Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Мамины проблемы: воспитание подростка в приемной семье «Кто обладает терпением, может достичь всего»




страница1/4
Дата07.07.2017
Размер0.57 Mb.
  1   2   3   4


Мамины проблемы: воспитание подростка в приемной семье


«Кто обладает терпением, может достичь всего»



РАБЛЕ

Не секрет, что подростковый возраст - не только ответственный период в становлении подрастающего человека, но и серьезное испытание для педагогических и личностных компетенций родителей. Дополнительной трудностью в воспитании подростка в замещающей семье является то, что родителям сложно предвидеть реакции ребенка, который появился в семье не с момента рождения. Поэтому приемным родителям особенно важно как можно больше знать о том, какие «сюрпризы» готовит этот переходный период в развитии ребенка. Об особенностях воспитания подростков в приемных семьях, истоках возникающих в этом возрасте проблем и путях их преодоления расскажет настоящий выпуск методической рассылки.

Приемные подростки, пожалуй, самые не простые из всех тех, с кем когда-либо приходилось встречаться психологам в своей практике. Это те дети, которые попав в приемную семью, могут превратить ее жизнь в настоящий кошмар. Особенно если речь идет о детях, которые пришли в семью уже достаточно взрослыми, практически сложившимися личностями, в 13-16 лет. Можно только себе представить, сколько за эти немного лет им пришлось пережить. Предательство взрослых, унижение и манипуляции со стороны ровесников в детских учреждениях и многое другое. Эти дети получили множество психологических, а порой и физических травм. Их потребности, чаще всего, не были удовлетворены. Как базовые, так и более высшие по рангу потребностей – признание, принятие, любовь. Эти дети научились быть злыми и агрессивными, гибкими и настороженными, изворотливыми и строптивыми. А как еще они могли бы тогда выжить? Агрессия и изворотливость, строптивость и постоянное вранье – это всего лишь способы удержаться на плаву и отвоевать себе место под солнцем. Если бы не эти качества и умения, они бы никогда не попали в приемную семью. А если попали, тогда именно такими они придут в новые отношения. Они будут врать и воровать. Они будут протестовать, и нарушать правила. Они будут проверять ваши границы дозволенного, пытаться вами манипулировать. Они будут «нагибать» младших братьев и сестер, даже если те уже давно живут в этой семье или в ней с самого рождения. Они будут скверно учиться, а иногда вообще не ходить в школу. (Об истоках проблем, связанных со школьной дезадаптацией приемных детей, читайте в сентябрьском выпуске методической рассылки за 2015 год «Школьная дезадаптация. Как помочь ребенку» https://yadi.sk/i/_unIAV3qiuscF).

И это еще не все, что можно от них ожидать. В самых сложных случаях они могут неоднозначно проявлять свой сексуальный интерес к другим детям, даже того же пола.

И, если семья сразу их запишет в «изгои», «извращенцы», «неуправляемые», тогда вряд ли такую ситуацию можно будет изменить. А попытаться все-таки стоит.

Получится это или нет, зависит не только от умений, опыта или каких-то иных качеств приемной семьи. Безусловно, у опытной в этом отношении семьи, есть больше шансов, но не всегда. Еще есть прямая зависимость от того, насколько вообще ребенок сможет жить в семье. Сможет ли он развить привязанность к этим людям. Или у него это не получится никогда.

Никогда, потому что те психологические травмы, которые он получил в раннем детстве, не позволят ему «отрастить» привязанность, так необходимую для создания семейных уз. Другими словами, он так и не поймет и не сможет оценить для себя важность семьи, не разобраться с ролью родителя, не поверит в его умение быть защитой и поддержкой.

Это и не удивительно. Так как его опыт показывает другое. Его такой небольшой, и такой вместе с тем огромный опыт показывает, что никому доверять нельзя кроме себя, никто не сможет тебя защитить, только ты сам. Никто и никогда ничего тебе просто так не даст, только за определенную плату. В один прекрасный день он может спросить себя: «А чем эти новые взрослые лучше тех, которые были раньше?». И решит, что ничем.

Не нужно думать, что их заставили прийти в семью. Нет. Многие просто посчитали, что там будет лучше материально, им так рассказывали другие, которые уже в семьях. Иные захотели в семью, чтобы был дом, была мама, своя кровать, свой двор, хоть что-то, но свое. А если их ожидания не оправдались, тогда дух сопротивления, который и так свойственен подросткам, возрастает в десятки раз. А с ним и желание вырваться из «плена», в котором они вдруг очутились, и в котором новые правила, масса ограничений и обязанностей.

