Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Курс лекций по социальной работе издается по решению Редакционно-издательского совета Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств




страница3/33
Дата12.06.2018
Размер3.37 Mb.
ТипКурс лекций
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
3. Групповая социальная работа С середины 30-х годов, подчеркивают американские и другие зарубежные исследователи, наибольшее внимание в сфере социальной, благотворительной деятельности стало уделяться взаимодействию членов группы, а также осуществлению совместных проектов для оказания эффективной, действенной помощи нуждающимся. В этом аспекте необходимо выделить Дж.Вильсона, давшего подробное описание практической и теоретической деятельности социальных работников в группах на ранних этапах становления данной сферы благотворительности. Дж.Вильсон особо подчеркивал, что специалисты в данных объединениях, профессиональных стратах и элитах, действующие в начале XX столетия, выискивали и изучали такие крупные социальные проблемы, как нищета, низкая заработная плата, слишком длинный рабочий день, плохие жилищные условия, антисанитарная коррупция, кастово-клановый принцип по отношению к людям. Лучшие люди Отечества (они были всегда; достаточно вспомнить деяния князей в сфере добротолюбия в Российском Государстве), в том числе и социальные работники, организовывали непосредственную помощь, чтобы накормить голодных, вылечить больных; создавали условия для культурной деятельности и интеллектуального, и при этом насыщенного развлечениями, отдыха. Осуществляли программы целенаправленных социальных действий, дабы максимально смягчить или устранить выявленные нравственные конфликты, антагонизмы классов, групп, слоев; социальные коллизии. Эти проблемы решались, как для привилегированных, так и для угнетенных слоев общества. Дж.Вильсон, с присущей ему концептуальной манерой мышления, следующим образом суммирует необходимые знания, которыми должен обладать специалист, осуществляющий на высоком профессиональном уровне групповую, социальную работу: когда работник возлагает на себя обязанности общаться, трудиться с группой, он должен иметь максимальное понимание динамики трех составляющих: группы, социального слоя или клана; психофизической, нравственной сути отдельных людей с развернутым шлейфом предшествующей жизни и непредвзятое, глубокое понимание социальных; обстоятельств, среды в которой пребывают подопечные. Социальный работник должен в полном объеме, с максимальной нравственной ответственностью представлять допустимые рамки, нагрузки, связанные с воздействием, но без диктата волюнтарных и других недопустимых приемов, на поведение групп, слоев, кланов, отдельных индивидов. Социальный работник должен четко уловить различия в интеллектуальном, нравственном, престижном уровне в каждой группе; неповторимость, уникальность, психофизическую структуру каждого человека, выявить специфику обстоятельств, социальной среды, макро и микроклимата в каждом конкретном случае. Социальный работник должен понимать различие целей, сверхзадач каждой группы в зависимости от профессии, высоты духа и интеллекта, хотя деятельность может не отличаться в формальном ключе по своему характеру и организационной структуре. Нельзя не отметить парадоксальную ситуацию (во истину «лицом к лицу лица не увидать»): специалисты, посвятившие свою жизнь индивидуальной социальной работе, считали, что индивиды, связанные с группой, просто «играют с детьми», «танцуют», «организуют загородные поездки», «обучают художествам и ремеслам». Бесспорно, частично они были правы, но при этом выпадал огромный пласт целенаправленной творческой деятельности, направленной на духовную, профессиональную интеграцию и гражданскую реабилитацию различных культурных групп и социальных слоев. Профессиональные знания и опыт специалистов данной сферы (групповая работа) получили заслуженное признание только тогда, когда клиники и больницы включили в орбиту своей деятельности (амбулаторной и стационарной) обслуживание групп, слоев, целых контингентов. Данные тезис подтверждается национальной конференцией по социальным проблемам, состоявшейся в 1935 году. Н.Бойд подробно рассказывает о первом случае групповой работы с психическими больными. Упражнения, игры, танцы в одной из больниц Чикаго явились ценными видами социально-культурной деятельности с легко возбудимыми и с апатичными больными. Аналогичные программы с динамичными, подвижными играми были осуществлены в ряде исправительных школ и в заведениях для умственно отсталых. При этом Н.Бойд утверждал, что умственно отсталые после групповой работы в зрелищном, образном ключе меньше ссорились, занимались трудовыми упражнениями с большей охотой, бережливее относились к имуществу, реже пытались сбежать из данного заведения. В данном случае проективная функция культуры несла в себе весьма положительный заряд духовной сублимации, перевода примитивных эмоций в новое, возвышенное качество. Значение психиатрической групповой работы в 40-х годах XX столетия значительно возросло в связи с необходимостью особой медицинском помощи многим бывшим военнослужащим, после тяжелых травм во время боевых действий и трагических жизненных неурядиц. От индивидуальной терапии социальные работники постепенно перешли к общению с группой, если чувствовали сходство проблем, совпадение профессиональных уровней и духовных устремлений личностей. Появились дополнительные нюансы в самой групповой работе. Происходило живительное общение не только со взрослыми, но и с детьми. В 50-е – 60-е годы XX столетия социальные работники, связанные с индивидуальной деятельностью, стали заниматься с членами семьи или клана, объединенными в группу. Целью или сверхзадачей данной работы явилось привитие