Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Летопись села




страница1/3
Дата13.04.2018
Размер0.7 Mb.
  1   2   3
Летопись села Есть тысячи деревень у нас в России, затерянных среди полей и перелесков. Тысячи деревень, таких же незаметных, как серое небо, как белоголовые крестьянские дети... С годами, когда мне пришлось лучше узнать страну, я убедился, что почти нет такой деревни – даже самой захудалой, где бы не было своих замечательных историй и людей. Возьмём, к примеру, окрестность Ефремова, Тульской области, того самого Ефремова, что по словам Чехова, был самым захолустным из всех уездных городов России. Какие же глухие деревни должны были окружать этот городок! На первый взгляд, это действительно так. Но только на первый взгляд… Я узнал, что невдалеке от Ефремова сохранилась усадьба отца Лермонтова, где в рассохшемся доме висит на стене пыльный походный сюртук поэта. Говорили, что Лермонтов останавливался у отца, когда проезжал на Кавказ в ссылку. Узнал, что на берегу Красивой Мечи охотился Иван Сергеевич Тургенев, а в Ефремове бывали Чехов и Бунин [Паустовский, 1980, с.27]. Недалеко от верховьев речки Любашевки расположилось поместье дворян Бобарыкиных. Сельцо Лукьяновка получило название в честь основателя Лукьяна Васильевича Бобарыкина. В истории своего бытия сельцо всё время принадлежала помещикам Бобарыкиным. Число населения сельца по годам, в которые проходили перепития (ревизии) было: 1811 год - тайная советница Авдотья Евгеньевна Бобарыкина – 32 двора, всего 124 чел. 1816 год – она же – 30 дворов, всего 197 чел. 1834 год – она же – 34 двора, всего 383 чел. 1850 год – генерал майор и кавалер Николай Лукьянович Бобарыкин, всего 405 чел. 1858 год - его же – 47 дворов, 452 чел. Бобарыкины имели владения и в других областях, например в 1834 году тайная советница Авдотья Евгеньевна Бобарыкина просила вписать в деревню Лукьяновка Ефремовского уезда, пропущенного по 7-й ревизии (1816г.) в её деревнях Витебской губернии, Суражного уезда, деревни Казанова, Калязина и Лесино, холостого дворового человека Аверьяна Екимова. В 1816 году у помещиков Бобарыкиных в Ефремовском уезде имелось сельцо Подзаецкое, которое было в смешанном владении: 1. Малолетняя девица Варвара Васильевна Бобарыкина - 2 двора, всего 14 чел; 2. Лукьян Васильевич Бобарыкин – 1 двор, всего 7 чел; 3. Дочери Петра Фёдоровича Емельянова- Софья Петровна Бобарыкина – 5 дворов, всего 33 чел; 4. Васильвой Евгеньи Александровны куплены у Бобарыкиных – 5 дворов, всего 33 чел. В 1834 году у гвардии подпоручика Лукьяна Васильевича Бобарыкина имелся отдельный двор Степана Захаровича Астахова – всего 12 чел. В совместном владении – 28 дворов, 396 чел. принадлежали: гвардии подпоручику Лукьяну, штаб капитану Дмитрию, человеку чиновнику 14 класса Павлу, малолетнему Василию, Владимиру, девице Софье, Васильевым, Бобарыкиным и Катерине Васильевне по мужу Емельяновой, доставшееся по наследству от матери поручице Софьи Петровной и сестры девицы Варвары Васильевны Бобарыкиной. О Боборыкиных имеются сведения ещё с 1613 года. В 1623 году «бьют челом холопы ваши Сенька Мосальский, Афонька Бобарыкин, Петрушка Братцев» судились за вотчину с. Приимково. 1626 года 26 мая боярин князь Андрей Васильевич Ситцкий да Яков Михайлович Бобарыкин докладывали государю, как оне государи укажут в поместном приказе после пожару поместные и вотчинные дела делать. Дела на владения поместьями сгорели и тут конечно кто как докажет своё владение. Письмо воеводы Афанасия Бобарыкина к царю Михаилу Фёдоровичу о приезде его на Воронеж, на воеводство и о принятии им города, казённого имущества и дел от прежнего воеводы князя Ромадановского. 8 ноября 1661 года грамота в Витебск Никите Михайловичу Бобарыкину о береженье по вестям; о прибылях литовских людях. Указы Екатерины II в 1764 году об увольнении «Лукьяна Бобарыкина с чином действующего статского советчика». 17 января 1761 года сенатом от службы за старостью отставлен. Последний из владельцев имением при деревне Лукьяновка (1917 год) был подполковник Александр Фёдорович Боборыкин (умер в первые годы революции, от тифа), работал в военном отделе бывшего Шиповской волости с которым Бобарыкин и делился некоторыми библиографическими данными. До революции 1917 года по рассказам самого Бобарыкина – он был ровесник императора Николая II и воспитывался вместе с ним в одном корпусе и иногда дрался с дурачком Колькой. Бобарыкин был в немилости у царя. Мать А. Ф. Бобарыкина была фрейлиной у матери царя Николая – Марии Фёдоровны, она преподавала детям царя – французский язык. Во время Русско-Японской войны у А. Ф. Бобарыкина, якобы произошёл какой-то скандал в военном Министерстве будто бы Боборыкин дал пощёчину генералу Миневичу и за эту дерзость он военным судом был приговорён к смертной казни. Затем царём был помилован и сослан в своё имение, в д. Лукьяновку без права посещения Москвы и Петербурга. В Лукьяновке он женился на неграмотной крестьянке девушке Елизавете, дочери крестьянина Романова. По рассказам Иллариона Ивановича Вепринцева из д. Липовки – Бобарыкина после революции не тронули. В 1917 году к нему из Петрограда приехала мать. Во время налёта конницы Мамонтова он своими советами оказал услугу нашей Красной Армии. Четыре его сына после смерти разъехались по разным местам. Бобарыкин был человеком интересным, ни с одним крестьянином не судился и был кумом в каждом доме у крестьян д. Лукьяновки, а во время крестин клал на «чашу» золотую монету в 10 рублей.В момент революции 1917 года своё имение (живой и мёртвый инвентарь) он самолично распределил среди крестьян д. Лукьяновка. «Мой край привольный, Родимый дом, где я живу, Где утром слышу гомон школьный, Я малой родиной зову. За всё, за всё тебя люблю я». В середине 1928 года всей остротой стал вопрос о создании колхозов. Для колхозов была выделена земля, был принято постановление, и утверждено. Перед подписанием собрали сход граждан в самой большой избе, засветили керосиновые лампы, долго до хрипоты спорили, как будет лучше: жить с колхозом или индивидуальным хозяйством. Мнение было единым – создание колхоза. Вторым номером стоял пункт о названии колхоза. Но нужно было сделать самое трудное: вовлечь в колхоз людей. Не многие главы семейств хотели рисковать своим хозяйством, боялись связать себя обязанностью, встретить какие то принуждения. В 1929 году в деревне Лукьяновка Лобановского района Тульской области образовался колхоз «Золотой колос». Первым представителем колхоза был избран 25-ти тысячник – коммунист, посланец партии Ветров Иван Иванович, а его заместителем стал местный крестьянин Силкин Василий Прохорович. Старожилы рассказывают, что первый колхоз был организован без учёта добровольности. У крестьян силой отбирали наделы земли, сельхозинвентарь, лошадей… Перегибы в методах коллективизации сказались сразу1. Весной 1930 года во время посевной кампании колхоз развалился из-за перегибов в добровольности вступления в колхоз и плохой организации (колхозу прислали вагон борон, которые не были нужны в таком количестве и не прислали другого сельскохозяйственного инвентаря; семена были разобраны). В это же время силами активистов на базе старого колхоза был образован новый колхоз, который назывался «Красный коммунар». Колхоз создавался с учётом ошибок, на строго добровольных началах. Ежемесячно колхоз пополнялся новыми членами. Создавались бригады, между ними разворачивались соревнования. Заводилами во всех делах была молодёжь. Ежегодно справлялось много свадеб. Молодые семьи получали земельные наделы, колхоз помогал