Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Майкл япко гипноз для психотерапии депрессий




страница7/19
Дата01.07.2017
Размер3.39 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19
Часто депрессию описывают как состояние неравновесия. Для некоторых это неравновесие на биологическом уровне, другие видят его в познавательном измерении, третьи — в эмоциональном или же социальном. В моей клинической практике модель депрессии как со­стояния нарушенного равновесия, оказалась необыкновенно полезной. Каждая из представленных в предыдущем разделе схем является по­пыткой описать склонности, которые проявляет данное лицо в своих 69 действиях и в реагировании на различные возможности, которые пред­лагает ему жизнь. Очень немногие шаблоны — если таковые вообще есть — можно определить как «хорошо функционирующие» или «дис­функциональные» независимо от контекста, в котором они выступают. Осознав это, клиницист также будет отдавать себе отчет и в том, что, даже если он направит терапию на ликвидацию данного шаблона, это не приведет к полному искоренению патологической схемы. Вместо этого, действие механизма в определенное время и в определенном месте приостановится, уступив место новой реакции, вызванной у па­циента с помошью различных терапевтических техник. Такое различ­ное реагирование, равно как и его последствия, открывают перед кли­ентом возможности иных, лучших способов ответа на переживаемые события. Терапевт может остановиться на модификации конкретной ситуации; может также использовать ее для дальнейшего обучения клиента, разъясняя ему значение его успеха. Развитие возможно лишь для человека, который занимается поиском новых решений. Это особо касается клиента с депрессией, поскольку такой больной всегда в какой-то мере чувствует себя впутанным в механизм, приносящий страдания. Вдумчивый клиницист быстро откроет, на ка­ком уровне отсутствие равновесия осложняет пациенту жизнь, и на­правит терапевтический процесс так, чтобы это дало возможность пре­доставить клиенту способы восприятия или действия, которые смогли бы вернуть утраченную энергию. Концепция «равновесия» как цели не только терапии, но и всей жизни была исчерпывающе рассмотрена в других научных трудах (Сатир, 1983; Польстер и Польстер; 1973). Ав­тор ограничится утверждением, что при зарегистрированном отсутст­вии равновесия терапевтическая интервенция может наступить лишь тогда, когда клиницист в состоянии непосредственно или опосредо­ванно повлиять на способ восприятия клиента и переместить центр тя­жести в желаемом направлении. Как вызвать изменение Учитывая то, что в настоящее время нам известно несколько сотен типов психотерапии, не стоит ожидать по этому вопросу единодушного мнения. Если, однако, принять во внимание саму структуру герапии, вне зависимости от содержания от­дельно взятых терапевтических моделей, оказывается, что терапевти­ческий процесс сводится, в сущности, к ломке привычных схем и кон­струированию новых. А следовательно, когда проблема заключается в возвращении нарушенного равновесия, могут оказаться полезными следующие сценарии, являющиеся основой всех терапевтических ин­тервенций, описанных в данной книге: I.Усиление данного стереотипа и побуждение клиента к созда­нию сопротивления данному стереотипу целью которого яв- 70 ляется перемещение центра тяжести и облегчение возвраще­ния равновесия. 2.Подведение к ситуации, в которой повторение данного шаб­лона становится настолько тягостным, что возникает необхо­димость создания новой схемы. Склонение пациента к «при­землению в месте», диаметрально противоположном уста­новленной схеме восприятия, а в результате — обретению состояния равновесия. 3.Применение гипноза с целью облегчить проведение более быстрой, эмпирической интеграции важнейших приобретен­ных умений. 4.