Но все-таки шанс помочь таким детям есть. Только придется сначала понять некоторые вещи, которые касаются всех приемных детей. Точнее всех детей, которые остались без родителей по той или иной причине.



Давайте попробуем разобраться, что происходит с мозгом ребенка, который растет. Кроме всего прочего, он выполняет три очень важные функции:

  • Заботится о контакте и близости;

  • Заботится о психоэмоциональном развитии и взросление;

  • Защищает от невыносимой уязвимости.

И, если ребенок всю жизнь не получал ответ на запрос своих жизненно-важных потребностей, возле него не было того взрослого, который бы отвечал за его безопасность, тогда его вечной заботой будет поиск такого взрослого. Важно понимать, что взрослый для малыша – вопрос жизни или смерти. Не трудно догадаться, что ребенок без взрослого не способен выжить. Привязанность – это не про люблю/не люблю, это я в безопасности или нет. Привязанность обеспечивает одну из базовых потребностей - потребность в безопасности. Если базовые потребности у ребенка не удовлетворены, то более высокие потребности (потребность в любви, уважении, познавательные потребности, потребность в творческом самовыражении) - не возникают. Если потребность в безопасности у ребенка не удовлетворена все его силы будут уходить на постоянную борьбу с тревогой.

Взрослые служат постоянными зеркалами для ребенка, но зеркала эти – не холодное стекло, равнодушно отражающее ровно то, что перед ним. «Материнская речь» полна ахов охов и восторгов, ласковых слов, нежных интонаций, улыбок и мягких прикосновений. Она словно обволакивает ребенка невидимым светящимся коконом любования и одобрения – каждое его проявление, каждый звук, каждое отразившееся на его мордашке чувство мать приветствует, понимает, называет вслух, утрированно повторяет на своем лице и подчеркивает важность. Она не просто служит зеркалом – она служит зеркалом, в котором ты всегда хорош, любим и важен. Такое общение называют позитивным отзеркаливание, то есть это неравнодушное, любящее, одобряющее зеркало. Позитивное отзеркаливание не заканчивается в младенчестве, мы продолжаем и дальше давать ребенку понять, что он любим, важен, что мы рады его присутствию в нашей жизни. Потребность в таком «теплом душе» может вновь обостряться в кризисные периоды жизни, в периоды тяжелых испытаний или возрастных трудностей, например, в подростковом возрасте. В эти момент ребенку вновь бывает очень важно увидеть в глазах родителя, услышать в его словах понимание, одобрение и безусловное принятие. Не у всех людей есть опыт позитивного отзеркаливания. Встречаются люди, которых «сюсюканье» с детьми ужасно раздражает, кажется фальшивым, они предпочитают говорить даже с младенцами «как со взрослыми» или не общаться с ними вовсе. Чаще всего, если узнать побольше про детство такого человека, мы найдем там либо дефицит общения с родителями, либо отстраненных, «замороженных» родителей. Позитивное отзеркаливание – бессознательно усваиваемая модель поведения, и если ее неоткуда было взять, она и не включается в моменты общения с детьми. И грустная эстафета передается дальше.

Благополучие ребенка зависит не от условий, в которых он живет, а от отношений, в которых он находится. Если родители у ребенка есть, они рядом, они смотрят с любовью, значит – все в порядке. Но, если мозг подростка работает в режиме тревоги, стараясь обеспечить жизненно важную близость, которую принято называть привязанностью, тогда он не может эффективно обеспечивать полноценное развития и взросление. Наверное, многие замечали, что дети из интернатных учреждений, практически всегда страдают нарушением развития, как физического, так психического и эмоционального. Другими словами ресурсов на развитие недостаточно, когда в голове звучит «сирена тревоги».

И тогда включается «защита от невыносимой уязвимости». Это значит, что мозг может защищаться от внешней небезопасной среды двумя способами:



  1. Включив онемение чувств. То есть человек не ощущает болезненных эмоций («ну и что?», «мне все равно», «какая разница?»). Иначе, если он позволит себе расслабиться и почувствовать что-либо, может получить «удар по дых» в виде предательства, пренебрежения, отвержения. Поэтому лучше вообще ничего не чувствовать. Он перестает любить, удивляться, радоваться, испытывать благодарность в том числе.

  2.  Эмоциональная «слепота». В этом случает, человек не видит потенциально опасных, болезненных ситуаций, теряет ощущение опасности. И поэтому совершает много рискованных поступков. Не может просчитать их последствия, не понимает опасности.