строиться. Жизнь менялась на глазах. Когда в колхоз дали первый трактор, новость быстро облетела деревню, люди только и говорили о тракторе. Но когда страсти улеглись, люди забеспокоились кто – же будет работать на нём, ведь что такое трактор, никто понятия не имел, да и не видели его в глаза. Когда трактор прибыл в деревню ( механизаторов научили управлять им в райцентре, дали уроки практической езды). За трактором бежала вся деревня, и стар, и мал. Первые механизаторы - Трубников Николай, Чернов Алексей, Самсонов Николай. В колхозе были машины: ГАЗ 51 шофёр Лаухин Николай и Печикие Иван Тихонович. И машина (полуторка) шофёр Бурмистров Иосиф Семёнович. Самохвалов Иван Егорович возил председателя колхоза. Это были годы первых предвоенных пятилеток. Сложные годы, но интересные. Жаркое лето 41 года. Никому не думалось о плохом, но приходили тревожные письма от ребят, служивших в Красной Армии. О войне никто не думал, а она пришла. Пришла нежданно, сразу разрушила мечты и планы. Никто не знал, когда она кончится, да и не могли предположить, что до Победы 1418 дней и ночей. С первых же дней в военкомат посыпались заявления. Не прошло и месяца, а в деревне не осталось и половины мужчин. Надо было убирать хлеб. Ежедневно по несколько человек уходили на фронт. Осенью на фронт ушли уже мужчины, отцы семейств. Надо было заменить колхозных трактористов, ушедших на фронт. Женщины обучались тракторному делу. На смену отцам, мужьям, сыновьям пришли женщины и подростки. ---- человек по сельсовету ---- из них не вернулось. Вечная им память! Многие семьи постигло горе. Приходили похоронки. Из госпиталей стали возвращаться инвалиды. Ежедневно слушали радио. Шла война, и Лукьяновцы в свободное от работы время готовили для фронта посылки. Колхоз поставлял зерно. Трудно было, но выстояли. Весна 45 года! Белые сады, белая – белая черёмуха. Ждали с фронта мужей, отцов, сыновей. Приходили фронтовики, глядя на то, как трудно здесь без мужских рук, сразу взялись в работу. В деревнях – Журавлёвка, Коляевка, Новосёлки, Реневка, Липовка, Кропотово, Шипово были свои отдельные колхозы. (Журавлёвка – колхоз «Дирижабль» , председатель Трещёв Иван Матвеевич, Коляевка – колхоз «Красный боевик», председатель Архипова Клавдия Ивановна, Новосёлки – колхоз «Новосёлки» по названию деревни, Реневка – колхоз «Стальной конь», председатель Поляков Василий Андреевич, Липовка – колхоз «8 – е марта», председатель Поволяев Яков Тимофеевич, Кропотово – колхоз «Пятилетка», председатель Москалёв Степан Ильич), Шипово – колхоз «Новый путь», председатель Сидоров Сергей Филиппович. В 1954 году в данный колхоз вошёл – колхоз «8-е марта» (д. Липовка). В 1955 году в колхоз влились все колхозы Мценского сельсовета. Тогда колхоз назывался им. Маленкова. Председатель колхоза Агапеев Андрей Иванович, проработал до 1957 года. После укрупнения колхозу было присвоено имя Лермонтова, родовое имение отца которого находилось в соседней деревеньке Кропотово. Макаров Фёдор Фёдорович был инструктором в районе; и когда в 1957 году все колхозы объединились – председателем был избран Макаров Фёдор Фёдорович. В марте 1957 года колхоз носил уже имя Лермонтова. С 1957 года по 1971 год бессменно руководил артелью Макаров. Он оставил о себе добрую память у местного населения. В 1962 году колхоз переходит в подчинение Становлянскому производственному управлению Липецкой области. Документальные материалы колхоза имени Лермонтова сохранились с 1957 года и находятся в архиве. Год образования - 1932, земляная площадь -5611га. Основные направления сельскохозяйственной деятельности колхоза – зерновые. До 1957 года вся летопись составлена со слов жителей сёл, которые находились вблизи д. Лукьяновка. После Макарова Фёдора Фёдоровича с 1971 года по 1974 год председателем колхоза был Коваленко Александр Александрович, с 1974 по 1984 год председатель колхоза Душкин Николай Иванович. С 1984 года и по настоящее время колхоз им. Лермонтова, с 1 января 1993 года товарищество с ограниченной ответственностью, с 4 апреля 1997 года СПК, с 20 августа 2004 года ОАО возглавляет опытный руководитель Кондрашов Владимир Максимович. Хозяйство по всем показателям является одним из лучших в районе. В 2009 году к территории ОАО присоединено Плотавское отделение. С годами изменилось многое. Сейчас в д. Лукьяновка – передовое, экономически вполне самостоятельное, рентабельное хозяйство. Здесь на первом плане – внедрение в производство самых современных элементов ведения сельскохозяйственного производства из отечественного и зарубежного опытов, забота о людях труда. В хозяйстве 6 заслуженных работников сельского хозяйства: Кондрашов В. М. Ширнин В.Т. Трефилов Е. А. Чекулаев В. И. Денисова Н. И. Рассказов А. И. На территории было два сельсовета Лукьяновский и Мценский. После объединения центром стала деревня Лукьяновка. В сельской администрации имелось 12 населённых пунктов: Лукьяновка, Журавлёвка, Новосёлки, Липовка, Реневка, Басово, Кропотово-Кочетово, Кропотово-Лермонтово, Чернолесье, Мценка, Шипово, Коляевка, в которых проживает 726 человек. Рис. 1. Карта сельской местности Школа в деревне открылась в 1929 году в здании Бобарыкина, но её посещали не все. В каждой деревне была своя начальная школа. В д. Кропотово - учитель Пастухова Клавдия Константиновна, потом Успенский Николай Константинович. На станции Бабарыкино работала Фатьянова Любовь Ивановна. В Лукьяновской школе -Бунина Нина Николаевна – племянница русского писателя И. А. Бунина . Школ было две: одна 1 – 4 класс, другая 5 - 7 класс. Детей было много, и первое время приходилось учиться в две смены. Требовались новые кадры учителей, Были большие планы, намечалось строительство нового здания школы, но началась война. Учителя, как и весь народ, стали в ряды защитников Родины. (Из воспоминаний бывшей учительницы школы Фатьяновой Л. И.)2 «В годы войны в декабре 1941 года при отступлении немцев школа была сожжена. В 1958 году построили двухэтажное здание. На строительстве школы работали ученики. Во время войны 1941 года школа не работала. После ухода немцев школа вновь начала работать в сентябре 1942 года. Директором школы во время войны был Башилов Михаил Иванович. Война унесла жизни многих выпускников нашей школы. Ушёл на фронт и не вернулся директор школы Безуглов Ф. Н., учителя Тришин Михаил Тихонович, Егоров Степан Семёнович. И во время войны дети учились в школе. Кроме занятий учащиеся выкарчёвывали пни в лесу на дрова для школы, расчищали снежные заносы на железнодорожном полотне, помогали взрослым убирать скудные урожаи. А после войны сажали лесополосы». (Из воспоминаний бывшего учителя школы Миронова Ивана Ивановича.)3 «Шёл военный 1943 год. Учащихся в школе было мало. В классах насчитывалось 10-12 человек, в основном девочки. В старших классах было 5 мальчиков. Фронт тогда находился от нас километров 70. Немецкие самолёты частенько прилетали бомбить станцию Бабарыкина, но мы продолжали заниматься». В 1945 году в школу стали возвращаться учителя – фронтовики-----В конце 50 – х годов возник вопрос об открытии средней школы. Сейчас функционирует средняя школа, есть музей М. Ю. Лермонтова, который был открыт в 1984 году к 170 летию со дня рождения поэта. Создателями школьного музея были : директор школы Звягина Зинаида Павловна и учитель русского языка и литературы Сорокина Мария Александровна. Среди выпускников школы и учителей, работавших у нас, есть доктора и кандидаты наук. В деревне Лукьяновка был построен детский сад на 50 мест. 26 декабря 1988 года детский сад распахнул свои двери. Построен и открыт на средства колхоза имени Лермонтова. Архитектурное сооружение дошкольного учреждения – совершенство данной эпохи. Детский сад построен на участке площадью 1500 кв. м. Кирпичное одноэтажное здание площадью 560 кв. м. имеет все благоустройства. Используемая площадь 465 кв. м., на которой располагаются 2 спальные комнаты, 2 игровые, 2 туалетные, 2 буфетные комнаты, просторная кухня и служебные помещения. Все помещения оборудованы и укомплектованы необходимым инвентарём, игрушками. Оформление помещений соответствует всем санитарным требованиям. Детскому саду было присвоено название «Ёлочка». После открытия в детском саду функционирует одна разновозрастная группа в количестве 28 человек (дети от 1,5 до 7 лет). 