Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Л. Я. Гозман психология эмоциональных отношении




страница1/15
Дата07.07.2017
Размер2.12 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

http://koob.ru

Л.Я. Гозман

ПСИХОЛОГИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИИ

Издательство Московсного университета


1987

Книга посвящена проблеме эмоциональных отношений между людьми. С привлечением широкого фактического материала рассматриваются причины возникновения симпатий и антипатий в паре, закономерности формирования и развития чувства любви, психологические особенности распада отношений, условия их стабилизации, изменение качественных характеристик эмоциональных отношений во времени, их связь с личностными особенностями людей. Анализируется возможность использования полученных результатов в практике индивидуального и семейного психологического консультирования.

Рассчитана на психологов, психотерапевтов, социологов, педагогов, студентов и аспирантов соответствующих специальностей, работников служб психологической помощи населению.

ОТ АВТОРА


Эта книга посвящена проблемам возникновения, развития, стабилизации и распада эмоциональных отношений между людьми. Симпатия и антипатия, дружба и вражда, любовь и ненависть отнюдь не принадлежат к числу тех феноменов, анализ которых стимулируется лишь запросами практики или логикой развития науки, а интерес ограничивается профессиональной заинтересованностью узкого круга специалистов. Наоборот, огромная объективная и субъективная значимость эмоциональных отношений между людьми делали их на всех этапах развития культуры предметом самого пристального внимания со стороны писателей, художников, философов и представителей других областей гуманитарного знания. Среди тех, кто обращал свой взор к проблеме эмоциональных отношений были Платон и Аристотель, Спиноза и Локк, Пушкин и Чехов — этот список можно продолжать до бесконечности. Однако наличие великих предшественников не только помогает анализу какого-либо явления, но и зачастую сковывает инициативу как отдельных исследователей, так и целых научных сообществ. По-видимому, это связано и с вполне объяснимым, хотя и неадекватным, ощущением того, что «все уже сказано», и с | результатом трезвого сравнения своих собственных возможностей с возможностями выдающихся ученых и мыслителей прошлого. И, как это ни парадоксально, психология — наука о душе — до сих пор лишь крайне редко и фрагментарно исследовала проблему эмоциональных отношений.

Многим из нас кажется, что в области эмоциональных отношений между людьми все понятно, никаких неясных вопросов нет. К сожалению, собственный опыт дружбы и любви слишком часто разбивает эту уверенность — наши близкие, да и мы сами совершаем неожиданные поступки, отношения, казавшиеся незыблемыми, рушатся, а новые возникают часто там, где мы их не ждали. Психологическое исследование эмоциональных отношений между людьми и необходимо для того, чтобы внести ясность в вопрос

о том, почему возникают, как развиваются и по какой причине распадаются столь значимые для нас эмоциональные отношения с другими. Однако осуществление такого исследования практически невозможно, если ставить своей целью интеграцию всех тех выводов и идей, которые высказывались по этому вопросу в различных сферах науки и искусства. Задача автора была в данном случае много скромнее. Эмоциональные отношения — явление комплексное, требующее междисциплинарного исследования. Подключение разных наук к изучению одного и того же аспекта реальности возможно и необходимо тогда, когда описание рассматриваемых феноменов с точки зрения одной дисциплины не является повторением, калькой анализа его с позиции другой. Комплексность, междисциплинарность объекта — эмоциональных отношений и позволяет предположить, что его психологическое исследование может дать нечто новое па сравнению с философскими, историческими, этнографическими линиями анализа и с анализом в рамках искусства. В работе была предпринята попытка, не «конкурируя» ни, с искусством, ни с философией или другими гуманитарными науками, рассмотреть те факты и закономерности генезиса эмоциональных отношений, которые проявляются при анализе этого феномена психологическими методами, прежде всего методами экспериментальной социальной психологии. В книге, таким образом, речь пойдет не об эмоциональных отношениях в целом, а только о тех их аспектах, которые могут быть предметом профессионального психологического исследования. Этой установкой объясняется и некоторое сужение привлекаемого для обсуждения материала — это в основном результаты эмпирических исследований, как советских (в том числе и самого автора), так и зарубежных психологов. Философская же и художественная литература привлекается лишь с целью иллюстрации тех или иных положений. Такое ограничение приводит, с одной стороны, к некоторому обеднению феноменологии эмоциональных отношений, но, с другой — позволяет четко выделить те их нетривиальные специфические закономерности, которые становятся ясными лишь в результате психологического исследования,

Эта книга была подготовлена на основе спецкурса, читавшегося в течение ряда лет на факультете психологии МГУ и в 1981 г. — на отделении психологии Тартуского государственного университета. Выражаю искреннюю признательность всем моим слушателям, внимание которых было важным стимулом в работе над книгой.

