Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Лингвистическое наследие Н. В. Никольского в свете современного чувашского языкознания




страница1/3
Дата04.07.2017
Размер0.53 Mb.
ТипДиссертация
  1   2   3
На правах рукописи

Матвеева Наталия Владиславовна



Лингвистическое наследие Н.В. Никольского

в свете современного чувашского языкознания

Специальность 10.02.02 – Языки народов Российской Федерации (чувашский язык)



Автореферат
на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Чебоксары 2009

На правах рукописи

Матвеева Наталия Владиславовна



Лингвистическое наследие Н.В. Никольского

в свете современного чувашского языкознания

Специальность 10.02.02 – Языки народов Российской Федерации (чувашский язык)



Автореферат
на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Казань 2009

Диссертация выполнена на кафедре чувашского языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Чувашский государственный педагогический университет им. И.Я. Яковлева» Министерства образования и науки Российской Федерации



Научный руководитель: доктор филологических наук

профессор Леонид Павлович Сергеев



Официальные оппоненты: доктор филологических наук

профессор Ганиев Фуат Ашрафович

доктор филологических наук

профессор Николай Иванович Егоров



Ведущая организация: Чувашский республиканский институт образования

Защита состоится 16 апреля 2009 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.081.12 в Казанском государственном университете им. В.И. Ульянова-Ленина по адресу: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, д. 18 (2-й учебный корпус), ауд. 1112.


С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета.
Автореферат разослан «10» марта 2009 года

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент А.Ш. Юсупова

Общая характеристика работы
Актуальность темы исследования. О лексическом богатстве языка судят по наличию словарей академического типа. Каждый народ в течение веков хранил и продолжает хранить свою историю, культуру, язык. Чувашский язык также имеет многовековую историю. Об этом свидетельствуют дошедшие до нас словари и различные памятники старочувашской письменности. Значительный интерес представляет исследование их лексики.

Среди памятников письменности (словарей) чувашского языка особое место занимают труды профессора Н.В. Никольского. Первый чувашский профессор больше известен как историк, фольклорист, этнограф, редактор т.д., но его исследования по языку позволяют нам причислить его и к лингвистам.

В число источников для изучения языкового наследия Н.В. Никольского входят его изданные двуязычные словари («Русско-чувашский словарь» (1909 г.) и «Краткий чувашско-русский словарь» (1919 г.). Архивный фонд ученого состоит из 300 томов, который хранится в архиве Чувашского государственного института гуманитарных наук. Труды ученого играют огромную роль в удовлетворении потребностей лингвистических исследований, являются важным материалом в исследовании истории чувашского языка и тюркских языков в целом. В этих трудах отражаются состояние чувашского языка данного периода, его особенности, тенденции развития. Кроме того, интересный материал можно извлечь из других его архивных работ: собраний сказок, преданий, пословиц и поговорок, описания обрядов, жилищных построек, утварей и т.д. Все эти архивные материалы и печатные труды Н.В. Никольского до сих пор не подвергались специальному монографическому исследованию.

Усвоение языкового наследия ученого, его полное описание, определение места и роли в установлении норм и развитии чувашского литературного языка – основные задачи в данной диссертационной работе.

Несмотря на то, что в чувашском языкознании сделаны значительные шаги в этом направлении, лексическое богатство и другие языковые факты, отраженные в письменных источниках Н.В. Никольского (в изданных словарях и архивном фонде), извлеченные из живого разговорного языка, до последнего времени отдельно не изучались, т.е. не являлись объектом специального монографического анализа. Все эти моменты определили выбор темы и предмет исследования.

Актуальность диссертационной работы определяется значимостью проблемы исследования лексикографических трудов Н.В. Никольского. Их научная оценка является важной задачей для изучения истории чувашского литературного языка, исторической лексикологии, тюркского, в том числе и чувашского, языкознания в целом. В ходе исторического развития народа происходят перемены в экономической, социальной и культурной жизни общества, что приводит к изменениям в различных сферах жизни. Все эти изменения отражаются в языке, и в первую очередь, в его лексике. Изучение лексического состава языка как наиболее подвижного уровня его структуры принадлежит к числу важнейших направлений современной лингвистики. Исследование состава лексикографических работ Н.В. Никольского позволяет выявить лексико-семантические особенности разных пластов лексики, знакомит с материальной культурой чувашского народа и т.д.

