Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Приключения в далеких странах




страница4/10
Дата06.07.2018
Размер1.8 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Приключения в далеких странах
В других моих книгах я уже рассказывал историю о том, как под водительством Святого Духа я следовал по следам Картера сначала в Лос-Анджелес, затем в Австралию, а потом в Новую Зеландию. Везде, куда я должен был приехать, он оставлял кому-то информацию для меня, объясняя, куда мне следует ехать дальше. И где бы я ни появлялся, так случалось, что я стучался именно в те двери, за которыми у кого-то было для меня сообщение или же просто встречал нужного человека. Бог демонстрировал, что Он заботится обо мне и способен привести меня в правильное место к правильным людям.

В итоге Господь все-таки свел нас с Картером в одном месте, и впоследствии в течение более чем десяти лет мы с ним объездили тридцать стран. Подробно об этих поездках я рассказываю в своей книге «Приключения с Христом».

Картер и я подходили друг другу почти идеально. Он был учителем и верил, что Бог послал его в этот мир, чтобы дать людям представление о дарах Святого Духа. Мое служение состояло в евангелиза-ции, в обращении грешников к покаянию, а также в молитве за больных. Часто по вечерам мы использовали для наших служений сразу две разные аудитории. Было так здорово видеть, как Божьи служители получают учение о дарах Духа, и как многие люди рождаются в Божье Царство. Бог сверхъестественно свел нас вместе и на долгие годы сохранил наш союз.

Некоторые наши совместные переживания были возвышенными, некоторые сопровождались весьма жалкими условиями существования, некоторые были просто забавны.

Смешно, например, было смотреть, как утонченный английский джентльмен Картер сидит верхом на диком муле и погоняет его палкой. Для передвижения мы использовали китайские деревянные седла без стремян. Однажды, видимо, устав от наездника, мул сбросил Картера, и тот скатился по склону холма. Пришлось карабкаться обратно на высоту тридцати футов. Наши китайские гиды потом еще долго смеялись, вспоминая эту историю. Впрочем, Картер в этой переделке никак не поранился, а мы с ним впоследствии и сами не могли рассказывать об этом случае без смеха.

На Тибете мы оба отрастили бороды. Но я после того путешествия свою сразу же сбрил, а Картер так полюбил свою «тибетскую бородку», что даже похоронен был так. Время от времени он видоизменял ее, и она всегда была тщательно ухожена.

Настоящее веселье выдалось нам во время путешествия по России в 1936 году, мы тогда доехали до самой Сибири. Мы творили такое, что в более поздние годы в этой стране могло бы стать поводом для тюремного заключения. Но мы забавлялись, водя за нос наших охранников, они открыто шпионили за нами и докладывали своему начальству о каждом нашем шаге.

Чтобы приехать в Москву, нам пришлось ждать разрешения около трех недель. Там мы должны были получить разрешение на поездку в Польшу. До Москвы оставался примерно час пути, когда нас сняли с поезда, привели на какой-то склад в пяти минутах ходьбы от станции. У меня забрали Библию и не просто перелистали ее, но тщательно изучили буквально каждую страницу. Затем принялись за мою одежду, также осмотрев ее сантиметр за сантиметром.

Мы посмеивались над теми людьми, у них же все время были непроницаемые «железные» лица. Мы знали, что наши охранники превосходно владели английским, ведь должны же они были слушать, о чем мы говорили друг с другом, но они ни разу не подали виду, что понимают нас. В итоге нам позволили вернуться на поезд, но эти люди сопровождали нас все время в ходе поездки по СССР.

Советский офицер держал мой паспорт у себя в кармане, все время стоял у двери моего купе во время поездки по Транссибирской магистрали и даже ходил за мной в ванную комнату.

Я спрашивал его: «Вы говорите по-английски? Ведь знаю же, что говорите. Иначе вы бы здесь не работали». Но его лицо оставалось непроницаемым, он даже и глазом не моргнул. Если я отходил от своего купе на несколько метров, тот парень шел за мной. Или я мог спросить: «К какому это городу мы подъезжаем?» Но он смотрел все время прямо перед собой и не проронил ни слова.

Затем пришел черед брата Картера. Он тоже захотел поговорить с человеком, стоявшим у нашего купе. Но тот ни разу не дал нам понять, что понял хотя бы слово. Мы спрашивали его, был ли он рожден свыше, и объясняли, что это значит, но он никак не реагировал на наши слова.

