Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Материалы опроса свидетелей Вторая сессия Москва, 20-24 апреля 1996 года Дополнительные слушания Третья сессия




страница6/35
Дата10.01.2017
Размер5.23 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

53
стороны. Так в большой политике расчеты не строятся. Этот примитивизм политического и военного мышления очень опасен для общества в целом.

М. ПОЛЯКОВА. Вы не могли бы назвать имена людей, которые по своему должностному положению могли принять ключевые ре-шения по ведению военных действий в Чечне?

Р. ХАСБУЛАТОВ. Это известные лица. Но дело в том, что поче-му-то недооценивается роль самих чеченских сторонников ведения войны, а от них очень многое зависело и зависит. Скажем, от Зав-гаева зависело, быть второму витку войны или не быть. Точно так же в самом начале очень многое зависело от Автурханова и от Хаджиева.

В. ГРИЦАНЬ. Вы сказали, что Хаджиев и Автурханов говорили вам, что они заинтересованы в том, чтобы в результате военных действий была уничтожена "уголовная прослойка". Насколько от-ражала реальную ситуацию позиция Хаджиева и Автурханова?

Р. ХАСБУЛАТОВ. Объективно нет и не было причины для того, чтобы говорить о "социальной прослойке" с какими-то пре-ступными бандитскими наклонностями, которую следует унич-тожить как таковую. Конечно, власть может искусственно создавать возможности для того, чтобы целые слои, в том числе профессиональные слои, действительно обогащались и транжи-рили национальное достояние. Но сейчас этих слоев в коллабо-рационистских структурах власти гораздо больше, чем было в то время. И они выступают союзниками федеральных властей.

Когда Автурханов говорил о криминальном слое, то речь шла практически о всем чиновничестве, о тех, кто работал с Дудаевым. В том числе это и часть религиозных деятелей, которые его под-держивали. В общем, эти его планы на меня произвели в букваль-ном смысле страшное впечатление.



В. БОРЩЕВ. Многие говорят, что Чечня была разделена на город и село, на сторонников и противников Дудаева, что она находилась в преддверии гражданской войны. Насколько серьез-ным было противостояние и насколько реальны были возможно-сти его избежать? Можете ли вы сказать, что были все возможности для альтернативного пути решения этих проблем?

Р. ХАСБУЛАТОВ. Возможности были на все 100 процентов! В связи с деятельностью нашей миротворческой группы Тол-стой-Юрт стал как бы второй столицей. К нам потянулись очень многие верующие из дальних горных селений, они приезжали послушать, о чем мы говорим. Когда мы ввели в действие свое телевидение, стали выпускать свою газету, даже религиозные
54
деятели, вначале выступавшие против нашей миссии, стали про-сить принять их в состав миротворческой группы. Приезжало много военных. Все шло к тому, чтобы выработать пакт о граж-данском согласии. С ноября стремительно складывалась новая обстановка, благоприятная для мирного решения проблемы.

М. ПОЛЯКОВА. Вернусь к вопросу о федеральных властях. Кто лично причастен к принятию ключевых решений по Чечне?

Р. ХАСБУЛАТОВ. Здесь надо быть конкретным. Конечно, преж-де всего причастен сам Ельцин. Это частная война Ельцина, потому что правительство не объявляло войну, парламент не объявлял вой-ну, И вся война развернута по приказам, по указам одного полити-ческого деятеля.

И виновны, конечно, все эти широко известные лица — все эти Грачевы, Куликовы, Лобовы, Филатовы, Егоровы. Все они готовили зги решения. Ведь для политического деятеля решение готовит большой круг лиц. Когда имеешь повседневные возможности пре-подносить информацию в соответствующей упаковке, то влияние того или иного лица резко повышается.

На первом этапе Министерство обороны, его руководство не было задействовано. Они были задействованы уже позже, когда обнаружилась слабость военного обеспечения. А на первом этапе действовали спецслужбы и некоторые части МВД.

В. ГРИЦАНЬ. Кто несет персональную ответственность за то, что Дудаеву было оставлено оружие? Это обвинение часто произ-носят в ваш адрес.

Р. ХАСБУЛАТОВ. Шапошников и Грачев. Я считаю, что именно они несут за это персональную ответственность. Они скрывали правду, говоря, что оружие вывезено. Будучи Председателем Вер-ховного Совета РФ, я давал соответствующие поручения. Они лгали мне, они скрывали правду. Они оставили на территории Чечни это оружие, в том числе тяжелое оружие.