Представляется весьма важным, что в чувашском языкознании исследование лингвистического наследия Н.В. Никольского значимо также для составления и обогащения разного рода словарей: переводных, толковых, диалектологических, этнолингвистических и т.д., для изучения истории грамматики чувашского языка.



Степень изученности темы. Несмотря на всю важность и актуальность данного вопроса, грамматические, лексикографические, этнолингвистические и диалектные материалы, содержащиеся в трудах Н.В. Никольского, до сих пор не стали объектом глубокого научного исследования. Хотя нельзя утверждать, что этот вопрос в чувашском языкознании не исследован. Ученые-чувашеведы В.Д. Димитриев, Г.А. Дегтярев, А.П. Леонтьев в своих исследовательских работах подчеркивали значимость специального изучения лингвистического наследия Н.В. Никольского.

В.Д. Димитриев в своих трудах привел биографические сведения и библиографию трудов Н.В. Никольского, охарактеризовал научную, педагогическую и общественную деятельность ученого1. Г.А. Дегтярев в статьях «Сёмах к.некисен ёсти» («Мастер словарей»)2, «Н.В. Никольскин лексикографири пултарулёх.» («Творчество Н.В. Никольского в области лексикографии»)3 дал описание его словарей, упомянул его архивные лексикографические источники. А.П. Леонтьев в своей книге охарактеризовал деятельность Н.В. Никольского как первого редактора чувашской газеты «Хыпар»4.



Целью диссертационной работы является, исходя из теоретических принципов функционально-семантического подхода, дать полный и развернутый анализ лингвистического наследия Н.В. Никольского, показать значимость его словарей как самостоятельных трудов.

Поставленная цель предопределила круг задач, каковыми являются:

а) изучить вклад в чувашское языкознание Н.В. Никольского как языковеда;

б) произвести всесторонний анализ печатных лексикографических трудов Н.В. Никольского;

в) выявить лексические единицы из архива профессора Н.В. Никольского для дополнения различного рода словарей (переводных, толковых, диалектологических, отраслевых, энциклопедических и др.);

в) раскрыть этнолингвокультурологический потенциал архивных материалов Н.В. Никольского;

г) на основе анализа накопленного фактического материала оценить рукописное наследие Н.В. Никольского и его значение для чувашской лексикологии и лексикографии.



Объектом изучения явились опубликованные работы Н.В. Никольского: «Русско-чувашский словарь» (1909), «Краткий чувашско-русский словарь» (1919); рукописный фонд: «Чувашско-русский словарь», «Дополнительные материалы к «Русско-чувашскому словарю», «Чувашские пословицы на чувашском, русском и французском языках», «Русско-латинско-чувашский словарь».

Предметом исследования выступили лексические единицы, содержащиеся в трудах Н.В. Никольского, особое внимание было направлено на не зафиксированные в других лексикографических изданиях чувашского языка.

Методологической и теоретической основой исследования явились достижения современной лингвистики, труды ученых-тюркологов, посвященные проблемам общего и чувашского языкознания. В ходе исследования были изучены лингвистические работы Н.Н. Поппе5, Е.М. Верещагина6, С.И. Ожегова7, Н.А. Баскакова8, Б.А. Серебренникова9, М.З. Закиева10, А.Ш. Юсуповой11, чувашеведов Н.И. Ашмарина12, М.Р. Федотова13, В.Г. Егорова14, И.А. Андреева15, М.И. Скворцова16, Л.П. Сергеева17, Н.П. Петрова18, Л.С. Левитской19, Н.И. Егорова20, Г.Н. Семеновой21 и других.

Методы исследования. Задачи, поставленные в настоящей работе, определили выбор методов исследования, которые ориентируются, с одной стороны, на богатую традицию лингвистических исследований языковедов и, с другой стороны, на осмысление специфических особенностей лексикографического материала в функционально-семантическом аспекте.

