Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Лекции по филологии и истории религий м.: Агентство "фаир", 1998




страница20/39
Дата15.05.2017
Размер4.61 Mb.
ТипЛекции
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   39
СИМВОЛЫ ВЕРЫ И КАТЕХИЗИСЫ 69. Что каждый христианин должен знать С распространением вероучения вширь и по мере его развития вглубь учение усложняется. Происходит его внутренняя структурация, складывается определенная и е р а р х и я смыслов – различение главного и второстепенного и третьестепенного. С другой стороны, возникают новые вопросы, новые темы, новые и нередко небесспорные решения, что вызывает дискуссии, полемику, борьбу мнений и новые вопросы... Иначе говоря, идет обычный процесс приращения знания, в данном случае богословского. Христианская церковь достаточно рано ощутила потребность в определении корпуса главных, общепризнанных и общеобязательных истин вероучения – догматов. Они принимались на Вселенских соборах в IV-VIII вв. Их систематическое изложение, обоснование и объяснение составило предмет специальной церковной дисциплины – догматического богословия (см. §67). Однако массам верующих книги по богословию были трудны и недоступны. Простые люди нуждались в своего рода а з б у к е вероучения – в кратком, понятном и точном изложении основ веры. Вместе с тем источник этого знания должен быть в глазах народа непререкаемым авторитетом. В христианстве сложилось два основных жанра такого рода текстов: 1) Символ веры (перечисление в установленной последовательности 12 догматов веры) и 2) катехизис (изложение основ веры по вопросам и ответам). В Символе веры и катехизисе церковь видит чрезвычайно ответственные, программные документы. Их особенность в том, что это не упрощение или адаптация каких-то более важных или более ответственных текстов. Эти тексты как раз и есть концентрированное выражение самого важного знания, причем универсально важного – того, что церковь полагает необходимым основанием веры каждого человека. От греч. katechéo – оглашать, устно наставлять, учить. В раннем христианстве катехизис – это устное наставление тем, кто готовился принять крещение. Подготовка к крещению (катехизация) в русской церковной традиции называлась оглашение, a те, кто проходил такую подготовку, назывались оглашенными. Было также слово оглашенник – книга поучений для готовящихся принять христианство и выражение оглашенные словеса – поучения для оглашенных. Символ веры, до сих пор канонический для православия, составили отцы I и II Вселенских соборов, в городе Никея (в 325 г.) в Константинополе (381 г.), почему он и зовется Никео-Константинопольский (или Никео-Царьградский). Последующие изменения (в частности филиокве) были приняты только западным христианством (см. ниже). Что касается катехизиса, то в раннем и святоотеческом христианстве его жанровая форма, как и содержание, была достаточно свободной – не обязательно вопросно-ответной, как это строго понимается сейчас. Катехизис в современном терминологическом значении термина (как догматически точное изложение основ веры по вопросам и ответам) появляется в Реформацию, когда протестантам потребовалось новое, не по отцам церкви, изложение основ христианства. Первый протестантский катехизис – Краткое изложение Десяти заповедей и молитвы Господней – составил Мартин Лютер в 1520 г. Затем последовали Лютеровские Малый и Большой катехизисы, а также катехизисы Кальвина, Меланхтона, приверженцев Цвингли и других протестантских вождей. В качестве католической реакции появились тщательно разработанные и строго догматизированные иезуитские катехизисы. Католических версий катехизиса известно не много, однако по количеству изданий и тиражам катехизис был самой массовой из вероучительных книг. Например, катехизис Петра Канизия (ум. в 1597 г.), основателя иезуитского ордена в странах немецкого языка, в 1529 – 1863 гг. выдержал более 400 изданий, т.е. в течение 234 лет почти каждый год выходило по два издания католического катехизиса (ППБЭС, 1229). В восточнославянской традиции первый катехизис, причем не на церковнославянском, а на народном языке (простой мове), напечатал знаменитый белорусский протестант Сымон Будный (Несвиж, 1562). Его Катехисс, то есть наука стародавная хрстаньская, от светого писма для простых людей языка руского в пытанах и отказех събрана написан в большой зависимости от Лютеровских изданий. Первый православный катехизис у восточных славян разработал дидаскал (учитель) Львовской братской школы Лаврентий Зизаний. Этот катехизис Лаврентий с сыном привезли в 1627 г. в Москву, на государев Печатный двор для печатания. После прений в течение трех февральских дней и перевода на церковнославянский язык Катехизис Зизания был напечатан в Москве, однако тираж тут же конфисковали и почти полностью уничтожили (осталось несколько дефектных экземпляров). С именем Лаврентия Зизания и его брата Стефана исследователи связывают еще несколько печатных (не сохранившихся) и рукописных катехизисов конца XVI – первой трети XVII в., известных в украинско-белорусских землях того времени (Маслов, 1984, 72-74). Лаврентий Зизаний (50-60 гг. XVI в. – после 1634) знаменит как автор хронологически второй