Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Любящие всё же встречаются у конца пути




страница1/25
Дата17.06.2017
Размер4.64 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
Lai`a Gol - 4

  Автор Лея Райнер


Часть 4.

   Дела семейные.

   Сквозь умирающие солнца и мрачные полуночи,

   И предательство, и уходящее доверие,

   Какую бы тьму ни послал мир,

   Любящие всё же встречаются у конца пути.

   Беру Ларс.

  


   ...Сознание возвращалось до отвращения медленно, словно утро перед началом хмурого осеннего дня. Сознание было заключено в центре огромной чёрной сферы, сквозь которую не проникало не единого лучика света, и отчаянно стремилось выяснить, кому оно принадлежит, и куда ему, собственно, так настоятельно рекомендуют вернуться. Прошло какое-то время, прежде чем в кромешной тьме возникла первая брешь, вокруг которой тут же зазмеились сияющие трещины, и чёрная сфера начала раскалываться на части, выпуская его разум на свободу.

   Что я такое?

   Свет стал ярче.

   Нет, правильнее будет сказать - кто я такой?

   Кажется, я человек. Или нет?..

   В этот момент один из тех осколков, что плавали теперь вокруг в сером мареве, окружавшем сферу, развернулся к нему своей внешней, зеркальной, стороной, на мгновение отразив молодого вулканца с серыми глазами и вечно растрёпанной чёлкой - с причёской у него всегда были проблемы; бабушка говорила, это из-за того, что он себе в детстве волосы ножом отрезал, вот они теперь и растут, как попало...

   Осколки прекратили своё бесконечное вращение и рассыпались мириадами сияющих искр, которые с тихим звоном начали падать вниз, оставляя за собой лёгкое опалесцирующее свечение.

   Ну вот и вспомнил всё, наконец.

   Сорел попытался открыть глаза - один раз, другой. Безрезультатно. Откуда-то издалека, с другого края Вселенной, до него донёсся отзвук собственного имени, после чего кто-то дотронулся до его лица. Сорел поморщился. Касание повторилось. Да кто же это так обнаглел, с досадой подумал Сорел, продираясь сквозь серое марево навстречу нормальному миру, чтобы, по меньшей мере, прекратить это безобразие, о большем говорить, кажется, пока ещё рановато...

   ...Маккой без особых проблем привёл в сознание Сэлва, погружённого в поверхностный лечебный сон и, пока тот протирал глаза в окружении друзей, занялся Сорелом. Поскольку его состояние на момент погружения в транс было гораздо более тяжёлым, выходил он из него, соответственно, нелегко. В конце концов, Маккой сдался и применил к Сорелу метод простой, но эффективный, практикуемый преимущественно у вулканцев; проще говоря - навешал ему пощёчин, не забывая при этом громко звать по имени.

   Спустя минуту Сорел открыл глаза, и Леонард почувствовал, как на его запястье сомкнулись твёрдые пальцы.

  -- Достаточно, - произнёс вулканец, удивляясь, как глухо звучит его голос, и быстро оглядел помещение, в котором находился.

   Последнее, что он помнил - это джунгли Феранны и собственное прискорбное состояние. Похоже, с тех пор многое изменилось. Он вдохнул сухой и тёплый воздух медотсека и тут же закашлялся, вопросительно глядя на доктора. Маккой поднёс к его лицу дыхательную маску и заставил сделать пару вдохов аэрозоля с отвратительным запахом и вкусом, от которого у него закружилась голова, и всё поплыло перед глазами. Спустя мгновение кашель прекратился, как, впрочем, и головокружение, из чего Сорел сделал вывод, что лечение окончено, и можно приступать к рекогносцировке на местности.

  -- Ну нет! - Маккой с некоторым усилием уложил попытавшегося сесть вулканца обратно на койку. - Я вам, кажется, пока ещё не давал разрешения бегать по палате.

  -- Кто вы?

  -- На данный момент - ваш лечащий врач. Меня зовут Леонард Маккой, и я возглавляю медицинский отдел на этом корабле.

  -- Что за корабль?

  -- "Энтерпрайз".

  -- Где мои курсанты?

  -- Да вот они, - Маккой махнул рукой в другой угол палаты. - Уже весь звездолёт на уши поставили.

   Сорел повернул голову и увидел Ивана, Эван и Тиру, стоявших возле кровати Сэлва. Та-а-ак... А эти-то как здесь оказались?!