В. ГРИЦАНЬ. Известны ли вам мотивы их поведения?

Р. ХАСБУЛАТОВ. Могу догадываться, но точные мотивы мне не известны. Они объясняли это тем, что якобы не могут контролиро-вать состояние дел. Но тогда почему они скрывали распоряжения, которые давали командующему военным округом? Почему они да-ли указание оставить 50 процентов вооружения? Почему они не говорили мне: "У нас возникли сложности. Дудаев требует полови-ну оружия оставить у себя..."? Я бы наверняка мог найти какие-то возможности, чтобы помочь им вывезти это оружие.

М. ПОЛЯКОВА. Известно ли вам о том, что федеральные власти предпринимали попытки вывезти мирное население из
55
зон боевых действий, предоставляли транспорт, подготавливали гостиницы?

Р. ХАСБУЛАТОВ. Об этом мне ничего неизвестно.

В. ГРИЦАНЬ. Известно ли вам об установке на уничтожение мужского населения Чечни, о чем говорили некоторые свидетели.

Р. ХАСБУЛАТОВ. Такую конкретную установку в большой по-литике вряд ли кто-то будет давать. Другое дело высказывать свою точку зрения, породить определенную философию, определенные действия в этом направлении. На международной конференции "Каспийская нефть и международные трубопроводы", проходившей под эгидой российского правительства, один из ведущих сотрудников крупного института, некто Г. Овчаренко заявил (это было до начала войны): "Если мы прокладываем международный трубопро-вод и этот проект противоречит интересам какого-то народа, то руководство Российской Федерации не сочтет трагедией исчезно-вение этого народа". Так и заявил. Это высказывание родилось не на пустом месте. Вряд ли он высказал бы такую точку зрения, не имея мощной политической поддержки.

Когда рождаются такие откровенно человеконенавистнические идеи, невозможно найти документ. Но философия тоже имеет свой адресат и своего автора. В данном случае несомненно проглядыва-ется определенная концепция: довести войну до физического ист-ребления части чеченцев, а потом рассеять оставшуюся часть. Рас-членить территорию, северную часть присоединить к Ставрополю. А потом дойдет очередь и до других северо-кавказских народов. Поскольку северные отроги Главного Кавказского хребта населяют, согласно этой философии, нелояльные народы. Вот и ставится за-дача, чтобы эти нелояльные народы исчезли. Такой, наверное, замысел. Но где найти доказательства?



М. ПОЛЯКОВА. Из каких фактов можно сделать вывод, что проводился именно геноцид чеченского народа?

Р. ХАСБУЛАТОВ. Фактов огромное количество. Как иначе объ-яснить то, что произошло в Самашках, в Новогрозненском, да и в каждом селе. Убивают людей, бомбят авиацией. Это и есть пре-ступление против человечности, самый настоящий геноцид.

М. ПОЛЯКОВА. Предпринимались ли федеральными властями попытки оказывать медицинскую или материальную помощь мирному населению, пострадавшему в зонах боевых действий?

Р. ХАСБУЛАТОВ. Формально идет огромная помощь — три-ллионы рублей. Но они не доходят до населения. Деньги попа-дают в руки тех же коллаборационистских властей. Люди рас-сказывают, что даже из тех 100 тысяч рублей, которые им по-
56
лагаются, половину у них забирают те, кто их выдает, — та-мошние чиновники.

У меня есть сомнения по поводу последнего взятия Грозного. Прошла буквально неделя и завгаевская власть представляет Мо-скве счет чуть ли не на 50 триллионов рублей ущерба! Есть кос-венные доказательства, что Завгаев послан для "отмывания" денег. И что эти 16 триллионов рублей и 1 миллиард долларов, которые выделены, предназначены не для восстановления республики, а совсем для других целей — для этого Завгаев и нужен.



В. ГРИЦАНЬ. Как российских складов оружия хватило на так-кккукую длинную войну? Существует информация о том, что большая часть оружия, которое попало к Дудаеву, была переброшена из бывшей западной группы войск. Что вам известно об этом?