печатной грамматики церковнославянского языка (Грамматика словенска, Вильна, 1596) и составитель одного из ранних словарей церковнославянского языка (с толкованиями трудных слов на простой мове). Сохранился своеобразный протокол обсуждения Катехизиса, изложенный с точки зрения московских участников диспута – Прение литовского протопопа Лаврентия Зизания с игуменом Илиею и справщиком Григорием по поводу исправления составленного Лаврентием катехизиса. Рукопись напечатана в кн.: Летописи русской литературы и древности (т. 2, кн. 4, М., 1859, с.80-100) и литографически воспроизведена в Памятниках древней письменности (т. XVII, М., 1878). После Зизания у восточных славян до XX в. было два православных катехизиса: 1) Православное исповедание кафолической и апостольской церкви Восточной киевского митрополита, знаменитого ректора Киевской академии Петра Могилы (Киев, 1640; краткая версия в 1645 г.; московские издания в переводе на русский язык в 1645 и 1696 гг.), и 2) Катехизис пространный христианский московского митрополита Филарета (Дроздова) 1823 г. (2-я редакция 1827 г. многократно переиздавалась). Как видим, катехизисы составляют (или санкционируют) церковные вожди-реформаторы и высшие иерархи. Таково требование жанра, условие общеконфессионального принятия катехизиса в качестве свода непререкаемых вероучительных истин. К Символу веры и катехизису функционально близки так называемые символические книги, или исповедания веры. Они содержат строго догматическое толкование Символа веры, главные молитвы и перечни главных понятий христианства: Десять Божьих заповедей, Две Заповеди любви, Главные Истины веры, Семь Святых Таинств, Семь Даров Святого Духа, Семь главных грехов, Три Добродетели, Три Конечных момента человека (1. Смерть. 2. Божий суд. 3. Небо или ад). На Руси в XVII в. такого рода перечисления основных категорий христианства вместе с Символом веры и катехизисом часто печатались в букварях церковнославянского языка, позже – в молитвенниках, толковых молитвословах, пособиях по Закону Божьему и в других подобных книгах, вводящих в исповедание веры. Символ веры включает перечень догматов христианства, в которых кратко, без обоснований и комментариев, как бы только в символической форме, обозначены основы веры. Каждый из 12 догматов, включенных в Символ, называется членом Символа веры. На всех языках христианский Символ веры начинается глаголом со значением верить, веровать в 1-м лице единственного числа: лат. Credo.., церк. –слав. Верую во единого Бога Отца Вседержителя ;, т.е. верующий от своего имени, лично, как бы заявляет или объявляет, во что он верит. При крещении младенца Символ веры читается за него его восприемником (крестным отцом). От принимающего крещение взрослого требуется в храме произнести Символ веры вслух. Кроме того, Символ веры читается как молитва в церкви и дома; в православной церкви его поет хор, которому вторят все молящиеся. Глагольные формы лат. credo и церковнослав. верую стали употребляться как существительные для обозначения всего текста Символа веры (ср. в проповеди о. Александра Меня: Сегодня, как и всегда за Литургией, мы вместе пели Верую), причем для русского обихода такое обозначение было более обычным, чем поздний и книжный оборот Символ веры. Лат. credo, заимствованное во многие языки, развило более общее, не обязательно конфессиональное значение: взгляды, убеждения, основы мировоззрения (ср. кредо демократов, научное кредо и т.п.). Ниже приводится Никео-Константинопольский Символ, канонический для православия. [1] Верую в одного Бога Отца, Вседержителя, Творца неба и земли, и всего видимого и невидимого. [2] И в одного Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единственного рожденного от Отца прежде всех веков: как Свет от Света, Бога истинного от Бога Бога Истинного, а не сотворенного, имеющего с Отцом одно существо, и Которым все сотворено. [3] Для нас людей и для нашего спасения сошедшего с небес и принявшего человеческую природу от Марии Девы через наитие на Нее Духа Святого, и сделавшегося человеком. [4] Распятого за нас при Понтии Пилате и страдавшего и погребенного. [5] И Воскресшего в третий день согласно с Писаниями. [6] И Вознесшегося на небеса и пребывающего по правую сторону от Отца. [7] И опять Имеющего прийти со славою, чтобы судить живых и мертвых, Которого Царству не будет конца. [8] И в Духа Святого, Господа, дающего всему жизнь, от Отца исходящего, почитаемого и прославляемого наравне с Отцом и с Сыном, говорившего через пророков. [9] И в одну святую соборную и Апостольскую Церковь. [10] Признаю одно крещение для оставления грехов. [11] Ожидаю воскресения мертвых. [12] И жизни будущего века. Истинно, так. Западное изменение в Символе веры – добавили филиокве (и от Сына) – отражает иное, по характеристике С.С. Аверинцева, более субординативное, понимание структуры триединства в Св. Троице (Аверинцев, 1967, 334). Согласно св. Августину, Святой Дух исходит не только от Отца, но и от Сына. Поместный собор в Толедо (589 г.) включил это сочетание – и от Сына – в 8-й член Символа веры: [8] И в Духа Святого, Господа, дающего всему жизнь, от Отца и от Сына исходящего, почитаемого и прославляемого наравне с Отцом и с Сыном, говорившего через пророков. Филиокве – от лат. fîlioque – буквально и от сына. Именно это догматическое расхождение, выразившееся в западном добавлении слов и от Сына, стало позднее (в 1054 г.) частичной причиной и поводом для разделения христианства на западную (римско-католическую) церковь и восточную (греко-православную) церковь (подробнее см. §98). 