Когда мы приехали в Москву, этот человек остался при нас. Он стоял у дверей нашей комнаты в отеле. Однажды вечером мы с Картером просто ради забавы оторвались от него. Мы спустились в метро, и наш охранник, конечно же, последовал за нами. На следующей станции, предварительно никак не обнаружив своих намерений, мы неожиданно выскочили из вагона. Он пытался выбежать вслед за нами, но не успел.

Мы побродили по улицам Москвы без сопровождения, а когда вернулись в отель, наш охранник стоял на привычном месте. В его непроницаемом взгляде не было и намека на то, что наше бегство из-под надзора поставило его в весьма затруднительное положение. Я сказал: «Спокойной ночи!», но он опять не ответил и никак не дал понять, что понял мои слова.

Может быть, вы думаете, что проповедники не должны вести себя таким вот образом? Но у Картера было своеобразное чувство юмора, превращавшее жизнь в интересное переживание.

Уже после того, как он женился, мы встретились в последний раз, и он сказал мне: «Леста (так он произносил мое имя Лестер на британский манер), никогда не женись на вдове, потому что для нее самый великий человек, когда-либо живший на земле, уже умер».

Во время путешествия по внутренним районам Китая чувство юмора часто помогало нам сохранить присутствие духа. Там не было ни ванных комнат, ни даже уличных туалетов. Приходилось делать свое дело в специальном месте на открытом воздухе. Здесь же могли показаться местные женщины, не видевшие ничего предосудительного в том, чтобы устроиться рядом. В качестве туалетной бумаги приходилось использовать газету.

Будучи неопытным в делах такого рода, я не понимал, как себя вести с женщинами, отправляющими естественные нужды по соседству. Первый раз, когда такое случилось, я просто протянул «соседке» оставшийся у меня обрывок газеты. Мне показалось, ей было приятно мое внимание, вероятно, потому, что она впервые использовала для таких целей бумагу. До того она уже понаблюдала за мной и знала, что нужно делать с этими газетными клочками.

Я отправился восвояси, качая головой и думая о том, насколько различны культурные традиции разных народов, идущих по дороге жизни, но в то же время у всех есть одна огромная нужда в Иисусе Христе как Спасителе.

В Японии перед Второй мировой войной ванну принимали следующим образом: воду нагревали в большой бочке, а затем переливали в бадью поменьше. Я же подумал, что мыться надо в большой бочке, забрался туда и намылил себя. Чуть погодя я заметил, что вода становится все горячее, уже пар начал подниматься.

«Они хотят сварить меня заживо», — закричал я. Выбравшись из бочки, я заглянул под нее и обнаружил там небольшую топку. Стало очевидно, что я один использовал весь запас воды для целой семьи, собиравшейся тем же вечером помыться.

Я предупредил Картера: «Когда пойдешь в ванную, будь осторожен. Не забирайся в большую бочку, потому что там они кипятят воду. Если залезешь туда, то уже никогда не сможешь рассказывать истории о том, как мылся в японской бане».

Три месяца мы провели с Картером на острове Ява. Условия существования там были очень примитивные. Мы к тому же путешествовали, покупая самые дешевые билеты в поездах третьего класса. Проходы были завалены сумками и узелками с пожитками пассажиров. В окнах не было стекол, были только ставни, и чтобы выглянуть наружу, приходилось их каждый раз опускать. Паровоз работал на дровах, и образовывавшийся от их сжигания пепел залетал в окна вагонов. Можно было запросто прожечь себе одежду.

Наиболее элегантно одетые пассажиры надевали поверх костюмов специальные белые жилетки, таким образом защищая свои наряды от пыли и копоти. Выходя из поезда, они снимали эти жилетки и могли снова выглядеть достойно. Мы же с Картером оказались не столь предусмотрительны и, добравшись до места назначения, выглядели так, будто только что вылезли из печки.

Однажды поезд был битком набит людьми, и нам с Картером достались места по разные стороны от прохода. У меня было места у окна, и я поначалу думал, что это здорово, пока не оказался весь в грязи. Рядом со мной сидел мужчина, который, должно быть, был христианином (впрочем, мы не говорили на языке друг друга, поэтому наверняка я утверждать не могу). Собравшись перекусить, этот человек закрыл глаза, поднес руки к подбородку и произнес какое-то благословение. Его обед выглядел так аппетитно, что можно было проголодаться от одного вида этой еды. Но мужчина не знал, что у господина, сидевшего с другой стороны прохода, была с собой обезьянка. Как только он молитвенно закрыл глаза, обезьянка перепрыгнула проход и схватила еду. Затем она забралась под самую крышу вагона, уселась там на каких-то сумках и огляделась, будут ли ее преследовать.