В соответствии с целями и задачами диссертации использовались метод лингвистического описания (при описании анализируемого материала, опирающегося на изучение и обобщение основных достижений современной лингвистической науки в области лексикографии), сравнительно-сопоставительный (при сопоставлении чувашского языка с другими тюркскими языками, при сравнительно-сопоставительном анализе различных лексикографических источников конца XIX –начала XX веков). Кроме того, в работе наряду с вышеназванным методом применялись методы компонентного (при сопоставлении слова с его определением), историко-этимологического анализа (при этимологическом анализе лексических единиц).



Научная новизна исследования состоит в том, что:

- дан целостный анализ лингвистической деятельности Н.В. Никольского;

- определен вклад ученого в практику составления разного типа чувашских словарей;

- систематизирован и проанализирован лексический состав переводных словарей, выполненных при участии Н.В. Никольского или под его руководством;

- выявлены лексические единицы, не зафиксированные в изданных лексикографических работах, для включения в словари чувашского языка;

- обнаружены дополнительные значения уже известных слов, семантические тонкости (более подробная дефиниция), новые фонетические варианты слов.

На защиту выносятся следующие основные положения диссертации:

1. Н.В. Никольский – составитель первых практических переводных словарей чувашского языка. «Русско-чувашский словарь» (Казань, 1909 г.) и «Краткий чувашско-русский словарь» (Казань, 1919 г.) являются первыми работами Н. В. Никольского в области лексикографии, и в то же время первыми многотиражными практическими словарями чувашского языка.

2. Научная аргументация роли Н.В. Никольского в становлении и развитии чувашской лексикографии. Н. В. Никольский является составителем первого нормативного словаря чувашского языка, своими трудами он внес определенный вклад в нормализацию и стабилизацию лексики чувашского литературного языка послереволюционных лет. Профессор Никольский впервые в истории чувашской лексикографии глаголы привел в форме повелительного наклонения 2-го лица единственного числа, и это нововведение имело важное значение для дальнейшего развития чувашской лексикографии.

3. Актуализация преемственности лингвистического наследия Н.В. Никольского. В трудах Н. В. Никольского содержится богатый материал для


выявления дополнительных лексических единиц для обогащения
современных лексикографических работ в чувашском языке. Изданные
словари и рукописный фонд Н. В. Никольского представляют ценность в
обогащении реестра словника всех типов словарей. В работах первого
чувашского профессора встречаются слова, не зафиксированные на
сегодняшний день ни в одном словаре.

Научно-теоретическая значимость. Научно-теоретические выводы и предложения по теме диссертации представляют значительный интерес для изучения ряда актуальных вопросов по чувашской диалектологии, по истории чувашского языка, по тюркологии в целом.

Практическая значимость. Собранный и систематизированный материал может найти применение при составлении разного типа словарей (переводных, толковых, отраслевых, энциклопедических, диалектологических) чувашского языка. Результаты исследования могут быть использованы языковедами, историками при изучении отдельных проблем истории языка, в определении языковых норм, а также в учебной практике преподавания чувашского языка, при подготовке вузовских учебников и учебно-методических пособий по лексикологии чувашского языка, программ, лекционных курсов, спецсеминаров по изучаемой проблеме; собранный автором фактический материал может быть использован на практических занятиях по современному чувашскому языку.

Апробация результатов исследования. Диссертационная работа выполнена на кафедре чувашского языка Чувашского государственного педагогического университета им. И.Я. Яковлева. Основные положения и результаты исследования докладывались на Международных научных конференциях (Чебоксары, 2006, 2008; Казань, 2008), на ежегодных научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава ГОУ ВПО «ЧГПУ им. И.Я. Яковлева» (2005, 2006, 2007, 2008), на заседаниях кафедры чувашского языка факультета чувашской филологии ГОУ ВПО «ЧГПУ им. И.Я. Яковлева». Основные положения диссертационного исследования отражены в 8 статьях, опубликованных в научных сборниках.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, а также списка литературы и иллюстративного материала.
Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, мотивируется выбор методов анализа исследуемого материала, раскрывается научная новизна исследования, ее теоретическая значимость и практическая ценность, формулируются положения, выносимые на защиту, представлены данные об апробации и структуре исследования.

