 по 1860 год. СПб., 1872. С. 692), ошибка получила широкое распространение. Настоящее наименование малых фрегатов - «Сошествие Святого Духа» (РГАДА. Ф. 158. Оп. 1, 1702 г. Д. 74. Л. 1-2. См. Кротов П.А. Осударева дорога. Русский Север и Западная Европа. СПб., 1999. С. 211) и «Скорый гонец» (РГАВМФ. Ф. 177. Оп. 1. Д. 21. Л. 140. Кротов П.А. Осударева дорога…С. 186); Данков М.Ю. Яхта «TheTransport Royal»…С. 91; Данков М.Ю. Памбурх Питер…С. 241.

33 Кротков А. Взятие шведской крепости Нотебург на Ладожском озере Петром Великим в 1702 г. СПб., 1896. С. 112.

34 Елагин С.И. История русского флота…С. 201.

35 Веселаго Ф.Ф. Общий морской список…С. 3, 4, 68-69, 298-299.

36 Данков М.Ю. «Осударева дорога» в контексте геополитики нового времени/Приневье до Петербурга. СПб. 2006. С. 89; Данков М.Ю. Архангельские фрегаты 1702 г./Выборг и морская археология. Археологические изыскания. Вып. 45. СПб., 1997. С. 80.

37 Исключение составляет «Челобитная поморов» (РГАДА. Ф. 1201. Оп.2. Д. 1704. Л. 43-43 об.), обнаруженная историком П. Кротовым. Однако документ, очевидно более позднего времени, не опубликован в полном объеме и требует дополнительного и глубокого анализа. См. Кротов П.А. Новые материалы об Осударевой дороге 1702 г. (Пролог основания Санкт-Петербурга)//Санкт-Петербург и страны Европы.СПб., 2007. С. 288-303.

38 Данков М.Ю. Адриан Шхонебек и «Осударева дорога»//Нидерланды и Северная Россия. СПб., 2003. С. 174-179, Данков М.Ю. Об организации на «Осударевой дороге», таинственного волока «буяр» полковником М. Бордовиком в 1703 году//Изучение памятников морской археологии. Вып. 5. СПб., 2004. С. 121-133.

39 П и Б. Т.2. С. 65.

40 РГАДА. Ф. 9. Отд. 2. Д.12. Л. 611.

41 Веселаго Ф.Ф. Список русских военных судов…С. 692-693.

42 РГАДА. Ф. 158. Оп. 1. Ед. хр. 70. 1702. ЛЛ.1-9. См. также Данков М.Ю. Таинственный архив мегапроекта ХVIII века (малоизвестные письма строителей «Осударевой дороги» 1702 года)//Петровское время в лицах-2007. Труды Государственного Эрмитажа XXXVIII. СПб., 2007. С. 76-89; Данков М.Ю. Донесения строителей «Осударевой дороги» 1702 года//Двинская Земля. Вып. 5. Котлас. 2007. С. 8-21; Данков М.Ю. Таинственный архив мегапроекта ХVIII века (малоизвестные письма строителей «Осударевой дороги» 1702 года)//Петровское время в лицах-2008. Труды Государственного Эрмитажа XLIII. СПб., 2008. С. 83-87; Кротов П.А. Осударева дорога… С. 178-220; Данков М.Ю. Письма с Осударевой дороги//Чело. № 1. 2008. С. 26-35.

43 Данков М.Ю. Карт-бланш царя на карельский поход 1702 года//Петровское время в лицах-2005. Государственный Эрмитаж. СПб., 2005. С. 112-120.

44 Данков М.Ю. «Осударева дорога» и архимандрит Фирс//Защитники Отечества. Материалы XV региональных общественно-научных чтений по военно-исторической тематике. Архангельск. 2004. С. 66.

45 Беспятых Ю.Н. Третье «пришествие» Петра I на Белое море// Архангельск в XVIII веке. СПб., 1997 . С. 42, Елагин С.И. Утверждение России на Балтийском прибрежье//Морской сборник. 1866. № 1. С. 123.

46 Отдел рукописной книги Национальной библиотеки Республики Карелия (ОРК НБРК) Инв. № 45614 р. 1790 гг.//Летописец Соловецкий. Рукопись. Л. 23; Новиков Н. О высочайших пришествиях Великого государя, царя и великого князя Петра Алексеевича…М., 1783. С. 96-97.

47 РГАДА. Ф. 158. Оп. 1, 1702 г. Д. 74. Л. 1-2.

48 Данков М.Ю. Загадочный капитан Я. Валронт…С. 15-26.

49 Данков М.Ю. Сержант бомбардирской роты Преображенского полка//Чело. Великий Новгород. 2005. С. 42-49.

50 Досифей. Летописец Соловецкий на четыре столетия, от основания Соловецкого монастыря до настоящего времени, то есть с 1429 по 1833 год. М., 1833. С. 98; Данков М.Ю. Неистовый гвардеец царя Петра//Петровское время в лицах-2004. Государственный Эрмитаж. СПб., 2004. С. 122-130.

51 Жозеф Гаспар Ламбер де Герэн (Lambert de Guerin J. G или Joseph Gaspard). См. Беспятых Ю. Н. Александр Данилович Меншиков: мифы и реальность. СПб., 2005. С. 58, 205.

52 Данков М.Ю. Баловень фортуны. О загадочной судьбе Ламбера де Герэна//Петровское время в лицах-2006. Труды Государственного Эрмитажа XXXII. СПб., 2006. С. 113-122; Данков М., Лапшов С. Дуэлянт Осударевой дороги или взлет и падение генерал-инженера и кавалера Ламбера де Герэна//Рейтар. Военно-исторический журнал № 33 (9/2006). М. С. 17-27; Данков М.Ю. Судьба фортификатора Ламбера де Герэна//Архиепископ Афанасий и религиозно-культурное пространство Нижнего Подвинья (конец ХVII-ХХ вв.). Материалы III Афанасьевских чтений (с. Холмогоры, 9 сентября 2006 г.). Под общ. ред. Л.Д. Поповой. Архангельск. 2008. С. 121-135.

