Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Марина Ильина и Владимир Ильин социальная организация городского рынка




страница2/4
Дата27.02.2017
Размер0.69 Mb.
1   2   3   4

Классовая мобильность
Грань, отделяющая вышеперечисленные, группы размыта, неустойчива. Неудивительно, что часть торговцев время от времени ее пересекает то в одном, то в другом направлении. По данным нашего опроса, из 287 чел. 52 (18,1%) начинали в качестве наемных продавцов, а потом перешли в группу хозяев собственного дела.

8,7% - 25 чел. -опрошенных, начав в качестве самостоятельных хозяев, потом перешли в наемные работники.

Молодая женщина попробовала начать свой бизнес вместе с мужем, но им трудно было найти общий язык. Приняла решение продолжать в одиночку

и тут же решила, что лучше наемным работником - меньше забот, а деньги можно получать те же самые, если не больше. Сначала я подторговывала без документов, не оформляя лицензии, так многие начинающие делают, а уж когда хотели свое дело заиметь - тогда все и оформили, так что в общей сложности я здесь почти 2 года, а официально - 1.



Женщина-торговка, иммигрировавшая из Молдавии, рассказала о постепенном дрейфе из хозяев в наемные работники:

- ...Много таких вы здесь не найдете, все в основном теперь стараются в наемные пойти, вот и мы(ей периодически помогает муж) тоже из хозяев уже больше в наемные перешли, это выгоднее становится. За место платит тот, кто мне товар дает, а уж свой товар я тоже потихоньку продаю.

Однако абсолютное большинство - 210 чел. (73,2%) своего классового статуса не меняли. Это наводит на мысль, что в основе классовой мобильности в этой зоне классовой структуры лежат не только социально-экономические факторы (например, имеющиеся накопления), но и субъективные ориентации, осознанный и свободный выбор. У людей, начавших работу на рынке в качестве наемных продавцов, как отмечали многие, возникают сугубо психологические барьеры, мешающие переходу в группу хозяев.

Молодая женщина, имевшая небольшой опыт самостоятельной торговли, а затем перешедшая к работе по найму, так объяснила этот феномен:

- Такие, кто начинал работать как продавец, а потом перешел в хозяева - есть но немного, еще меньше тех, кто наоборот, как мы. Все очень просто: работа продавцом развращает, к ней привыкаешь, ведь хозяину надо крутиться, а ты стой и торгуй только, голова не болит о том, что и где купить. А поездки сколько выматывают и сил, и времени, и здоровья. Там таскать эти вещи без конца! Нет, уж лучше так, на свои 10%. Можно сказать, что каждый продавец хотел бы стать самостоятельным хозяином, но вообще-то это только “хотение”, не более, многие говорят, что денег не хватает для самостоятельного бизнеса, а я думаю, что просто человек, поработав продавцом, привыкает и уже не в силах самому впрягаться и везти весь этот воз.

Однако свобода выбора классовой позиции, весьма очевидная в начале базарного бизнеса (большинство начинало, не имея никаких накоплений), с каждым годом все более и более свертывается. По оценкам самих торговцев, начинать свое дело сейчас стало уже очень трудно: основные ниши заняты теми, кто набрался опыта и накопил некоторый капитал, снижение же покупательной способности населения, усиление налогоообложения сделали челночную торговлю далеко не такой прибыльной, как она была на заре своей истории.

