Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Людмила Улицкая Казус Кукоцкого




страница25/45
Дата15.05.2017
Размер4.78 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   45
8 Только теперь, когда Иудея не было рядом, Бритоголовый стал понимать, как много легло на его плечи разнообразных обязанностей. Поначалу казалось, что главная забота — Манекен с его постоянными припадками. Но постепенно открывалось, что в этой серенькой толпе нет статистов, каждый персонаж имеет свой собственный сюжет. Скорее не сюжет, а задание, сформулированное по известному сказочному принципу: пойди туда — незнамо куда, принеси то — незнамо что... Похоже, что все они, как каторжники к ядру, были прикованы к какому то заданию и не могут отсюда выбраться, покуда его не исполнят. Создавалось, однако, впечатление, что не все они даже догадываются, чего именно от них ждет неведомый режиссер всего этого действа. Да и сам Бритоголовый точно не знал, зачем он здесь находится. В сущности, по мере возможности он продолжал делать то, что делал всю свою жизнь в институте, в клинике, в больницах... Какая то не то врачебная, не то педагогическая функция... Вспомогательная... Родовспомогательная... Когда он впервые увидел здесь Новенькую, такую родную, со всеми драгоценными особенностями лица и фигуры, со столь знакомыми жестами, он сразу же понял, что она отделена от него непроницаемой и непреодолимой границей. Она его не узнавала. Первым и острейшим желани ем было взять ее за руку, погладить волосы, лицо... Но Иудей тогда же предупредил его: — Осторожно. Имеем дело с полной амнезией. Дай ей освоиться немного, потом подойдешь... — Это может пройти — спросил Бритоголовый, подавляя желание немедленно прижать ее к себе, запустить пальцы от шеи к затылку, вытолкнуть шпильки так, чтобы рассыпались длинные каштановые волосы... Эта была единственная, ему предназначенная женщина, и он готов был начать все заново, подойти к ней так, как впервые подходит мужчина к понравившейся ему незнакомой женщине. — Может быть. Частично... Ты же видишь, кто то позаботился о том, чтобы ты ее узнал, а она тебя — нет... Мне кажется, — закончил он мягко, — здесь вообще лучше не противиться, а принимать... Выходить навстречу, так сказать... С тех пор Бритоголовый старался не выпускать Новенькую из поля зрения, и всякий раз, когда в глазах ее появлялся вопрос или тревога, он оказывался рядом. Впрочем, ее присутствие не создавало для него никаких особых трудностей, просто ныло, как старый шрам, натертое место в душе... Трудности касались других. Так, две женщины, составляющие непременную парочку, несколько комичную из за большой разницы в росте — одна почти карлица, с крупной кудрявой головой и короткими ручками и ножками, а другая высоченная, голенастая, с округло сутулой спиной и маленькой головкой, по змеиному сидящей на длинной шее, — оказались при ближайшем рассмотрении вовсе не подружками, а пленницами друг друга. От правой ноги длинной к левой ноге коротышки шла небольшая цепь наподобие велосипедной. Она восьмеркой обвивала их лодыжки. На месте перехлеста цепи Бритоголовый разглядел блестящий шарик не то из стекла, не то из металла. Когда они шли, то причиняли друг другу боль каждым шагом, а когда садились на привале, то вместо передышки, которую могли бы получить, замерев в неподвижности, они начинали немедленно перетягивать к себе этот шарик, каждым движением вгрызаясь цепью все глубже в раны... «Что то делят, не могут поделить», — догадался Бритоголовый в какой то момент. Вскоре он обнаружил, что может дать им кратковременный отпуск от взаимной пытки — когда он клал им на головы свои большие, чуть вывернутые навстречу друг другу руки, они затихали. И раны их прямо на глазах переставали кровоточить, подсыхали и затягивались... Первоначальное чувство растерянности, которое испытывал Бритоголовый, когда остался без Иудея, вскоре прошло. Тот его пожизненный помощник, которого он называл то «внутривидением», то попросту интуицией, теперь просыпался в нем не в моменты осмотра больных или при операциях, а в тех обстоятельствах, когда Бритоголовый испытывал неуверенность или растерянность. После одного из привалов, когда Бритоголовый провел над огнем рукой и выключил зажигалку, плотно приклеенную к ладони, отчего огонь сник, тепло перестало вырабатываться и только его остаток долго еще грел Бритоголовому ладонь, он явственно ощутил, в какую сторону надо идти. То самое, что прежде показывало ему «внутренние картинки», теперь подсказывало направление движения... И они пошли своим обычным порядком: