Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Л. В. Савельева 1 Репрезентация




страница13/13
Дата26.06.2017
Размер2.34 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Проблематика литературы иммигрантов В последние годы приток иммигрантов в развитые страны увеличился, причем их состав стал намного разнообразнее, чем раньше. Прежний идеал, к которому стремились иммигранты, особенно те, кто приезжал в Америку, был англо-саксонским. Теперь он уже не является обязательным образцом для подражания. В 1900 г. 90 американского общества составляли англо-американцы, 10 – афроамериканцы. В 2000 г. потомки европейцев составили всего 72 в американском обществе. Футурологи просчитывают, что к 2030 г. их останется около 60, а к 2060 г. – менее 50. Таким образом, культурная картина мира Европы и Соединенных Штатов постепенно меняется. Так, меняются акценты в соотношении «человек – природа – цивилизация». Чисто американская философия трансцендентализма предполагает партнерские отношения с природой. Как и в Европе, идеальным отдыхом была рыбная ловля и другие занятия на природе. Другим этносам эти образы уже ни о чем не говорят. Свои поправки в эти процессы вносит и глобализация, которая приводит не только к политическим, экономическим, но и к культурным изменениям в мировом сообществе. Например, появился универсальный образ тинэйджера, со своей культурой (фильмы, комиксы, особый язык). С притоком иммигрантов нация молодеет, и у более пожилых людей нет времени передать корневую культуру своего народа. Процессы глобализации, действующие сейчас, сильнее захватывают молодых, но это очень поверхностная, формальная культура, основанная на внешних признаках и вещах. Литература – один из последних оплотов глубинных духовных ценностей. Американская и европейская литература стала литературой этнического разнообразия. В последние годы и в Европе, и в Америке литературные премии получают иммигранты или их дети, не сменившие имена на английские и оставшиеся верными своим этническим корням. Проблематика иммигрантской литературы, охватывая и общечеловеческие ценности, имеет свои особенности. Это – отчуждение личности, невозможность отказаться от своих корней. Чаще всего они имеют форму биографии, в последнее время – семейной саги. Всегда это – психологический анализ, размышления. Они передают свой жизненный опыт, свои культурные напластования. Здесь все серьезно, эмоционально, нет тотальной постмодернистской иронии. В области культуры демократия, к которой стремятся все, приезжающие в более развитые страны, сталкивается с двойной проблемой, представляющей собой настоящий парадокс. И в самом деле, с одной стороны, общество проникается все большим индивидуализмом, что выражается во все возрастающем спросе двойного порядка: каждый хочет участвовать в модернизации общества, иметь доступ к деньгам, потреблению, здравоохранению и др., и одновременно строить собственное существование, иметь свободный выбор и быть отдельным индивидуумом. С другой стороны, наше общество не только впитывает различные культуры, которые приходят вместе с иммиграцией, но и производит их в таких областях, как религия, этническое равенство и равенство полов. Темы глобализации, сохранения культурной самобытности, интеграции культур давно и прочно занимают определенное место в литературах всех стран, особенно тех, где процессы иммиграции особенно сильны в последнее время: США, Франции, Англии, Германии, а в последние годы – и в России. Соединенные Штаты Америки в свое время стали первой страной, столкнувшейся с проблемой иммигрантов в государственном масштабе. Понятие «американская мечта» давно стало базисным для американской культуры, но переосмысление идеалов американской жизни происходило и происходит постоянно. В основе – неоспоримый и не оспариваемый тезис, провозглашенный очень давно, еще в «Билле о правах человека» в Англии, затем в американской «Декларации независимости»: «Человек имеет право на счастье». В наше время понятие «американской мечты» еще очевидно, но оно расходится на многие составляющие. Изначально модель американского общества была более или менее единой. Ее назвали модель «плавильного котла». Идея понятна: ассимиляция с сохранением национальных особенностей. Иммигранты ехали в Америку с целью влиться в этот «котел», стать настоящими американцами. Среди героев легенд о покорителях Дикого Запада есть негр-молотобоец Джон Генри, сталевар Йо Мадьярок, фермер Фиболд Фиболдсон и многие другие. Все они приезжали, чтобы сделать эту