Став «неуязвимым» от болезненных переживаний, ребенок перестает полноценно развиваться эмоционально, он не умеет управлять своими импульсами, выстраивать логическую цепочку из действий и анализировать чувства окружающих, в том числе и приемных родителей. Если работает «защита от уязвимости» подростки чаще всего как будто бы застревают эмоционально где-то в раннем детстве, в районе 3-4 лет. Они не могут думать две мысли одновременно. Например, одновременно злиться и любить. Например, если я злюсь на сестренку, то не удержусь от желания ударить. И только потом я подумаю о том, что я ее люблю. Или мне нравится приемная мама, но если мне придет в голову уйти из дома, – то я уйду. Только потом я подумаю о том, что она переживает. И т.д.

У таких детей не развита способность, которая начинает постепенно формироваться после 4-х лет, управлять своими импульсами, думать о последствиях. Они живут эмоциями. «Если хочется телефон, я его заберу, или возьму (украду) в магазине». И в этот момент подросток не способен подумать о последствиях своего поступка.

Вероятность того, что все исправиться есть. И, чем раньше ребенок перестанет беспокоиться о контакте и близости, тем быстрее он сможет компенсироваться. То есть, чем раньше он попадет в семью, увидит надежных, любящих взрослых, уверенных взрослых, тем быстрее его мозг сможет посвятить себя развитию.

Поэтому, когда попадают в приемную семью дети 13-16 лет, у них многие возможности уже могут быть упущены в той или иной мере. Но, только терпение и понимание того, что происходит с ними, помогут наладить с ними отношения. Сначала привязанность, а потом все остальные требования. И по уборке, и по обязанностям и по урокам и успеваемости в школе.

Да, это трудно. Но все-таки возможно.

Помогают отрастить привязанность семейные праздники, традиции и ритуалы, совместное времяпрепровождение всей семьей, они помогают приемному подростку наглядно увидеть привязанность и любовь, заботу и ласку между всеми членами новой семьи, ощутить потребность испытывать то же самое относительно себя и дарить в ответ окружающим. Каждый посыл к подростку – «я тебя понимаю, не осуждаю, и ты здесь в безопасности» – дает свои результаты. Для этого нужно время. Иногда достаточно долго, и год и два. Пока он не поверит вам по-настоящему. Не только головой, но и его подсознание не отдаст сигнал мозгу, который будет готов снять защиту от непереносимой уязвимости, и начать развиваться в соответствии с возрастом.

Большого терпения и такта требует подросток в приемной семье. В подобных случаях приемным родителям чаще всего приходится сталкиваться с позицией отрицания и неприятия, которую может занять ребенок. Ребенок такого возраста воспринимает свою новую семью и приемных родителей (особенно мать!) двояко. С одной стороны, это – женщина, которая предлагает ему свою заботу и любовь. С другой стороны – помимо его воли она ассоциируется у него с его биологической матерью, которая его предала и бросила.

Подросток в приемной семье намного острее, чем дети более младшего возраста, испытывает следующие чувства:



  • страх перед неизвестным;

  • страх, что в настоящем или будущем приемная семья от него откажется – так же, как это уже случилось с ним в прошлом, с его биологическими родителями.

Поэтому основные моменты воспитания в приемной семье надо постараться направить на то, чтобы погасить в ребенке эти страхи. Как этого добиться? Эксперты указывают на два момента:

  • приемные родители не должны проявлять о ребенке патологическую сверхзаботу;

  • приемные родители должны быть полностью свободны от чувства вины либо угрызений совести перед ребенком, не пытаясь держать ответ за действия его биологических родителей.

Такие подростки приносят с собой воспоминания о своей прежней жизни. Для них важно, чтобы им позволили сохранить эти воспоминания и делиться ими. Родители таких подростков должны быть готовы к тому, что им и детям может потребоваться профессиональная помощь для построения и поддержания здоровых семейных взаимоотношений.

Как бы ни складывались условия жизни в подростковом возрасте, ориентация на семью и потребность в ней в этот период жизни чрезвычайные. Несмотря на внешнюю браваду и напускную или истинную грубость, подросток такой же ребенок, нуждающийся в любви, заботе и признании. Подросток находится в постоянном поиске жизненно важного взрослого, способного обеспечить ему безопасность и нормальное психоэмоциональное развитие. Но, даже найдя такого человека, приемного родителя, он не сразу понимает это – срабатывает защита от невыносимой уязвимости.