Р. ХАСБУЛАТОВ. Стрелкового оружия там должно было быть порядка 50-60 тысяч стволов — это много. Но не забывайте, что были абхазская, карабахская войны. Активно шла торговля оружи-ем. Поэтому к лету 1994 года от оставленного оружия 1991 года вряд ли что осталось, кроме, может быть, артиллерии, танков уста-ревших образцов. Конечно, оружие закупали довольно активно и много. Но, когда говорят об источниках турецкого, арабского про-исхождения, азербайджанского, это вызывает смех.

В. ГРИЦАНЬ. Откуда тогда оружие?

Р. ХАСБУЛАТОВ. А откуда у российской армии оружие? Оттуда и у них. Самая простая схема его получения: заплатил — получи. В селах российские военные раскатывают в танках, на броне кото-рых мелом написано: "Продается". Это не анекдот. Это видели сот-ни людей. И танки, и ракетные установки — продается все. Основ-ной источник оружия на 99,9% — российская армия. Кстати, то же самое было накануне 26 ноября. Мне сообщали, что с одного и того же склада поступает оружие и автурхановским отрядам и другой стороне. То есть существуют силы, заинтересованные в том, чтобы этот военный клинч сохранялся как можно дольше.

В. ГРИЦАНЬ. В ст. 69 Конституции (когда вы были Председа-телем Президиума ВС это изменение было внесено в Конститу-цию РФ) Российская Федерация гарантирует права малочислен-ных народов в соответствии с общепринятыми принципами и нормами международного права. Вы председательствовали и на конференции, которая приняла Декларацию о государственном суверенитете России, где в п. 4 говорится о праве народов России на самоопределение "в избранных ими национальных и государ-ственных и других формах". Однако после 1991 года началась не-объявленная блокада Чечни. Инструментами российской полити-ки стали Хаджиев, Автурханов, Завгаев. Эта политика привела к
57
войне. Как все это можно квалифицировать с точки зрения меж-дународного права?

Р. ХАСБУЛАТОВ. С моей точки зрения, это произвол, это пол-ный отказ от принятых деклараций, от основных их принципов, Это нарушение права как внутреннего, так и международного. Несомненно. Это и геноцид, и этноцид.

А. ЛАРИН. Уточните, где происходили ваши разговоры с Хад-жиевым и с Автурхановым по поводу телеграммы Шкирко?

Р. ХАСБУЛАТОВ. В моем кабинете — у меня была большая ре-зиденция в Толстой-Юрте — в клубе на втором этаже.

А. ЛАРИН. Следовательно, ваш радист и принес это? Каким об-разом обеспечивались перехват и дешифровка телеграмм?

Р. ХАСБУЛАТОВ. Дело в том, что мы достали машину — КШМ, и я с очень большими трудностями договорился о том, что будет общий код для работы, а в селе мы нашли прекрасных радистов, которые когда-то служили в армии на такой же машине.

А. ЛАРИН. Но ведь обычно перехват и дешифровка — это меры, которые предпринимаются в отношении военного противника...

Р. ХАСБУЛАТОВ. Я не военный, и не знаю тонкостей, но благо-даря доступу к радиоэфиру у нас было много интересных сведений.

В. ГРИЦАНЬ. Вы экономист. Пытались ли вы посчитать ущерб, нанесенный Чеченской Республике, ее населению?

Р. ХАСБУЛАТОВ. Если иметь в виду первый этап войны, до 30 июля, то есть до появления первого соглашения, то, по расчетам экономистов Академии им. Плеханова, ущерб, нанесенный респу-блике — порядка 25-27 миллиардов долларов и ущерб армии, то есть ее расходы, затраты, потери, — порядка 12-15 миллиардов дол-ларов. Это весь ущерб, в том числе и экологический. Но это расче-ты десятимесячной давности. Сейчас мы уточняем эти цифры.

Число прямых жертв среди мирного населения по нашим рас-четам составляет порядка 60 тысяч. Плюс косвенные жертвы — погибшие от ран, от душевных травм и т.п. Мы собираем данные по каждому селу, по отрядам. Используем для подсчета сочетание различных методик. С XII столетия у нас существуют народные счетчики — об этом мало кто знает. Их нещадно расстреливали, убивали во времена царизма, при Сталине гноили в Сибири. Несколько человек осталось. И у них историческая память о народе, о чеченцах, сведения с XII века. Они не вправе говорить о чем-то, о ком-то, о себе, о них никто не знает. Их сведения по поводу ги-бели чеченцев мы тоже учитываем.