30 декабря 1988 году в саду «Ёлочка» проводится первое открытое мероприятие: новогодний праздник «Здравствуй, Новый год!». 1988 – 2001 г.г. – ДОУ детский сад «Ёлочка» находится в ведении СПК им. Лермонтова. 2001 год передаётся в ведение Лукьяновской сельской администрации, о чём свидетельствует акт приёма – передачи объекта социально – культурного назначения от 24 декабря 2001 года. 2002 год по итогам деятельности ДОУ детский сад «Ёлочка» 23 апреля переименован в Муниципальное дошкольное образовательное учреждение. И в дальнейшем именуемое МДОУ детский сад «Ёлочка», является дошкольным учреждением общеобразовательного типа. 2007 год после капитального ремонта второй половины здание в МДОУ детский сад «Ёлочка» открывается вторая группа. На торжественном открытии присутствовали глава сельской администрации Коваленко Т. А. , глава отдела образования Становлянского района Жданов М. О., заместитель главы Ракитин С. А., председатель Совета депутатов Становлянского района Соломатин И. А. В честь открытия второй группы в детском саду школьники Лукьяновской СОШ показали концерт для детей и гостей праздника. 2007 – 2010 г.г. С 1 сентября 2007 года в МДОУ детский сад «Ёлочка» функционируют две группы: младшая – 17 человек (дети от 1,5 до 4 лет) и старшая – 15 человек (дети от 4 до 7 лет). 10 декабря 2011 года МДОУ детский сад «Ёлочка» был переименован в муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение (МБДОУ детский сад «Ёлочка»). В 1984 г. в МОУСОШ д. Лукьяновка был открыт музей, посвящённый 170-летию со дня рождения великого поэта М. Ю. Лермонтова. Экскурсоводы средней школы д. Лукьяновка проводят экскурсии по заявкам для всех желающих туристов-краеведов не только в школьном литературном музее М. Ю. Лермонтова, но и д. Кропотово-Лермонтово, с. Шипово. При школьной библиотеке проводятся интересные, на наш взгляд, занятия по краеведению. С 1992 года колхоз переходит в товарищеское общество с ограниченной ответственностью. ТОО им. Лермонтова стало показательным хозяйством. С годами изменилось многое. Сейчас в д. Лукьяновке – передовое, экономически вполне самостоятельное, рентабельное хозяйство. Здесь на первом плане – внедрение в производство самых современных элементов ведения сельскохозяйственного производства из отечественного и зарубежного опытов, забота о людях труда. Возглавляет сельскохозяйственный производственный кооператив имени Лермонтова заслуженный работник сельского хозяйства Владимир Максимович Кондрашов. В дипломной работе мы уделили особое внимание образованию, её истории в школе д. Лукьяновка. Подлинных документов не существует и поэтому наше исследование будет построено из воспоминаний учащихся Лукьяновской школы, например из воспоминаний бывшего ученика Большакова А. И.4 «… Как я не старался, всего вспомнить так и не смог. Но кое чего напишу. В пионеры я вступил ещё будучи восьмилетним мальчиком, в 1929 году, когда пошёл учиться в 1-й класс. Школа была в деревне Кропотово-Кочетово. За этот год у нас переменилось 4 учителя. Первая была учительница Пастухова Клавдия Константиновна, потом Успенский Николай Константинович, Якушин Фёдор Семёнович, Рогозин Сергей Сергеевич. Пионеров насчитывалось мало, всего 6 человек. Пионервожатым был у нас Комаров Борис, а его помощник Хохлов М. В. В то время, на нас смотрели некоторые люди, а их было в то время немало, как нехристей, увидя нас в красных галстуках. Но несмотря на всё это, всё же отряд держался дружно. Со своим отрядом мы проводили большую работу: ходили по полям травить сусликов, охраняли сады, помогали матерям в поле, распространяли литературу по сёлам, собирали деньги для постройки подводной лодки. Так продолжалось до 1932 года. В 1932 году я перешёл учиться в Реневскую начальную школу. В этот год пионерской организации не было, но благодаря стараниям нашей учительницы Шаховой Ольги Ивановны, многие из нас считали себя пионерами. В 1934 году я окончил Реневскую школу и поступил в Лукьяновскую неполно-среднюю школу. Тут я вторично вступил в пионеры. Пионервожатой была Шелёпина Екатерина Алексеевна, командир дружины был Большаков Егор Дмитриевич, который потом служил в ВМ Флоте. Я был звеньевым. Здесь работа пионерской организации была поставлена лучше, чем было раньше. Участвовали в художественной самодеятельности, ставили постановки и даже на поле. Ходили на экскурсии в леса: Ржавчик, Лукьяновский. После окончания учебного года все работали в колхозе до 25 августа, а с 1 сентября снова в школу. Вот так мы проводили своё время будучи пионерами. Когда я учился в 5-6 классах у нас по программе было в сентябре, октябре месяцах в неделю 7 часов уроков труда. За это время мы занимались заготовкой топлива для школы. Школа наша стояла на том же месте, где и сейчас стоит, разница лишь в том, что школа была одноэтажная и деревянная, и требовала очень много топлива. Но вот случилась беда, это начало 1936 года, когда у нас сгорела школа не та, в которой мы учились, а вторая – двухэтажная. В ней располагалась начальная школа и квартиры преподавателей. Нам её было очень жаль, потому что она была красивая. С 1938 года наша школа стала называться средней школой. В 1941 году 17 июня я окончил 10 классов и отправился 12 августа защищать Родину от фашистских варваров. Наш выпуск 10 класс был самый первый в Лукьяновской средней школе». (Из воспоминаний бывшей учительницы школы Фатьяновой Л. И.)5 «В годы войны в декабре 1941 года при отступлении Немцов школа была сожжена. В 1958 году построили двухэтажное здание. На строительстве школы работали ученики. Во время войны 1941 года школа не работала. После ухода немцев школа вновь начала работать в сентябре 1942 года. Директором школы во время войны был Башилов Михаил Иванович. Война унесла жизни многих выпускников нашей школы. Ушёл на фронт и не вернулся директор школы Безуглов Ф. Н., учителя Тришин Михаил Тихонович, Егоров Степан Семёнович. И во время войны дети учились в школе. Кроме занятий учащиеся выкарчёвывали пни в лесу на дрова для школы, расчищали снежные заносы на железнодорожном полотне, помогали взрослым убирать скудные урожаи. А после войны сажали лесополосы». (Из воспоминаний бывшего учителя школы Миронова Ивана Ивановича.)6 «Шёл военный 1943 год. Учащихся в школе было мало. В классах насчитывалось 10-12 человек, в основном девочки. В старших классах было 5 мальчиков. Фронт тогда находился от нас километров 70. Немецкие самолёты частенько прилетали бомбить станцию Бабарыкина, но мы продолжали заниматься». 50-е годы. Учителем биологии Селивановой Е. И. был заложен фруктовый сад, аллея из елей. Селиванов Н. М. руководил фотокружком. Фотоаппараты были примитивные. В селе не было света, движок запускался вручную, но кружковцы и в таких условиях печатали фотографии. В школе работала учителем русского языка и литературы Бунина Нина Николаевна – племянница русского писателя – Бунина И. А. Она знала пять иностранных языков. 