Определение домашних заданий и целевое предоставление определенного жизненного опыта, который призван ускорить интеграцию основных умений. Автор перечисляет здесь лишь схемы терапии, однако следует учесть, что они являются сущностью многих терапевтических интер­венций, описанных в последующих разделах В случае терапии, использующей вышеописанные методы ин­тервенции, прерывание каждого отдельного механизма влечет за собой последствия во многих взаимосвязанных измерениях Каждый из опи­санных в четвертом разделе шаблонов индивидуального опыта и вос­приятия жизни, равно как и каждый из представленных в дальнейшей части книги способов преломления таких схем, представлен отдельно. Однако не следует из всего этого делать выводы о том, что эти меха­низмы четко отделены друг от друга. В действительности они накла­дываются друг на друга — и клиницист, которому известны эти схемы, будет скорее всего наблюдать за ними в конкретных положениях. Пре­дыдущий раздел содержал показатели, дающие возможность определе­ния статуса пациента относительно данной схемы восприятия. Благо­даря наблюдению за целыми системами, можно далее предположить, что личность, принимающая, к примеру, позицию «жертвы», скорее всего будет ориентироваться на прошлое, мыслить глобально и кон­кретно, а также проявлять низкий уровень индивидуальности и тенден­цию к самонаказанию. Опасность, скрывающаяся в терапевтической интервенции, за­ключается в том, что если самые важные дисфункциональные схемы не будут выявлены, или к ним будет применена несоответствующая тера­пия, состояние клиента может ухудшиться. Во втором разделе автор привел пример пациентки, борющейся с серьезной депрессией, связан­ной с чувством утраты. Проводящий терапию не понимал, что женщи- 71 на страдает из-за нарушенной, преувеличенной ориентации на про­шлое, и во время лечения он концентрировался именно на прошлых событиях. Укрепляя в клиентке эту неверную временную ориентацию, терапевт сделал невозможным видение ею каких бы то ни было поло­жительных аспектов будущего. Вновь и вновь мысленно возвращаясь к переживанию утраты, женщина была не в состоянии найти потенци­альный шанс для себя в настоящих или будущих связях Терапевт не­осознанно подвел к усилению наиболее депрессиогенных паттернов, наблюдающихся у клиентки в течение всей ее жизни. Очевидным ре­зультатом этого стало ухудшение ее состояния. Невольное усиление патогенных стереотипов, без сомнения, является рискованным элементом каждой системы психотерапии. Кли­ницист, безоговорочно принимающий предлагаемые клиентом абст­рактные цели (такие как, например, «самореализация»), по существу лишь укрепляет опасные тенденции своего пациента Терапевт, слиш­ком доверяющий силе логического понимания и рациональной пози­ции, недооценивает тот факт, что депрессия, кроме всего прочего, воз­никает из-за недостатка рационализма у клиента, и что подсознание нельзя «переубедить» логичными аргументами. Терапевт, старающий­ся поставить клиента в зависимость от себя, неосознанно содействует еще большему стиранию и без того уже неотчетливых границ его ин­дивидуальности, он не видит ничего тревожного в том, что клиент при­сылает ему из отпуска открытку типа: «Я прекрасно развлекаюсь жаль только, что вас здесь нет, вы бы мне объяснили, почему». Клиницист прежде всего должен быть наблюдателем и осторожно планировать те­рапию, принимая во внимание характерные для клиента схемы воспри­ятия, а также его будущие потребности: в противном случае существу­ет серьезный риск, неумышленного усиления невыявленных, дисфунк­циональных стереотипов. Такой направленный на клиента подход тре­бует от терапевта скорее приспособления к потребностям и ограниче­ниям пациента, нежели подчинения его безапелляционно выбранной модели терапии, которую клиницист считает самой лучшей в данном случае. ВЫВОДЫ В данном разделе автор попытался обратить внимание на не­обходимость идентифицировать, а затем прервать механизмы, вызы­вающие или же поддерживающие депрессивное состояние. Главной терапевтической целью является выбор надлежащей стратегии, которая прервет старые шаблоны и — непосредственно или опосредованно — приведет к формированию новых, лучше функционирующих. Целью этой стратегии является уточнение существующих у клиента механиз- 72 мов и возвращение потерянного равновесия. Часто такие стратегии конструируются таким образом, чтобы дать возможность больному увидеть ограничения, присутствующие в его стереотипах, а также без­болезненно убедить его в пользе, вытекающей из принятия новых спо­собов восприятия жизни. Клиенту можно обеспечить чувство безопас­ности, используя контексты, в меру эмоционально нейтральные, но аналогичные (в меньшей или большей степени) данной щекотливой ситуации. Дальнейшая часть книги посвящена описанию важнейших па­тологических стереотипов характерных для больных депрессией. Она содержит примеры клинических случаев и обсуждение связанных с ними терапевтических стратегий. 