  -- Эван... - он с трудом пошевелил рукой, подзывая девушку.

  -- Ой, Сорел... то есть, мистер Сорел! Наконец-то вы проснулись!

   Сорел бросил ещё один быстрый взгляд на курсантов - Тира и Серёгин улыбнулись ему и вернулись к своей беседе, бледный Сэлв приветственно помахал рукой и снова упал на подушку... некомплект.

  -- Где Лея?

  -- Спит. У нас всех вчера день был - не приведи Господи, но она, по-моему, больше всех измоталась. Разбудить?..

  -- Не надо. Как мы добрались?

  -- Отлично, мистер Сорел. Н`Кай вас на руках нёс, - в глазах Эван запрыгали чертенята. - Между нами говоря, сам вызвался, никто его не просил...

  -- Н`Кай?! Только его мне и не хватало для полного счастья... Как он здесь очутился?

  -- Он в Звёздную Академию с клингонами прилетел, вроде как для того, чтобы вместе с ними учиться, а на самом деле они его использовали как прикрытие, чтобы никто не догадался, что они телепаты, хотя он уже давно сам не телепат - ну вы же помните; хотя, ой, нет, теперь опять телепат - ему Алекс случайно все способности вернула, ещё до того, как её в заложники взяли...

  -- Клингоны-телепаты взяли Алекс в заложники?! - брови Сорела невольно поползли вверх, и он жестом велел Эван остановиться.

   Та с радостью последовала его совету, недоумевая, как это её угораздило выдать на гора такой ворох информации разом. Видимо, сказывается отсутствие Леи...

  -- Кажется, я слишком многое пропустил, - задумчиво произнёс Сорел, глядя в потолок. - Давай сначала. Медленно.

  -- Ой, это такая длинная история!

  -- А что, мы куда-то торопимся?

  -- Да, в общем, нет...

  -- Вот и начинай.

   Маккой, стоя за прозрачной стеной медотсека, приводил в порядок инструменты, незаметно наблюдая, как рыжеволосая девочка-курсант непринуждённо общается с его мрачным пациентом, которого только вчера еле-еле с того света вытащили, и пытался осмыслить то, что увидел. Значит, и эта тоже из его клана? Хотя, чему удивляться - они же сёстры, естественно... И сколько же их там ещё осталось? Может, на Вулкане лет десять тому назад целый детский сад потерялся? (Маккой даже не представлял, насколько он был близок к истине в этот момент.)

   Философски пожав плечами, доктор принялся расставлять инструменты по полкам.

   В конечном итоге, сказал он себе минуту спустя, мир непостижим. И в особенности он непостижим в той области, которая прилегает к вулканскому сектору. Пусть себе живут спокойно среди своих загадок. Почему бы и нет?..

***

   Лея проснулась от странного ощущения - кто-то щекотал кончик её носа жёсткой кистью для рисования. А, может, и для малярных работ - и, если судить по нежности и деликатности оказываемого на нос воздействия, именно на данный момент его покрывали толстым слоем водоэмульсионной краски. Выбор дальнейших действий был невелик - Лея чихнула и открыла глаза, яростно потирая рукой пострадавшую часть лица. Увидев нависающего над ней Н`Кая, сжимающего в пальцах кончик её собственной косы, Лея застонала и отвернулась к стене, натягивая на голову китель.



  -- Вставай давай! - не проявляя абсолютно никакой деликатности и понимания текущего момента, Н`Кай схватил Лею за плечи и перевёл её в вертикальное положение. - Ты уже больше двенадцати часов дрыхнешь, так нельзя, потом голова целый день болеть будет!

  -- Ну и ситх с ней...

  -- "В пень графиню"? - на секунду задумался Н`Кай, зримо проводя в сознании какие-то аналогии и, как следствие, пополняя свой вокабулярный запас. - Допустим. Кстати, это Алекс попросила, чтобы я тебя разбудил.

  -- Что ж, неудивительно в таком случае, что она выбрала жертвой именно тебя, - буркнула Лея, переплетая косу. - А где все?..

  -- В медотсеке, - Н`Кай опустил на столик рядом с её кроватью тяжёлый поднос.

   Лея придирчиво изучила содержимое подноса, после чего её взгляд несколько прояснился. Ничто так не улучшало её настроения по утрам, как хорошая кружка крепкого кофе и пара основательных бутербродов с мясом.