Считаю также своим приятным долгом выразить глубокую благодарность профессорам Г. М. Андреевой и И. С. Кону, идеями которых я пользовался и поддержку которых ощущал на всех этапах работы, коллегам по кафедре социальной психологии МГУ за творческую и доброжелательную атмосферу в нашем коллективе, работавшим вместе со мной студентам; моим друзьям и коллегам — Ю. Е. Алёшиной, В. С. Магуну, А. М. Эткинду, оказавшим существенную идейную и практическую помощь в проведении исследования; М. С. Егоровой, в постоянных обсуждениях с которой осуществлялась вся работа. Профессиональные и эмоциональные отношения автора с названными здесь людьми сделали возможным появление этой книги.

Глава I

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ КАК ПРЕДМЕТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

§ 1. Проблема эмоциональных отношений в системе психологической науки


Семиология современной социальной психологии исключительно многозначна. Часть используемых в научной литературе понятий имеют не одно, а несколько значений, покрывают весьма разнородные аспекты реальности. Это связано прежде всего с тем, что многие понятия, являясь одновременно и обыденными, распространены не только и не столько, в рамках науки, но и литературном, и даже в разговорном языке. Различно и происхождение входящих в аппарат психологической науки понятий — это и термины, заимствованные из других наук, и изменившие в той или иной степени свое значение элементы обыдённой речи, и, конечно, собственно психологические понятия. Закономерны поэтому те терминологические трудности, которые встают при проведении психологических исследований, особенно тогда, когда предметом научного анализа выступают такие значимые для каждого человека явления, как симпатия и антипатия, дружба и вражда, любовь — класс феноменов, которые можно обозначать словосочетанием «эмоциональные отношения».

Определение понятий есть первый и необходимый шаг любого исследования. При изучении эмоциональных отношений между людьми возможны два пути решения этой задачи. Первый — тщательный анализ и сопоставление содержания тех понятий, которые используются в науке для обозначения данного феномена или близких ему явлений. В список этих понятий войдут прежде всего симпатия, эмпатия, привлекательность, влюбленность, любовь и т. д. Понятиями более высокого уровня будут межличностное восприятие, социальные установки, общение, меж-

6

личностные отношения и многие другие. Такой анализ позволил бы установить связи между различными: терминами, определить те аспекты реальности, которые они «покрывают», и, в конечном счете, дать приемлемую дефиницию самих эмоциональных отношений. Это путь, который условно можно обозначить как путь от научных конструктов к реальности. Второй путь — от реальности к конструктам — предполагает ориентацию не на служившийся терминологический аппарат, а на содержание самого исследуемого явления, в данном случае — эмоциональных отношений, представляющих собой некую реальность, существующую вне зависимости от попыток ее исследования и научного определения. Первый путь более традиционен и академичен, второй же дает больше шансов на то, что содержание феномена эмоциональных отношений не будет выхолощено, утрачено в процессе его научного описания и анализа. Второй путь представляется нам более предпочтительным. /Говоря об отношениях между людьми, мы обращаемся одновременно к двум классам явлений. Это, во-первых, некая система взаимодействия, контактов, связей (в социально-психологической литературе именно этот круг явлений обычно охватывается понятием» эмоциональные отношения»), во-вторых, оценка субъектом самих этих взаимодействий и контактов и, главное, участвующих в них партнеров («у нас хорошие отношения», «я плохо к нему отношусь»). Эта оценка всегда носит ярко выраженный эмоциональный характер и может быть названа эмоциональным компонентом или эмоциональным аспектом межличностных отношениий



Два этих аспекта — «объективный» и оценочный — хотя и тесно переплетены друг с другом и даже не существуют друг без друга, относятся тем не менее к различным аспектам реальности — это объективные, доступные для внешнего наблюдения процессы, с одной стороны, и их субъективное (эмоциональное) отражение — с другой.

Конечно, любые межличностные отношения и любые реализующие их акты общения имеют тот или иной эмоциональный (или оценочный) компонент. Более того, оценочный аспект присутствует не только в собственно межличностных отношениях, но и в отношениях, в которых одним из субъектов выступает индивид, а другим — (слово ропущено…) Оценочный аспект существен даже и для общественных отношений, по крайней мере, в той степени, в которой они реализуются в процессе межличностного общения [8]. То же касается отношений между людьми межличностных — то одним из критериев для их типологизации может быть как раз степень выраженности эмоционального или оценочного компонента. В некоторых межличностных отношениях он представлен сравнительно слабо и не влияет ни объективно, ни субъективно на развитие отношений. Примером могут служить, в частности, сугубо деловые отношения между малознакомыми людьми — ни частота контактов, ни их содержание, не будут в существенной мере определяться тем, как партнеры относятся друг к другу. В других же межличностных отношениях эмоциональный компонент не только субъективно представляется важнейшим, но и объективно определяет нынешнее состояние и дальнейшее развитие взаимодействий.| Именно4 такие межличностные отношения (их примером могут быть симпатия и любовь), которые мы впредь будем называть эмоциональными отношениями, и станут предметом рассмотрения в данной книге. Задачей же данной работы является прояснение закономерностей возникновения, развития, стабилизации и распада эмоциональных отношений в паре.