В первой главе «Из истории изучения грамматики и лексикографии чувашского языка», состоящей из трех разделов, на основе анализа и систематизации специальной научно-теоретической литературы изложена история развития чувашской лексикографии и чувашской грамматики; представлен краткий очерк о жизни и деятельности Н.В. Никольского.

В первом разделе «Краткий очерк о жизни и творчестве Н.В. Никольского» рассмотрены основные этапы жизнедеятельности чувашского ученого.

Научное наследие Н.В. Никольского – исследователя народного творчества и языковеда – представляет интерес для языковедов, историков, этнографов, фольклористов. Вместе с тем примечателен весь жизненный и творческий путь ученого, который оставил память о себе и как автор многочисленных научных трудов, и как организатор в области науки.

Николай Васильевич Никольский родился 7 (9) мая 1878 г. в деревне Юрмекейкино Шуматовской волости Ядринского уезда Казанской губернии (ныне Моргаушского района Чувашской Республики). После окончания Шуматовского земского училища Николай был определен в Чебоксарское духовное училище, после его успешного завершения он в 1893 г. поступает в Казанскую духовную семинарию.

Н.В. Никольский был последовательным сторонником системы Н.И. Ильминского, понимал значение родного языка в школьном обучении и церковной проповеди, что подтолкнуло его специализироваться по этнографии и истории чувашей. Н.В. Никольский учился у В.К. Магницкого, Е.А. Малова, М.А. Мащанова, Н.Н. Фирсова, Н.Ф. Катанова, доцента И.М. Покровского, К.В. Харламповича, сотрудничал с чувашским языковедом Н.И. Ашмариным.

С ноября 1903 г. по 1917 г. Никольский преподавал чувашский язык на миссионерских курсах при духовной академии, в Казанской учительской инородческой семинарии он учил этот язык дифференцированно. После защиты магистерской диссертации Николай Васильевич вел курс «История христианского просвещения инородцев Поволжья» в Казанском университете. 30 октября 1916 г. Н.В. Никольский был зачислен приват-доцентом университета.

Значение родного языка в обучении Н.В. Никольский видел в следующем: «Инородческая школа, русская по существу преподаваемых предметов, разнится от последней приемами обучения. Ученики этой школы являются с совершенно другим мировоззрением, складом мышления, у них свой мирок. Задача учителя – приноровиться к душе ученика. Лучшее средство для этого – родной язык учащегося»22.

В 1919 г. Н.В. Никольский был избран членом совета и преподавателем истории просвещения народов Северо-восточной России, в 1920 г. он был назначен деканом этнографического отделения. С 1940 по 1950 гг. Н.В. Никольский работал старшим сотрудником Марийского научно-исследовательского института языка, литературы и истории, с 1948 по 1950 гг. – профессором Марийского государственного педагогического института. В фонде МарНИИ хранится 138 названий его рукописей общим объемом 7320 страниц. 21 января 1947 г. Совет Института этнографии АН СССР им. Н.Н. Миклухо-Маклая присудил ему ученую степень доктора исторических наук, которая была присвоена решением Высшей аттестационной комиссии Министерства высшего образования СССР 15 ноября 1947 г. Н.В. Никольский умер 3 ноября 1961 г.

Н.В. Никольский опубликовал около 200 научных работ по чувашскому языку, народному просвещению, этнографии, истории, фольклору, сельскому хозяйству, народной медицине, музыке. Около 300 томов в рукописном виде хранятся в архиве ЧГИГН. Эстонский профессор Вальтер Андерсен высоко оценил его труды: «Подобных фольклорных архивов на земном шаре имеется лишь очень немного – ни в коем случае не более трех десятков… Рукописное собрание Н.В. Никольского должно быть причислено к драгоценнейшим культурным сокровищам чувашского народа»23. Одной из великих заслуг Н.В. Никольского перед народом является основание первой чувашской газеты «Хыпар», он был первым редактором-издателем этой газеты.