Одна из торговок, имеющих свое дело, так описала в 1996 г. наблюдаемую ею в течение трех мобильность на рынке:

- Соотношение хозяев и наемных продавцов - примерно 50 на 50. Сейчас начинать свое дело трудно, ниши уже заняты, поэтому все больше увеличивается число наемных работников и все уменьшается число тех, кто начинает собственное дело. Если ты работаешь как наемный продавец - уже очень трудно перескочить этот рубеж и заняться самому: просто привыкают люди работать за процент. а чтобы самому раскручиваться - сразу солидная сумма денег нужна. Не нашел, пришел с мыслью, что подработаешь и потом включишься - и привыкаешь понемногу, что за тебя думает хозяин, а ты знай себе продавай. Те, кто нанимается в качестве продавцов, могут иметь в день порою по 150 тысяч. Если так работать хотя бы 20 дней в месяц - уже получается такой же доход, как у меня - и никаких поездок. Это расслабляет, и я не припомню случая, чтобы то-то из наемных работников перешел в самостоятельное плавание. Тем более, что наемный продавец - временная позиция, сегодня ты продавец, а завтра работник вуза или студент, это как-то позволяет не терять свой собственный статус в собственных, по крайней мере, глазах. все равно у нас люди привыкли думать, что торговать на рынке стыдно, и человек оправдывается перед собой - я пришел временно - от безденежья, я не спекулянт какой-нибудь. Мня же, хотя и мучил стыд, такой вариант не устраивал, я просчитала, чтобы иметь настоящий доход - надо иметь свое дело.

Отношения между работодателем и работником
Для того чтобы стать рыночным продавцом, работающим по найму, в недавнем прошлом нужно было, по словам наших респондентов, просто прийти на рынок и выразить вслух свое желание. Сегодня же предложение рабочей силы превышает количество имеющихся рабочих мест и для аналогичного устройства уже необходима протекция. Так, проверенный продавец может порекомендовать своему хозяину или его другу кого-то из своих. Превышение предложения рабочей силы над числом доступных рабочих мест весьма негативно сказывается на уровне оплаты труда, гарантированности работы и т.п.

Формы отношений между работодателями и наемными работниками нередко формируются под давлением необходимости защиты от налогового бремени, поэтому нередко камуфлируются. Реальный собственник торгового предприятия не хочет светиться на рынке и передает свой товар на реализацию наемным работникам, которые нередко сами платят за торговое место на рынке и имеют лицензии на право предпринимательской деятельности. Власти не хотят вникать в эти запутанные отношения и не проводят грани между двумя классовыми позициями. Эта индифферентность к классовому статусу выражается в требовании ко всем торгующим иметь лицензию на право торговли, платить налоги. Поэтому формально и мелкий собственник, и наемный рабочий выступают по отношению к государству как предприниматели.

Наемный продавец не вкладывает в свое дело собственных средств, не связан необходимостью обязательной реализации товара, он ежедневно берет его у хозяина и ежедневно сдает его остаток, получая расчет на месте. Хозяин назначает и цену, в поддержании которой он заинтересован. Продавец, в свою очередь, для увеличения своего дохода может цену увеличить, но это ведет к замедлению оборота, что не выгодно хозяину. Продавцу можно не увольняться с места постоянной работы, можно работать по выходным, в отпуске и т.п.

Оплата наемного работника проводится ежедневно по окончании рабочего дня. Одни работают на условиях получения процента от выручки (5-10%), другие - за фиксированную поденную оплату (30-40 тыс. руб. - 6-8 долл. - летом 1996 г.). Работающие на процент от выручки при хорошей конъюнктуре и профессиональном мастерстве могут заработать до 200 тысяч. руб. в день, правда, это бывает редко. Возможно и полное отсутствие заработка.

Девушка-студентка, работающая во время каникул по найму у азербайджанского хозяина, так описала характер договора:

- Доход меня здесь сейчас устраивает. Договор такой - не процент, а 30-40 тысяч в день (в зависимости оттого, как пойдет торговля). Это сейчас лучше, чем процент, потому что еще неизвестно, сколько наторгуешь, а так каждый вечер имеешь 40 тысяч в кармане. Если торговля идет хуже - то тогда 30 тысяч в день. Говорят, что у тех, кто торгует на проценты, бывает больше возможностей в смысле дохода, но меня такая ситуация очень устраивает, я ведь по-настоящему торговать еще не умею.