Межличностные отношения являются одной из важнейших и наиболее подробно изученных, как на теоретическом, так и на эмпирическом уровне, проблем социальной психологии. К настоящему времени советскими учеными накоплен ценный фактический материал по этой проблеме и построены интересные теоретические модели [см., например, 8, 16, 18, 52, 54]. Вместе с тем и потребности практики, и традиции советской социальной психологии привели к неравномерности в изучении различных аспектов проблемы, в частности сравнительно малоразработанной оказались, именно эмоциональные отношения, такие, как симпатия и антипатия, дружба и вражда и т. д.

Исследование эмоциональных отношений — назревшая для советской социальной психологии задача, решение которой важно и по собственно научным и по практическим основаниям. Главным из собственно научных оснований является тот факт, что до сих пор в сознании многих людей они остаются своего рода бастионом индетерминизма. Развитие психологии, в том числе и социальной, привело к утверждению материалистического понимания психических феноменов, состоящего в выявлении с помощью научных методов их причинной обусловленности. Однако, как отмечает А. В. Петровский, «... можно привести большое число психологических (и еще больше педагогических) работ, где межличностные отношения представлены как некие идеальные силы, ни в чем не материализованные и никак не опредмеченные, а потому не поддающиеся конкретному исследованию» [75, с. 36]. В еще большей степени, на наш взгляд, это относится к чрезвычайно важным для человека эмоциональным отношениям. Большинство психологов «обходят» эмоциональные отношения, как бы предполагая, что они принципиально недоступны научному познанию. При их упоминании подчеркиваются те свойства, которые отличают их от других явлений, например, отмечается спонтанность эмоциональных отношений, которая рассматривается не как закономерное проявление личностных особенностей участников общения, а как антитеза причинности. В то же время моменты сходства и родовидовые связи эмоциональных отношений с другими психическими явлениями, которые и делают эти феномены познаваемыми, часто игнорируя их. Эмоциональные отношения, таким образом, выводятся из сферы науки. Их демистификация, включение в сферу научного анализа необходимы для дальнейшего развития материалистической психологии. Кроме того, ни одна модель человеческого' поведения не может считаться достаточно полной и адекватной, и будет сохранять печать сциентистского высокомерия по отношению к людям до тех пор, пока она не ассимилирует столь важные для человека феномены, как симпатия, дружба и любовь.

Не менее серьезным основанием для развертывания исследований эмоциональных отношений являются запросы практики. По выражению Маркса, «... развитие индивида обусловлено развитием всех других индивидов, с которыми он находится в прямом ил косвенном общении» [1, с. 440]. Эта связь развития одного человека с развитием других тем сильнее, чем ближе отношения между людьми. Углубление понимания закономерностей эмоциональных отношений становится, следовательно, одним из условий обеспечения всестороннего развития личности.

Исследование эмоциональных отношений необходимо и для решения социально-демографических проблем. В последние годы в развитии института семьи в нашей стране наблюдается ряд негативных моментов — растет число разводов, увеличивается количество одиноких людей, которые не могут найти себе супруга, и т. д. [10, 91, 95, 105]. Для разработки мероприятий по противодействию этим явлениям требуется более активный анализ лежащих в основе семьи эмоциональных отношений. Трудности, с которыми сталкиваются люди при установлении и развитии эмоциональных контактов, свидетельствуют о том, что для решения этих проблем просто здравого смысла и жизненного опыта далеко не всегда бывает J достаточно. Знание закономерностей формирования 1 и распада эмоциональных отношений необходимо и для организации психокоррекционной работы в рамках службы семьи или в рамках каких-либо иных организационных форм. Опыт показывает, что значительная часть клиентов видят причину своих трудностей именно в нарушениях в сфере эмоциональных отношений.

Нельзя абстрагироваться от эмоциональных отношений и говоря о проблемах воспитания. Еще Д. Локк отмечал, что «никто не может жить в обществе под гнетом постоянного нерасположения и дурного мнения своих близких и тех, с кем он общается» [54, с. 36]. Следовательно, эмоциональные отношения необходимо использовать в ходе воспитательного процесса. Для советской педагогики целью воспитания являеся личность, а коллектив, отношения в коллективе — средством воспитания. Исторически сложилось так, что в советской педагогической науке наиболее разработанными оказались моменты! влияния на личность системы формальных отношений« в коллективе, неформальные же отношения, наиболее! «нагруженные» эмоциональным компонентом, стали привлекать к себе внимание сравнительно недавно / (см. об этом работы Л. И. Новиковой [65], А. В. Мудрика [61, 62], Г. И. Щукиной [101] и др.). /

При исследовании эмоциональных отношений необходимо постоянно помнить об их двойном содержании — это одновременно и объективный процесс взаимодействия и обмена информацией между людьми, и оценка ими друг друга.