навыков социального и духовного общения, стремление к преодолению пассивного, некритического восприятия жизненных коллизий, посильное участие в принятии неоднозначных решений каждым индивидом, независимо от социального статуса, возраста, национального происхождения. Немаловажным компонентом всей этой групповой работы было повышение эффективности социальной терапии. В процессе развития групповой деятельности потребовалось внедрение не только хорошо известных методов, но и тех, что находились в стадии становления. В 60-е годы был создан Комитет по вопросам практической работы. Национальная ассоциация социальных работников поставила перед Комитетом следующие задачи в области групповой деятельности: специалисты могут заниматься поведением одного или нескольких ее членов с исправительными целями; для предупреждения дисфункции в случае опасности девиантного поведения одного из индивидов в данном социальном слое; обеспечивать нормальное духовное развитие каждого представителя группы, особенно в критические, экзистенциальные периоды роста, независимо от социальной конъюнктуры и общего политического климата в стране. Утверждать принцип абсолютной ценности личности, независимо от социального статуса и национального происхождения; обучать индивидов профессиям, соответствующим их природным склонностям, воспитывать чувство гражданственности и исторической памяти, вне «квасного патриотизма», социальной конъюнктуры, политического фанатизма и националистических тенденций. В то же время необходимо подчеркнуть динамизм, особый темпо-ритм групповой работы, так как состав того или иного социального слоя или образования может меняться в процессе осуществления одной или нескольких целей. Немалую роль в этом созидательном процессе играют качественно изменившиеся в духовном, нравственном аспектах потребности клиентов или членов того или иного социума. Ведущие ученые за рубежом разработали шестикомпонентную типологию, помогающую уточнить качественные различия в групповой работе, предоставляющую все возможности, при соблюдении равных условий, в аспекте культурной дифференциации по природным профессиональным признакам, добиваться повышения по службе в данной сфере деятельности любому специалисту, стремящемуся к совершенствованию в избранном направлении социальной благотворительности и призрения. Первый компонент. В восстановительной группе, связанной с социальной, профессиональной реабилитацией травмированных индивидов, руководитель или социальный работник выполняет роль учителя, наставника и в какой-то степени тренера, в экстремальных обстоятельствах проявляя свои волевые качества. Второй компонент типологии связан с обучающимися группами, т.е. с теми, кто стремится к непрерывному самообразованию, к постижению высших достижений творческой мысли в сфере социальной работы. Здесь и обсуждение сложных социальных проблем, и поиск личностных, неповторимых, нетривиальных решений. Третий компонент типологии связан с важнейшей функцией социальной работы, предполагающей межличностное, неформальное общение. Причем, успех, эффект обучения зависит от того, какую интеллектуальную, образную, зримую, наглядную, эмоционально-событийную программу действий и законного, объективного посредничества предложит руководитель, способный к риску, новациям, преодолению стереотипов. Четвертый компонент типологии связан с деятельностью интеллектуального, неординарного, мужественного руководителя, обучающего студентов группы сложному умению принимать решения, которые очень часто грозят опасностью их создателю, но обладают оригинальностью, высотой духа, вне конъюнктуры и приспособления и вопреки мнению сильных мира сего, независимо от истинного состояния проблемы. Пятый компонент типологии связан со стремлением руководителя, педагога, научить своих подопечных логично, точно, но в ассоциативном образном ключе излагать свои мысли, вне зубрежки, штампов, стереотипов. Раскрепостить потенциальные, творческие возможности учеников, соединяя при этом индивидуальную работу с коллективом единомышленников, не подавляющих личность, а максимально развивающих ее творческие, профессиональные данные. (В этом можно увидеть реализацию созидательной педагогической программы А.С.Макаренко, связанной с диалектическим единством коллектива единомышленников и отдельного, неповторимого индивида. Неслучайно, идеи великого гуманиста, творившего в эпоху разгула беззакония, засилия идей «винтичного разума» и тотального страха, так высоко котируются за рубежом. Особенно в Соединенных Штатах Америки). Шестой компонент типологии предполагает развитие в позитивном аспекте проективной функции культуры, перевод накопленного социального опыта в новые формы творческой деятельности в данном ракурсе созидания. Здесь и оценка потребностей каждого члена группы, независимо от его социального статуса и материальных возможностей. Выбор таких форм деятельности, которые будут способствовать достижению гуманных целей не только данного индивида, но и качественному взлету всей группы. (В данном случае максимально реализуется принцип культурной дифференциации по природным, профессиональным признакам). Зарубежные ученые подчеркивают, что решающий шаг, способствующий объединению индивидуального подхода и групповой деятельности, был сделан тогда, когда практики социальных служб стали работать с клиентами не только индивидуально, но и в составе групп, признавая правомерность любых творческих поисков. С этой целью были организованы курсы и семинары для групповых работников по обучению их методам индивидуальной деятельности и, наоборот, для обучения специалистов по индивидуальной работе методам группового творчества, и, наконец, по обучению методам работы индивидуальной в малочисленных группах.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33