73 Раздел 6 НАЧИНАЯ С БУДУЩЕГО Та роль, которую в психотерапевтическом процессе играют позитивные ожидания пациента, неоднократно подчеркивалась в лите­ратуре, посвященной депрессии Для того, чтобы появились позитив­ные ожидания, необходимо наличие у клиента такого измерения инди­видуальности, в котором он способен ориентироваться на будущее. Более того, переживания, связанные с направленностью на будущее, должны обеспечить личности возможность развития позитивных мыс-леи и чувств, а также мотивацию к позитивному поведению. Каждый человек в определенной степени ориентирован на будущее, хотя между отдельными личностями в этом отношении прослеживаются значи­тельные различия. Я предлагаю читателю протестировать самого себя, основываясь на следующих вопросах: Как вы представляете себе свою ситуацию через пять лет Что вы почувствуете, когда откроете, что ваша, когда-то важ­ная, проблема перестала быть актуальной Можете ли вы представить себе применение концепций и стратегий, описанных в этой книге на практике Каждый из вышеприведенных вопросов требует от читателя того, чтобы он в каком-нибудь измерении представил себе и как бы пе­режил различные возможные варианты будущего Некоторые смогут уточнить свои ожидания, другие же ограничатся скупыми ответами, демонстрирующими незначительные возможности конструирования планов на будущее. Почему у одних расширенные, развитые ожидания, а у других — нет Можно рассмотреть роль социальных факторов, влияющих на ту или иную временную ориентацию. Например, если че­ловека не побуждали к планированию будущего и к поведению, на­правленному на цель, или же попытки конструирования планов посто­янно торпедировались — он мог сделать вывод, что нет смысла ста­вить перед собой какие бы то ни было цели или же стремиться реали­зовать их, т.к. «и так ничего из этого не выйдет». Таким людям буду­щее кажется совершенно непредсказуемым, и им не остается ничего другого, как жить сегодняшним днем. Как уже говорилось, у пациентов с депрессией, как правило, доминирует ориентация на прошлое. Дру­гими словами, прошлое является перекидным мостом в будущее, и па- 74 циент попросту переносит в будущие контексты пережитые им когда-то обиды. В структурном отношении такой процесс можно назвать «негативным самогипнозом». Из-за такого пессимистического взгляда на будущие возможности человек сам парализует свои действия Большинство терапевтов воспринимает это явление как «негативные ожидания» и «отсутствие надежды» — типичные признаки депрессии. Отсутствие позитивных перспектив, невозможность «сдви­нуться с места» является основной причиной характерной для стра­дающего депрессией. Это также является источником беспокойства больного, поскольку такое психическое состояние порождает неми­нуемые конфликты. Пациент находится между «молотом и наковаль­ней», т к. он убежден в том, что он оказался в безвыходной ситуации, в которой любой выбор оказывается неверным и может принести лишь страдания. Вот почему позиция страдающего депрессией может ка­заться амбивалентной: он ищет помощи, но вместе с тем не располага­ет системой отношений, позволяющей ему поверить в возможность пе­ремен к лучшему. Сейчас автор хотел бы вернуться на минуту к вопросам, уже затронутым в этой книге. Упоминаемые в данном разделе типичные проявления депрессии, такие как: негативные ожидания, отсутствие надежды; амбивалентность и апатия, были представлены как следствия ориентации на прошлое. Если читатель повторно проанализирует таб­лицы из третьего раздела, в которых были перечислены симптомы де­прессии, характерные для различных измерений жизненного опыта, он поймет, каким образом нарушения механизмов, описанных в четвер­том разделе, могут повлиять на появление этих симптомов. Знание этих процессов является необходимым для идентификации дисфунк­циональных шаблонов, которые необходимо прервать и переформули­ровать. Поскольку больной депрессией проявляет обычно негативные ожидания в отношении будущего, в начале лечения терапевт должен выполнить следующие условия. I .