Первая ипостась феномена эмоциональных отношений изучается в русле проблематики общения, вторая имеет более сложную «ведомственную принадлежность» — именно к ней относятся те имплицитно присутствующие во многих работах представления об индетерминизме и непознаваемости, о которых говорилось выше.

Для того чтобы и этот оценочный аспект эмоциональных отношений стал предметом научного анализа, необходимо соотнести его с другими психологическими и социально-психологическими явлениями, вскрыть родовидовые отношения, связывающие его с другими, традиционно изучаемыми феноменами, такими, как межличностное восприятие, социальная установка и т. д.

В последние годы в советской и зарубежной психологии в качестве термина, родового для широкого круга феноменов эмоциональных отношений (еще раз повторим, что имеется в виду их оценочный компонент), от симпатии, возникающей на самом первом этапе знакомства, до любовных переживаний, утвердился термин «аттракция» (синоним — «межличностная аттракция»). «Права гражданства» этому термину дал международный справочник психологических исследований Psychological Abstracts, который X 1965 г. выделяет работы, посвященные проблеме аттракции, в специальный раздел. Термин «аттракция» представляет собой кальку английского слова attraction, которое словарь Вебстера определяет как притяжение в физическом смысле, отмечая, что это одновременно и некоторая тенденция к объединению. Естественно, для уяснения психологического смысла термина и его соотношения с другими феноменами такого определения недостаточно. Обратимся к специальным психологическим Словарям и энциклопедиям. Большинство из них об аттракции вообще не упоминает. Среди немногих исключений «Краткий психологический словарь», определяющий аттракцию как «понятие, обозначающее возникновение при восприятии человека человеком привлекательности одного из них для другого» [48, с. 26] и словарь Инглиш и Инглиш [137], определяющий ее как такую особенность объекта, которая способствует вовлечению человека в совместную с этим объектом активность. В то же время отмечается, что; хотя аттракция приписывается объекту, на самом деле — это характеристика взаимодействия между человеком и объектом. Таким образом, аттракция объекта определяется потребностями и желаниями человека, его оценивающего, не в меньшей степени, чем характеристиками самого объекта.

К сожалению, и эти достаточно подробные дефиниции не дают адекватного представления о том, что понимают под аттракцией ее исследователи. Сами же они либо вообще не дают определения аттракции, либо дают определения чрезвычайно краткие, не согласующиеся не только друг с другом, но иногда даже с подходом к этой проблеме самого автора.

Такая терминологическая неясность имеет, помимо новизны темы, и ряд других причин. Назовем лишь одну из них. В социально-психологической литературе наряду с термином «аттракция» существуют и другие термины, очень близкие ему по смыслу, содержание которых частично даже пересекается с содержанием, вкладываемым в понятие аттракции '. Это либо побуждает ученых, исследующих аттракцию на эмпирическом уровне, вообще отказываться от определения, ссылаясь на общепринятые представления, либо диктует необходимость отделения аттракции от сходных феноменов и при-

1 В этой связи необходимо отметить термин «attachment» — привязанность, использующийся в основном в детской- психологии и психологии "развития и характеризующий, прежде всего неравноправные, зависимые отношения, например, отношение маленького ребенка к матери. Такое содержание этого термина соответствует и этимологии слова attachment. Так, среди его значений — подписка о невыезде, уведомление об аресте. Термин же «аттракция» используется для характеристики отношений, равных (по крайней мере, теоретически) партнеров.

12

водит к громоздким, с трудом переводимым на операциональный язык, дефинициям.



Таким образом, для решения задачи соотнесения эмоциональных отношений с другими явлениями необходимо обратиться к самому содержанию феномена аттракции, ориентируясь вначале на интуитивные, «вненаучные» представления о нем, — в конце концов именно факт присутствия аттракции в реальной жизни до и вне зависимости от ее изучения и определений является стимулом к научным исследованиям. Итак, прежде всего аттракция — это чувство одного человека к другому. Как таковая она представляет собой частный случай в ряду эмоциональных явлений. Затем, аттракция — это отношение к другому человеку, т. е. она принадлежит и к классу социальных установок; наконец, аттракция — это оценка человека (хороший, симпатичный), следовательно, она представляет собой определенный компонент межличностного восприятия. Обратимся к взаимоотношениям аттракции с каждым из этих трех явлений...

Рассмотрение аттракции как эмоции — при этом аттракция становится проблемой общей психологии — подготовлено анализом эмоций, содержащимся в трудах Ф. В. Бассина [14], Л. В. Благонадежиной {20], В. К. Вилюнаса [24], Л. С. Выготского [26], С. Л. Рубинштейна [77], П. В. Симонова [82], Г. X. Шингарева [98] и др. Специфика же аттракции по сравнению с другими эмоциями состоит в ее предмете — аттракция есть эмоция, имеющая своим предметом другого человека.