58
Опрос свидетеля Александра Трушина
Корреспондент «Общей газеты», Москва
Убийство журналистки Надежды Чайковой Последняя зачистка Самашек.*
А. ТРУШИН. В Чечне я бывал много раз, начиная с августа 1994 года. Последняя моя поездка состоялась в апреле нынешнего года и была связана с исчезновением и, как мы потом выяснили, гибелью нашей коллеги Надежды Чайковой.

Мы с фотокорреспондентом "Общей газеты" Михаилом Кле-ментьевым летели через Махачкалу, седьмого апреля утром мы пересекли границу Чечни, и с этого момента начались наши по-иски. Кроме портрета Надежды, у нас не было других средств ро-зыска. Мы имели информацию от Яромира Штетины, сотрудника чешского информационного агентства Эпицентрум, о том, что 20 марта Надежда отправилась в Самашки. После этого она не вышла на связь с редакцией в условленное время. Сначала мы че-рез СМИ объявили о розыске, а затем поехали в Чечню.

Мы расспрашивали представителей администрации разных сел, расспрашивали на блокпостах, связывались с пресс-центром прави-тельства Чеченской Республики, с пресс-центром территориального управления федеральных войск, федеральных органов в Чечне. К сожалению, от них мы не получили никакой дополнительной ин-формации и практически никакой помощи. С 7 по 10 апреля мы обследовали села в основном Ачхой-Мартановского, Урус-Марта-новского и Шалинского районов. Мы разговаривали с главами сельских администраций, с врачами местных больниц. В ходе этих разговоров нам удалось получить подтверждение того, что 20 и 21 марта Надежда находилась в селе Самашки. При ней была видео-камера, как потом нам удалось выяснить, эту камеру ей дал Алек-сандр Черкасов, представитель "Мемориала". С этой камерой она ушла в Самашки. Предположительно, она попала туда через кори-дор из Нового Шароя.

Одну ночь она переночевала в этом селе и на следующее утро ушла. Точно установить, в каком доме она ночевала, к сожалению, нам не удалось. Объясню почему. Глава админист-рации села Самашки сказал, что Надежда была у них, и попро-сил приехать к нему через день. Он должен был показать нам хозяина дома, в котором она ночевала. В условленный день мы подъехали к селу Самашки, но нас остановили на блокпосту федеральные войска. У нас отобрали документы, и начальник поста пошел звонить генералу, который сказал, что нас про-пускать в это село нельзя. Я спросил у капитана: «Вы доложи-


* 7,8,10,16,32,38.

59
ли, зачем мы едем, с какой целью?» Он ответил: «Да, генерал в курсе, и тем не менее приказано вас не пропускать». Фамилия этого генерала — Артемьев, но, как нам объяснили, это не фа-милия, а псевдоним.

Затем в селе Катыр-Юрт водитель автомашины, которую мы наняли в Грозном, привез нас к своим друзьям. Друзья посмот-рели портрет и сказали, что кое-что о ней знают. После этого хозяин дома взял фотографию и уехал примерно на час. В ка-ком направлении, он нам не сказал. Через час он вернулся и сказал, что в селе Гехи недавно похоронили русскую журнали-стку. Я спросил, откуда эти сведения, и он ответил, что ему ска-зали об этом боевики. Я повторяю дословно: «Боевики сказали, что в селе Гехи похоронили русскую журналистку». Он также сказал нам, что в районной милиции есть фотография убитой. Как мы потом уточнили, эта фотография была не в милиции, а в прокуратуре Урус-Мартановского района. Там было заведено уголовное дело по ст. 103 по факту обнаружения трупа неиз-вестной женщины. Уголовное дело ведет следователь Иса Маго-мадов, старший следователь Урус-Мартановской прокуратуры.

Утром 30 марта жители села Гехи обнаружили под бетон-ным водоводом оросительной системы труп неизвестной жен-щины. Они сообщили об этом в райцентр, и следователь Иса Магомадов немедленно выехал на место. Он произвел осмотр и составил протокол. В протоколе записано, что убитой была молодая женщина от 30 до 35 лет, рост 163 см, среднего тело-сложения. Сначала он решил, что был произведен выстрел в затылок. На самом деле потом выяснилось, что это был вы-стрел в лоб. Рядом с трупом была обнаружена гильза от писто-лета Макарова. Одежда ее была испачкана в крови. В общем, следователь сделал вывод, что убита она была в другом месте, а сюда привезена перед рассветом и подброшена. Тело лежало под этим бетонным водоводом. Там от земли очень небольшое пространство, и живого человека засунуть туда и застрелить — довольно сложно.