Другая молодая женщина рассказывала:

- Работаю я непостоянно - все-таки маленький ребенок, хозяина моего это не очень устраивает, но с другой стороны - я ему нравлюсь, у меня хорошо получается торговать, поэтому он со мной не расстается. Тут ведь какое-то природное умение нужно, объяснить человеку все как следует и при этом его не спугнуть своим явным желанием сбыть товар.

Работаю я под 10% от выручки. Чтобы кто-то давал просто 30-40 тысяч не слышала... В впрочем, да, это азербайджанцы стараются так давать, им так выгоднее, а девочки-студентки на это соглашаются. Меня же такой вариант абсолютно не устраивает, я наторгую на миллион, а получу только 40 тысяч! Нет, уж лучше я постараюсь и получу свои 10 процентов от этого миллиона. Трудовую книжку дома держу, записей никаких там относительно рынка нет, хотя слышала, что в стаж это для пенсии идет, налоговая будет давать какие-то справки.

Русская женщина, которой время от времени помогает муж, использует ловкую тактику: формально она наемный работник, которому за место платят несколько хозяев, а фактически приторговывает и своим товаром:

- ...Берем под 10%, у нескольких хозяев. Под конкретную сумму только неопытные договариваются, это страшно невыгодно, что же, я сделаю хозяину хорошую выручку, а он мне отдаст только то, что оговорил! Это азербайджанцы стараются так свой товар пристроить, но я у них не беру, я только с русскими хозяевами дело имею, и всем новеньким советую то же. Хозяева здесь у меня постоянные, друг другу мы доверяем.



Мы сами возим из Москвы, а хозяева наши - из Турции, из Польши. Больше их товара продаю, чем своего, так выгоднее. Сами хозяева тоже торгуют, за рынок все держатся, рынок кормит.
Дно

За пределами классовой структуры, точнее за ее нижним пределом находится довольно аморфная часть социального пространства, традиционно называвшаяся люмпен-пролетариатом, пауперами, а в последнее время в англоязычной литературе непереводимым словом underclass. Сыктывкарский городской рынок также имеет свое дно и без него его трудно представить.

Место на дне занимается разношерстной публикой, имеющей за плечами свой путь на рынок, обычно в корне отличный от пути торговцев. Многие из них прошли через тюрьмы, а вернувшись не в состоянии вписаться в те части общества, где можно заработать сытный кусок хлеба и нормальную по местным стандартам жизнь. Немало тех, кто потерял себя в пьянстве и стал не способен занять никакое приличное рабочее место, чей смысл жизни свелся к простому кругу: достать денег на выпивку, а повезет - так еще и с закуской, забыться и снова по тому же кругу.

Эта публика встречается в разных частях города, но ее Мекка - это городской рынок. Здесь легче всего найти случайный заработок, выпросить недостающие деньги для покупки бутылки или просто что-то стащить. Здесь постоянное общение в своей среде.

Торговцы и люмпены связаны между собой незримыми нитями. Обе группы подпитываются за счет друг друга: торговцы, главным образом азербайджанцы, подбрасывают люмпенам работу, обеспечивающую им необходимый для поддержания сложившегося стиля жизни доход (часто в натуральной форме: выпивка, закуска), а люмпены - обеспечивают торговцев баснословно дешевой и гибкой рабочей силой, которая всегда под рукой в любом количестве и на любое время, готова работать за выпивку, которой уже спившимся людям много не надо.

Особо тесно связаны между собой люмпены и кавказские торговцы. Мужская порою гипертрофированная гордость ряда кавказцев заставляет их чувствовать себя неуютно за перетаскиванием тюков, разгрузкой и погрузкой. Поэтому они охотно нанимают люмпенов. В результате одни выступают в престижной роли хозяев-работодателей, другие зарабатывают на выпивку насущную. На рынке и около него нередко можно встретить люмпена, везущего тележку с грузом, а рядом вышагивающего руки в брюки хозяина с Кавказа.