Анализ аттракции как аттитюда (социальной установки) подготовлен самой историей развития ее экспериментального изучения. Если обратиться к практике измерения аттракции, обнаружится, что, несмотря на разнобой определений, в ней просматривается единообразие2. Оно состоит в том, что большинство авторов измеряет аттракцию как аттитюд на другого человека. Таким образом, представление об аттракции как об аттитюде имплицитно заложено в большинстве посвященных этому феномену работ.

2 Проблема измерения эмоциональных отношений будет специально рассмотрена во втором параграфе данной главы.

13 .

В чем же видится специфика аттракции по сравнению с другими аттитюдами?



Объектом аттитюда может быть любой реальный или воображаемый объект, любой аспект социальной жизни или элемент когнитивной структуры. Однако в силу различных причин в социальной психологии почти повсеместно изучались аттитюды на большие группы людей, социальные институты или явления общественной жизни. Аттитюды на одного, конкретного, человека изучались крайне редко, а в тех случаях, когда они все же рассматривались, объекты отношения были максимально деиндивидуализированы, их «видовые» свойства (например, классовая и национальная принадлежность политического деятеля) обладали большим весом, чем индивидуальные, о которых испытуемые зачастую даже не были осведомлены. Специфической особенностью аттракции является именно то, что она представляет собой аттитюд на единичный объект, на индивида, в отличие от обычно изучаемых аттитюдов на некоторый класс объектов.

Последним из трех феноменов, соотношение с которыми аттракции мы рассматриваем, является межличностное восприятие. Идея подхода к аттракции как к компоненту межличностного восприятия выдвинута давно. Если исследователи, изучающие аттракцию на эмпирическом уровне, не всегда задумываются о ее месте в структуре науки, то ученые, пытающиеся эксплицировать такую структуру (в частности, авторы учебников), по необходимости должны это делать. Показательным является тот факт, что в подавляющем большинстве учебников по социальной психологии, в том числе и в учебнике для психологических факультетов университетов, написанном Г. М. Андреевой [8], аттракция включается в раздел, посвященный межличностному восприятию.

Межличностное восприятие изучалось многими советскими исследователями. Прежде всего необходимо назвать работы, выполненные А. А. Бодалевым и его сотрудниками и учениками [16, 18]. Для большинства исследователей межличностного восприятия предметом изучения являлись такие когнитивные компоненты, как точность восприятия, приписывание

14

личностных черт на основе особенностей внешности, искажения в восприятии другого человека и т. д. Эмоциональные компоненты образа другого человека исследовались значительно реже, во всяком случае, обычно не ' вычленялись в качестве особой научной проблемы. Вместе с тем на уровне констатации эмоциональная оценка объекта межличностного восприятия фигурировала в исследованиях и ее наличие очевидно. (В частности, этой проблеме посвящены в значительной степени работы по невербальным средствам общения, например, работы В. А. Лабунской по экспрессивным движениям [51].) Можно предположить, что именно эти, недостаточно пока изученные эмоциональные компоненты межличностного восприятия и составляют содержание межличностной аттракции.



Перед тем как перейти к интеграции трех вышеизложенных представлений об аттракции, остановимся еще на одном моменте — на возможности рассматривать аттракцию в системе общения. В советской социальной психологии предпринято несколько попыток проанализировать структуру общения как чрезвычайно сложного и многостороннего процесса. Так, согласно Г. М. Андреевой, общение может быть охарактеризовано «путем выделения в нем трех взаимосвязанных сторон: коммуникативной, интерактивной и перцептивной» [8, с. 97]. Следовательно, аттракция, или эмоциональные отношения, как компонент межличностного восприятия органично входит и в структуру общения, составляя его эмоциональный фон или эмоциональный компонент.

Итак, эмоциональные отношения выступают как <5ы в трех ипостасях: эмоция, имеющая своим, предметом другого человека, аттитюд на другого человека и эмоциональный компонент межличностного восприятия. Есть ли основание говорить о едином явлении, описываемом этими тремя дефинициями? На наш взгляд, есть; более того, все три определения относятся к одной и той же реальности.

Понятия эмоция и аттитюд долгое время считались практически не связанными, если исключить констатацию наличия так называемого эмоционального компонента в структуре аттитюда. Это неоднократно "отмечалось советскими исследователями, осуществляв-

15

шими критический обзор зарубежных исследований по данной проблеме: В. А. Ядовым [104], П. Н. Шихиревым [99] и др., однако проведенный В. С. Магуном анализ показал, что «познавательный и эмоциональный компоненты аттитюда... соответствуют познавательному (объективному) и собственно эмоциональному (субъективному) компонентам эмоции, а в целом эти два компонента аналогичны эмоции в ее общепсихологическом понимании» [58, с. 54]. Поскольку в исследовании аттракции как аттитюда поведенческий компонент рассматривается крайне редко, а чаще всего речь идет о когнитивном компоненте, то можно считать, что между первым и вторым определениями нет противоречия.