60-е годы. В школе было много кружков. Физруком школы был Осипов А. Н. Он был первым физруком в районе с высшим образованием. Спортивная команда под руководством Анатолия Николаевича не раз защищали честь школы и района на областных соревнованиях. В школе существовало общество «Охрана природы». В него входило 180 человек. Весной и осенью 1965 года учениками было посажено 720 деревьев. Озеленение было произведено на территории школы, сельсовета и на территории деревень. В школе были созданы звенья общества «Зелёный патруль». На опытном участке проводились опыты по выращиванию высоких урожаев культур. Весной 1966 года учащиеся посадили 859 деревьев (декоративных) и 400 плодовых, территории школы, возле домов учащихся, вдоль шоссейных дорог. 70-е годы. Под руководством Звягиной З. П. и Сорокиной М. А. велась большая работа по созданию музея М. Ю. Лермонтова. Учащиеся вели переписку с музеем в Тарханах, с писателем Ираклием Андрониковым. Каждый год учащиеся посещали усадьбу отца поэта в деревне Кропотово, где вырубали и расчищали сохранившиеся аллеи из тополей. Кроме этого в школе велась поисковая работа. Учащиеся вели переписку с родственниками погибших солдат, захоронение в братской могиле. В 1999 году новая улица в д. Лукьяновке строится по программе «Свой дом» и при активной поддержке СПК имени Лермонтова. Расположена она будет так, что рядом находится земельный участок, живописная местность, газ, вода и другие удобства. Мценка – село Становлянского района Лукьяновского сельсовета. Колхоз называется «Мценка» по названию деревни. Председателем колхоза был Левинцев Иван Михайлович. Деревня была маленькая. А сейчас в деревне остался всего 1 дом. Пустеет она, доживает свой век. На порядке – всё те же осиротевшие дома, что и в Кропотовке. Холодные очаги, распахнутые двери, ни голоса, ни собачьего лая, ни детского смеха, ни крика петуха. А раньше по этой улице, под звон праздничных бубенцов, проезжали, много раз, на престольные праздники в Шиповскую церковь все Лермонтовы, по этой, зарастающей бурьяном дороге, двигалась осенью 1831 года скорбная процессия, – плыл над толпой, поднятый крестьянскими руками, траурный гроб: последнюю земную дорогу завершал Юрий Петрович, и шёл за гробом отца семнадцатилетний сын с печальными глазами. Где у стен приходской церкви были когда-то похоронены родители Юрия Петровича, его родственники, не одно поколение окрестных помещиков и крестьян. А позже – много раз проезжал на лошади задумчивый светлоглазый юноша с румянцем на щеках – Ваня Бунин… [Мануйлов, 1964, с. 29]. А сейчас остались пустые колхозные постройки, загон для телят, пруд, густо заросший камышом и рогозом… По документам 1932 года в ней проживало 214 чел. Деревни Красная Роща уже нет. Чернолесье. Село Становлянского района Лукьяновского сельсовета. Колхоз назывался «Красная горка». Председателем колхоза был Лагутин Егор Александрович, но он при некоторых обстоятельствах убил участкового инспектора, его взяли под следствие, вместо него председателем был Медведев Тимофей Герасимович. Колхоз был маленький, в деревне было всего 12 домов. Когда здесь были немцы, сгорело всё село. Люди жили в повалах, а также делали кизиковые дома. В домах жили по 7-10 семей. Деревня расположена в верховье речки Любашевки. По сведениям жителей 1932 года в ней проживало 259 человек. На 1 января 2001 года здесь имелось 2 двора и 2 жителя. Наименование деревни – по расположению около чёрного (лиственного) леса. Шипово. По документам 1932 года здесь проживало 134 человека. Шиповская волость. Село Становлянского района Лукьяновского сельсовета. К господам Ланским поместья перешли по наследству от князей Одоевских, которые ранее как всесильные бояре, первыми захватывали свободные земли «дикие поля», освобождающиеся от татарских набегов. Про князей Одоевских сложена богатая семейная история. (В Лермонтовской энциклопедии 1981 года) записано: «Одоевский княжеский род, происходящий от великого князя Михаила Всеволодовича Черниговского, внук которого князь Роман Семёнович был первым удельным князем Одоевским. Одоевским принадлежало несколько населённых поместий, расположенных в зоне речки Любашевки. Один из потомков князей Голицыных владел поместьем села Шилова, основателем этого села был генерал-порутчик Илья Иванович Шипов. В 1782 году в селе Михайловском, что была деревня Любашевка, состояло 275 душ, из них 139 мужчин, 136 женщин. В 1811 году происходила 6-я ревизия, но из-за войны с Наполеоном не была закончена, в опись внесены только мужчины – дворовые 49 чел. мужчин, и крестьяне 27 дворов в 116 чел. мужчин. Видно что Голицыны жили по-княжески, раз уж дворовых было много людей обслуживающих их. Село получило название Ново-Михайловское и принадлежало малолетним князьям: Николаю, Ивану, Фёдору, Александру и Михаилу Фёдоровичу Голицыным. По 5 ревизии 1795 года имение состояло за генерал-поручицей Настасье Васильевной Шиповой, камергершей княжной Варварой Ивановной Голицыной и полковником Григорием Иванивичем Шиповым. Голицыным имение досталось по наследству от Варвары Ивановны Голицыной. В 1816 году в селе было: дворовых – 21 семья, мужчин – 44 человека, женщин – 48 человек, всего 92 человека; крестьян 27 дворов, всего 242 человека. Имение принадлежало в тот год статскому советнику и кавалеру князю Николаю Фёдоровичу Голицыну, доставшееся ему по разделу в 1824 году. В 1850 году село Ново-Михайловское (Шипово) принадлежало действительному статскому советнику и кавалеру князю Михаилу Фёдоровичу Голицыну с числом населения всего 329 человек. Из села Шипова в 1806 году часть крестьян была переселена во вновь образованную деревню Варваровку. В 1816 году принадлежало тайному советнику Фёдору Николаевичу Голицыну, всего 68 чел. До войны 1941 года село Шипово было большое 40 домов. Предселателем колхоза «Новый путь» был Сидоров Сергей Филиппович. Была начальная школа – 4 класса, она была большая. Школа находилась у церкви. За церковью, в Красной Роще, шиповцы в праздничные дни всегда отдыхали. Воду брали из колодца под бугром, здесь протекает река Любашевка, в ней много ключей, родников. Эти родники никогда не замерзали, там и брали воду. Дома были кирпичные – 5 стенки и деревянные. Когда пришли немцы, то сожгли все дома. Жители прятались двое суток в прудковской лощине. Села Шипово сейчас нет. Было место, где несколько веков жили люди, пахали землю, растили хлеб, воспитывали детей. Теперь – небо да земля, поросшая сиренью. Склон всё тот же, что и в Кропотовке, оврага полого уходит вверх, где смыкается с далёким полем. И там, на самой высокой кромке, в серебристо-голубом небе плыл и, казалось, парил высокий розовеющий храм. И сколько здесь драматизма, волнующей красоты и поэзии было в этом гордом и одиноком полете над исчезнувшим, до колышка, селом. Возвышенность правильным полукруглым мысом, выходящим к реке, была, по-видимому, одним из красивейших мест Шипово. Село Шипиво умирало трудно: церковь тут, могилы…Старики, хоть храм и растерзан, всегда к нему ходили в праздники: и родным могилкам поклониться, и Бога помянуть. В 1939 году церковь закрыли и оттуда все волокли. Разбили и разрушили кирпичный склеп, в котором был захоронен генерал Бабарыкин. Склеп его был подвешен на цепях. Он был захоронен в мундире, при нем была генеральская сабля. Но все это разрушили, саблю утащили. Из храма тащили иконы, снимали двери, рушили стены, брали кирпич. Теперь церковь наполовину разрушена, в ней нет колокольной части, разобрана ограда, не видно памятников, но и в таком виде эта одиноко стоящая Шиповская церковь остается немым свидетелем посещения М.