Для объективной оценки значимости исследований Н.В. Никольского в разделе «Из истории изучения чувашского языка» проанализирован период, в котором работал профессор, какие достижения в области лингвистики были на тот момент. Из XVIII века до нас дошли не только словари, но и другие памятники старочувашской письменности. Следует отметить, что грамматика чувашского языка исследовалась на основе русской грамматики. Одним из самых примечательных памятников того века небезосновательно можно считать первую грамматику чувашского языка – «Сочинения, принадлежащие к грамматике чувашского языка» Е. Рожанского (1769). В ней рассматриваются имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, глагол, наречие, междометие, предлог. Она явилась первым пособием для изучения чувашского языка в училищах и семинариях, родоначальником изучения развития науки чувашского языкознания. Заслуживает внимания высказанная А.Н. Кононовым мысль о том, что «в 60-х годах XVIII века был заложен первый камень в фундамент научного изучения тюркских языков в России: в 1769 г. в первой Казанской гимназии началось преподавание татарского языка; в том же году в Петербурге была издана первая грамматика чувашского языка. Именно эти годы следует считать началом научного этапа в истории отечественной тюркологии, которому предшествовал многовековой период практического знакомства с тюркскими языками»24.

Автором второй грамматики «Начертание правил чувашского языка и словарь, составленные для духовных училищ Казанской епархии» (1836 г.) является В.П. Вишневский. По сравнению с предыдущей грамматикой автор дополнительно рассматривает послелоги, союзы, в каждой части речи находит новые факты.

В. Шотт для своей исследовательской работы «De lingua tschuvaschorum» (1840) за основу взял труды В.П. Вишневского и «Четвероевангелие». Знание тюркских языков позволило автору сделать правильные выводы о некоторых законах фонетики и морфологии чувашского языка (ротацизм – зетацизм, ламбдаизм – сигматизм). «Шотт первым определил местный и исходный падежи, аффиксы принадлежности в чувашском языке и сделал попытку научно объяснить происхождение некоторых грамматических форм»25.

Третью грамматику чувашского языка «Пособие к изучению чувашского языка» по материалам Н.И. Золотницкого издал Н. Лебедев. Здесь автор определил словообразовательные аффиксы -лёх (-л.х), -=ё (-=.), -ёк (-.к); образование прилагательных с помощью аффиксов -ри, -ти, -чи. Впервые отмечено образование порядковых числительных с помощью аффиксов -мёш (-м.ш).

Й. Буденц при написании исследовательской работы «Очерки по чувашскому языку» (1862) учитывал труды предыдущих исследователей в области чувашских грамматик, использовал языковые материалы верховых чувашей. В своей работе автор подробно описал все части речи, разработал ранее выявленную В. Шоттом категорию принадлежности, систему склонения, спряжения и времен глаголов. Вслед за Л.П. Сергеевым констатируем, что «Грамматика чувашского языка Й. Буденца является первой научной грамматикой в чувашском языкознании»26.

Особого внимания заслуживают исследования Н.И. Золотницкого «Заметки для ознакомления с чувашским наречием Вып. 1. Отдел звуковой» (1871), «Особенности чувашского языка, зависящие от изменения и выпуска согласных гортанных звуков» (1877) и И.А. Добролюбова «Ознакомление с фонетикой и формами чувашского языка посредством разбора и перевода оригинальных чувашских статей» (1879). Их труды в области чувашской фонетики и морфологии имели важное значение для дальнейшего развития чувашского языкознания.

Автором рукописи четвертой грамматики чувашского языка «Материалы к изучению чувашского языка» (написана до 1893 г.) является Н.Е. Ефимов. В ней описаны разные вопросы фонетики и морфологии чувашского языка. Многие из них рассмотрены тщательно, обоснованы примерами из говоров различных диалекетов.

В трудах основоположника чувашского языкознания Н.И. Ашмарина представлен систематический курс фонетики и морфологии чувашского языка. По сравнению с предыдущими трудами по грамматикам чувашского языка в трудах Н.И. Ашмарина выявляются уточнения в лучшую сторону: включенные ранее в число частей речи причастие и деепричастие здесь рассматриваются как формы глагола, имя числительное и местоимение – как самостоятельные части речи.

Авторы каждой новой грамматики находили существенно новые факты, добавляли их к уже имеющимся, обогащая тем самым исследования предыдущих.