Психологические и физические особенности подросткового возраста

В подростковом возрасте ребенок старается освободиться от психологической родительской зависимости, обрести своё собственное внутреннее "Я". Это своеобразные вторые роды для ребенка, первый раз он рождался физически в этот мир, а сейчас - психологически. И чтобы народилось что - то новое, надо, чтобы душа проделала кропотливую внутреннюю работу. Не только душа ребенка, но и Ваша тоже. Ведь не только ребенок перестраивает свои отношения с миром и с Вами, но и Вы должны поменять своё отношение к нему, увидеть его в новом свете, в новом качестве.

Подросток и его родители находятся словно в разных системах координат: он стремительно меняется – они стараются сохранить стабильность; они хотят, чтобы он сначала поумнел и стал ответственным, а потом проявлял своеволие – у него получается только наоборот. Растерянные происходящими в любимом ребёнке изменениями, родители срочно «берутся за воспитание», что окончательно портит отношения. Подросток приходит к выводу, что «с ними не о чем разговаривать». И вместе с тем ему остро не хватает близости с родителями, он страдает от одиночества, хочет возобновить контакт – и не знает как. Он отдаляется от семьи, подчёркивает своё равнодушие. Возможно, этот характерный для подростков способ психологической защиты и лег в основу распространённого убеждения, что семья в этом возрасте не важна.

В подростковом возрасте ребенок начинает по-новому оценивать свои отношения с семьей. Стремление обрести себя как личность порождает потребность в отчуждении от всех тех, кто привычно, из года в год оказывал на него влияние, и в первую очередь это относится к родительской семье. Отчуждение по отношению к семье внешне выражается в негативизме - в стремлении противостоять любым предложениям, суждениям, чувствам тех, на кого направлено отчуждение.

Новые потребности и желания подростков не могут более удовлетворяться в семье. Поэтому естественным образом происходит сепарация (лат. separatio — отделение) подростков от родителей и их обращение к новым объектам и ситуациям внешнего мира (поиск любовных отношений, профессиональное самоопределение, хобби и т.д.).

Сепарация – это всегда запреты и конфликты. Сепарация представляет собой процесс, благодаря которому человек приобретает чувство собственного «Я». Ощущает себя самостоятельной и независимой личностью. Трехлетка постоянно слышит: «Нельзя! Не трогай! Осторожно!» и подросток – в том же положении. Физически он уже может пойти куда угодно и с кем угодно, он может сделать все, что ему заблагорассудится, у него та же неуемная потребность попробовать, узнать, залезть, его так же не останавливают опасности и не обескураживают неудачи. Но он так же постоянно слышит «Нельзя! Не смей! Мал еще!». Разница лишь в том, что малыш исследует мир вещей, мир пространства, объемов, фактур, вкусов и звуков. Подросток – мир людей, мир отношений, чувств, решений, принципов, увлечений.

Подростковый возраст — это период больших возможностей, резкого подъема физических и духовных сил, интенсивного роста жизнедеятельности организма. Многие учителя считают подростковый возраст самым интересным возрастом и любят работать именно с подростками. А что касается слабых сторон, трудных моментов, - то все это имеет относительное значение. При правильном воспитании многие недостатки поведения подростков не проявляются, а некоторые, казалось бы, отрицательные черты могут носить положительный характер.

Повышенная возбудимость, характерная для подросткового возраста, при неправильном воспитании может привести к отрицательным формам поведения, создавать нервозность, раздражительность. Она же при правильном воспитании может оказаться источником повышенной творческой деятельности, активности, энергии, бодрости и жизнерадостности.

Нелегко с подростками родителям, особенно замещающим. Ведь подросткам-сиротам еще труднее принять все новое, что готовит им жизнь. Развитие ребенка, выросшего вне семьи, идет по особому пути с формированием специфических черт личности, проявляющихся в особенных эмоциональных комплексах (незащищенность, импульсивность, низкая эмпатия и др.).

Подростковый возраст - период жизни человека от детства до юности в традиционной классификации (от 11-12 до 14-15 лет). В этот короткий период времени подросток проходит великий путь в своем развитии: через внутренние конфликты с самим собой и с другими, через внешние срывы и восхождения он может обрести чувство личности.

В современном информационном обществе стремление подростка к статусу взрослого - мечта малодоступная. Поэтому в подростковом возрасте обретает не чувство взрослости, а чувство возрастной неполноценности. Социальная ситуация развития человека в этом возрасте представляет собой переход от детства к самостоятельной и ответственной взрослой жизни. Иными словами, подростковый возраст занимает промежуточное положение между детством и взрослостью. Происходят изменения на физиологическом уровне, по-иному строятся отношения со взрослыми и сверстниками, претерпевают изменения уровень познавательных интересов, интеллект и способности. Духовная и физическая жизнь перемещается из дома во внешний мир, отношения со сверстниками строятся на более серьезном уровне. Подростки занимаются совместной деятельностью, обсуждают жизненно важные темы, а игры остаются в прошлом.