  -- Почему не разбудили сразу? - она подошла к умывальнику и включила воду.

  -- Мы честно пытались, - пожал плечами Н`Кай. - А ты нам в ответ такое по-клингонски завернула, что и повторить неудобно.

  -- Ма-а-а-терь Божья, - Лея уставилась на своё отражение, вытирая мокрое лицо полотенцем. - Бывает хуже. Но реже...

  -- Я присоединюсь, ты не против? - Н`Кай дождался, пока Лея сядет завтракать и подхватил вторую кружку с кофе из тех, что стояли на подносе.

  -- То-то, я смотрю, здесь еды на два подразделения, - пробормотала Лея, глядя, как Н`Кай последовательно уничтожает девять десятых из того, что лежало на подносе, и что было съедобно в принципе. - Мне лично бы и пары бутербродов хватило...

  -- Ужасно не люблю есть в одиночестве, - признался Н`Кай, стряхивая с рук крошки хлеба. - Алекс сказала, что лично побреет меня наголо, если я буду мозолить ей глаза и дальше, а ребята сегодня утром завтракать не стали, вот я и решил дождаться тебя.

  -- Мудрое решение, - Лея тоже не любила завтракать в одиночестве, и Н`Кай был удостоен короткого колючего взгляда, в котором только безнадёжный оптимист мог уловить тщательно завуалированную симпатию. К сожалению или к счастью, но Н`Кай относился именно к этой породе людей.

  -- Спасибо, - кивнул головой ромуланец. - Ты будешь доедать этот бутерброд?

  -- Нет, - Лея отрицательно покачала головой, глядя куда-то в пустоту.

  -- В чём дело? - Н`Кай опустил кружку на поднос, с удивлением глядя на Лею.- У тебя исключительно глупый вид.

  -- Сорел очнулся, - улыбнулась та, отодвигая поднос в сторону. - Я в медотсек; если хочешь, идём вместе.

***


   Последние полчаса Сорел был очень занят - следил за Маккоем из-под полуопущенных век, старательно делая вид, что следует его рекомендациям. И, как только тот покинул палату, будучи абсолютно уверен, что все его пациенты должным образом устрашены и будут вести себя тихо, Сорел осторожно, стараясь не производить лишнего шума, подтянулся на руках и сел в кровати. Т`Вет, комната опять поплыла слева направо... нет, наоборот... а теперь по кругу... и немного наискосок для разнообразия. Похоже, это чувство теперь останется с ним навсегда, грустно отметил Сорел, прикидывая параллельно, куда они могли спрятать его одежду.

  -- Мистер Сорел! - гневный женский голос прозвучал прямо за его спиной, где ещё секунду назад - он мог поклясться в этом собственной жизнью - абсолютно никого не было.

   Сорел, конечно же, ничуть не испугался этого резкого окрика - говорить так было бы, вне всякого сомнения, преувеличением, он же всё-таки вулканец - нет, он просто чуть не свалился с кровати от неожиданности, да ещё рыбки в аквауриме, что стоял у стены, всплыли килем верх, только и всего. Но ведь это не главное, верно?..

   К сожалению, Кристина Чэпел своим воплем привлекла внимание не только Сорела и Сэлва сотоварищи, чья компания теперь гнусно хихикала в углу, глядя на одеревеневшего Сорела, замершего на краю больничной койки в позе роденовского мыслителя; но и Маккоя, который немедленно вылетел из соседней палаты и теперь направлялся к вулканцу с явным намерением растерзать того заживо. Сорел хотел было сказать, что не привык столько времени проводить лёжа, что он очень устал от этого занятия, и что у него вообще на ногах всё гораздо быстрее проходит; однако, посмотрев в ясные голубые глаза начмеда, понял, что делать этого ему не стоит. Без особой аргументации. Не стоит - и всё. Он обречённо опустился обратно на подушку. Маккой самодовольно хмыкнул и вновь вернулся к своим делам. В поединке нервов под названием "доктор-пациент" победитель мог быть только один, а Маккой оч-чень не любил проигрывать. Потому и поворачиваться назад уже не стал. Он и без того знал, что Сорел теперь до самого вечера с места не двинется. Просто побоится...