Таким образом, методологической базой исследований Н.В. Никольского служили многие труды чувашских, русских и зарубежных историков, этнографов, фольклористов, языковедов. О диапазоне научных интересов Никольского можно судить по его рукописному фонду, они касаются истории, культуры, языка различных народов, им была изучена практически вся литература о чувашах и марийцах. Н.В. Никольский первым из ученых начала XX века обратил внимание на памятники старочувашской письменности XVIII века, в книге «Христианство среди чуваш Среднего Поволжья в XVI-XVIII вв.» (Казань, 1912) опубликовал семь памятников чувашской письменности XVIII века, в том числе полный вариант первой чувашской грамматики. Исследователи, не имевшие доступа к чувашским текстам-источникам, могли обращаться к копиям в архиве профессора.

Во втором разделе «Из истории изучения лексикографии чувашского языка» представлен обзор трудов по чувашской лексикографии.

При исследовании словарей Н.В. Никольского прежде всего следует обратить внимание на тот период, когда работал этот известный лексикограф. История изучения лексикографии развивалась так, что в течение долгого времени исследователи в основном занимались собиранием, регистрацией и систематизацией словарных статей.

Лучшие представители тюркского и чувашского языкознания еще в XIX в. пытались составить первые словари. Так, например, в 1875 в Казани вышел в свет словарь Н.И. Золотницкого «Корневой чувашско-русский словарь, сравненный с языками и наречиями разных народов тюркского, финского и других племен», его можно назвать первым опытом сравнительно-этимологического словаря в чувашской лексикографии.

В начале XX века в чувашском языкознании теории составления лексикографических работ еще не существовало. Более того, не было даже словарей, составленных выходцами из чувашей. Первыми лексикографами чувашского языка были представители других народов: русские, венгры, финны. Они составляли словари в чувашском языкознании на практике лексикографических работ других народов. Здесь следует отметить работы З. Гомбоца «Список чувашских слов» (1906) (ее можно считать Чувашско-русско-венгерским словарем) и Х. Паасонена «Чувашский словарь» (1908).

Первым многотиражным практическим словарем в чувашской лексикографии является «Русско-чувашский словарь» (1909) профессора Н.В. Никольского, подготовленный для учеников и учителей. Это явилось крупным достижением чувашской лексикографии. Н.Н. Поппе среди капитальных трудов Н.В. Никольского на первое место ставил «большой словарь» (Русско-чувашский от 1909г.) и «карманный» (Чувашско-русский от 1919 г.): «Ему удалось достать и изучить относительно чувашского языка все то, что ускользнуло от внимания других исследователей, и подробно исследовать целый ряд вопросов, относящихся к истории изучения чувашей»27.

«Словарь чувашского языка»28 Н.И. Ашмарина (1910-1950 гг.) в 17 томах является ценным памятником чувашской лексикографии. В словаре около 45 тысяч слов, в нем отразилось все богатство чувашской лексики и фразеологии того времени, включены архаизмы из памятников чувашской письменности, историзмы, диалектизмы, неологизмы, окказионализмы из пословиц, материалы по антропонимике, топонимике и т.д.

После Октябрьской революции Н.В. Никольский разработал и издал «Краткий чувашско-русский словарь»29 (Казань, 1919) для учащихся школ. Это первый в истории чувашской лексикографии учебный словарь для школьников.

В 1924 году выходит первый тематический «Русско-чувашский словарь» А.Т. Быкова, в котором слова сгруппированы по темам и переведены. В этом же году издается «Маленький словарь иностранных слов» («Ют ч.лхесенчен хутшённё сёмахсен п.ч.к словар.») Н.И. Ванеркке. В 1931 году под редакцией Т.М. Матвеева выходит в свет «Русско-чувашский словарь» для учащихся школ, он содержит около 7 тысяч слов. В этот словарь включены слова, соответствующие требованиям чувашского литературного языка.