В начале подросткового возраста появляется желание быть похожим на старших, в психологии оно называется чувством взрослости. Дети хотят, чтобы к ним относились как ко взрослым. Их желание, с одной стороны, оправданно, потому что в чем-то родители действительно начинают относиться к ним по-другому, разрешают делать то, что раньше не дозволялось. Например, теперь подростки могут смотреть художественные фильмы, доступ к которым раньше был запрещен, дольше гулять, родители начинают прислушиваться к ребенку при решении житейских проблем и др. Но, с другой стороны, подросток не во всем отвечает требованиям, предъявляемым ко взрослому человеку, он еще не выработал в себе такие качества, как самостоятельность, ответственность, серьезное отношение к своим обязанностям. Поэтому относиться к нему так, как он хочет, пока невозможно.

Еще один очень важный момент состоит в том, что, хотя подросток продолжает жить в семье, учиться в той же школе и окружен теми же сверстниками, в шкале его ценностей происходят сдвиги и по-другому расставляются акценты, связанные с семьей, школой, сверстниками. Причиной этого является рефлексия (от лат. reflexio - обращение назад – мыслительный процесс, направленный на самопознание, анализ своих эмоций и чувств, состояний, способностей, поведения), которая начала развиваться к концу младшего школьного возраста, а в подростковом возрасте идет ее более активное развитие. Приобрести качества, свойственные взрослому человеку, стремятся все подростки. Это влечет за собой внешнюю и внутреннюю перестройку. Начинается она с подражания своим «кумирам». С 12-13 лет дети начинают копировать поведение и черты внешности значимых для них взрослых или старших сверстников (лексикон, способ отдыха, увлечения, украшения, прически, косметика и т. д.).

Для мальчиков объектом подражания становятся люди, которые ведут себя как «настоящие мужчины»: обладают силой воли, выдержкой, смелостью, мужеством, выносливостью, верны дружбе. Поэтому мальчики в 12-13 лет начинают больше внимания уделять своим физическим данным: записываются в спортивные секции, развивают силу и выносливость.

Девочки стремятся подражать тем, кто выглядит как «настоящая женщина»: привлекательным, обаятельным, пользующимся популярностью у других. Они начинают уделять больше внимания одежде, косметике, осваивают приемы кокетства и т. д.

На формирование потребностей подростков большое влияние оказывает реклама. Подросток психологически попадает в зависимость от предметного мира как ценности человеческого бытия. Живя в предметном мире с момента появления на свет, подросток начинает фетишировать этот мир. Благодаря тому, что он входит в подростковые сообщества, которые представляют себя через присущие времени и возрасту знаковые системы, в состав которых подпадают и определенные вещи, подросток превращается в потребителя: потребление вещей становится содержанием его жизни. В этом возрасте делается акцент на наличие определенных вещей: так, подросток, получая рекламируемую вещь в личное пользование, обретает ценность и в собственных глазах, и в глазах сверстников. Для подростка почти жизненно необходимо владеть некоторым набором вещей, чтобы обрести определенную значимость. Именно через присущие подростковой культуре вещи происходит регулирование отношений внутри возрастных групп. Для подростка становится значимым обладание определенным набором вещей, чтобы поддерживать свое чувство личности.

В современном мире вещи могут стать растлителем подростков по многим причинам:

1) став основной ценностью, побуждающей мотивацию и представления о полноте жизни;

2) став фетишем, превращающим в раба вещей;

3) поставив в зависимость от дарителей и побуждая тем самым к зависти и агрессии.


Новообразования подросткового возраста

Эмоциональная сфера:

  • Центральным новообразованием в сфере чувств подростка становится «чувство взрослости», которое выражается в стремлении к самостоятельности, желании доказать свою независимость и высвободиться из-под опеки взрослых, в потребности добиться уважения к себе как к личности. Это может проявляться и в подражании старшим, в проявлениях внешних, мнимых признаков взрослости: курении, употреблении спиртного, кокетстве и.т.д;

  • Подростку свойственны легкая возбудимость, резкая смена настроений и переживаний. Подросток лучше, чем младший школьник может управлять своими эмоциями. Однако он может скрывать свои страхи, волнение, огорчения под маской безразличия, что усложняет процесс принятия и понимания его проблем окружающими взрослыми;

  • В подростковом возрасте ребенок часто становится обидчивым, ранимым. Часто бурная реакция подростка не соответствуют по выраженности вызвавшему ее поводу;

  • Подростки могут проявлять большую импульсивность в поведении. При значительных конфликтах это может выражаться в побегах из дома, школы и даже в суицидальных попытках.