   Сорел с тоской посмотрел в сторону Сэлва, которого Маккой обещал выписать уже к вечеру, если температура не поднимется вновь; и уже начал было обдумывать план побега, не уступающий по размаху недавней клинжайской операции, когда створки дверей бесшумно скользнули в стороны, и в палату вошла Лея. Увидев его живым и почти здоровым, она облегчённо вздохнула, и присела на край его кровати, с места в карьер заведя какой-то рассказ на вулканском языке.

   Леонард прислушался к разговору и недоумённо приподнял одну бровь. Странное дело, но универсальный переводчик адекватного перевода не давал, знакомым казалось лишь каждое третье слово, но и не более того. Интересно, что за диалект она использует?

   Вулканец ничего не отвечал девушке, но и не пытался избавиться от её общества, как поступил бы на его месте Спок. Просто лежал и слушал. И выглядел при этом довольно счастливым - насколько это вообще было возможно при его происхождении и в его состоянии. Как мило...

   Маккой подошёл к группе курсантов, сидящих на краю койки Сэлва (тот едва не падал с другой стороны, но, похоже, был вполне доволен своей жизнью), и тихо спросил:

  -- Ребята, а он ей кто? - как известно, любопытство Маккоя вошло в легенды. - Отец?

   Леонард так и не понял, почему молодые люди дружно закатили глаза к потолку и страдальчески, в один голос, вздохнули.

  -- Да нет, - нашла, наконец, в себе силы для вразумительного ответа Эван. - Просто... ну, он за неё отвечает.

  -- Интересно, - задумался Маккой. - Очень, очень интересно.

  -- Кто бы и спорил, - подтвердила Эван.

   Однако на этом месте раздумья Маккоя были прерваны самым варварским образом.

  -- ФЕДЕРАЛ!!!

   Прямым следствием этого вопля стало то, что Леонарда разом перестали интересовать особенности внутриклановых взаимоотношений на Вулкане - хотя бы потому, что его собеседница закатилась от хохота, едва не рухнув при этом с края кровати; а Сорел зачем-то полез под одеяло... точнее, натянул его себе на голову.

   В палату ворвался гиперактивный Н`Кай.

  -- Браток, ты живой?

   Браток? Маккой почувствовал нехватку воздуха и теснение в груди. Совсем ему стало плохо после того, как Сорел стянул с головы покрывало и довольно мрачно произнёс:

  -- Долгой тебе жизни и процветания, пират... мисс Форд...

   Н`Кай обернулся и обнаружил за своей спиной Алекс, тихой сапой просочившуюся в медотсек незаметно для всех. Та скорчила ему рожу, едва уловимо переводя дыхание - похоже, что Сорел вовсе не намерен был перегрызать ей горло при каждой личной встрече в память о том, что она натворила на обеде у Литгоу. Возможно, он уже не придавал этому значения, а, может, просто пережил слишком сильный стресс для того, чтобы забивать себе голову тем, что было; так или иначе, дела складывались лучше, чем она могла ожидать, и Алекс смело шагнула через порог.

  -- Здравствуйте, мистер Сорел. Как вы себя чувствуете?

  -- Неплохо, - коротко отозвался Сорел, косясь в сторону Н`Кая, словно лошадь на плётку.

  -- Вне всякого сомнения, - согласился с вулканцем Н`Кай, присаживаясь на край его кровати. - И уж, конечно, всяко лучше того, что я увидел, когда прилетел с девчонками на эту богом проклятую планету. Да, браток, подставило вас ваше начальство по самое дальше некуда, а то и более того, не при дамах будет сказано...

   Сорел закатил глаза, на что Н`Каю, само собой, было наплевать, более того, это явно сгенерерировало в его лохматой голове не менее десятка новых идей. Тард бережно поправил на Сореле одеяло и уставился на него влюблённым взглядом старого хентайщика, узревшего на балконе кружевные трусики тринадцатилетней школьницы, живущей в доме напротив.

  -- Убирайся отсюда немедленно! - прошипел Сорел по-вулкански, глядя в потолок. - Ты ставишь нас обоих в неудобное положение!!!

  -- Ой, да ла-а-адно! - отмахнулся ромуланец. - Мы с тобой уже и раньше там стояли, и ничего, оба живы-здоровы. Знал бы ты, как я по тебе скучал все эти годы!

  -- Годы?!

  -- Ну... месяцы. Хорошо, недели!.. Неважно. Жизнь без тебя скучна и лишена всяческого смысла. И вообще, где твоя благодарность? После всего того, что я для тебя сделал!.. - сценические данные Тарда потрясли даже Лею.