Что же касается третьего определения аттракции как эмоционального компонента общения и межличностного восприятия, то практически оно совпадает с ее первым определением — как специфической эмоции. Оно не противоречит и представлению об аттракции как аттитюде. «Предметами аттитюда, — как пишет В.С. Магун, — являются лишь значимые для человека объекты — об этом свидетельствуют как формальные определения (аттитюдов. — Л. Г.), так и вся реальная эмпирическая база» [58, с. 49]. Но эмоциональный компонент восприятия другого человека отражает значимость объекта с точки зрения субъекта, т. е. носит аттитюдный характер. Это проявляется, в частности, и в той роли, которую играет аттракция в селективном отборе информации при конструировании образа другого человека. Согласно А. М. Эткинду, «уровень аттракции в межличностном восприятии, подобно уровню самоуважения в самовосприятии, работает как мощный фильтр, отбирающий перцептивные признаки или приписывающий им веса» [103, с. ПО].

Таким образом, аттракция может быть описана через свою специфику по отношению к эмоциям, аттитюдам и межличностному восприятию, поскольку с каждым из этих явлений она находится в соотношении частного к общему.

Анализ эмоциональных отношений может строиться как вокруг аттракции (тогда это будет эмоциональное отношение одного человека к другому), так и вокруг объективно существующего процесса (тогда

16

мы будем иметь дело с проблемой эмоциональных отношений между людьми). В первом случае все внимание уделяется чувствам и мнениям партнеров друг о друге, при этом неизбежно обедняется — если не теряется вовсе — специфика разных этапов развития отношений; отметим, что именно в этом направлении долгое время шли исследования эмоциональных отношений. Во втором случае в фокусе оказываются закономерности развития отношений, их перехода от одной фазы к другой;



Мы будем придерживаться логики этого последнего подхода. Эмоциональные отношения будут рассматриваться как развивающийся во времени процесс, закономерно переходящий от одного этапа к другому. Это позволит нам обсудить закономерности эмоциональных отношений разного уровня глубины и сложности, от первоначальной симпатии до страстной любви. Аттракция же будет анализироваться прежде всего не как единое для всех этапов, а как специфическое для каждого из них явление. Преимущество 'такой ориентации на процесс, а не на аттракцию еще и в том, что здесь более четко выступает межличностный характер эмоциональных отношений* включение в них не одного, а двух субъектов одновременно — при ориентации на аттракцию как на центральное понятие эта субъект-субъектная специфика эмоциональных отношений может легко «потеряться».

Исследование проблемы есть ответ на какие-то конкретные вопросы! Правильное формулирование их является необходимым условием успеха всей работы. Профессионализм состоит, в частности, и в том, чтобы отграничивать те вопросы, на которые можно ответить с помощью методов данной науки, от тех, которые выходят за пределы ее компетенции.

Специфика эмоциональных отношений по сравнению с другими явлениями ставит свои, непосредственно вытекающие из их особенностей вопросы. Главный из них — и именно ответу на него и посвящены три последующие главы этой книги — состоит в проблеме детерминации эмоциональных отношений в паре на разных этапах развития этих отношений. Данный вопрос не возникает при анализе, например, когнитивных компонентов межличностного восприятия — их детерминантой является

17

(пропущено…), его внешность, возрастные, профессиональные и личностные особенности и т. д. Здесь можно говорить лишь о причинах появления ошибок и искажений. Для аттракции же такая ее внешняя детерминанта отсутствует, поэтому необходимо специальное исследование причин появления, развития и распада эмоциональных отношений. В то же время это как раз та проблема, которая, если не полностью, то частично может быть решена с помощью методов «социальной психологии.



Уточним теперь общую схему анализа (рис. 1). Аттракция субъекта «А» к объекту3 — другому человеку, «В», может вызываться воздействием сле-

Рис. 1. / — свойства объекта аттракции; 2 — соотношение свойств субъекта и объекта; 3 — особенности взаимодействия; 4 — свойства субъекта; 5—особенности ситуации; 6 — культурный контекст; 7 — время

дующих причин: свойствами объекта аттракции; соотношением свойств между субъектом и объектом, степенью сходства; например; особенностями взаимодействия между ними; ситуацией, в которой происходит общение; свойствами самого субъекта аттракции; культурным контекстом, в который включены общающиеся индивиды. Наконец, поскольку эмоциональные отношения есть не только состояние, но и процесс, воздействие на них оказывает фактор времени.

Время выступает здесь не просто как еще одна переменная наравне с другими. Эмоциональные отношения с течением времени меняются качественно, легкая симпатия, с одной стороны, и, например,

3 Термин «объект> здесь сугубо условен. Он используется лишь для удобства изложения. Необходимо помнить, что без активной позиции второго партнера эмоциональные отношения развиваться не могут.