Местные женщины-торговки обычно не пользуются услугами люмпенов: одни берегут деньги, другие в этом не нуждаются ни с физической, ни с моральной стороны, третьи просто опасаются доверять этой публике.

Люмпенская биржа на рынке обслуживает не только торговцев, работающих здесь. Сюда заезжают предприниматели из города в случае, когда им необходима дешевая рабсила на короткий промежуток времени. Тут можно нанять народ для работы на дачном участке, строительстве дома и т.п.

Рыночные люмпены представляют собой хорошо организованную бригаду, которая не пускает на свой рынок посторонних конкурентов, “по справедливости” распределяет работу и возможность заработка. Работодатель, прийдя к ним, не выбирает работника, а обращается к бригаде, которая и решает, кто пойдет работать.

Администрация рынка эту бригаду не использует, исключая экстраординарные случаи. Например, умер уборщик мужского туалета. Найти замену на это место быстро сложно, поэтому некоторое время использовали бичей для поддержания чистоты. Как-то после премии с перепоя не вышел на работу двориник. Один раз вместо него также были использованы бичи. В целом же администрация старается с ними дел не иметь. Однако она рассматривает люмпенов как органическую и даже полезную часть рынка. Некоторые бичи не имеют жилья, поэтому охрана рынка, зная их всех лично, позволяет 2-3 оставаться на ночь на его территории в помещении дворников до утра.


Путь на рынок
Вещевой рынок как место работы для Сыктывкара - явление новое. Большинство торговцев до прихода сюда вели жизнь нормальных советских трудящихся, работая по найму на государственных предприятиях и в учреждениях, некоторые пришли, уже будучи пенсионарами.
Таблица 2

Социальное положение до прихода на вещевой рынок

(по данным выборочного опроса)






Рабочие сферы материального производства

Работники торговли

ИТР и служащие

Работники бытового обслуживания

Предприниматели

Руководители

Студенты

Военнослужащие

Не работали

Чел.

107

26

85

24

1

11

5

3

22

%

37,3

9,1

29,6

8,4

0,3

3,8

1,7

1,0

7,7

Примечательно, что абсолютное большинство торговцев не прошли школу советской торговли. Они пришли на рынок, осваивая совершенно новую для них профессию. В этом есть минус - отсутствие опыта, но и плюс - отсутствие опыта советской торговли, который многими коммерсантами рассматривается как негативный фактор. Среди рыночных торговцев непропорционально высок удельный вес людей с высшим и средним специальным образованием - 50,5%. Таким образом, рыночные торговцы - это в значительной своей части люди с высоким интеллектуальным потенциалом, который лишь в малой мере реализуется в процессе бесконечного стояния за прилавком.



Таблица 3

Образовательный уровень торговцев вещевого рынка


Уровень образования

Кол-во чел.

Процент

Меньше, чем среднее

13

4,5

Итого

287

100,0

Структура мотивов прихода на рынок вырисовалась уже в ходе первых пилотажных интервью. Опрос придал этой качественной структуре количественные параметры.


Таблица 5

Причины прихода на вещевой рынок


Причины

Кол-во чел.

Процент

Не устраивала зарплата на прежнем месте работы

159

55,4

Всего

287

100,0

Как видно из таблицы и фокусированных интервью, стремление повысить или сохранить уже имеющийся уровень жизни - главная причина прихода на рынок в качестве продавца-хозяина или наемного работника. Многие подчеркивали такое важное преимущество, полченное на рынке, как “живые деньги”, получаемые каждый день, а не “мифическая зарплата”, выдаваемая на предприятиях и в организациях с большими задержками и непредсказуемо. Правда, и в ходе опроса, и в фокусированных интервью в качестве побочного фактора нередко называлась и тяга к свободному труду, в котором “никто не стоит над душой”, возможность самостоятельно планировать свою работу и “не выходить на рынок, когда не хочется”. Правда, для большинства эта свобода мифическая, поскольку экономическая необходимость сбывать побыстрее товар гонит на работу сильнее, чем самый строгий начальник. Однако ее лица не видно, поэтому это воспринимается как свобода.