гуськом, по одному, по двое: Длинноволосый со своим футляром, Толстуха с огромным животом, Карлица с Долговязой на цепочке... Бритоголовый настроился на длинный переход, но довольно быстро завиднелось впереди что то темное, похожее на низкое хозяйственное строение. Приблизившись, обнаружили, что это вовсе не строение, а небольшой, плотно сплетенный толстыми безлистными ветвями, участок леса. Вроде питомника. Странные невысокие деревья. Стволы и ветви были почти одинаковой толщины, буро серые, без малейших намеков на листья. Ветки, как показалось с небольшого расстояния, слегка шевелились. Шевеление было какое то гнусное. — Подойдем поближе, — сказал Бритоголовый, и все, как дети, послушно приблизились. Ветки действительно шевелились. Они были сплошь покрыты множеством странных существ, размером с крупную крысу, в старой, совершенно безволосой, мешковато просторной морщинистой коже, такие же бурые, как ствол дерева. Они жадно, страстно, издавая почти машинное гудение, вгрызались в древесину. Бритоголовый взял одно из этих существ за шиворот и оторвал от ствола. Оно недовольно заворчало — отпусти, отпусти... Он развернул этого толстого, но жидковатого зверька, и спутники узнали в этом отталкивающем существе человека. Крошечные атрофированные ноги и руки, эмбрионально крупная голова с еле намеченными щелями закрытых глаз, недоразвившийся нос и крупный, выдвинутый вперед рот с торчащими, как у грызунов, яркими белыми зубами. Мышцы вокруг рта автоматически сокращались, и челюсти продолжали совершать грызущие движения. Бритоголовый погладил человекообразного грызуна и посадил на ту же ветку, откуда только что снял. — Господи, кто это — спросила Новенькая с ужасом. — Алчущие, которые хотят насытиться, — насмешливо сказал Бритоголовый и тут же спохватился: что делаю Зачем я опять ее поддразниваю Какое застарелое безумие... Треснула какая то стена или прорвалась завеса — большой кусок прежнего знания всплыл у нее в памяти: родители, бабушка, дом в Трехпрудном, коммуна в Тропарево... Лев Толстой и Евангелие, первое настоящее, не толстовское Евангелие, полученное от бабушки... И тут же она задохнулась от его насмешливого тона — узнала и евангельские слова, которые он явно и намеренно передернул... «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся...» — Нет, нет, я вовсе не насмешничаю, простите, у меня такая манера... Я только хотел сказать, что это их правда... Всякая страсть в конце концов умирает, не правда ли — продолжал он, а сердце ее больно билось от его слов. — Просто не все успевают умиротвориться в отведенный срок. Он нагнулся и поднял с земли замершее существо, только что отпавшее от ствола. Теперь оно было не человеком грызуном, а скорее напоминало человекочервя. Существо было неподвижным, зубы его исчезли, рот принял пропорциональный голове размер, а личико казалось совсем детским. — Все. Насытился. Теперь он больше всего похож на пятимесячный человеческий плод. Профессор заглядывал через плечо Новенькой. Что то страшное пришло ему в голову, и он хрипло спросил: — Он умер — Что вы! Смерти вообще то нет, Профессор. А этот, я думаю, гораздо ближе к началу, чем к концу, — таинственно ответил Бритоголовый. И тут Профессора прорвало: — Я ненавижу загадки! Я требую ясного и четкого ответа на вопрос, что тут происходит. Если вы считаете необходимым демонстрировать мне все эти так называемые чудеса, то могли бы потолковее объяснить ваши притчи и аллегории... — Какие притчи! — искренне засмеялся Бритоголовый. — Мы с вами еще и к азбуке не подошли! — Имейте в виду, я буду жаловаться! У меня большие связи, и в самых серьезных организациях тоже! — заверещал Профессор, а Бритоголовый как будто сник от его крика и стал его уговаривать: — Простите великодушно, я вовсе не хотел вас как то обидеть или что то там... Мы с вами все это обсудим, но не теперь. Немного погодя. Сейчас нельзя. Не положено... — Профессор успокоился — что не положено, это можно было понять, это звучало убедительно. Опять таки было приятно, что Бритоголовый при упоминании о связях изменил свой тон... Красивая женщина стояла рядом, слезы текли по ее щекам. Видно было Профессору, что Бритоголовый на нее глаз положил. Она прошептала: — Бедные, бедные... — И неожиданно быстро спросила у Бритоголового: — А дерево горькое Он взглянул на нее и сказал очень тихо, но Профессор слышал все до последнего слова. — Да какое еще горькое! Конечно, горькое... — И он махнул всем рукой, что, мол, можно идти в указанном на правлении.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   45