Большим событием в истории чувашского языкознания явился выход в свет в 1935 году (2-е испр. изд. в 1954 г.) «Чувашско-русского словаря» В.Г. Егорова, содержащего около 25 тысяч слов. Эта работа включает в себя как слова, соответствующие нормам литературного языка, так и архаизмы и диалектизмы. Следует отметить, что словари 1960-80 гг. соответствуют требованиям теории и практики лексикографии, в основном их готовил коллектив авторов, редактировали известные чувашские языковеды: 1) Чувашско-русский словарь под редакцией М.Я. Сироткина. М., 1961. Около 25 тысяч слов. 2) Чувашско-русский словарь под редакцией М.И. Скворцова. М., 1982 (второе издание в 1985 г.), в нем около 40 тысяч слов.

Первый орфографический словарь чувашского языка был составлен Н.И. Ванеркке в 1926 году, затем в 1940 г. (редактор М.Я. Сироткин), в 1990 году был выпущен орфографический словарь для средних школ, начальных классов (1995) (автор Л.П. Сергеев). Полный вариант орфографического словаря Чувашское книжное издательство выпустило в свет в 2002 году.

В 1960-80 гг. вышли в свет этимологический30 (В.Г. Егоров), диалектологический31 (Л.П. Сергеев), орфоэпический32 (А.Е. Горшков) словари, словарь синонимов33 (Е.Ф. Васильева), обратный словарь чувашского языка34 (Л.П. Сергеев и др.). В 1950-70 гг. усилилась работа по подготовке терминологических словарей по медицине, сельскому хозяйству, технике, растениеводству и т.д. В 1990-х гг. профессор М.И. Скворцов подготовил для учащихся школ чувашско-русский (1989), русско-чувашский (1992, 1997), чувашско-татарский (1994), чувашско-русский и русско-чувашский (1999, 2003) словари. В этот же период чувашская лексикография обогатилась словарями синонимов, антонимов, омонимов и научных терминов.

До сих пор в научной литературе было принято выделять первые учебные словари В.П. Вишневского и Е. Рожанского. Такой подход нам представляется несколько формальным, не учитывающим до конца объективные факторы, сложившиеся в ту эпоху. На самом деле, словари Н.В. Никольского («Русско-чувашский словарь» (1909), «Краткий чувашско-русский словарь» (1919)) также являлись практическими словарями для духовных учебных заведений. Н.В. Никольский, занимаясь преподавательской деятельностью, понимал значение переводных словарей в деле обучения. Словари профессора Никольского также были незаменимы при издании чувашской газеты «Хыпар».

К сожалению, многие труды профессора Н.В. Никольского остались неопубликованными. Например, среди его рукописей обращает на себя внимание «Чувашско-русский словарь» в 7 томах (1903-1914 гг.), а также «Русско-латинско-чувашский словарь» (1926 г.), «Чувашские пословицы на чувашском, русском и французском языках» (1938 г.) Рукописный фонд Н.В. Никольского, имеющий большое научное значение, в основном хранится в архиве Чувашского государственного института гуманитарных наук.

Вторая глава «Словари Н.В. Никольского как памятники чувашской лексикографии начала XX века» посвящена обзору и анализу лексикографических работ Н.В. Никольского.

В первом разделе второй главы «Опубликованные лексикографические работы Н.В. Никольского» рассматриваются два словаря Н.В. Никольского – «Русско-чувашский словарь» (Казань, 1909), «Краткий чувашско-русский словарь» (1919).

«Русско-чувашский словарь» является первым многотиражным практическим словарем, он предназначался для всех чувашей. Словарь в целом характеризует высокое качество передачи содержания русских слов на чувашский язык. Основным способом перевода в нем является эквивалентный способ: город – хула, хола; дрова – вутё, вотё; картофель _ паранкё: =.р улми. Паранк(ё) – узколокальное слово, встречается только в части говоров верхового (Ядринский, Моргаушский районы) и средне-низового диалектов (Козловский, Урмарский, Янтиковский районы). В низовых говорах большей частью употребляется слово улма. Впервые лексема со значением «картофель» зафиксирована в «Корневом чувашско-русском словаре» Н.И. Золотницкого: паранга «картофель», тат. бəрəнге, горн. черем. переньге, луг. черем. паренге «картофель»35. По мнению чувашского диалектолога профессора Л.П. Сергеева, общеупотребительный термин =.рулми, ставший литературной нормой, образован средствами родного языка путем словосложения =.р «земля, земляной» и улма «яблоко», т.е. картофель – это «земляное яблоко»36. М. Р. Федотовым в этом слове усматривается аффикс -анкă, который распространен не только в чувашском, но и в марийском языках. Он считает -анкă (-енк.) чувашским аффиксом, а слова паранкё «картофель», кăпшанкă «насекомое», уланкё «окунь» _ чувашскими заимствованиями в марийском языке37.