Согласиться с тем, каким образом больной воспринимает свою ситуацию, и отнестись к этому как к соответствующей интерпретации субъективного мира клиента (что облегчит налаживание контакта). 2.Определить, какие изменения жизненного опыта клиент осознает, а какие — нет. 75 З.Оценить, какие из субъективных схем жизненного воспри­ятия выступают у клиента в дисфункциональной или нару­шенной форме. 4.Определить для терапии контекст, в котором опосредован­ные или непосредственные сообщения клинициста внушают большое правдоподобие позитивных изменений (построение позитивных ожиданий). То. каким образом каждый терапевт применит перечисленные правила в своей клинической практике, в большой мере зависит от ин­дивидуального стиля. Однако чтобы их использовать, необходимо по­лучить от клиента следующего рода информацию: 1) его система убе­ждений (детали будут представлены в следующем разделе); 2) личные стремления (т.е. их структура, содержание, степень уточненное™ и шансов на успех; 3) достигнутые успехи и методы, использовавшиеся для их достижения; 4) предыдущая терапия и ее результаты; 5) пере­живаемый в данный момент эмоциональный дискомфорт, а также свя­занные с ним болезненные симптомы. Умело собранный анамнез мо-же1 предоставить богатую информацию, касающуюся ожиданий кли­ента, его осознаваемых и неосознаваемых резервов, доступных для те­рапии, а также специфических конфигураций стереотипов характери­зующих пациента. Больной депрессией находится в состоянии глубокой фрустра­ции, которую терапевт, как правило, замечает с первой минуты. При­нимая во внимание типичные для такого пациента негативные ожида­ния, а также негативную интерпретацию переживаемого, особо важ­ным является как можно быстрее доказать клиенту, что существуют реальные шансы улучшить его ситуацию. В первом периоде лечения клиницист, желающий применить директивные подходы, может ис­пользовать различные стратегии, рассчитанные на мгновенное смягче­ние наиболее тяжелых проявлений депрессии: беспокойства, наруше­ния сна и различных, ослабляющих мотивацию, негативных ожиданий, связанных с самой терапией. Как уже упоминалось во втором разделе стратегический гип­ноз, может быть направлен на симптомы или же на внутренние психо­динамические процессы. Применение того или иного подхода не сви­детельствует о преимуществе конкретного метода интервенции: обе модели оказались необыкновенно полезными при генерировании зна­чительных терапевтических изменений. Несмотря на это целесообраз­но в начале лечения выбрать более общий, направленный на симптом подход, который может непосредственно принести пациенту облегче­ние; одновременно с этим рекомендуется подготовить почву для более глубоких изменений. Таким образом, вводятся определенные концеп- 76 ции. которые благодаря ассимиляции в определенной степени клиен­том — будет легче использовать в более позднем периоде терапии. Терапевты, придерживающиеся более традиционного подхо­да, нередко видят необходимость оказать немедленную помощь кли­енту с депрессией, однако часто с целью повышения его восприимчи­вости они используют фармакологические средства. В некоторых слу­чаях прием лекарств действительно может оказаться более эффектив­ным методом стабилизации пациента настолько, чтобы он начал реа­гировать на психотерапию. Лекарства ослабляют некоторые патологи­ческие проявления, затрудняющие клиенту налаживание тесных отно­шений с терапевтом. Кроме этого они могут облегчить больному дос­тижение краткосрочных целей, тем самым содействуя положительной динамике терапии. Однако следует осмотрительно подходить к ис­пользованию фармакологических средств, т.