страну родной и жить в ней свободными людьми. Те же тенденции изначально были присущи и европейской иммиграции. Иммигранты интегрировали принявшую их культуру. Читающая Европа помнит недавно ушедшую писательницу, много лет возглавлявшую литературное направление «новый роман», Натали Саррот (Наталья Ильинична Черняк), дважды лауреата Гонкуровской премии Ромена Гари Эмиля Ажара (Роман Касев), автора нашумевшего бестселлера «Толстая тетрадь» Аготу Кристоф, уроженку Венгрии. Сейчас американские культурологи говорят о модели «фруктового салата», в котором каждый ингредиент сохраняет свой вкус и аромат, не смешиваясь с другими. Эта модель многокультурности распространяется сейчас и в Европе. Наиболее давние культурные связи у англоязычных стран с выходцами из Индии, поскольку английский язык в Индии является одним из государственных. Кстати, в индийских семьях среднего класса в быту могут говорить на нескольких языках. На английский переходят, чтобы побеседовать об отвлеченных материях. Переводчица Мира Салганик так говорит о книге Рохинтона Мистри, недавно получившей премию Букера (он родился в Бомбее, но вот уже почти 30 лет живет в Канаде): «Мистри любит родной город и с болью следит за его нынешними метаморфозами. В “Делах семейных” – а действие романа происходит в 90-е г. ХХ в. с некоторыми экскурсами в историю – Бомбей является полноправным персонажем. Мистри описывает судьбу одной семьи, типичной семьи среднего класса, живущей в обстановке религиозно-общинной розни и наступления индусского фундаментализма, сращивания криминала с властью, роста коррупции. Все это так узнаваемо – только приметы быта другие. Он разделяет позицию, которой придерживается большая часть индийской интеллигенции: всякий фундаментализм чудовищен, это очевидно; всякое превращение религии в политический фактор чревато распадом многоконфессионального, многоплеменного, многоязыкого государства. И относится это не к одной только Индии» [Салганик, 2006, с. 293]. Книгой, вызвавшей живой и напряженный отклик по обе стороны Атлантики, стал новый роман земляка Рохинтона Мистри Салмана Рушди «Клоун Шалимар» (2005 г.). Рушди со времен «Сатанинских стихов» к неприятию не привыкать. Но тогда раскол шел по линии «мусульманский мир – Запад». На этот раз Рушди недовольны все. Возникает чувство, что предмет обсуждения – не роман, а план политического урегулирования кризиса в Кашмире. В «Клоуне Шалимаре» мы слышим мотив: «Отныне все и вся – часть чего-то еще. Россия, Америка, Лондон, Кашмир. Наши жизни, наши частные истории впадают друг в друга, как реки, они больше не принадлежат только нам, они утратили свою индивидуальность, как утратили и четкую определенность» [Нестеров, 2005, с. 235]. Литература остается хранилищем нашего опыта общения с миром, тем аккумулятором, который его накапливает, а потом, в какой-то момент, эта энергия включается и питает наше сознание, программируя те или иные поступки. На Западе общество вновь стало видеть в зеркале литературы свое отражение – и с ним соизмеряться. Для нынешнего западного читателя литература – не зона досуга, а зона моделирования и прогностики будущего. Рушди – опытный писатель. Его романы «проступают» с течением времени, как постепенно проступает фотоотпечаток в кювете с проявителем. Так было с «Сатанинскими стихами»: в момент выхода романа он обозначил раскол между исламским и «западным» миром в понимании того, что есть реальность. Глубина же этого раскола обозначилась много позже. А когда роман вышел, мало кто придал значение тому факту, что начинается он с описания того, как террористы захватывают и взрывают самолет [Там же, с. 236]. Создавая свои фантасмагории, Рушди жестко иронизирует над нашими клише. Круги насилия ширятся, и здесь нет правых и виноватых, ибо виновны все. Об этом сейчас пишут многие, сознавая бесперспективность этого противостояния. В недавно переведенном у нас романе Ясмины Хадра (псевдоним алжирского писателя Мохаммеда Молессеула, живущего во Франции) доктор, хирург Амин Джаафари, оперирует раненых после теракта, а потом узнает, что смертница, взорвавшая кафе с людьми, – его любимая жена Сихем, с которой он был счастлив 15 лет. Он хочет выяснить, почему она это сделала. Он узнает многое, встречается с ее родственниками, со своими, которых давно не видел; с террористами. Он – араб, но гражданин Израиля, он хочет только лечить; его жена выбирает путь сопротивления. В конце романа он тоже гибнет от теракта. Еще один алжирец, пишущий по-французски, – Салим Баши – за роман «Пес Одиссея» собрал в 2001 г. целый букет престижных наград, включая Гонкуровскую премию. «“Пес Одиссея” восхитил французских читателей, искушенных литературных гурманов, пронзительной красотой слога, прихотливым и в то же время выверенным ритмом повествования, “длинным дыханием”, несущим на себе сложную конструкцию романа. И еще – выстраданностью авторской точки зрения. В эпоху глобализации Баши стремится остаться патриотом своей страны, ее “капсульной” истории и культуры. Но разрыв с ними неизбежен. Еще не уехав из Алжира, автор, как и его герой Хосин, уже стал эмигрантом, переселившись в свои сны и видения» [Лямина, 2006, с. 6]. Независимо от этнической и конфессиональной принадлежности писателей более всего их всех беспокоит сохранение гуманной составляющей культуры. Об этом небольшой роман «Гэтсби» иранки Азар Нафизи. В разгар «исламской революции» аятоллы Хомейни преподаватель литературы пытается донести гуманные ценности романа американца Фицджеральда до иранских студентов. «Бальзак и портниха-китаяночка» (2000 г.) – первый роман китайца Дай Сы-цзе, который сейчас живет во Франции. Построенный на автобиографическом материале, он стал во Франции книгой года и награжден престижной международной премией «Club Med Literary Prize». Роман переведен на многие языки и положен в основу снятого самим автором фильма, получившего в Каннах в 2002 г. приз в номинации «Особый взгляд». Этот особый взгляд выработался под действием традиций многовековой китайской культуры, европейского образования и реалий современного Китая. В центре романа – простая, горькая, но в то же время оптимистическая история китайских «детей Арбата»: двух друзей, отправленных в пору культурной революции в предгорья Тибета на «перевоспитание беднейшим крестьянством». В этой глуши парням посчастливилось найти чемодан с книгами. И какими! Гюго, Стендаль, Дюма, Флобер, Бодлер, Ромен Роллан, Руссо, Толстой, Гоголь, Достоевский, Диккенс, Киплинг и, конечно, Бальзак, который перевернет их жизнь. В журнале «Иностранная литература» (2005 г., № 8) опубликован второй роман Дай Сы-цзе «Комплекс Ди». В этом романе тоже удивительным образом сочетаются восточная и западная составляющие личности художника. «Многие из нас, – говорит он о себе и своих соотечественниках-писателях, – испытывают сильное влияние западной культуры, но при этом, к счастью, сохраняют собственную индивидуальность» [Дай Сы-цзе, 2005, с. 3]. Поразительное сочетание взгляда человека изнутри с западным мировосприятием мы видим в одной из самых известных книг о Китае ХХ в. – романе Чжан Жун «Дикие лебеди, или Три дочери Китая». Автор с эпической неторопливостью рассказывает историю бабушки, матери и свою собственную: за двадцать шесть лет, проведенных ею в Китае, Чжан Жун успела побывать «барышней из знатной семьи», «красным охранником» – хунвэйбином, крестьянкой, «босоногим врачом», рабочей, студенткой, преподавателем английского языка и, наконец, выиграть стипендию на обучение в Англии – каждый раз не сомневаясь, что судьба ее определена на всю жизнь. Родилась она в 1952 г. в провинции Сычуань, самой большой, густонаселенной и до недавнего времени отделенной трудноодолимыми горными переходами, – загадочной первозданной земле и «житнице Поднебесной». Но писательница знакомит нас не только со своей родиной, она ведет нас через весь Китай – от суровых заснеженных маньчжурских степей до полудикой субтропической Юньнани. Пожалуй, именно умение, «не ведая ни жалости, ни гнева», рассказать о трагическом и прекрасном в судьбе своего древнего народа и принесло Чжан Жун огромную популярность на Западе, восторженные отзывы критиков и несколько крупнейших литературных премий, а в 1993 г. «Дикие лебеди» были объявлены Британской «Книгой года». «Бесстрастная честность взгляда, видимо, действует всего сильнее – недаром книга до сих пор запрещена к публикации в Китае, где вышли в свет гораздо более политизированные произведения, обличающие темные стороны послереволюционной китайской истории. Главное обаяние «Диких лебедей», наверно, в том, что на их страницах перед читателем возникает настоящий, живой Китай. Многое изменилось в его истории за пять тысяч лет (столько насчитывают сами китайцы), но и сегодня здесь на каждом шагу можно наблюдать сцены, описанные не только Чжан Жун, но и за столетия до нее» [Шапиро, 2005, с. 166]. Уже дважды в этом столетии становится лауреатом очень престижной американской литературной премии ПЕН Фолкнер Ха Цзынь, бывший офицер китайской армии. По роману «Ожидание» (премия 2000 г.) уже идут съемки фильма. В 2005 г. этой же премией был награжден его роман «War Trash». Он хорошо знает о том, что пишет. Однако его позиция – немного отстраненная ироничная позиция стороннего наблюдателя. Однако при большом интересе читателей к политическим, этническим вопросам все же наибольшее внимание привлекают, особенно в последнее время, «семейные саги», личные проблемы и повседневная жизнь людей. Первая афроамериканка, сначала получившая Пулицеровскую премию, а потом ставшая и нобелевским лауреатом по литературе (1993 г.) – Тони Моррисон. Исследователи ее творчества считают, что она перекроила американскую литературную историю ХХ в. Ее много критиковали за универсальность, но, может быть, поэтому она и поднялась от этнических проблем к общеамериканским, стала признанным классиком современной литературы. Ее дар поистине универсален, она соединяет реальность и миф, создавая и для своего народа своеобразный «магический реализм». Очень успешная писательница последних лет – Эми Тан. Она иммигрантка уже во втором поколении. Из самых известных ее романов – бестселлер «Клуб радостей и удач». Она не выходит за рамки семьи, но именно в семье и происходит самое главное с человеком. У старшего поколения – свои проблемы, у младшего – свои. Младшие отрываются от корней, но затем к ним же возвращаются. Джамейка Кинкейд стала знаменитой, приехав с Антибских островов. Известность принесла повесть «Люси», о девушке, которая ищет свой новый мир, свое будущее в Америке. Она переживает внутренний психологический конфликт между своими корнями и своей настоящей жизнью. Люси всего 17 лет, но она не хочет вступать в этот мир на его условиях. Ей в Америке все не нравится. Отвергнув прежний мир и прежнюю жизнь, она все равно ощущает в себе стереотипы поведения родителей. «Брик-лейн» Моники Али – это сага о лондонской жизни семьи бангладешских иммигрантов. Эта книга была не только фаворитом букеровской гонки 2003 г., но и получила потом премию «Дебют года». Забавно, что Лондон у героини свой, ограниченный пределами ее района, – она настолько погрязла в заботах о семье, что уже много лет не выбиралась даже в центр. Этот роман, смешной и трогательный, продолжает и развивает очень популярную для актуальной английской литературы тему «мультикультурализма». Ален Финкелькраут, профессор философии Политехнической школы и сотрудник государственной радиостанции Франс – Культюр, в интервью журналу «Лабель Франс» сказал: «Настоящее не может ответить на все вопросы. Если настоящее занято лишь собой и закрыто для будущего, то это тюрьма. Мы должны уметь отрешиться сами от себя, и шедевры прошлого могут помочь нам в этом. Поэтому прежде следует обратиться к наследию, и лишь затем – к ценностям, которые и так нам известны: это свобода, равенство, братство, или же терпимость. Понимание человека – одна из самых непрочных ценностей нашего мира, и научиться этому можно, лишь читая великую литературу прошлого. Поэтому я говорю, что следует завещать необходимость связи времен и самую большую ценность – страсть к пониманию» [Финкелькраут, 2000, с. 3]. Библиографический список Дай Сы-цзе. Бальзак и портниха-китаяночка. М., 2006. Дай Сы-цзе. Комплекс Ди Иностранная литература. 2005. № 8. Лямина Е. Вступление к роману Салима Баши «Пес Одиссея» Иностранная литература. 2006. № 4. Нафизи А. Гэтсби Звезда. 2005. № 4. Нестеров А. Радуга критического притяжения. О чем пишут англоязычные критики: осень-зима 2005 Иностранная литература. 2006. № 3. Салганик М.Л. Интервью Иностранная литература. 2005. № 1. Финкелькраут А. Интервью ЛАБЕЛЬ ФРАНС: информационный журнал Министерства иностранных дел Франции. 2000. Январь. № 38. Шапиро Р. Вступление к роману Чжан Жун «Дикие лебеди, или Три дочери Китая». Фрагменты книги Иностранная литература. 2005. № 9. 1 © Савельева Л.В., 2009 2 © Леденева В.В., 2009 3 © Уфимцева Н.В., 2009 4 © Дранникова Н.В., Разумова И.А., 2009 5 © Романовская Е.В., 2009 6 © Иванищева О.Н., 2009 7 © Окунева Л.В., 2009 8 © Потапова С.Ю., 2009 9 © Аннерблум М.-Л., Экберг М., Иванищева О.Н., 2009 10 © Годаева Е.Ю., 2009 11 © Белоусова А.И., 2009 12 © Егорова Е.Н., 2009 13 © Чаплина С.С., 2009 14 © Орлова Е.В., 2009 15 © Воробьева О.И., 2009 16 © Давтян Р.А., 2009 17 © Татарникова Н.М., 2009 18 © Осколкова Н.В., 2009 19 © Дыса Е.В., 2009 20 © Дьяконова И.А., 2009 21 © Кулакова О.К., 2009 22 © Полякова С.В., 2009 23 © Музычук Н.А., 2009
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

  • Библиографический список