Одним словом, тот бедняга так и не отведал своего ланча. Я уж не знаю, понял он меня или нет, но я наклонился к нему и произнес: «В Библии сказано, что мы должны бодрствовать и молиться». Мужчина, лишившийся обеда, конечно же, разозлился, однако владелец обезьяны не сказал ни слова и вообще никак не прореагировал.

В ходе той поездки мы впервые встретились с проявлениями демонической силы. На какой-то станции, состоявшей из магазинчика и нескольких домов, мы увидели голого человека, привязанного к столбу веревками за шею и за ногу. Он вел себя как животное и с рычанием бросался на тех, кто, желая разозлить дикаря, тыкал в него палкой.

Тогда я впервые увидел по-настоящему одержимого человека, и эта картина запечатлелась во мне до конца жизни. Мне всегда было жаль этих несчастных людей, мучимых бесами. Однако, в конце концов, Господь научил и нас самих противостоять демонической силе.

Английский джентльмен Картер был идеальным компаньоном для путешествий по всем этим странным местам. Даже среди молодых людей моего возраста я не нашел бы никого более способного преодолевать трудности и радоваться жизни.

Хотя Картер и учил о дарах Святого Духа, сам он действовал не во всех девяти из них. Мы текли в нашем служении как единое целое, хотя он был англичанином, а я — американцем, и вряд ли можно было найти людей столь разных. Он учил о дарах Духа, а я призывал людей к покаянию и молился за больных.

Говард Картер знал Господа подобно тому, как Его знали ветхозаветные пророки. По сути своего служения он был, конечно, скорее апостол, но в то же время и пророк. Его пророчества, записанные на бумаге или просто сказанные людям, часто с указанием точной даты, всегда исполнялись.

Мы путешествовали вместе много лет, и все, что я ему сверхъестественным образом пообещал в первый день нашего знакомства, также сбылось. Говард Картер ушел домой к Господу в возрасте восьмидесяти лет в 1971 году. Он, вероятно, благословил мою жизнь и повлиял на нее более, чем какой-либо другой человек. Я до сих пор печалюсь из-за того, что не смог проповедовать на его похоронах — из-за снежных бурь тогда были закрыты все аэропорты.



Финис Дженнингс Дейк

Пионер Божьего Слова

(1902-1987)
Доктор Финис Дейк был одним из самых лучших моих друзей. Я познакомился с ним, когда он был президентом Библейского института Великих Озер в городе Сион, штат Иллинойс. Позже эта школа переехала в Миннеаполис, и сегодня переименована в Центральный Североамериканский библейский колледж.

Дейк сохранил владения Джона Александра Дауи и использовал для библейского колледжа его каретный двор. Огромные конюшни, где Дауи держал своих лошадей, Дейк перестроил под столовую и кухню, а в великолепном старом особняке разместил учебные классы и офис администрации. Дейку нравилось это место.

Встретившись с Финисом Дейком, вы бы сразу же обратили внимание на его красные глаза и наверняка задались бы вопросом, почему они у него такие? А он бы смущенно ответил: «Ну, я уже двое суток не спал. Работал над комментарием к Библии».

Я и сейчас ясно представляю его. Заглядывая к нему через плечо, вижу стопки книг высотой в два фута по обе стороны от самого Дейка. Он опять допоздна работает над составлением своей Библии, продающейся сегодня повсюду на земле. Я вижу его большое тело, не жирное, не отяжелевшее, а сильное. Он был большим человеком.

Когда я впервые приехал к нему в дом, он сказал: «Лестер, я намерен оказать тебе большую честь. Я попросил женщин приготовить для тебя личную спальню доктора Дауи. Ты будешь сегодня спать в его кровати. Я никогда никому не позволял в ней спать. Ты окажешься там первым со времени смерти самого Дауи».

Дейку нравился этот дом больше, чем любое другое место, где он когда-либо жил. Однажды мы спустились с ним в подвал, и он показал мне сокровищницу, которую Дауи построил, когда в основанном им городе Сион еще не было банков. Она была величиной с его спальню. Вдоль стены были полки. Одни — для долларовых купюр, другие — для пятидолларовых, третьи — для десятидолларовых и т.д. Монеты хранились в специальных трубочках. В наши дни на эту мелочь что-либо купить практически невозможно. Дауи же жил почти как сказочный царь Мидас, окруженный своим «золотом». У него было много денег, но он утратил реальность Божьего призвания.