70. Квинтэссенция иудаизма: Слушай, Израиль!... Жанровая идея, сам замысел Символа веры принадлежит христианству, и, строго говоря, только в христианстве термин символ веры вполне органичен. Однако, по-видимому, в каждой религии и особенно в религии, внимательной к слову и к структуре своего учения, есть аналоги Символа веры – специально составленный текст, с кратким изложением самых важных истин веры, читаемый в знак верности учению. Исследователи, выросшие в христианской культуре, склонны называть такие тексты Символами веры, хотя в самих вероисповеданиях (конкретно, в зороастризме, буддизме, исламе) эти тексты назывались иначе. В иудаизме жанр символического текста сложился поздно. Возможно, потребность в тексте-символе возникла под влиянием аналогичных текстов у христиан, среди которых жили иудеи диаспоры. Символ веры иудаизма составил выдающийся еврейский мыслитель средневековья Моисей Маймонид (1135-1204), автор Наставника заблудших, одного из ранних логико-богословских комментариев к Торе (см. §66). Символ веры, сформулированный Маймонидом, состоит из 13 положений, в их числе – единственность Бога, божественное происхождение Торы, загробная жизнь. Этот текст до сих пор включается во многие еврейские молитвенники. Раби Йосеф Телушкин пишет, что иудаистский Символ веры точнее всего выражается в библейском стихе из Второзакония (2, 4): Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть (Телушкин, 1992, 354). То главное, что в нем заключается, – это монотеизм иудейской веры. И в наше время верующие читают этот текст четырежды в день – как молитву и символ преданности Богу. В иудаизме первоначальное обучение основам веры ведется по Торе и комментариям к ней. Вопросно-ответное построение характерно для некоторых поздних религиозно-юридических справочников. 71. Как принимают ислам. Шахада Исламский полный символ веры называется акида (арабск. вера, догма). У суннитов есть несколько сводов догматов: наиболее популярный приписывают Абу Ханифе (VIII в.), затем свод XIII в. и конца XV в. (Ислам, 1983, 32). Существует также сокращенный Символ веры – Шахада (от арабск. шахида – свидетельствовать). По данным В.В. Бартольда, Шахада возникла как молитвенный и различительный возглас, который у первых мусульман служил знаком отличия от не-мусульман, в первую очередь язычников (Бартольд, 1992, 136). Шахада, как и христианский Символ, начинается глаголом в 1-м лице единственного числа, переводимым как свидетельствую. Такое начало достаточно близко к первому слову христианского Символа – церк.-слав. Верую или лат. Credo (см. §69). Исламский Символ содержит сжатое изложение двух основных догматов ислама: 1) существует единый, единственный, вечный и всемогущий Бог – Аллах; 2) своим посланником Аллах избрал араба из Мекки Мухаммада. Каждый мусульманин знает арабское звучание и смысл Символа религии ислама: Ла илáха иллаллах ва Мухаммадун расулуллах – Свидетельствую, что нет никакого божества, кроме Аллаха, и Мухаммад – посланник Аллаха (Ислам, 1983, 4). Троекратное произнесение этой формулы в присутствии официального лица, причем не обязательно в храме, составляет ритуал принятия ислама. Катехизация отсутствует: принимающий ислам не обязан проходить предварительное обучение основам веры. У мусульман нет духовенства как сословия, обладающего особой благодатью; нет и церкви, служащей посредником между человеком и Аллахом. В деятельности людей религии (имамы руководители молитвы, служители мечетей, проповедники, знатоки исламского права и хадисов, учителя богословия) функции духовной и светской власти практически неразделимы. Помимо Шахады, в повседневном мусульманском обиходе употребительны различные словесные формулы, которые расцениваются как символические знаки верности Аллаху. Например, восклицание Аллáху áкбар Аллах самый великий! – это и боевой клич мусульманских воинов, и бытовое восклицание, и распространенная надпись на зданиях. Широко употребительно также клише, которое можно перевести как Я полагаюсь во всем на Аллаха. Все мусульманские тексты и официальные речи начинаются с фразы Во имя Аллаха, милостивого, милосердного – потому что именно так в Коране начинается каждая новая сура. Кратчайшее изложение главного догмата ислама содержится в 112-й суре Корана, которая называется Очищение (веры): Во имя Аллаха, милостивого, милосердного! Скажи: Он – Аллах – един, Аллах вечный; не родил и не был рожден, и не был Ему равным ни один! Главные догматы ислама изложены также в первой суре Корана Фатихе (буквально открывающая). Она состоит всего из 7 стихов и входит в обязательную молитву мусульманина, которая прочитывается не менее 10 раз в день (см. §75).
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   39

  • 70. Квинтэссенция иудаизма: "Слушай, Израиль!..."
  • 71. Как принимают ислам. "Шахада"