18

амбивалентный синдром чувств по отношению к бывшему партнеру после распада пары - с другой, имеют между собой весьма мало общего. Соответственно меняется и «ведомственная» принадлежность эмоциональных отношений: если на первых этапах, когда их включенность в класс эмоциональных явлений находится в латентном состоянии, это почти исключительно социально-психологическая проблема, то в момент пика их развития, в период страстной любви, необходим уже анализ и с точки зрения общей психологии. Меняется со временем и важность тех или иных детерминант аттракции. Так, можно предположить, что легко воспринимаемые инвариантные характеристики партнера, такие, как его внешность, социально-демографические параметры и т. д., будут оказывать влияние на первых этапах развития отношений, затем же их значимость будет снижаться. С другой стороны, некоторые особенности общения будут, наоборот, оказывать детерминирующее воздействие лишь на последующих этапах развития отношений. Следует также ожидать усложнения законов детерминации аттракции со временем, их большей противоречивости и даже меньшей строгости. Это связано с происходящей со временем индивидуализацией отношений в паре — они становятся не просто следствием того или иного сочетания внешних условий, но результатом целенаправленного воздействия со стороны участников общения. Эту последнюю детерминанту учесть в эмпирическом исследовании, естественно, крайне трудно.



Не все этапы развития эмоциональных отношений в паре изучены одинаково подробно. Лишь менее трети работ в области аттракции в период с 1972 па 1976 г. были посвящены исследованию устойчивых пар (т. е. отношениям, прошедшим некоторый путь развития), в остальных работах анализировались пары, члены которых практически еще не взаимодействовали друг с другом [154]. Примерно 80% всех работ проводились до недавнего времени на незнакомых друг другу (до эксперимента) людях — е однократным замером аттракции, что исключает саму возможность исследования отношений в развитии [153]. Испытуемый в этих случаях получает краткую информацию о другом человеке, который обычно-

19

является подставным лицом (партнером экспериментатора). Информация может даваться либо в процессе реального общения, в ходе которого объект аттракции действует по строго определенной схеме, либо в виде магнитофонной или видеозаписи, либо в виде вербального сообщения о человеке, которого испытуемый даже и не видит. После этого измеряется аттракция к этому человеку.



Реже проводятся работы с незнакомыми людьми, организованные по схеме лонгитюдов, предусматривающие многократные измерения аттракции. Они дают очень ценную для понимания ее природы информацию, так как позволяют проследить динамику и детерминанты развития межличностных отношений. Эксперименты на уже знакомых людях представлены пока сравнительно небольшим числом работ. Особенно редки лонгитюдинальные исследования на стабильных парах — наиболее перспективные с точки зрения как чисто научной, так и практической. Правда, в последние годы положение изменилось, внимание исследователей переключается именно на устойчивые и развивающиеся отношения [157]. Отметим, что в отечественной психологии с самого начала изучения проблемы эмоциональных отношений основное внимание уделялось парам, состоящим из хорошо знакомых друг другу людей (см., например, работы Н. Н. Обозова [67, 68], Т. М. Трапезниковой и Е. П. Ивановой [89J, Э. Тийт [88], А. Тавит [87] и др.).

Эмоциональные отношения существуют в качественно различных группах. Можно говорить об эмоциональных отношениях между матерью и ребенком, между супругами, между товарищами по работе и т. д. Эмоциональные отношения связывают не только диаду, но и триаду или группу большего размера. Во всех перечисленных случаях эмоциональные отношения имеют некоторые общие законы, но, по-видимому, есть и своя специфика. Не все эти эмоциональные отношения одинаково доступны для научного исследования, не все представляют одинаковый | интерес с точки зрения решений практических и теоретических задач. Ограничивая круг анализируемых явлений, мы в дальнейшем будем рассматривать эмоциональные отношения лишь в парах, только иногда обращаясь к закономерностям эмоциональных

20

-отношений в группах из трех или более человек. Соглашаясь с А. А. Кроником [49] в том, что «основными координатами» пространства межличностных отношений являются статусно-ролевые различия и валентность отношений, мы добавим к ним еще одну координату — свободный или вынужденный способ создания пары. Об этой координате исследователи обычно не упоминают — более популярно разделение на формальные и неформальные отношения. Однако с точки зрения эмоциональных отношений нам представляется не очень значимой степень включенности индивидов в формальную структуру отношений. Дело в том, что эмоциональные отношения вполне могут и существовать в рамках такой структуры, и отсутствовать вне ее. В качестве примера можно привести близкие дружеские отношения между руководителем и подчиненным, с одной" стороны, и индифферентные отношения между двумя членами одной и той же неформальной компании — с другой. В первом случае они существуют как бы вопреки формальной структуре, во втором — отсутствие каких-либо помех не приводит тем не менее к развитию эмоциональных отношений. Свободный же или вынужденный характер создания пары принципиально важен для понимания закономерностей 1азвития отношений — если общение в паре с самого начала было неизбежным, не зависело от воли •участников (определяясь, например, близостью места жительства, родственными связями, принадлежностью к одной организации и т. д.), тогда они могли какое-то время развиваться и на нейтральном или даже негативном эмоциональном фоне. Если же пара создавалась по желанию обоих партнеров, как, например, пара молодых людей, познакомившихся «а улице, аттракция с самого начала оказывает детерминирующее воздействие на дальнейшее развитие отношений. Поскольку закономерности эмоциональных отношений более полно проявляются именно в свободно организованной паре, в дальнейшем мы будем рассматривать в основном пары именно такого типа.