Ю.Лермонтова этих печальных для его сердца мест7. Известно, что в ограде церкви этого села в 1831 году был похоронен Юрий Петрович Лермонтов – отец русского поэта М.Ю.Лермонтова. Несколько лет назад прах Ю.П.Лермонтова был перенесен в с.Тарханы Пензенской области и захоронен рядом с усыпальницей М.Ю.Лермонтова, рядом с женой. Теперь на месте, где была могила, нет никаких следов, лишь битый кирпич да осколки белого камня покрывают серую землю. Отгорели очаги Шипово, отсветились окошки домов, лишь сирень да парящий в небесах храм напоминают о поколениях людей, любовно обживших эти края… Не закрыли бы тогда, в тридцатые годы, церковь, и Шипово, и Мценку, да и Кропотовку, не постигла бы такая драматическая участь умирания. И не просто умирания – агония деревень длится, без малого, полвека… Молчат могилы, молчит холм, молчит храм. Лишь жаворонок сыплет на обезлюдевшую землю свои безгреховные трели... Кропотово – Кочетово. Деревня Становлянского района Лукьяновского сельсовета. Название по владельцам: более раннему – елецкому писцу С.Кропотову, владевшему здесь землей еще в конце XVII века, и более позднему – Кочетову. До войны здесь было 30 домов. Колхоз назывался «Пятилетка». В колхозе сеяли просо, рожь, овес, пшеницу, гречиху. Сеяли вручную и сеялками, сеялки таскали лошади. Председателем колхоза был Москалёв Степан Ильич. Электричества не было, но был движок, он вырабатывал ток. На таком движке работали молотилки, веялки, сортировки. Здесь в деревне есть родник и из него брали воду. За водой сюда ездили даже из деревни Николаевка Тульской области. Запрягали по 10-12 повозок и приезжали к роднику. Вода была очень вкусной. 21 ноября 1941 года сюда пришли немцы. Они сожгли всю деревню, угнали скотину. Дома восстанавливали из самана. Сейчас деревни нет8. Реневка. Деревня Становлянского района Лукьяновского сельсовета. Колхоз назывался «Стальной конь». Председателем колхоза был Поляков Василий Андреевич, затем Чекулаев Василий. В колхоз вступили в 1931 году – 9 дворов, в 1932 году – ещё 30 дворов, а в 1949 году – 60 дворов. В колхозе сеяли рожь, пшеницу. Косили вручную, молотили лошадьми, а также была веялка. В деревне был сепаратный пункт. Была в деревне школа, учительница Шахова Ольга Ивановна, учеников было много, сюда ходили ученики из Кочетовки, Басово, Кропотово-Лермонтово. Школа была начальная. В колхозе до войны было 10 коров и 1 доярка. За водой ходили к колодцу, еще в деревне был нефтяной движок – мельница. В 1941 году, когда здесь были немцы, они взорвали движок и только в 1951 году движок восстановили. На войну из деревни ушло много народу, погибло 50 человек. Клуба в деревне не было, ходили по домам, часто вечерами собирались в 3-4 избах. А летом собирались все на улице посреди деревни. У деревни Реневка сохранилось урочище с названием «Чебумов сад». Здесь явные признаки бывшей когда-то большой дворянской усадьбы. Обвалованный и обсаженный деревьями прямоугольный земельный участок площадью около четырех десятин, старый заросший пруд, остатки еще плодоносящего сада. По внешним признакам: кустарникам роз и сирени, по традиции сажавшимися под окнами, оплывшими углублениями бывших подвала и ледника и разобранных когда-то фундаментов можно угадать местоположение барского дома и построек хозяйственного двора. (Из воспоминаний старейшего жителя Полякова В. В., ссылаясь на воспоминания своих предков, утверждает, что вся Реневка выкапывала из Чебушова сада яблоки и сажала у своих домов. Вот откуда в деревне столько садов появилось!)9 (О. И. Шахова более сорока лет заведовавшая кропотовской средней школой и живо интересовавшаяся историей родного края, тоже рассказывала, что редкий культурный сорт садовой земляники, многих кустарников перенесены в её сад из бывшего имения Чебушовых.) В 1956 году колхоз «Стальной конь» влился в колхоз «им. Лермонтова». Дома в деревне были саманные, деревянные, а позже – кирпичные. Так как здесь было много лесов, то телеги, сани, сохи, бороны, грабли, вилы, косья и прочую домашнюю утварь и посуду изготавливали из дерева в домашних условиях. Даже гвозди были деревянными. В доме были дощатый стол, вдоль двух стен стояли лавки, скамейки, примост, заменяющий кровать. Сейчас в деревне осталось 6 домов. И как раньше, ходят старые люди к колодцу за водой. Вода была очень вкусная, что даже с Лукьяновки приезжали за водой. После войны в деревне была библиотека. В начале 1932 года население составляло 429 чел. На 1 января 1997 года здесь было 5 дворов и 11 жителей. Журавлёвка. Деревня Становлянского района Лукьяновского сельсовета. По документам 1932 года здесь проживало 366 чел. На 1 января 1977 года здесь было 2 чел. Недалеко от верховьев р. Любашевка находится однодворческая деревня Журавлёвка по прозвищу Басовка. Первым поселенцем в ней был, как записано в писцовой книге Владимира Зюзина в 1642 году помещик Василий Кондратьев сын Басов с поместным окладом 450 чел. Деревня по ревизии 1858 года была записана за Пушкарским обществом Дмитриевской волости (однодворческая волость – бывшие дети боярские, переселенцы из Ефремова и Ельца). В деревне было 36 домов после войны. Колхоз назывался «Дирижабль», председателем колхоза был Трещёв Иван Матвеевич, за тем Самохвалов Иван Алексеевич, Самохвалова Клавдия Ивановна, Ломоносов Иван Гаврилович. Когда колхоз «Дирижабль» слили с Новосёлками, председате- лем был Рванцев Иван Алексеевич. Деревня Басово называлась простонародно. Официально «Журавлевка». По преданию основоположники деревни выходцы из Тульской области. В деревне Басово жили и славились в округе орловскими жеребцами – Гринькины. Деревня была большая, красивая, аккуратная, всё в зелени утопало. Здесь было 3 пруда. Колодец был один на всю деревню. По праздникам в деревне было весело, очень много было гармонистов, плясали, пели песни и частушки. Люди верили в Бога, ходили в церковь, в Шипово и в Егорьское. У каждого в доме была русская печка. Пекли хлеб сами. В деревне Басово была школа в доме на двух хозяев, в одной – жилая комната, а в другой половине – школа. В деревне клуба не было, а кино привозили. Прибивали полотно к стене, а крутили кино ручным моторчиком. Магазина и медпункта не было. Во время войны и до 1949 года, когда лошадей было мало, пахали на волах, а также копали колхозные поля вручную лопатами. Сеяли тоже вручную, а косили косами. В 1955 году в деревне появился первый приемник у жителя Басова, который слушали всей деревней. В то время вечерами сидели под большими пампами керосиновыми – назывались они «летучие мыши». Примерно в это же время провели на ферму воду. До этого воду привозили на лошадях. Дорога в деревню была плохая. В настоящее время в деревне не осталось ни одного жителя. Каляевка. Деревня Становлянского района Лукьяновского сельсовета. Колхоз «Красный боевик ». Председателем колхоза была Архипова Клавдия Ивановна. В колхозе было 240 га пахотной земли, пахали лошадьми. Было в деревне – 20 домов, проживало – 90 человек. Воды в деревне не было, привозили со станции Бабарыкино или брали на Лукьяновском поле, там был ручей. Дома были саманные и только у отдельных крестьян были деревянные. Народу было много, но школы не было, ходили учиться в Новосёлки, там была начальная школа – 4 класса. В годы войны немец был и в этой деревне, после его ухода всё развалилось и колхоз тоже. Позже стали восстанавливать хозяйство, колхоз. Председателем была Овчарова Аргофена Петровна, а потом Рванцев Иван