Для подростка очень важны понимание и уважение со стороны родителей, он или она чувствует себя уже взрослым, самостоятельным человеком, имеющим свою точку зрения на многие вопросы. При этом ребенку часто не хватает жизненного опыта, самостоятельности и ответственности при принятии решений. Если в ответ на свои просьбы он получает насмешки, пренебрежение, то в отношениях с родителями возникает пропасть непонимания, обид и недоверия. В такой ситуации подросток может принять решение уйти из дома и даже не сказать об этом родителям. Если же он «предупреждает» о своем намерении, значит у родителей еще остался шанс прояснить ситуацию и сесть за стол переговоров.

В приемной семье могут быть кризисы отношений. Например, реакция отделения от семьи, характерная для всех подростков, у приемных детей отягощается претензиями к взрослым за свое прошлое. А «отвечать» приходится приемным родителям — в настоящем. Скандалят в этом возрасте все, в большинстве случаев удается с помощью специалистов ситуацию «разрулить». Было несколько случаев, когда приемные дети в подростковом возрасте внезапно начинали настаивать на уходе из приемной семьи. Не «понарошку», а всерьез. Никакие усилия удержать их не помогали. Родители переживали – казалось, как же так, все зря?! А потом, после восемнадцати лет, эти дети сами же разыскивали свои приемные семьи, восстанавливали и поддерживали (и до сих пор поддерживают) отношения с ними так, как это бывает в обычных семьях со взрослыми детьми, живущими самостоятельно. Частые приходы в гости, звонки, взаимопомощь. И близость душевная у них есть, и понимание. Этим детям надо было уйти, чтобы потом вернуться — самим.

Другой причиной решения уйти из дома может стать компания, друзья подростка. Например, все решили вместе куда-то поехать или просто пойти на чей-то день рождения, а его родители не отпускают. Сказать «нет» своим друзьям или приятелям для некоторых детей бывает очень трудно. Для подростка это травмирующая ситуация, часто непереносимая, так как принадлежность к определенной группе сверстников имеет огромное значение для его самоутверждения и самоуважения. В этом случае уход из дома для него будет более приемлемым, чем невыполнение решения группы.

Приемные дети реже, чем кровные, выражают свой протест и несогласие с приемными родителями таким образом. Для них уход из дома, из семьи является повторением травмирующей ситуации из детства, когда они не по своей воле лишились семьи и родителей. Поэтому приемный ребенок-подросток может решиться на уход из дома, из приемной семьи только в крайнем случае, когда другого выхода из ситуации он не видит. Например, подросток случайно узнал, что он приемный ребенок. Такая информация в подростковом возрасте воспринимается как катастрофа, она выбивает последнюю почву из под ног ребенка-подростка, стремящегося сформировать свою идентичность. Осознание того, что родители, которых он считал самыми близкими людьми, его предали и обманули, разрушает доверие и привязанность. Подросток чувствует себя вторично брошенным и одиноким, и может, уйдя из дома, предпринять отчаянную попытку найти своих кровных родителей;



  • Подросткам часто кажется, что родители, учителя и сверстники их недооценивают или думают о них плохо. Противоречивость в настроениях, переживаниях, неуверенность в себе могут вызывать депрессивные состояния;

  • Может появиться повышенная критичность к другим.

  • Часто подростки обвиняют взрослых в необъективности и несправедливости, что вызвано повышенной чувствительностью к тому, как их воспринимают окружающие;

  • Огромное значение приобретает общение со сверстниками. Острая потребность в общении связана со многими переживаниями. Появляются новые интересы, устанавливаются нормы поведения в группе. Возникают определенные требования к дружбе, ребенок нуждается в чуткости, отзывчивости, понимании, учится сопереживать другим, формируется индивидуальность, развивается «Я»- концепция личности подростка.