к. их употребление равно­значно сообщению пациенту следующего: «Ты совершенно беспомо­щен и неспособен изменить что-либо». Кроме того терапевт должен следить за тем, чтобы не оттолкнуть клиента, представляя ему объем ожидающей его работы. Ведь больной и без этого склонен обобщать все свои проблемы, усиливая и увеличивая их до такой степени, что ему начинает казаться, что у них нет решения. Создание позитивных ожиданий заключается кроме всего прочего в убеждении клиента в том, что при определенном подходе все трудности можно решить. С интраперсональной точки зрения депрессия является со­стоянием постоянного возбуждения и стресса, выражающегося беспо­койством и упорным появлением негативных чувств и мыслей. Часто клиент осознает лишь то, что является результатом депрессивных ме­ханизмов, и избавление от тягостных проявлений является для него единственной целью терапии. При решении этих наиболее насущных проблем иногда бывает весьма полезно применить гипнотические ме­тоды, «прерывающие» патологические механизмы и тем самым де­лающие возможным успешное конструирование терапевтических ин­тервенций с большей силой воздействия. Для большей ясности все директивы пронумерованы и соот­ветствующим образом обозначены. Полностью список директив по­мещен в конце книги. 77 Д1 Ослабление симптомов депрессии при помощи гипноза Прерывание патологических стереотипов при помощи гипноза возможно даже при использовании самых простых гипнотических ин­дукции, вводящих клиента в состояние релаксации. «Ослабление про­явлений депрессии при помощи гипноза» заключается в идентифика­ции и использовании того, каким образом больной воспринимает само­го себя. Данная директива не означает непосредственной интервенции в субъективный мир клиента; скорее она призвана облегчить больному осознание того, что он желает испытать новые ощущения. Показав па­циенту, что несмотря на существующие проблемы, полное расслабле­ние реально, можно прервать типичные для депрессии негативные проявления. Процесс введения в транс может протекать следующим образом: «Ты пришел сюда, потому, что действитечьно хо­чешь испытать новые ощущения... и ты можешь испытать юные oit(vu(einvi. . это разрядит тебя... в действительно­сти ты таешь, как почувствовать себя лучше... хотя, воз­можно, ты уже давно не имел возможности испытать )пи>. . или, возможно, тебе просто кажется, что это бы по очень давно... но теперь тебе не надо ничего говорить. . ни­чего деиппь. . ты не обязан... спешить., можешь со сторо­ны посмотреть на себя... и на все свои повседневные дела.. и ты понимаешь, как это важно — иметь достаточно мно­го места. . столько времени, скоько тебе захочется., что­бы испытать приятные митты... когда все твои мышцы расслабляются. . твое течо тяжелеет., а сознание, разум становятся все более легкими... чувства приходят и ухо­дят., тебе хорошо . пусть все так и продолжается, сей­час ты ouiyuiaeuib себя иначе и открываешь, что изменяет­ся свое сознание, изменяются чувства... и ты не должен за­думываться над тем, до какой степени можно вот так расслабиться... и как долго это может продлиться...» Клиент получает информацию о том, что изменение способа жизненного восприятия возможно, так же, как возможно расслабле­ние, разрядка позитивное мышление; что каждый может найти в себе полезные умения. Открытие в себе способности к расслаблению и ос­вобождению хотя бы на миг от беспокойства, связанного с депресси­ей, может стать в жизни клиента переломным событием. Многие 78 больные уже давно не получали подобной поддержки, и слова тера­певта часю производят на них огромное впечатление. Рекомендуется предоставить больному запись терапевтического сеанса, т.к. это даст ему возможность расслабляться в периодах между встречами с тера­певтом. Применение этих простых техник гипноза может прервать спираль беспокойства и, возможно, позволит сформировать умение проводить самогипноз. Клиент узнает, что у него есть возможность конструктивного контакта со своим внутренним миром. Ранее он на­верняка избегал возможности вглядеться в себя, т.