Александрович. В 1955 году стали соединять колхозы. Вначале соединили Басово, Новосёлки, Каляевку в один колхоз, а затем присоединили в колхоз «им. Лермонтова». В 1970 году провели в деревню свет, а ещё позже провели воду. Сейчас в деревне осталось 7 домов. Есть здесь коровник – летний лагерь; имели медогонку. Новосёлки. Деревня Становлянского района Лукьяновского сельсовета. По документам 1932 года здесь проживали 170 человек. На 1 января 1997 года 7 дворов и 13 человек. Колхоз назывался «Новосёлки» по названию деревни. В деревне было 30 домов. В деревне была мельница, приезжали сюда молоть из других деревень. Возле пруда был вырыт колодец, туда из пруда натекала вода и отстаивалась, там и брали воду. Колхоз был богатым: разводили лошадей, коров, овец, свиней. Сеяли зерновые. Молотили на лошадях, но лошадей не хватало, пахали на быках. Косили вручную, вязали в снопы. Ещё в деревне делали кирпич и из него делали дома, но были и деревянные. Народ был дружный, помогали друг другу. Немцы здесь были десять дней, когда отступали, деревню подожгли. Все дома сгорели, но один дом не догорел, здесь жили старики и дети, пока не построили себе жилье жители деревни. В деревне была начальная школа, сюда ходили учиться из деревень Басово и Каляевка. Училось тогда 20 человек. Клуба не было, собирались вечером в каком-нибудь доме, в деревне были гармонисты и заводилы. Работали дружно и работы не боялись. В колхозе в период посевной и уборочной работали в 2 смены. А праздники проводили всем селом. В 1972 году провели свет, а в 1979 году провели воду. Магазина не было10. Бабарыкино. Станция Бабарыкино Становлянского района Лукьяновского сельсовета. По преданию деревню назвали в честь барина Бабарыкина. Его поместье было, где сейчас школа Лукьяновская, дом был деревянный, потом в нем была школа. Деревня была небольшая, всего несколько домов. Дома были деревянные. Так как здесь была станция, поэтому здесь была мельница, крупорушка, сельпо, загот контора, пекарня. Имелось 4 магазина, в некоторых организациях были столовые, была школа. В войну немцы здесь были 3 недели. Но до прихода немцев наши войска, чтобы не досталось немцам, взорвали мельницу, крупорушку. (Из воспоминаний Кирюхина И. Г.) «Шел военный 1943 год. Школа наша находилось тогда на станции Бабарыкино. Учащихся было мало, в классе насчитывалось 12 человек, в основном девочки. В старших классах было 6 мальчиков. Фронт тогда находился от нас километров 70-80. Немецкие самолеты частенько прилетали бомбить нашу станцию, но дети продолжали учиться. И вот 21 апреля 1943 года пришла наша очередь в армию, нам тогда было по 17 лет. Мы, шесть мальчиков, зашли в школу попрощаться. Девочки и учителя нас проводили». Некоторые жители бросили свои дома и ушли в Николаевку (Ефремовский район), но немцы шли от туда, наши войска наступали с той стороны. И все жители вернулись. После войны хозяйство расширилось, прибавилось домов. (Из воспоминаний бывшей ученицы Родиной М. А.)11 «Училась я в 1 классе школы, которая находилась на станции Бабарыкино. Школа находилась в доме, в котором сейчас живет учительница Марина Ильинична Алексеева. Учителем 1 класса в 1954 году была Карабанова М. А., а так же были учителя: Алексеева М. И., Музыкантова З. Н. и др. Школа была начальная – 4 класса. В школе, в маленьких комнатах жили учителя. В классе было 18 человек, все учились хорошо, прилежно». На ст. Бабарыкино был базар, где железная дорога на площадке, на этом месте и сейчас осталась забетонированная площадка, которая служила для небольшого базарчика. Там продавались вишни, яблоки, пышки, всю сельхозпродукцию выращенную на личном подворье. Покупателей было много, поезда, проходящие, останавливались на этой стоянке. Липовка. Деревня Становлянского района Лукьяновского сельсовета. По преданию, раньше здесь росли липы. Со временем липы вырубили, распахали землю и так на месте вырубленных лип построили деревню. Население деревни было самое многочисленное по сельскому совету. В каждом доме было самое маленькое 4-5 детей. И в 1936 году в старой, ещё до революционной построенной школе только с 1 по 4 класс звенели голоса 75 девчонок и мальчишек. А старожилы села говорили, что здесь всегда было 99 девок, а где девки там и женихи. И самым первым парнем на деревне был тракторист Золотарев Т. Когда колхоз получил трактор и вел его Золотарев – железной души мастер. И за трактором шла целая демонстрация. И очень тонко заметил Муравьёв И. поведение людей, увидевших первый трактор «Светло на улице, и виден сад насквозь. За садом поле поднимается широкое, обходят люди трактор, точно нагруженный воз. Глядят с почтением, ничего не трогая». Колхоз назывался «8-е Марта», председателем был Поволяев Яков Тимофеевич, потом Егоров Устин Петрович. В деревне был сельский совет – председатель Афонин Матвей. В колхозе были кузнецы, они делали колеса, конные плужки, весь сельско-хозяйственный инвентарь, которому уступают многие изделия сегодняшних предприятий. Многим жителям, особенно женщинам, трудно было устроиться на работу в колхоз и тогда была открыта кружевная артель. Но не только славные кружевницы жили в деревне. Здесь было свое молоко, мясо, шерсть, овцы, свиньи, коровы. Все пришлось испытать жителям: пасти коров, кормить свиней, ухаживать за овцами, косить, вязать. Не было ни одной работы, которая была им не под силу. Днем косили и вязали, ночью молотили и скирдовали. И только молодость, терпение, песни и гармонь помогали им во всем, преодолеть трудности. Деревня была богатая. При советской власти некоторые семьи раскулачивали. Производили торги, весь скарб у раскулаченных продавали. В 1929 году кто ни шел в колхоз, забирали все нажитое, а семью ссылали. Так было при первом председателе колхоза Поволяевом (сам он был родом из Толстой-Дубравы). Лошадей всех забрали в колхоз. Клуба в деревне не было, собирались в домах, а летом на улице. Первый приемник появился у Селиверстовых, купили они его в Москве. Они открывали в доме окно, включали приемник и все собирались послушать. Эхо войны долетело и до Липовки. 3 недели с 1 по 21 декабря 1941 года здесь были немцы. У населения забрали еду (зерно забрали, чтобы кормить лошадей). Разместились в домах у жителей, а лошадей поставили по всем сараям и коридорам. Мирных жителей не убивали, но при отступлении немцы подожгли деревню, коров постреляли. Один дом у Алексеевой остался, туда и собирались жители погреться пока строили жильё. После войны, только в 1958 году в деревню провели свет, а в 1984 году радио. Сейчас в деревне осталось 22 дома. По документам начала 1932 года в ней проживало 240 человек. На 1 января 1997 года здесь было 13 дворов и 28 жителей. 