Иногда полноценному общению со сверстниками у приемных детей может мешать переживание ребенком его социального статуса сироты. Дети, долгое время прожившие в учреждении, часто делят сверстников на «своих» - детдомовских и «чужих», их дружба часто носит ситуативный характер. Общение с теми, кто обладает таким же, как у него, жизненным опытом, дает возможность подростку смотреть на себя по-новому. Через дружбу подросток усваивает черты высокого взаимодействия людей: сотрудничество, взаимопомощь, взаимовыручка, риск ради другого и т.п. Дружба дает также возможность через доверительные отношения глубже познать другого и самого себя. При этом именно в подростковом возрасте человек начинает постигать, как ранит измена, выражающаяся в разглашении доверительных откровений или в обращении этих откровений против самого друга в ситуации запальчивых споров, выяснении отношений, ссор. Дружба, таким образом, не только учит прекрасным порывам и служению другому, но и сложным рефлексиям о других не только в момент доверительного общения, но и в проекции будущего;

  • При переходе от подросткового к юношескому возрасту эмоциональная напряженность ослабевает, повышается уровень саморегуляции и самоконтроля.

  • Очень часто дети придирчиво относятся к своей внешности, характеру. Приемный подросток, кроме этого, конечно, замечает, что он не похож на членов семьи. Многие подростки и не хотят походить на своих родителей. Но у кровных детей есть выбор - отождествлять себя со своими родителями или нет. Приемный ребенок не унаследовал от усыновителей ни внешности, ни личных качеств. Все это у него от его биологических родителей. Если приемные родители смогли доказать ребенку его уникальность и ценность, общаются с ним на основе уважения, а не давления, то подросток будет уверен в себе, а доверие к родителям будет иметь прочную основу. Важно не допускать по отношению к внешности ребенка критических замечаний, это может приводить к депрессивным состояниям, формированию зажатости, стеснительности, а иногда и к неврозу.

Друзья, замечающие: "Ты так похожа на свою сестру!", часто заставляют приемного ребенка острее осознавать свой "особый" статус, даже если он или она действительно имеет внешнее сходство с сестрой. Иногда приемные подростки и не поправляют друзей, говорящих о внешнем сходстве. Это легче, чем потом отвечать на десятки вопросов: А кто твои настоящие родители? А как они выглядят? А почему они отдали тебя?

Формирование идентичности, вероятно, представляет для приемных подростков большую трудность – ведь у них две пары родителей. Отсутствие информации о биологических родителях может заставить их задаваться вопросом о том, кто же они на самом деле. Им бывает очень трудно выяснить черты сходства и различия между ними, биологическими родителями и усыновителями.

Приемных подростков интересует, кто передал им их характерные черты. Порой они хотят получить сведения, которые их приемные родители не в состоянии дать: Откуда у меня талант художника? Был ли кто-нибудь в моей биологической семье маленького роста? Каковы мои этнические корни? Есть ли у меня братья и сестры?

Шестнадцатилетняя Дженнифер объясняет: «Я пыталась понять, что я хочу делать в жизни. Но у меня в голове все перепуталось. Я не могу спланировать свое будущее, если я ничего не знаю о своем прошлом. Это все равно, что начинать читать книгу с середины. Моя большая семья с двоюродными братьями и сестрами, тетушками и дядюшками только усиливает ощущение, что я совершенно одинока в моем положении. Эти вопросы никогда не волновали меня раньше. А теперь, я не могу объяснить по каким причинам, но я чувствую себя марионеткой без ниточек, и это ужасно».

Некоторые подростки начинают злиться на приемных родителей, чего никогда не бывало прежде. Они ставят им в вину даже то, что усыновители помогли им привыкнуть к статусу приемного ребенка. Дети замыкаются в себе, иногда чувствуют, что им нужно находиться как можно дальше от дома, чтобы найти свою собственную индивидуальность.

Приемные подростки, как правило, бояться покидать дом усыновителей. Уход из дома пугает большинство подростков, но приемных детей он пугает еще больше, поскольку они уже пережили однажды потерю родителей.

Семнадцатилетняя Каролина, усыновленная в младенческом возрасте, четко представляла себе свое будущее. Ей предложили спортивную стипендию, чтобы она играла в хоккей на траве за университет штата, и она планировала сделать карьеру педагога. Ее родители были рады помочь дочери перейти на следующую ступень ее жизни. Однако в середине последнего школьного семестра возникли неожиданные проблемы. Каролина начала пропускать уроки, «забывала» делать домашние задания. Она много времени проводила одна в своей комнате. Когда родители упоминали о колледже, она убегала к себе и громко хлопала дверью. Сначала отец и мать были озадачены. Но вскоре они забили тревогу, поскольку оценки девочки резко ухудшились, а ее характер изменился не в лучшую сторону. Они уговорили дочь посоветоваться с другом семьи, практикующим психологом. Несколько месяцев терапии помогли понять, что девочку пугал отъезд из дома и утрата привычной обстановки. Она боялась, что если она будет далеко, родители забудут о ней. Она боялась, что потеряет свой дом, и ей некуда будет возвращаться. И, кроме того, все это уже однажды произошло с ней.