Все в мире знают, что в конце жизни Дауи потерял свою церковь и пребывал в полном смущении относительно своего служения. В то же время в расцвете лет он совершал для Бога удивительные дела. Посреди пустыни он воздвиг город Сион. Помещение для церковных служений вмещало две-три тысячи человек. Своды зала были очень высоки, а вдоль стен этого огромного помещения были выставлены костыли, инвалидные трости и прочие принадлежности. Оказавшись там, люди чувствовали себя так, словно попали в другой мир.

Однажды я спросил смотрителя этого зала, добавляют ли они до сих пор костыли к этой экспозиции. Я видел, что там просто не было места, чтобы что-нибудь добавить, но все равно задал этот вопрос. «О, нет, — ответил он, — мы бы никогда не осмелились что-либо добавить к коллекции доктора Дауи». «А случаются ли здесь исцеления?» — продолжил я. «Нет, — был ответ. — По всей округе больных не осталось. Доктор Дауи всех исцелил».

Я понял, что этому месту нужен новый смотритель, тот, который бы знал, что люди до сих пор продолжают исцеляться и что есть еще много тех, кто нуждается в силе Господа.

Очевидно, я являюсь одним из немногих оставшихся в живых, кто видел, как все четыре стены этого зала были полны свидетельств могущественной Божьей силы. Спустя годы я вновь посетил это место. Все там сгорело дотла. Все доказательства чудотворной силы Господа были уничтожены.

Однажды в течение нескольких дней я выступал с лекциями перед студентами школы Дейка. Я только что вернулся из поездки по Германии и России, где видел, как отвратительные фашистский и коммунистический режимы разрушают души людей. Студентов же особенно интересовало пророчество. Дейк являлся также пастором церкви в том городе и проповедовал в течение нескольких вечеров. Во время моего визита мы были все время вместе.

Он рассказал мне, что работа по составлению комментария к Библии заняла у него сто тысяч часов рабочего времени. Я увидел офис, где Дейк работал. Днем он учил в библейской школе, а по вечерам, а порой и всю ночь напролет работал над изданием Библии.

Он был пионером иного рода — пионером Божьего Слова. По ночам он учил латинский и древнегреческий. Он мог объяснить значение любого слова в Библии и привести толкования различных богословских школ.

В 1967 году, когда мы открыли церковь в Саут-Бенд, доктор Дейк приехал к нам одним из первых. Этот духовный пионер провел у нас семинары по изучению Библии. Впоследствии как минимум раз в год он приезжал и учил наших прихожан Божьему Слову.


Дар памяти
Дейк, будучи 1902 года рождения, был рожден свыше и крестился в возрасте семнадцати лет. Впоследствии он, правда, на протяжении какого-то времени отвергал христианство из-за лицемерного поведения знакомых ему христиан. Однако затем он все-таки встретил верующих, которые жили в согласии с тем, что проповедовали. И тогда он решил посвятить свою жизнь Господу.

После рождения свыше Дейк не переставал взывать к Господу о более близких с Ним отношениях. Спустя три месяца, в мае 1920 года, он принял крещение Святым Духом. Он описывал это переживание как «холодный сильный ветер, пронесшийся через все его тело». Казалось, что он почти слышит, как машет крыльями голубь Духа.

Дейк рассказывал, что почти мгновенно после духовного крещения осознал, что обладает способностями, которых раньше за собой не замечал: он мог цитировать наизусть стихи из Писания сотнями, хотя к тому времени еще совсем мало читал Библию. Безусловно, это был Божий дар. К тому же его жена потом рассказывала, что в отношении всего остального у Дейка была довольно слабая память.

В возрасте двадцати четырех лет, после окончания Центрального Библейского Института, Финис Дейк был направлен в округ Нью-Мексико, штат Техас. Вместе с женой он обосновался в городе Амарилло, где стал пастором церкви.

Еще в колледже Дейк дал обет Господу о том, что никогда ни на публике, ни в личной беседе не будет учить людей ничему, что не мог бы доказать из Библии. Также он поклялся никогда не изменять того, что сказано в Писании.

С 1928-го по 1931 год Дейк жил в городе Талса, штат Оклахома, где служил евангелистом.