к. ожидал «встре­тить там лишь страдания». Предоставляя клиенту шанс всмотреться внутрь самого себя, и не разочароваться при этом, терапевт привива­ет убеждение в том, что существует множество измерений индивиду­альности, каждое из которых, использованное надлежащим образом, может создавать позитивные возможности. Разрыв замкнутого круга беспокойства через развитие умения аутогипнотической релаксации может повлиять на улучшение сна и нормализовать вегетативные функции. Уменьшение внутреннего дискомфорта помогает человеку, страдающему депрессией, освободиться от зависимостей (алкоголиз­ма, компульсивного приема пищи), являющихся неудачной попыткой решить проблему. Это ведет к увеличению у клиента чувства само­контроля. (Данную директиву в клиническом контексте иллюстрирует случай 3, представленный в «Приложении»). Д2 Переформулирование: от бесполезного к полезному «Переформулирование» (рефрейминг) заключается в специ­фической трансформации: в результате изменения перспективы то, что казалось ненужным балластом, становится полезным инструментом. Этот процесс наблюдается когда изменение способа восприятия вле­чет за собой отличающиеся реакции и новую интерпретацию событий. Лицо, страдающее депрессией, как правило, воспринимает свою болезнь, как совершенно бесполезное, болезненное явление, ко­торое не имеет никакой разумной причины. Отсюда вытекает тенден­ция к обвинению себя не только в существующих проблемах, но и в очевидном отсутствии контроля над ними. Такое чувство вины, естест­венно, лишь ухудшает ситуацию. 79 В начальном периоде лечения к переоценке можно подвести как с помощью формальной индукции транса, так и иными методами. Другой взгляд на проблему депрессии можно внушить следующим об­разом: «Чувства, испытываемые тобою сейчас, неприят­ны тебе... но чувства меняются... изменяются перспекти­вы... об этом стоит знать... тик как каждое чувство имеет свой смысл, создает некие возможности... способность лю­бить... ипо прекрасная возможность иметь близкие, неж­ные отношения... способность к вере в определенные ценно­сти придает стабильность и самосознание... чувство скуки подталкивает к дальнейшему развитию... переживание чувств, которые ты называешь «депрессивными», также не niuieiio определенного смысла, даже если ты этого еще полностью не понял, и если ты еще не отдаешь себе отчета в том, что чувства дают тебе шанс, шанс повторно от­крыть самого себя... твою способность к изменению, раз­витию... достижению зрелости... твои страдания перехо-дищи, ты быстро забудешь о них... это попросту сигналы перемены... ты оставишь их позади себя... они выполнят свое задание... и вскоре станут ненужными». В случае необходимости переоценку можно спровоцировать, используя метафору, например, описывая переживания кого-то, кто находился в подобной ситуации: встретил человека... похожего на тебя... кото­рый находился в ситуации, возможно похожей на твою... казалось, у него есть все... хорошая работа, удачный брак, семья... но в глубине души он чувствовал, что ему чего-то не хватает... он чувствовал себя таким несчастным... он дей­ствительно не понимал — почему... вначале... и убежг)енный в том, что ничто не объясняет его плохого самочувствия... и из-за этого он чувствовал себя еще хуже... но когда он нашел время для самого себя... расслабился... отошел от по­вседневных хлопот... позволил мыслям течь свободно... так как это делает разум... тогда он нашел в себе вещи, о кото­рых, казалось бы, давно забыл... такие как юношеские амби­ции... воспоминания детства... ожидания, и все то, что ра­нее казалось ему бессмысленным... оказалось прекрасным шансом... позволило ему возобновить поиск и открытие за­бытых аспектов своей индивидуальности, которым он дей­ствительно мог радоваться... потому что разве не чудесно открывать свои желания и способности... как прекрасно он использовал сигналы, исходящие изнутри его самого, чтобы открыть новые возможности...»
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   19