  -- Ну и что ты там такое сделал? - с некоторой долей опасения поинтересовался Сорел.

  -- На себе тебя из вражеского стана выпер, вот что!!!

   После этих слов со стороны Сорела последовал непереводимый вулканский фольклор, произносимый в столь размеренных и деликатных интонациях, что человек непосвящённый вполне мог принять его за изъявления искренней благодарности. Пока Н`Кай восхищённо внимал этому монологу, а Сэлв судорожно искал ручку и блокнот, невозмутимая Лея зажала хихикающей Эван уши, не забывая при этом повторять про себя каждое услышанное слово.

   Минуту спустя за её спиной раздался сдавленный кашель. Она обернулась, оставив сестру в покое (уши сильно не пострадали, но покраснели изрядно - хватка у Леи была железная), и увидела пунцовую Алекс, зажимающую себе рот рукой.

  -- Ты что? - удивилась она. - Ну подумаешь, высказался мужик, наболело... Что тут такого?

  -- Да при чём тут это, я вообще по-вашему ни слова не понимаю, - произнесла та, переведя дыхание и смахнув с ресниц слёзы.

  -- Ну и в чём тогда дело?

  -- Без комментариев...

  -- Мистер... - к ромуланцу подошла Кристина.

  -- ...Тард, - с готовностью отозвался тот.

  -- Мистер Тард, больным пора обедать, - твёрдо сказала медсестра, пристально глядя Н`Каю в глаза.

  -- О, я помогу вам! - Н`Кай выхватил из рук ошалевшей Чепел поднос. - Не дёргайся, братишка, ты можешь обжечься. Что? Даже и не думай об этом, ты же сейчас сам и ложку в руках не удержишь, о большем я даже и говорить не хочу. Кстати, если тебе куда-то надо - а, судя по выражению твоего лица, так оно и есть, ты прямо говори, не стесняйся, я тебя провожу. Ну не с подружкой же туда идти, в самом деле...

   Сорел подарил Н`Каю испепеляющий взгляд.

  -- Знаю, - проникновенно сказал ромуланец. - Я тоже тебя люблю.

   Алекс зашлась во втором приступе истерического кашля.

  -- Это тебя в открытом космосе так просквозило? - с досадой поинтересовалась Лея, оборачиваясь назад. - Смотри, если услышит Маккой - леденцами от кашля не отделаешься!

  -- Просквозило?! Да ты только посмотри на этих двоих!

  -- Уже почти полгода смотрю. Большая сцена по ним плачет.

  -- Я смотрю, ты нисколько не изменилась, - процедила Алекс сквозь зубы. - Всё тот же ветер в голове и ни грамма здравого смысла... Неужели не замечаешь?

  -- Не замечаю что?

  -- То! Он же... да и этот, тоже, ещё неизвестно!

  -- Алекс, я тебя сейчас укушу. Кто он? Кто этот?

  -- Да Н`Кай с Сорелом!!!

  -- Н`Кай с Сорелом? - ухмыльнулась Лея. - Алекс, только тебе могло прийти в голову такое насчёт Н`Кая и Сорела.

  -- Ты уверена? - скептически поинтересовалась та.

  -- Ну-у... - Лея с интересом пригляделась к остроухой парочке (Н`Кай уже кормил с ложечки окончательно смирившегося со всем и явно потерявшего всякий интерес к жизни Сорела). - Надо признать, у Н`Кая уже давно имеется к Сорелу большое и, к сожалению, безответное, чувство. Задумываться о большем, извини за недостаток воображения, мне как-то в голову не приходило.

  -- А ты в Сореле ничего такого странного никогда не находила... нет?

  -- Буду знать, где искать - поищу обязательно, - Лея незаметно подавила зевок. - До сих пор причин для подобных поисков у меня не было.

   Тем временем Сорел, стараниями Н`Кая, уже проглотил пару ложек чего-то, напоминающего помесь овсянки с манной кашей, и теперь сдавленным шопотом ругался с ромуланцем, уговаривающим его съесть ещё немножечко - ну, за маму, за папу, за Сурака, в конце концов!

  -- А, может, он того... на два фронта работает? - трагическим шопотом поинтересовалась Алекс. - Ты хорошо его знаешь?

  -- Более чем, - хмыкнула та. - Ой, ёлки... ещё немного усилий со стороны Н`Кая, и в палате организуется свежий лохматый жмурик со следами асфиксии в тканях.