Женщина, торгующая на рынке с 1994 г., так объяснила свою мотивацию:

- Вообще-то я пенсионерка и стараюсь жить на пенсию, но этого не получается, нужда пригнала меня на рынок. Я вдова, муж был военный, 8 лет назад умер, осталась я практически одна. Взрослые дочери обе оказались заграницей - одна в Болгарии, другая в Молдавии. Помогать мне некому, пенсия у меня небольшая, за мужа, правда, получаю тоже, но военным очень давно пенсию не поднимали, и теперь она выглядит на общем фоне совсем маленькой. Вроде и нет особых каких-то потребностей, но жизнь не кончилась и хочется жить сносно, и конфетку к чаю купить, и выглядеть соответственно не пенсионскому пособию, а состоянию женскому. К тому же у меня заболевание крови и врачи говорят, что мне обязательно нужно полноценное питание, а оно нынче совсем недешево.


30-летняя семейная женщина, окончившая торговый техникум и экономический факультет университета с красным дипломом рассказывала:

- По распределению попала в Министерство финансов, работала там экономистом, работа не утраивала по зарплате и по содержанию, всегда тянуло к юриспруденции, попыталась устроиться в органы МВД, где уже работал муж, но по неясным для меня причинам устроиться не смогла. У мужа зарплата хорошая, но платят нерегулярно. После этого решила уйти и завести собственное дело.

Другая женщина описала подобную же картину пути к рынку, хотя причины были более серьезные:

- Придти торговать на рынок меня заставила нужда. Вообще я по специальности бухгалтер, но судьба распорядилась таким образом, что работу свою мне пришлось оставить по семейным обстоятельствам. Я развелась с мужем и мне нужно было решать вопрос с тем, где жить, У меня двое детей, один из которых был тогда еще совсем маленьким. Я уехала в Киров и там нашла место работы вахтером с предоставлением жилья. Это было удобно, птому что режим позволял мне еще и в другом месте работать - на вахте я была занята 2 дня в неделю. Квартирный вопрос,таким образом, был решен и надо было искать заработок, потому что на деньги вахтера двух мальчишек даже не накормишь. Однако устроиться где-то по специальности даже с таким графиком работы мне не удалось. И вот тогда-то я и решала пойти попробовать себя в качестве "торгашки".

18-Летняя девушка назвала схожие причины, хотя за ними стоит совершенно иной спектр проблем:

- В принципе хотела работать по специальности, хотя с самого начала смущала оплата труда. Еще студенткой была на практике на фабрике “Комсомолка”, первая моя получка была 678 рублей (в прошлом году!), на нее нельзя было купить даже буханки хлеба. Потом было чуть больше, но все равно смешные суммы. Все равно попыталась бы работать как швея, зачем же училась, но училище теперь не трудоустраивает, стояла в бюро по трудоустройству довольно долго, там ничего хорошего не предлагали, потом предложили работу в частной пекарне. Пошла, проработала 3 месяца, ни разу не получала зарплату, потом пекарня эта лопнула, как мыльный пузырь, владельцы ее просто исчезли, и естественно никто никаких денег платить не стал. После этого пошла работать в коммерческий киоск, хозяева попались такие, что платили всего 250 тысяч в месяц, вне зависимости от того, сколько наторгуешь. Мало, конечно, но в киоск теперь вообще трудно устроиться, молодых таких никто брать не хочет, пришлось смириться с такой низкой оплатой труда. Работала там с 6 утра до 9 часов вечера. Без трудовой книжки, все на честном слове опять, хорошо хоть здесь не обманывали и платили хотя бы эти деньги Надо было думать, как выжить. Может, вам покажется это слово в отношении меня преувеличением, но поймите, хочется жить достойно, а это и значит - выжить.