53 Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т.IV. Ч.I. СПб., 1863. С. 187; Веселаго Ф.Ф. Общий морской список…С.299, а затем Беспятых Ю.Н. Третье «пришествие» Петра I…С. 57, ошибочно называют датой гибели П. Памбурха сентябрь 1702 года.

54 П и Б. Т.2. С. 84

55 Бантыш-Каменский Д.Н. Историческое собрание списков кавалерам четырех российских императорских орденов: Св. Апостола Андрея Первозванного, Св. Великомученицы Екатерины, Св. Благоверного Великого князя Александра Невского и Св. Анны с самого учреждения оных до установления в 1797 году Орденского Капитула; с приложением старых статутов первых двух орденов и ордена Св. Анны; с означением кончины некоторых кавалеров, и с присовокуплением, для удобнейшаго приискания, алфавита фамилиям упоминаемых здесь кавалеров, заимствованное из орденских и церемониальных дел, жалованных на чины и достоинства грамот, министерских реляций, С.-Петербургских и Московских ведомостей, а также и из других бумаг и книг, в Московском Коллегии иностранных дел архиве хранящихся, Дмитрием Бантыш-Каменским. М., 1814. С. 66-67.

56 Беспятых Ю.Н. Третье «пришествие» Петра I…С. 57.

57 Богословский М.М. Петр 1. Посольство Е.И. Украинцева …С. 188.

58 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Т. IV. 1700-1712. 1830. С. 175.

59 Там же.

60 Бантыш-Каменский Д.Н. Историческое собрание…С. 67

61 Ласковский Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России. Ч.2. СПб., 1861. С. 422, 427; Данков М.Ю. Балтийская идея России в начале ХV111столетия (О национальном стратегическом проекте 1702 года)//У истоков русской государственности. К 30 – летию археологического изучения Новгородского Рюрикова Городища и Новгородской областной археологической экспедиции. Историко-археологический сборник///Материалы международной научной конференции 4-7 октября 2005 г., Великий Новгород, Россия. СПб. 2007. С. 304-305.

62 Разговор между трех приятелей, сошедшихся в одном огороде, а именно: Менарда, Таландра и Варемунда // Русский вестник. 1841. Кн. 11-12. С. 303-360.

63 Там же. С. 325.

64 Там же. С. 303.

65 Там же. С. 324.

66 Там же.

67 Там же.

68 Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века (из истории приема иностранцев на русскую службу)//Русская старина. Ежемесячное историческое издание. Т.167. Кн. VIII. 1916. С. 175-191.

69 Там же. С. 180.

70 Автор вместо фамилии Ламбер де Герэн употребляет имя Бертран.

71 Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века…С. 181.

72 Там же.

73 П.В. Постников, один из самых образованных людей петровского времени, действительно находился в составе свиты царя на Вардегорском мысе. Однако с «Нюхоцкой пристани», царь, очевидно на кораблях К. Крюйса «отпустил Постникова в Архангельск». См. Шмурло Е. П.В. Постников. Несколько данных для его биографии//Ученые записки Императорского Юрьевского Университета. № 1. 1894 С. 43; Кстати, когда русская армия в Южном Приладожье, завершала маневр по преодолению «Осударевой дороги» Постников в Лондоне получил пакет писанный «в 14 день се(н)тября» от «генерала инженера Ламберта», с требованием приобрести инструменты и предметы личного гардероба «про его величество» и А.Д. Меншикова. См. П и Б. Т.2. С. 400-401. См. также Данков М.Ю. Баловень фортуны…С. 118.

74 Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века…С. 181.

75 Там же. С. 181.

76 Там же. С. 182.

77 Там же.

78 Чамберс (Чемберс) Иван Иванович (умер после 1713), на русской службе с 1689 г. , полковник Семеновского полка, с 1701 г. генерал-майор, с 1713 г. генерал-поручик. См. Архив генерал - фельдцейхмейстера Якова Вилимовича Брюса. Т. III. СПб., - Щелково. 2006. С. 250.

79 Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века…С. 183.

80 Там же.

81 Там же. С. 184.

82 К сожалению, современное местонахождение этого списка исследователям неизвестно.

83 Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века…С. 183.

84 Там же.

85 Ефимок (талер) - серебряная иностранная монета, принятая в России при русском царе Алексее Михайловиче (1629-1676) по стоимости 50 копеек, а затем дошедшая к ХVIII столетию до 64 копеек и более.

86 Арнольди К.Н. Авантюрист начала XVIII века…С. 183.

87 Там же. С.184.

88 РГАДА. Ф. 150. Оп. 1. Д.18.

89 Данков М.Ю. Баловень фортуны...С. 113-114.

90 Сорокин П. Е. Отчет о проведении археологических исследований в районе мыса Вардыгора (так в отчете - М.Д.) на Белом море в 1999 году//Рукописный Архив ИИМК РАН. Ф. 35. Оп. 1. Д. 47. ЛЛ. 1–21.

91 ПСРЛ. Холмогорская летопись. Двинский летописец. М., 1977. Т.33. С. 201.

92 Елагин С.И. История русского флота…С. 253, 254.

93 Шумилов Н.А. Немецкие захоронения на лютеранском кладбище Архангельска//Немцы и Русский Север: Сборник статей. М. 2000. С. 212.

94 РГАДА. Ф. 161. Оп.1, 1703 г. Д.291. Л. 150.