  -- И ты поверила? Он же вулканец! Ещё не хватало ему с ромуланцем прилюдно целоваться!!!

  -- Слушай, Алекс, если тебя это как-то беспокоит, можешь его на сей предмет самолично проверить, - предложила Лея.

  -- Кого, Сорела?!

  -- Ничего себе размах... Ты Н`Кая проверяй, если уж так приспичило, а с Сорелом я и сама как-нибудь разберусь, без твоей помощи.

  -- Ну ни фига себе! - возмутилась Алекс. - Интересно, как?

  -- Как-как! - огрызнулась Лея. - Как это обычно и делается. Вон он как вчера вокруг тебя увивался - уговаривать не придётся!

  -- Вот сама и проверяй, если такая грамотная! - возмутилась Алекс.

  -- Зачем мне это надо?

  -- А мне зачем?

  -- Ну, не знаю, - пожала плечами Лея. - Ты же начала этот разговор, значит, надо зачем-то...

   Тарелка опустела довольно быстро. Фиг бы у меня получилось в него эту овсянку запихать, с немалым изумлением и даже некоторой ревностью (не иначе как навеянной вышеизложенной беседой с Алекс), подумала Лея. Он же её ненавидит!!!

   Алекс, пребывая в жестокой задумчивости, потёрла подбородок. А действительно, какое ей дело до половой ориентации ромуланца? Ну, даже если и голубой... Разве это что-то меняет? Друг - он и есть друг, какого бы цвета он ни был.

   Если только он, конечно, действительно друг, а не нечто иное.

  -- О чём это вы тут шепчетесь? - воспользовавшись заминкой в беседе, к ним подошла Тира.

  -- Да так, - отмахнулась Алекс. - Бред какой-то...

  -- Не буду спорить, - хмыкнула Лея.

  -- Ясно. Кстати, вам не кажется, что Сорел и Н`Кай немного... того?

  -- Ну всё, с меня хватит! - прошипела Лея, решительно направляясь в сторону вышеупомянутых персонажей. - Хватит уже, отчаливай!

  -- Чего ради? - искренне удивился Н`Кай. - Садись рядом, по-моему, места здесь вполне достаточно.

   В течение почти целой минуты, последовавшей за этой фразой, никто ничего не говорил. Эван, Серёгин и Тира героически давились от хохота в углу палаты; Сэлв, как бы в приступе глубокой задумчивости, прятал лицо в сложенных ладонях, а Сорел мрачно изучал пластиковый потолок, проклиная мысленно тот день, когда не сдал Тарда властям, хотя, в принципе, и стоило.

  -- Вот ведь кретин какой, - на исходе пятьдесят четвёртой секунды вышеописанного молчания чья-то крепкая рука схватила Н`Кая за воротник и хорошенько встряхнула.

  -- Алекс?!

  -- А не пошёл бы ты... погулять?

  -- С тобой? - скорее по обязанности, нежели искренне веря в успех, поинтересовался ромуланец.

  -- Ещё чего! - возмутилась девушка. - Сам по себе погуляешь, во-о-он в том коридорчике.

  -- И долго мне там гулять? - насупился Н`Кай.

  -- Сколько потребуется, - Алекс разжала пальцы, одномоментно задавая Тарду необходимое направление в сторону двери. - Будешь нужен - позовут. Когда нибудь. Может быть... А, может, и нет.

  -- Да пожалуйста... - Н`Кай засунул руки в карманы и медленно удалился в коридор. Согбенная спина, поникшие плечи и шаркающая походка наглядно демонстрировали всю глубину постигшего его горя.

   В палате снова воцарилось молчание. Компания рядом с кроватью Сэлва разом поскучнела, зримо теряя интерес к происходящему. Лея уставилась на Алекс испепеляющим взглядом. Та пожала плечами, изучая узелки из оборванных шнурков на ботинках. Она ещё не решила, нравится ей ромуланец или нет. На данный момент он её раздражал, и раздражал сильно. Теперь источник раздражения был убран. Точка.

   Сорел утомлённо прикрыл глаза и начал мечтать о том, как за все прегрешения последних сорока лет его однажды упекут в один из храмов пустыни Гола (и, скорее всего, это будет тот, в котором содержат убийц и буйных сумасшедших), где он, наконец, сможет отдохнуть от всего этого... возможно.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25