Мысль пойти подзарабатывать на рынок приша сама собой. Во-первых, бывая здесь как покупатель, я видела, что это становится источником дохода очень многих людей, ранее никак не связанных с торговлей. Посмотите вокруг - ведь заметно, что кто-то прямо родился для такой деятельности, а кто-то вынужден прибегать к такой работе. Во-вторых, мне бы и карты в руки, ведь я всю жизнь проработала в торговле продавцом. Дело свое любила, знала хорошо - можно было попробовать себя и здесь.

Особая группа людей, вышедших на рынок, - это те, кто вынужден был иммигрировать в Россию в связи с обострением национальных отношений в бывших республиках СССР. Прибыв на новое место, они сталкиваются в условиях кризиса с повышеными трудностями трудоустройства по своей специальности, которая здесь может быть и не нужна, им необходимо в кратчайшие сроки решить проблему накопления средств на жилье, что требует обычно радикальной смены жизненной стратегии.

Женщина-торговка так описала этот вариант пути к Сыктывкарскому рынку:

- Раньше я работала в Молдавии и мне нравилось там, но потом в там стало русским очень тяжело, даже сыну в садике стали говорить, чтобы они сидел дома с бабушкой, поскольку садик - для молдавских детей. И с работой сложности там начались. Когда пришло время из декретного отпуска выходить, совсем невмоготу стало, русских гоняли со страшной силой, мне явно дали понять, что не хотят меня видеть на прежнем месте. Попробовала там на рынке начать работать, сначала съездила к брату в Ереван, привезла сапоги, ни к кому там в продавцы идти не хотела, решила сама торговать. Потом с Украины стала вещи возить, муж еще работал на предприятии, но сколько мог мне помогал. Потом все-таки решили уехать оттуда, а мама там осталась, свой дом ей жалко отдавать, а продать невозможно, так и живет там. А мы там снимали жилье, потом уехали сюда к дальним родственникам, они нас ненадолго приютили, мы потом быстро смогли снять квартиру, а теперь уже ее и выкупили, это все с рынка деньги.

У приезжих кавказцев пути к Сыктывкарскому рынку схожи. Один торговец рассказывал:

- После окончания педагогического института пришел в сельскую школу и учил детишек истории. Нагрузка была 26 часов классное руководство, (обычная работа в школе - это 18 часов), за все это получалв последнее время всего 68 тысяч манат, в переводе на российские деньги - 76 тысяч рублей. Жить на эти деньги очень трудно, жена получает в своей больнице еще меньше, все соседи и родня живут так же. Многие из нашего села здесь торгуют, практически каждые 2 недели даже сейчас кто-то туда из наших ездит, деньги с ними передаю. Вот они рассказывали, говорили, что можно попробовать.

Путь на рынок не равнозначен переходу с одного места работы на другое. Это фактически прыжок из одной эпохи в другую: из эпохи стабильного, гарантированного, хотя и не сытного существования в госсекторе, в рыночную стихию, манящую перспективами обогащения и одновременно пугающую риском не только потери прежнего места работы, но и разорения. Кроме того, в системе социалистических ценностей, в той или иной мере пропитавших сознание массы людей, частная торговля на рынке рассматривалась многими как деятельность не только не престижная, но почти позорная. Поэтому на ранних этапах требовались усилия, чтобы преодолеть чувство стыда.



Женщина-пенсионерка, пришедшая на рынок в 1994 г., так описала свои нравственные сомнения:

- Мне было очень стыдно выходить на рынок, ведь много знакомых здесь бывает, много. Они даже и не подумают, что я спекулянтка, но где-то внутри у них такое ощущение останется, так уж мы все воспитаны - вот чего я боялась. Но нужда меня подстегивала, к тому же я твердо решила, что в основном буду продавать то, что сама делаю - то есть со своей совестью я договорилась.