1.2. Кропотовское имение Лермонтовых «Да, вот Кроптовка, этот забытый дом, на который я никогда не могу смотреть без каких-то бесконечно-грустных и неизъяснимых чувств... Вот бедная колыбель его, наша общая с ним...» И. А. Бунин «Схороните меня под этим сухим деревом, чтобы два образа смерти предстали глазам вашим, я любил под ними, слышал волшебное слово «люблю»... — писал М. Ю. Лермонтов в своих автобиографических заметках «Мое завещание». «Похороните мои кости под этой сухой яблоней; положите камень...»12. Какое место имел в виду поэт, прося похоронить себя там Можно не сомневаться: речь идет о засохшей яблоне в родовом отцовском имении Кропотово-Лермонтово, расположенном в Становлянском районе нашей области на землях сельхозкооператива имени Лермонтова. От центральной усадьбы его, Лукьяновки, она находится в трех километрах на восток. Здесь часто в детстве гостил у отца Михаил Лермонтов. До 1939 года тут еще можно было увидеть серебристый тополь с вырезанным рукой поэта вензелем «М. Ю. Л.». Что же сохранилось сейчас от лермонтовской усадьбы «1992 год. Мы, группа работников отдела по делам строительства и архитектуры Елецкого горисполкома, идем заросшим старым парком, в котором можно еще и сейчас проследить центральную аллею, когда-то засаженную рядами вязов. По зарослям бушующей крапивы еще можно определить места сожженных полвека назад, 11 декабря 1941 года, отступавшими гитлеровцами лермонтовского дома и нескольких хозяйственных построек. Цель нашего посещения усадьбы — закрепить документально сохранив- шиеся на местности элементы планировки старого парка, уточнить по еще имеющимся приметам расположение зданий, попытаться реконструировать на основе документальных источников и рассказов старожилов первоначальный вид усадьбы. Задача осложняется тем, что каменные фундаменты сожженных зданий были разобраны после ухода фашистов местными жителями для восстановления своих погоревших домов. Кроме того, в 1960 году была сделана попытка на территории бывшего парка построить овчарню (остатки ее шлакобетонных стен и сейчас можно увидеть в центре усадьбы). Но учителя местной школы депутат райсовета О. И. Шахова и Р. И. Нестерова запротестовали, обратились в район, и стройка была прекращена13. Мы провели обмеры зданий по оплывшим от времени траншеям разобранных фундаментов, уточнили у старожилов их назначение, планировку барского дома, в котором перед войной располагались фельдшерский и акушерский пункты. Особенно ценные сведения дали местные жители Г. Е. Кирюхин, С. М. Карпухин, О. И. Шахова. Усадьба Кропотово-Лермонтово была спланирована по, образцам регулярной планировки XVIII века. Она располагалась на обращенном к востоку пологом склоне балки, по дну которой течет впадающая в Красивую Мечу речушка Любашевка, берущая здесь свое начало. Усадьба занимает 12 гектаров, своей нижней восточной стороной примыкает к деревенской улице, по которой идет проселочная дорога вдоль балки из Реневки, через Кропотово, Кочетовку, Шипово, Любашевку, Луговку, Щербачевку, Сретенку, Лобаново на Ефремов. Центральная аллея парка представляла дорогу, спускающуюся к мосту через речку Любашевку, затем поднимающуюся по восточному склону балки в направлении старой Московской дороги, проходившей по водоразделу в трех верстах от лермонтовской усадьбы14. Деревня КРОПОТОВО. Дом Лермонтовых. Фото 1927 г. «Да ужели это правда, что вот в этом самом доме бывал в детстве Лермонтов, что почти всю жизнь прожил тут его родной отец» - вопрошал Бунин в «Жизни Арсеньева». У дома, являющегося композиционным центром ансамбля, аллея раздваивалась полукругом, открывая деревянный дом с мезонином. На фотографии 1927 года дом имеет на фасаде 9 окон. Он одноэтажный, мезонин уже разобран при перестройке. На публикуемом рисунке А. В. Новосельцева мы сделали попытку реконструкции вида дома, каким он был в 1927 году. Размеры здания в плане по размерам сохранившихся признаков 20x13,2 метра. По сохранившимся описаниям и свидетельствам старожилов реконструирована внутренняя планировка дома: восемь комнат в первом и четыре во втором этаже. Надпись на фотографии, хранящейся в Пушкинском доме в Санкт - Петербурге: «Крайнее правое окно - по преданию - комната Михаила Юрьевича, рядом два окна - спальня Юрия Петровича, комната с балконом - гостиная, три окна с левой стороны - зал. В другой стороне дома через коридор - столовая и две комнаты сестер Юрия Петровича». Названо только семь комнат в первом этаже. Нет упоминания о комнате прислуги, которая должна была примыкать к столовой. Реконструированы на основе геодезической съемки места расположения и размеры хозяйственных помещений. Справа и слева от дома располагались погреб и ледник, чуть поодаль слева - людская кухня с ткацкой, в глубине двора - конюшня с каретным сараем, амбар, людская изба и скотный двор. На краю поля рядом с усадьбой - рига. Для постройки погреба и ледника был использован местный камень - песчаник моренного происхождения. Дом и остальные хозяйственные постройки были деревянными, рублеными». Кропотовская усадьба занимала площадь небольшую - всего лишь пять десятин. Дом из двенадцати комнат — восемь внизу и четыре наверху занимал небольшую площадь. К дому вела аллея тополей, делившая сад на две половины. В западной части усадьбы располагались хозяйственные постройки: ткацкая, кухня, каретный двор, конюшня и два амбара. Здесь же находились сложенные из дикого камня ледник, скотный двор и погреб. На выгоне располагалось гумно, где во время уборки производили скирдовку снопов и их обмолот. Чуть в стороне от гумна располагались два плетеных овина, обмазанных глиной. Всю помещичью усадьбу окружала канава, обсаженная березами и акациями. Вели смотреть на кропотовскую усадьбу с берега речки Любашевки, то она лежит словно на ладони. По склону реки были построены крестьянские избы и окаймляли их два оврага — один с севера, другой — с юга. Когда поэт бывал в имении, то здесь он мог видеть пруды, богатые рыбой15. Ежегодно имение давало доход около десяти тысяч рублей. Это была ничтожная сумма. Сын посту пал в Московский университетский благородный пансион. Чтобы его содержать, как-то поддерживать родных сестер, Юрий Петрович решил заложить имение. Сестры осенью 1627 года выдали ему доверенность на заклад имения. 16 февраля 1828 года Юрий Петрович прибыл в Москву и где заложил свое имение в Московском опекунском совете. Попечителем был дядя поэта по линии матери — Николай Васильевич Арсеньев — родной брат умершего деда Михаила Васильевича. Имение было заложено на общих основаниях — по 200 рублей за каждую ревизскую душу. Всего отец поэта заложил 140 душ на сумму в 28 тысяч рублей и получил наличными, с вычетом комиссионных 27699 рублей. По закладной он был обязан ежегодно платить по 2240 рублей. Ссуда Юрию Петровичу давалась на 24 года. Спасти положение можно было продажей, выращенного хлеба, Но он давал маленький доход — хлеб был очень дешевым. Можно было заняться винокурением, что делали соседние по имению по­мещики. Но для этого вновь были нужны боль­шие денежные средства, да и здоровье v отца по­эта было неважное. Многие исследователи творчества поэта считали, что отец поэта был страшным мотом, заядлым иг­роком и пьяницей. «Утка» эта была пущена А. Ф. Тираном, сослуживцем поэта по юнкерской школе. Но люди, хорошо знавшие отца поэта, отзыва­ются о нем, как о рачи­тельном хозяине. Уже тот факт, что после смерти Лермонтова-старшего» ока­залось, что полученные деньги по закладной, полностью не были израсхо­дованы. 12 тысяч рублей Юрий Петрович дал взай­мы помещикам-соседям. Чтобы уплатить проценты по закладной, ему прихо­дилось не однажды приезжать в первопрестольную — 7 февраля 1829 года и 20 февраля 1830 года. Последний раз он прибыл в Москву 12 апреля 1831 года, чтобы перезаложить кропотовское имение на новых условиях. Имение было перезаложено сроком на 37 лет. Ежегодный взнос составлял 1680 рублей —пять процентов за ссуду и один процент в погашение капитала. Приезжая в Кропотово, отец привез картины сына и среди них портрет Юрия Петровича. Все это говорит о сыновней любви. Недаром отец писал в завещании: «...