Три дня тело Надежды находилось в сарае при деревенском кладбище. Жители окрестных сел приходили для опознания, но никто ее не узнал, и тогда местный житель Усам Исманович Шахсаитов похоронил ее по мусульманскому обычаю.

Когда мы приехали в Урус-Мартан и нашли следователя Ису Магомадова, он показал нам уголовное дело, и сразу по фотогра-фии мы узнали Надежду

Следователь сам предложил нам произвести эксгумацию на следующий день. Для опознания мы взяли с собой Михаила Шевцова, корреспондента "Итар-ТАСС", и Владимира Долина, корреспондента агентства "Постфактум". Утром в пятницу 12


60
апреля следователь Иса Магомадов в присутствии понятых с нашим участием произвел эксгумацию. Когда развернули прос-тыню, в которую было завернуто тело, мы все четверо узнали Надежду Чайкову.

В субботу утром в городе Грозном в республиканской больнице была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая устано-вила, что Надежда Чайкова убита выстрелом из пистолета в лоб (входное отверстие впереди у границы роста волос, выходное от-верстие в области мозжечка).

Еще одна деталь. У нее были завязаны глаза ее же собственным платком. Это было в момент обнаружения. И следователь сделал вывод, что такой выстрел мог быть произведен, когда жертва стоя-ла на коленях с завязанными глазами.

Журналистка Надежда Чайкова была расстреляна. Пока мы не знаем, кто это сделал и по каким причинам. У нас нет информации о том, где находилась Надежда с 21 по 29 марта.

Смерть наступила около 4 часов утра 30 марта. Обнаружили ее примерно в 7 утра. Она не была спрятана так, что ее долго нужно было искать. Жители этого села говорили, что ее было видно с дороги примерно за 150 метров, — торчала рука из-под водовода.

В. БОРЩЕВ. Были ли ей причинены телесные повреждения?

А. ТРУШИН. Да. в протоколе зафиксированы ссадины или след от удара на правой стороне лица. Повреждений костей или пере-лома носа нет. Но, очевидно, какой-то удар по правой стороне ли-ца был.

В. БОРЩЕВ. Никто из жителей села не говорил, что он ее видел раньше?

А. ТРУШИН. Ее держали три дня для опознания местными жи-телями. Живой ее из них никто раньше не видел. Одновременно в этих селах был распущен слух, что якобы эта женщина торгова-ла на базаре черемшой. Но следователь Иса Магомадов сразу этот слух опроверг, он обратил внимание на ее чистые руки.

М. ПОЛЯКОВА. Были ли на месте обнаружения еще какие-то следы насилия: кровь, следы волочения и т.д.?

А. ТРУШИН. Следователь обнаружил, во-первых, след волоче-ния. Он остался и на земле, и на одежде. Обнаружил также очень незначительное количество крови, — трава была чуть-чуть испач-кана кровью. На водоводе тоже были кровяные полосы — видимо, когда ее туда засовывали, испачкали бетон кровью. След волочения шел от дороги, вернее, от того места, где машина просто проехать не могла. Однако следов машины не обнаружено. Следователь был на месте через два часа после того, как обнаружили труп.
61
В. БОРЩЕВ. Можете ли вы предположить, что Надежда Чайко-ва стала жертвой из-за сведений, которыми она располагала?

А. ТРУШИН. В ее статьях не было секретных сведений. Она описывала то, что реально происходило.

А. ЛАРИН. Кому, каким силам информация, которую она давала, могла не понравиться?

А. ТРУШИН. Трудно сказать. Надежда, безусловно, симпатизировала жителям Чечни, сочувствовала им, их горю и страданию. Ее отношение к этим событиям было однозначно негативным. Конеч-но, ее информация носила обличительный характер в отношении действий российских войск. Гибель Надежды Чайковой мне пред-ставляется самым загадочным случаем из всех смертей журнали-стов в Чечне. Там погибло 16 человек.

В. БОРЩЕВ. Какие вам известны и с одной, и с другой стороны факты преступлений против человечности, нарушений правил ве-дения войны, факты бомбежек населенных пунктов, применения оружия массового поражения?

Вы были в Чечне как журналист. Как относилась та и другая сторона к журналистам, к их профессиональной деятельности?