Другая торговка (бывший бухгалтер, вынужденная из-за ребенка и жилья уйти в вахтеры) описала схожие терзания:

- Стыдно было поначалу ужасно, боялась встретить знакомых, мы ведь всегда тех, кто шмотьем на рынке торгует, спекулянтами считали, сами знаете. Но я старалась виду о своих переживаниях не подавать, брала понемногу вещи на реализацию, улыбалсь покупателям, даже какую-то клиентуру завела себе - пошло дело потихонькку

Высшее образование, наличие знакомых из среды с повышенными претензиями давит дополнительным грузом. 30-летняя экономистка с высшим образованием рассказывала:



- Самое трудное было - стыд, который надо было преодолевать, город маленький, много знакомых, и однокурсники, и преподаватели - все посещают рынок, было страшно - а вдруг кто увидит. В общем-то так и было, видели и спрашивали: “Что же ты, места получше подобрать не могла!” Но постепенно этот стыд прошел, да и люди стали больше понимать, что это не спекуляция, а способ выживания, не более того... Для большинства крайней мере это стало ясно.

Даже студентка-первокурсница, пришедшая подработать летом 1996 г. Во время каникул, столкнулась с подобными комплексами:



- ...Трудно было сначала, боялась знакомых увидеть, преподавателей: как-то неудобно на рынке торговать, но потом быстро привыкла.

Для тех, кто прибыл из регионов, где рыночные отношения стали процветать гораздо раньше, с таким психологическим барьером сталкивались не в столь сильной мере. Кроме того, торговать в чужом городе также проще: тут не встретятся старые знакомые и не удивятся перемене профессии.



Русская торговка, переехавшая из Молдавии, так сформулировала этот вывод:

- ... У меня психологических проблем на рынке не было - в Молдавии все торгуют, да и здесь я чужая.

Поэтому не случайно большинство втягивалось в рыночную торговлю постепенно. Люди, сохраняя свое рабочее место в государственных организациях и на предприятиях, беря отпуск без содержания или очередной отпуск, пробовали свои силы в торговле. Простои на предприятиях, отсутствие работы в различных конторах создавали возможность с согласия начальства числиться на работе, не получая при этом зарплату, и заниматься мелким бизнесом. Когда запасная статусная позиция в виде мелкого предприятия достаточно укреплялась (накапливался необходимый оборотный капитал, отрабатывалась система поставок и сбыта, нарабатывались навыки и приобреталась уверенность в собственных силах и перспективах дела), делались шаги к разрыву ставших уже чисто формальными связей с прежним предприятием или организацией.

Приезжие кавказцы, составляя особую во многих отношениях группу торговцев, в значительной своей части пришли на Сыктывкарский рынок тем же путем. Общая судьба всех постсоветских государств толкает массу людей в мелкую торговлю - одних дальше, других ближе.

Один торговец из Азербайджана так лписал свой путь к рынку:

- Я очень долго сопротивлялся, очень уж это не по мне работа, но московские родственники тоже стали уговаривать, обещали помочь и деньгами, говорили, что сейчас по-другому не выкрутиться. Я рискнул. Приехал сюда - и такая от рынка тоска взяла, что пошел и устроился на стройку в Затоне, говорили, что там нормально заплатят, там честный мужской труд. Но денег заплатили очень мало, я решил, что действительно ест только одна мне дорога - на рынок.

В механизме вовлечения в рыночную торговлю очень многие отмечают важную роль примера знакомых, друзей, родственников. Наличие перед глазами живого примера решения собственными силами возникших материальных проблем служило очень часто самым убедительным аргументом в пользу того, что они тоже это смогут.

1   2   3   4

  • Отношения между работодателем и работником
  • Путь на рынок
  • Таблица 2 Социальное положение до прихода на вещевой рынок (по данным выборочного опроса)
  • Таблица 3 Образовательный уровень торговцев вещевого рынка
  • Таблица 5 Причины прихода на вещевой рынок