Также совмещение эквивалентного способа перевода с объяснительным наблюдается в словарных статьях, связанных с терминологической лексикой: устье _ п.р шыв теп.р шыва йухса к.рекен вырён; =ырма: Атёл тамёк. (Оренб?): шыв ути (Ядр. у.). Исследователь А.Н. Куклин в работе «Топонимия Волго-Камского региона» слово oтo связывает со значением «роща». Рассматриваемое слово также встречается в разных диалектах марийского языка: луг.-мар. оты «кустарник», г.-мар. аты «лес». М. Рясянен считает, что данное слово в марийский язык заимствовано из чувашского, а по мнению И.С. Галкина, слово ото перешло в марийский язык из булгарского38. На основе всего этого А.Н. Куклин сделал вывод, что первоначальным значением этого слова является утрав «остров»39. Это значение зафиксировано в словаре Н.И. Ашмарина, здесь отё: утё – «остров»40. В татарском языке в значении «остров» используется слово атау.

В словаре представлена богатая диалектная синонимика, например: названия родственных отношений (мама – анне: апи: ама (С. 195)), названия жилища и вещей в доме (ложка – кашёк: =ёпала; разливная ложка _ =ёпала: алтёр (С. 189)), названия животных, птиц, насекомых (белка _ пакша: вакша (С. 43); дождевой червяк – ёман: манё: шурлчен (С. 91)), названия растений, кустарников и плодов (изюм – й.=.м =ырли (С. 134); картофель – паранкё: =.р улми; картофельник _ =.р улми юратакан; картофельник _ =.р улминчен тунё яшка: =им.=: улма кукли; картофельщик – улма .рчетекен: сутакан (С. 153)), названия пищи и напитков (вино _ ерех: ерек: ереке (С. 50); кулебяка _ вёрём: пысёк: ёшне пётё: йе купёстапа пулё хурса й\= чустаран п.=ерн. кукли (С. 177)), названия чисел и мер (малость _ пёртак: кёшт: п.ч.к=.: кёть: кёшт-кёна (С. 195)), названия признаков и действий (вредный _ сийенл.: сёянлё: сарёплё (С. 59); накипать _ в.ресе =ит: =иленсе: шёртланса =ит; хытса лар; в самоваре много накипи _ сёмавар ёшне пит нумай туйан в.ресе ларнё (С. 262)).

Наличие в словаре личных имен и названий населенных пунктов имеет важное значение. Проблема перевода названий существовала всегда – и во времена Н.В. Никольского, и сегодня (наглядный пример – ошибки в средствах массовой информации). В эпоху ученого Н.В. Никольского еще не было стандартных форм, методики составления словарей в этом направлении, поэтому сведения в области ономастики должны явиться дополнительным фактическим материалом для различных отраслей языкознания: Абызово _ (село Ядринск? у?) Хапёс (С. 19); Александровское _ (село Ядринск? у?) Уй-кас Йанасал (С. 20); Андрей _ Ентри: Ент\к (С. 21); Варенька _ Варьари: Варук: Вару= (С. 47); Георгий _ Якур (С. 72).

  1   2   3

  • Лингвистическое наследие Н.В. Никольского в свете современного чувашского языкознания
  • Научный руководитель
  • Общая характеристика работы Актуальность темы исследования
  • Степень изученности темы
  • Поставленная цель предопределила круг задач
  • Методологической и теоретической основой
  • Научная новизна исследования
  • Научно-теоретическая значимость.
  • Практическая значимость.
  • Апробация результатов исследования
  • Структура и объем диссертации
  • «Краткий очерк о жизни и творчестве Н.В. Никольского»
  • «Словари Н.В. Никольского как памятники чувашской лексикографии начала XX века»
  • «Опубликованные лексикографические работы Н.В. Никольского»