А. ТРУШИН. Вначале я кратко отвечу на второй вопрос.

Я не сталкивался, за исключением последнего случая в Са-машках в связи с поисками Надежды Чайковой, со значитель-ными препятствиями с той или с другой стороны. Хотя, может быть, это связано с тем, что я редко обращался за помощью к официальным органам во время этих командировок. Мне удава-лось все время добираться своим ходом, проезжать, получать необходимую информацию. Были случаи задержек, переговоров на блокпостах с представителями федеральных войск. Но, как правило, через 15-20 минут мы расходились, чаще всего мирно.

Что касается чеченской стороны, мне много приходилось ра-ботать там и во время штурма Грозного, и в другие дни и месяцы. Но я ни разу не встретил какого-то значительного препятствия.

По поводу применения оружия. 5 января 1995 года в селе Шали после бомбардировки (мы были там вместе с фотокоррес-пондентом Русланом Ямаловым) мы обнаружили на базаре в са-мом центре две большие воронки от авиабомб и рядом с ними на земле мелкие иголочки. Такие же иголки в эти же дни мы находили в Грозном, в местах бомбардировок и артобстрелов.

Дважды я был в Самашках. Первый раз — в июне 1995 года, после первой "зачистки". Я осмотрел тогда улицы, которые подверг-лись разрушениям, опрашивал местных жителей. Был свидетелем митинга, видел плакаты, слышал требования, возмущения и т.д. Но то, что я увидел во второй раз, 10 апреля 1996 года, меня просто по-
62
трясло. Я был свидетелем, как восстанавливалась школа в Самаш-ках, — она пострадала во время первой "зачистки". Когда мы прие-хали на этот раз — она была разрушена до основания. Разрушен был и Дом культуры.

Мы проехали по селу, и я не увидел там ни одного целого дома. Потом мы прошли этот путь пешком, внимательно все ос-матривая, и снова нам не попалось на глаза ни одного целого дома. Михаил Клементьев фотографировал. Прямо посреди ули-цы была огромная воронка диаметром 8-10 метров. Я полагаю, что это след авиационной бомбы. Рядом лежал труп коровы.

В этот же день мы были в селе Катыр-Юрт. В самом центре села мы тоже видели воронку от авиабомбы, видели снесенные взрывом дома.

В. ГРИЦАНЬ. Сколько жертв в Самашках было на этот раз?

А. ТРУШИН. Никто не мог сказать точно. Местные жители на-зывали цифры: три тысячи, четыре тысячи. В селе Катыр-Юрт одна такая бомба унесла 11 жизней.

В. ГРИЦАНЬ. Известны ли вам случаи пыток, издевательств, глумления над трупами и т.д. со стороны дудаевских боевиков?

А. ТРУШИН. Я могу по этому поводу сказать следующее. Во время штурма Грозного мы с коллегой Русланом Ямаловым рабо-тали на чеченской стороне, но только потому, что была возмож-ность туда проехать. Мы въезжали в зону боевых действий, и нас останавливали на блокпостах. Нам говорили: «Сюда нельзя, а вот сюда можно. Мы ехали, куда можно, и в конце концов въехали в Грозный со стороны Черноречья. Поэтому мы много общались с чернореченским батальоном ополченцев — их было человек со-рок, вооруженных автоматами Калашникова и гранатометами "Муха", но называли они себя "батальоном". Через несколько дней после нашего с ними знакомства у них появилась БМП, ко-торую они отбили у федеральных войск.

Как раз эти ополченцы показали нам раненых русских солдат. Они давали адреса, фамилии. Они передавали нам документы, ко-торые брали у убитых солдат для того, чтобы мы, вернувшись в Москву, сообщили родным о том, что мы узнали. У них было три раненых солдата, которые находились в Черноречье и в селе Ал-ды и о которых они просили сообщить родным. Они передали нам несколько документов. Это была в том числе книжка коман-дира отделения, где были записаны фамилии солдат. Я видел, как раненых солдат лечили, кормили. Один был очень тяжелый, его буквально выхаживали в селе Новые Атаги. Случаев пыток, бес-судных расстрелов, глумления над трупами со стороны чеченцев я не видел и о таких случаях достоверно не знаю.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

  • М. ПОЛЯКОВА.
  • В. ГРИЦАНЬ.
  • Р. ХАСБУЛАТОВ.
  • А. ЛАРИН.
  • В. БОРЩЕВ.