По предложению родителей Каролина решила отложить свои планы на год. Она продолжала посещать консультации психолога, чтобы справиться с проблемами, блокирующими ее развитие.

Напряженные отношения между родителями, которые не хотят отказаться от контроля за ребенком, и подростком, жаждущим независимости, - отличительный признак подросткового периода. Это напряжение может быть особенно сильным в приемных семьях, где усыновленные подростки чрезвычайно остро чувствуют, что все решения в их жизни принимал за них кто-то другой: родная мать решила отдать их на усыновление; приемные родители решили принять их в свою семью. Родители часто мотивируют свои действия беспокойством, что их дети предрасположены к асоциальному поведению – особенно если биологические родители подростка употребляли наркотики или страдали алкоголизмом.

Приемные родители, которые не говорят с ребенком о его прошлом, просто оставляют его с ним один на один: разбираться, додумывать, относиться как к чему-то запретному. Без помощи взрослых дети все равно пытаются найти ответы на трудные вопросы, но могут приходить к таким, например, выводам: мои родители — уроды, о которых даже говорить нельзя, меня покинули, потому что я чудовище — других же не бросают.

Еще очень важно, чтобы ребенок понимал, что он существует не в безвоздушном пространстве. Что род, от которого он произошел, включает не только родителей, что там были еще какие-то предки, и наверняка среди них были прекрасные люди. Тема хорошего в кровной семье очень важна. Люди любят говорить о дурной наследственности, при этом все, кто имел дело с приемными детьми, знают, что у них, кроме проблем, есть и таланты, и черты характера, достойные уважения, — и, справедливости ради, не стоит забывать, что многое из этого они тоже получили из кровной семьи.

По мере взросления приемные подростки больше думают о том, какой была бы их жизнь, если бы они росли в биологической семье или если бы они оказались в другой семье. Они часто интересуются, кем бы они стали в иных обстоятельствах. Потребность примерять на себя различные варианты судьбы у них очень сильна. В дополнение ко всем возможностям, которые предоставляет им жизнь, приемные подростки думают о тех шансах, которые они уже потеряли.

Практически все подростки, испытывающие чувство потери, хотели бы обладать большей информацией о своей биологической семье. Иногда они стараются найти дополнительные сведения о своей медицинской истории. Одни подростки хотят найти своих родителей. Другие говорят, что они были бы признательны, если бы просто могли получить доступ к информации.

Конфликты с родителями происходят у приемных детей по тем же причинам, что и в кровных семьях, но отличие заключается в том, что кровные дети уверены, что их родители никуда не денутся, а у приемных детей такой уверенности нет. Для укрепления уверенности в себе в конфликтах с приемными родителями приемные подростки могут привлекать такой ресурс, как идеальный образ кровных родителей. Они могут фантазировать и заявлять, что приемные родители их «не понимают», потому что они не родные, а кровный родитель понял бы.

Чтобы развенчать миф приемного подростка об «идеальных кровных родителях» и уберечь его от необдуманных действий в поиске этих реальных людей, приемным родителям необходимо на эти поиски отправляться вместе с ним. Только разговорами и увещеваниями в такой ситуации не обойтись. Подросток должен почувствовать, что приемные родители не ревнуют его к кровным родителям, а понимают его потребность больше узнать об истории своего рождения и готовы помочь ему в этом.


  1   2   3   4

  • Привязанность обеспечивает одну из базовых потребностей - потребность в безопасности.
  • Если потребность в безопасности у ребенка не удовлетворена все его силы будут уходить на постоянную борьбу с тревогой.
  • Позитивное отзеркаливание не заканчивается в младенчестве, мы продолжаем и дальше давать ребенку понять, что он любим, важен, что мы рады его присутствию в нашей жизни.
  • Потребность в таком «теплом душе» может вновь обостряться в кризисные периоды жизни, в периоды тяжелых испытаний или возрастных трудностей, например, в подростковом возрасте
  • . В эти момент ребенку вновь бывает очень важно увидеть в глазах родителя, услышать в его словах понимание, одобрение и безусловное принятие.
  • Благополучие ребенка зависит не от условий, в которых он живет, а от отношений, в которых он находится
  • Эмоциональная «слепота».
  • Психологические и физические особенности подросткового возраста
  • Новообразования подросткового возраста Эмоциональная сфера