Что касается статусно-ролевых различий, которые могут выражаться, в частности, в различном возрасте партнеров, то, не отрицая важности понимания

21

закономерностей эмоциональных отношений в гетерогенных по этим параметрам парах, мы будем ориентироваться тем не менее на пары, гомогенные по социально-демографическим признакам. Исключение будет сделано лишь для половой принадлежности субъектов — основное внимание мы уделим не однополым, а разнополым парам.



Объектом психологического анализа могут быть как положительные по знаку эмоциональные отношения — симпатия, дружба, любовь, так и отрицательные, представленные негативными полюсами перечисленных феноменов. Термин «аттракция» может использоваться и для обозначения негативных чувств к партнеру. Может показаться, что положительный и отрицательный полюса аттракции являются не более чем зеркальным отражением друг друга и что, следовательно, закономерности одного полюса применимы с учетом знака к другому, а исследования аттракции одного знака неспецифичны по отношению к исследованиям аттракции другого. Это не всегда так. Антипатия не есть просто «перевернутая» симпатия, альтернатива любви, по выражению Т. Рейка [182] — не ненависть, а равнодушие. Есть основания полагать, что существующие в обыденном сознании как противоположности полюса эмоциональных отношений в действительности являются не полярными (чем больше выражен один полюс, тем меньше — другой), а более или менее независимыми или даже взаимодополнительными, т. е. закономерно сочетаются в эмоциональном отношении к другому человеку (выраженность одного полюса может сопровождаться одновременной выраженностью противоположного). Заметим, что аналогичная ситуация характерна и для всего класса эмоциональных явлений — им свойственна амбивалентность, одновременное переживание субъектом и позитивных и негативных состояний [39]. Таким образом, можно считать, что наряду с действительно полярными эмоциональными отношениями есть и такие, полярность которых лишь кажущаяся и которые поэтому обладают специфическими законами и требуют отдельного рассмотрения.

В этой книге основное внимание будет уделено положительным проявлениям эмоциональных отношений. Можно назвать два основания для такого вы-

22

бора (кроме очевидной, невозможности охватить в рамках одной работы всю феноменологию аттракции в паре). Во-первых, положительный полюс эмоциональных отношений исследован значительно хуже, чем отрицательный. Это отражает исторически сложившееся в психологии большее внимание к негативным, чем к позитивным моментам человеческой природы. Консервативные по своей природе защитные механизмы изучены значительно лучше, чем творчество; жестокость — тщательнее, чем альтруизм, и т. д. Более того, долгое время существовала тенденция рассматривать положительные аспекты человеческой психики и поведения как своеобразную форму выражения отрицательных — творчество как сублимацию, кооперацию как объединение против общего врага и т. д. Эта тенденция стала преодолеваться лишь в 50—60-е годы, когда в отечественной и зарубежной психологии появился ряд работ, посвященных анализу творчества, психического здоровья, ответственности, любви [41, 63, 118, 157, 175]. Итак, относительно слабая изученность положительного полюса эмоциональных отношений делает их рассмотрение более важным и интересным.



Второе основание состоит в следующем. Как показал Л. М. Веккер [23], у положительных эмоций в диапазоне средних значений интенсивности «объектный» компонент обладает большей конкретностью и информативностью, чем «субъектный», у отрицательных же (в том же среднем интенсивностном диапазоне) — наоборот, субъектный выражен сильнее объектного. Это связано, по мнению Л. М. Веккера, в частности, с объектной направленностью как «главным вектором психики» [23, с. 143]. Таким образом, объект положительного эмоционального отношения отражен в сознании субъекта более конкретно, индивидуально, чем объект отрицательного, — в этом последнем случае внимание субъекта сконцентрировано на собственных негативных переживаниях, объект воспринимается более стереотипно, стигматизируется. А это значит, что положительные эмоциональные отношения в большей степени, чем отрицательные, связаны с реальным взаимодействием с другим человеком, и именно в них ярче, чем в отрицательных, проявляются не только общепсихологические,

23

но и социально-психологические закономерности. Итак, мы будем в основном говорить о положительных по знаку эмоциональных отношениях в свободно организованной, гомогенной по социальным и возрастным параметрам, преимущественно разнополой паре. В максимальной степени этим критериям отвечает, например, пара влюбленных или пара, связанная отношениями ухаживания. Вторая глава книги посвящена проблеме аттракции на первых этапах развития отношений: возникновению первого чувства-симпатии — антипатии. В третьей главе мы перейдем к поиску детерминант развития отношения в паре и особое внимание уделим чувству любви. И наконец, в четвертой главе будут рассмотрены процессы стабилизации и распада эмоциональных отношений.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

  • ОТ АВТОРА
  • Глава I