Хотя ты еще и в юных летах, но я вижу, что ты одарен способностями ума, — не пренебрегай ими и всего более страшись употреб­лять оные на что-либо вредное или бесполезное: это талант, в котором ты должен будешь, некогда дать отчет богу!.. Ты име­ешь, любезнейший сын мой, доброе сердце,— не ожесточай его даже и са­мою несправедливостью и неблагодарностью людей, ибо с ожесточением ты сам впадешь в презирае­мые пороки... Благодарю тебя, бесценный друг мой, за любовь твою ко мне и нежное твое ко мне внимание, которое я мог замечать, хотя и лишен был утешения жить вме­сте с тобою. Тебе извест­ны причины моей с тобою разлуки, и я уверен, что ты за сие укорять меня не станешь. Я хотел сох­ранить тебе состояние, хотя с самою чувствитель­нейшею для себя потерю, и бег вознаградил меня, ибо вижу, что я в сердце и уважении твоем ко мне ничего не потерял...». В своем завещании Юрий Петрович также писал: «...долгом почитаю объяснить теперь тебе мою волю, а именно: сельцо Любашевка (Кропотово тож) составляет все наше недвижимое имение, в коем считается по 7-й ревизии 159 мужского пола душ: из числа сих душ по 4 мужского пола дворовых людей отделены еще покойной матерью моей каждой сестре и числится за ними по ревизии, следовательно, остается 147 душ. Сие число должно быть разделено пополам между тобою, любезнейший сын мой, и тремя сестрами моими Александрою, Натальею и Еленою, которые между собой раз делят по равной части; движимость, находящаяся в доме,, должна быть отдана трем упомянутым сестрам... Имение сие заложено в опекунском совете, и потому долг ляжет на число доставшихся каждому душ... Таким образом, каждому из наследников доставалась четвертая часть имения. Казалось бы, дележ был несправедливым, но сестры почему-то не возмутились. Дело в том, что Юрий Петрович вложил в общее хозяйство 25 тысяч рублей, которые он получил, как приданое Марии Михайловны. Эта сумма составляла почти половину стоимости кропотовского имения. Так что раздел был справедливым. Имением управляли сестры умершего отца. После уплаты процентов по закладной, они высылали по лавину доходов. Поэт получал мизерную сумму — триста рублей в год. Михаилу Юрьевичу, вступившему на военную службу, нужны были средства для личной; экипировки, покупки лошадей. Вот тогда и назрел вопрос о разделе кропотовского имения. В 1836 году начался учет всего имущества. Поэт выдал доверенность на раздел имения своему дяде Григорию Васильевичу Арсеньеву. Михаилу Юрьевичу по дележу досталось 15 семей крепостных, работавших на пашне, беи всякого их раздробления, со всем имуществом, пашенная и непашенная земля и прочие угодья. В пятнадцати семьях проживало сто один человек, из них пятьдесят два человека мужского пола. Из дворовых поэту достались девятнадцать душ женского пола и четырнадцать мужского дола. Михаилу Юрьевичу достались семьи тридцатитрехлетнего Василия Яковлева, сорокалетнего Федора Самсонова, сорокалетнего Петра Яковлева, сорокалетнего Евдокима Тарасова, 38-летнего Евдокима Анисимова, 61-летнего Григория Ларионова, 56- летнего Никиты Михайлова, 59-летнего Федота Минаева, 27-летнего Ивана Федорова, 22-летнего Федора Григорьева, 50-летнего Егора Иванова, 42-летнего Павла Герасимова, 47-летнего Николая Леонова и 43-летнего Гурия Васильева. Многие из них держали от двух до шести лошадей. В мае в ходе проведения описи восемь семей из пятнадцати не имели хлеба. В пяти семьях не было коров. Питались, они тюрей — хлеб с квасом ила соленой водой. В некоторых семьях была одна корова на семь — восемь человек. А ведь масло крестьяне должны были сдавать помещику. Зато в каждой семье было немало овец — от семи до сорока голов. Но мясо на крестьянском столе было редкостью — иногда по праздникам. В Кропотове насчитывалось 1150 десятин земли, из нее лишь пашенной было 822 десятины. Ос­тальные земельные уго­дья занимали селение, огороды, леса, луга и гу­менники. Имение было оценена в шестьдесят ты­сяч рублей. Господский дом по завещанию покой­ного Юрия Петровича пе­реходил к сестрам. А все остальное делилось на две части. Долг в Мос­ковском опекунском сове­те к тому времени - сос­тавлял ко (времени раздела большую сумму — 25326 рублей. Поэт был обязан выплатить 12663 рубля. 2 марта 1837 года Михаил Юрьевич оформляет доверенность на продажу своей доли бабушке Елизавете Алексеевне. В 1637 году тетка поэта — Елена Петровна Виолева купила у него его долю имения на сумму двадцать пять тысяч рублей. Она долж­на была в рассрочку за­платить эту сумму в течение пяти лет. Бабушка писала П. А. Крюковой: «...Я очень рада, что продала Мишину часть Виолеву, ежели бы постороннему продала, хотя бы наверное тысяч десять получила липшего, но стали бы жаловаться, что я «их разорила и что Mишa не хотел меня упросить и на него бы начали лгать, рада, что с ними развязала...». Но бабушка пишет неискренне — она продешевила. Сестры вначале жили общим домом, а потом, разделившись, продали свои паи. Виолева, владевшая 23 имения, продала свою долю племяннице Цехановской. А в 1856. году ей же Елена Петровна передала право на издание всех произведений покойного поэта. Еще с 1645 года с ней был заключен договор на издание произведений Михаила Юрьевича с издателем И. И. Глазуновым. ...Летели годы. Цехановские всеми средствами старались сохранить Кропотово, бережно хранили память о поэте. В девяностые годы девятнадцатого столетия Кропотово приобретают Вадбольекие. Затем владельцами были Заборский и Михенин. Перед самой революцией Kpoпотовo принадлежало Кочаловой, которая вышла замуж за учителя: Алитовского. Новые хозяева резво изменили облик дома: сняли мезонин, разобрали хозяйственные постройки. Но дом, который стоял в окружении красавиц берез, по-прежнему сохранился. В декабре 1941 года; в деревню ворвались гитлеровские варвары. Всего лишь четыре дня хозяйничали они. Но в панике: отступая, вандалы сожгли лермонтовский дом, разрушили все постройки. Лишь развалины, поросшие бурьяном, напоминают нам о том, что здесь когда-то было родовое гнездо Лермонтовых, один из очагов русской культуры, «бедная обитель» талантливого поэта земли Русской. В пяти километрах севернее лермонтовского имения на пригорке, над умершим ныне селом Шипово, стоит небольшая церквушка Успения Богородицы, постройки 18 века, рядом - деревенский погост. Считается, что Юрий Петрович Лермонтов, отец поэта, был похоронен в 1831 году перед алтарной частью церкви. Видимо, здесь, в могильном семейном склепе, вскрытом в 1974 году для перевозки праха отца в Тарханы, покоятся останки деда поэта — Петра Юрьевича и других его родственников16. Ныне Кропотово-Лермонтово - умирающая деревня на северо-западной оконечности Липецкой области, на границе с Тульской. Соседние тульские деревни живы. Их спасла асфальтовая дорога, проведенная от Ефремова до соседней Николаевки. Хорошая связь, ходит автобус. А липецкие деревни вдоль речки Любашовки - заброшенный край, полная иллюстрация к словам И. А. Бунина: «Дальше я поехал, делая большой крюк, решив для развлечения проехать через Васильевское, переночевать у Писаревых. И, едучи, как-то особенно крепко задумался вообще о великой бедности наших мест. Все было бедно, убого и глухо кругом. Я ехал большой дорогой — и дивился ее заброшенности, пустынности. Ехал проселками, проезжал деревушки, усадьбы: хоть шаром покати не только в полях, на грязных дорогах, но и на таких же грязных деревенских улицах и на пустых усадебных дворах»17. Но хочется верить, что придет время, и усадьба Кропотово-Лермонтово — родовое гнездо великого поэта земли русской, обретет свою вторую жизнь не только на чертежах и типографических планах, хранящихся ныне в архиве Елецкой горархитектуры.
  1   2   3

  • Кондрашов В. М. Ширнин В.Т. Трефилов Е. А. Чекулаев В. И. Денисова Н. И. Рассказов А. И.
  • Кропотово – Кочетово
  • 1.2. Кропотовское имение Лермонтовых
  • Деревня КРОПОТОВО. Дом Лермонтовых. Фото 1927 г.