Он является автором нескольких книг, буклетов и статей. Самая известная из его работ — «Библия с аннотациями и комментариями». Впервые она была опубликована в I960 году. Дейк вместе с женой Дороти работал над пояснениями к этому изданию Библии более семи лет.

Однажды вечером в моей церкви в Саут-Бенд к всеобщему изумлению Дейк начал цитировать дословно по памяти всю книгу Откровения. Внезапно прервавшись, он с улыбкой обратился к присутствовавшим в зале: «Если хотите, я еще могу и с пунктуацией ».

Однажды один местный проповедник поспорил с Дейком, сможет ли тот по памяти процитировать целиком Новый Завет. Дейк согласился сделать это при условии, что он устроится в витрине большого магазина, а его выступление будет в прямом эфире транслировать местная радиостанция. На радио согласились, и Дейк прочитал в эфире весь Новый Завет, так ни разу и не заглянув в Библию. Ко всему прочему он еще называл номер каждого стиха Библии и обозначал при чтении начало каждой новой главы.

В 1932 году Дейка пригласили пасторствовать в церкви «Христианская Ассамблея» в городе Сион, штат Иллинойс. А вскоре он купил там каретные мастерские и дом, ранее принадлежавшие Дауи. В 1937 году Дейк провел шесть месяцев в тюрьме, признавшись в том, что нарушил Маннский эдикт. Он провез шестнадцатилетнюю девушку через границы нескольких штатов, объявив себя ее мужем. Впрочем, он клялся, что между ними ничего не было, а его адвокат называл происшествие «несчастной ошибкой».

Сам Дейк рассказал мне, что подобрал ту девушку зимой на обочине дороги. Он взял ее с собой и рассказывал о своем библейском колледже. Девушка оказалась беглянкой, скрывавшейся от своих родителей и учителей.

Дейк говорил: «Я, конечно, сознавал, что беру с собой девушку втрое моложе себя. Но я руководствовался не рассудком. Я подобрал ее, потому что мне ее было жалко, и думал, что могу повлиять на ее судьбу. Я кормил ее в ресторанах. Но почти сразу же, как она покинула мою машину, позвонила родителям в Иллинойс и посмеялась над ними. Она рассказала, что по-настоящему красивый мужчина бесплатно прокатил ее до Сент-Луиса. Когда родители девушки узнали моя имя, полиция тут же выписала ордер на арест».

Несмотря на эти неприятности, и жена Дейка, и его церковь оставались к нему лояльны и оказывали всяческую поддержку. Однако ему пришлось покинуть деноминацию «Ассамблея Божья». Позже он присоединился к «Церкви Божьей» в Кливленде, штат Теннеси, а в конце концов стал независимым проповедником. Влияние Дейка на пятидесятниче-ское движение было огромным прежде всего благодаря его «Библии с аннотациями». До сих пор ежегодно продается около тридцати тысяч экземпляров этого издания Писания.

И снова Господь обратил во благо, что дьявол за мыслил во зло. Именно в тюрьме Дейк нашел время, чтобы закончить работу над своим изданием Библии. Это напоминает мне историю с Говардом Картером, который также в тюрьме получил свои откровения о дарах Святого Духа. Классическое христианское произведение «Путешествие пилигрима» Джона Буньяна тоже было написано в заключении. Очень многие христиане хотят благословений без страда ний, но ведь если бы не было распятия, не было бы и воскресения. »

Когда Дейк уже был на пенсии и жил у себя дома в Джорджии, я несколько раз навещал его. На своем земельном участке он собирался построить Ноев Ковчег таких же размеров, что и библейский оригинал. Впрочем, до реализации этого проекта дело так и не дошло.

Последнее мое посещение Дейка и его супруги я вспоминаю с грустью. Оба они могли передвигаться только в инвалидных креслах. У Дороти был артрит, а сам Финис пережил паралич и больше не мог членораздельно произносить слова. Я застал его в типографии, где по-прежнему печатались тысячи Библий с комментариями Дейка. Он вспомнил историю нашей дружбы, берущей начало в 1939 году, и на лице его появились слезы. Этот человек с высоким лбом и лицом аристократа и плакал, и смеялся, и обнимал меня.

Я почитал Финиса Дейка как интеллектуального и духовного гиганта своего времени. В моей памяти он навсегда останется великим служителем Слова.

Стэнли Говард Фродшем

Его слог был создан для величия

(1882-1969)
Впервые я встретил Стэнли Фродшема вместе с Говардом Картером в комнате отеля в Эурика Спрингс. В тот день Бог свел меня и Говарда. Но близко я познакомился с Фродшемом несколько лет спустя в Спрингфилде, штат Миссури, в штаб-квартире «Ассамблеи Божьей».

Фродшем был редактором журнала «Евангелие Пятидесятницы» на протяжении тридцати лет и на писал пятнадцать книг. Кабинет его выглядел довольно скромно, хотя как главный редактор он мог бы позволить себе любой офис, какой только пожелал. Это был смиренный человек. Благодаря своей широкой улыбке и маленькой лысой головке Фродшем умел выглядеть так, что казалось, будто он весит никак не больше 125 фунтов.

Во время каждой нашей новой встречи я получал от него новое представление о природе человеческого сердца, о натуре Адама, взбунтовавшейся против Бога. Рассуждая на эту тему, он мог вставать, садиться, кричать, все время повторяя: «Запомни: воля человека — самое великое препятствие для Бога».

Он говорил, что мы должны быть слугами, которые не выбирают собственную судьбу и то, чем хотят заниматься. Мы выбираем Иисуса, а Он — наш жизненный путь. Входя в кабинет Фродшема, я всякий раз попадал на урок.

Молодым проповедникам в его офисе всегда были рады. Фродшем хотел показать им, как стать великими, хотя сам был не слишком эффектным оратором. Хотя его перо, казалось, было заточено специально, чтобы из-под него выходили великие мысли.
Он позволил Иисусу определить свой жизненный путь
Фродшем родился в Англии. Там он до четырнадцати лет посещал частную школу в Бурнемауте. Затем из-за его интереса к писательству он перевелся в другую частную школу.

Фродшем был обращен в христианство в Христианской Ассоциации Молодых Людей (YMCA), а затем провел год в Южной Африке, в Йоханнесбурге, там он работал секретарем вновь открывшегося офиса YMCA. В 1908 году Фродшем пережил крещение Святым Духом в Церкви Всех Святых в английском городе Сандерленде. Эта община была в то время центром пятидесятнического движения в Великобритании.

В 1910 году вместе с женой Алисой Роулэндс Фродшем эмигрировал в Америку. В 1916-м он был избран генеральным секретарем Генерального Совета «Ассамблеи Божьей». В 1917 году стал казначеем миссионерских программ, а в 1921-м — редактором издательства «Ассамблея Божья». Кроме того, он писал статьи в издания для воскресных школ.

Из пятнадцати написанных Фродшемом книг самая известная — «Апостол веры», биография Смита Виглсворта. Я верю, что величайшим достижением Стэнли было то, что он послушался Господа и написал эту книгу, не позволив бесследно пропасть делам Виглсворта. Если бы не этот посвященный Богу человек, мир никогда бы не узнал о Смите.

Принято считать, что контакты Фродшема в Европе и Канаде позволили журналу «Евангелие Пятидесятницы» охватывать больший круг тем, чем могло себе позволить большинство других пятиде-сятнических изданий. Лидеры «Ассамблеи Божьей» говорили, что этот журнал помогает доводить миссионерский энтузиазм до «момента кипения».

В 1949 году Фродшем ушел на пенсию, оставив работу в издательстве и передав все дела коллегам. Затем в течение нескольких лет он служил в движении, называвшемся «поздний дождь», и один сезон преподавал в библейском институте городн* Элим. Как раз в период преподавательской работы Фродшема было пророчество о необходимости молиться за Аргентину, и у него к этой стране появился особенный интерес.

В пятидесятых годах двадцатого века советов и наставлений Стэнли Фродшема искали многие. Его опыт и умение вдохновлять других служителей ценились чрезвычайно высоко. Фродшем стал духовным отцом для многих христианских лидеров.

Часто он говорил мне о том, как надлежит жить юноше, чтобы достичь в жизни больше того, что принято называть «нормой». Безусловно, Стэнли Говард Фродшем был великим человеком.



Каталог: file
file -> Урок литературы в 7 классе «Калейдоскоп произведений А. С. Пушкина»
file -> Краткая биография Пушкина
file -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
file -> Планы семинарских занятий для студентов исторических специальностей Челябинск 2015 ббк т3(2)41. я7 В676
file -> Коровина В. Я., Збарский И. С., Коровин В. И.: Литература: 9кл. Метод советы
file -> Обзор электронных образовательных ресурсов
file -> -
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

  • Ф инис Дженнингс Дейк
  • С тэнли Говард Фродшем
  • Он позволил Иисусу определить свой жизненный путь