Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Курс лекций по социальной работе издается по решению Редакционно-издательского совета Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств




страница1/33
Дата12.06.2018
Размер3.37 Mb.
ТипКурс лекций
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
Министерство культуры Российской Федерации Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств А.З.Свердлов Курс лекций по социальной работе и благотворительности Часть II (Зарубежный опыт) Санкт-Петербург 2001 ББК 63.3-28 77.04 Курс лекций по социальной работе издается по решению Редакционно-издательского совета Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. А.З.Свердлов, доктор педагогических наук, профессор кафедры социально-культурной деятельности СПбГУКИ Курс лекций по социальной работе и благотворительности Часть II (Зарубежный опыт) Рецензенты: Ю.Т.Матасов, доктор психологических наук, профессор РГПУ им. А.И.Герцена, В.З.Кантор, доктор педагогических наук, профессор РГПУ им. А.И.Герцена, И.А.Новикова, доктор педагогических наук, профессор СПбГУКИ. Свердлов А.З. Курс лекций по социальной работе и благотворительности: В 2 ч. Ч. II: (Зарубежный опыт)  Свердлов А.З.; Санкт-Петербургский гос. ун-т культуры и искусств. – СПб., 2001. – 256 с. Во второй части учебного пособия рассматриваются важнейшие проблемы, связанные с зарубежным опытом социальной работы Изучение отечественного и зарубежного опыта поможет студентам и специалистам в сфере социально-культурной деятельности реально ощутить историческое единство человечества и взаимное влияние культур. © А.З.Свердлов, 2001 © Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств, 2001 Светлой памяти выдающегося ученого и гражданина Авраама Израилевича Новикова посвящается Вступление Мы открываем энциклопедию социальной работы в трех томах, подготовленную ведущими американскими учеными XX столетия в прекрасном переводе их российских коллег и находим много точек соприкосновения в сфере духовного опыта, не смотря на то, что Соединенные Штаты формировались в течение нескольких столетий, а история российской благотворительности и добротолюбия насчитывает более тысячи лет. Изучая историю практической социальной работы, ее духовные и нравственные аспекты, американские ученые вычленяют в наиболее общем виде три основных процесса, характеризующих ее развитие. К ним можно отнести: переход от первых неуверенных шагов к формализованным методам; движение в направлении единой схемы или собирательной концепции практической работы; дальнейшая ее специализация уже на общей основе. 1. «Дружественные визитеры» и Благотворительные общества Социальные институты, включающие в себя Дом призрения и Бедную ферму, были главными источниками помощи благотворителей в колониальной Америке, вернее объектами нравственности и сострадания. (Достаточно вспомнить дома призрения, проявление христианского добротолюбия при князе Владимире и других правителях Российского Государства, чтобы почувствовать совпадение в общечеловеческих, нравственных принципах). И, конечно, особое внимание исследователи социальной работы за рубежом обращают на такую форму благотворительности, как «Визиты добровольцев», цели которых, или сверхзадача, были связаны с установлением глубоких личных контактов с неимущими. Данная модель стала наиболее распространенным видом общения благотворителей с бедняками в городах и поселках. Первый доклад, подготовленный Нью-йоркским обществом по борьбе с нищетой (достаточно вспомнить «Императорское Человеколюбивое Общество», созданное при государе Александре I, и по времени открытия совпадающее с данным социальным институтом благотворительности), состоялся в 1818 году и по праву может быть назван историческим по своей концептуальной направленности (впоследствии доклады по данной тематике стали ежегодными). Представители вышеназванного института благотворительности (или добротолюбия) предложили организовать добровольческие визиты следующим образом. Разделить город на очень небольшие районы (начало профессиональной социальной работы и зарождение принципов территориального, муниципального управления. Достаточно вспомнить министра финансов Микеле с его реформами, о чем мы писали в первой части курса социальной работы) и выделить из числа членов общества двух – трех человек, с данными организаторов и интеллектуальных лидеров, обладающих теоретической и практической хваткой, для каждого района, в чьи обязанности входило бы налаживание знакомства с его жителями, обследование семей неимущих, оказавшихся в трудном положении, помощь советом в их профессиональной деятельности, обучение детей, ведение домашнего хозяйства, оказание поддержки или предостережение от неосмотрительных действий в зависимости от обстоятельств. Разветвленные системы благотворительных институтов, или Ассоциации по улучшению условий жизни неимущих, были созданы в сороковых годах прошлого столетия в целях оказания помощи бедным людям. Причем, руководители и члены данных Ассоциаций мыслили весьма конструктивно в социологическом, государственном, правоведческом аспектах, сосредоточив свое внимание на выяснении условий, приводивших к нищете, а не на риторических заверениях, с оттенком демагогии и фарисейства, что пожертвованные средства предоставляются достойным получателям. Можно говорить о своеобразном Ренессансе в сфере благотворительности, когда с 1877 по 1892 год в крупных городах США и Канады, как подчеркивают исследователи социальной работы за рубежом, были созданы 32 благотворительных организации по типу Лондонского Общества по оказанию благотворительной помощи в борьбе с попрошайничеством (своеобразная антитеза «деятельности» короля нищих господина Пичема в «Трехгрошовой опере» Б.Брехта, когда безнравственный делец сам факт нищенства сделал средством обогащения и обмана доверчивых граждан). Данные благотворительные организации были своеобразными предтечами, предшественниками современной системы изучения жизни неблагополучных семей и оказания им эффективной, действенной помощи. Представители данных организаций (руководители и наиболее активные работники) считали, что посещения неблагополучных семей заменяют пребывание в Домах призрения, так как во время посещения начинается процесс социологической деятельности, включающий в себя изучение, регистрацию, сотрудничество, координационную работу с нуждающимися группами и слоями, с неблагополучными семьями и отдельными индивидами, ставшими жертвами экстремальных обстоятельств. Главной целью (или сверхзадачей таких помещений) было стремление определить в наиболее общем и в то же время законченном концептуальном виде, что должна представлять собой необходимая поддержка в своем конкретном наполнении. Для членов данных благотворительных организаций или обществ, наносящих дружеские визиты в бедные семьи, отдельным нуждающимся индивидам проводились своеобразные научно-методические конференции, лекции, семинары (предтеча систематического образования в сфере социальной работы), где они встречались со своими коллегами с целью изучения опыта работы и обмена конструктивными, эффективными идеями. Для специалистов данного профиля готовились пособия, монографии с изложением основных концепций, правил поведения с различными культурными, социальными слоями, в зависимости от их профессиональной подготовленности и интеллектуального уровня. В этих же книгах приводились образные эмоциональные примеры в художественном ключе, давались добрые советы, с учетом общечеловеческой нравственности, которые призваны были зажечь луч надежды у страждущего; стать наиболее предпочтительным методом социальной работы с данным контингентом, семьей, конкретным индивидом, доведенным до отчаяния и неспособным самостоятельно выйти из жизненного тупика. В то же время, в социально-культурной деятельности данных благотворительных организаций были элементы риторики, хрестоматийного морализирования и даже снобизма, снисходительно-брезгливого отношения к нуждающимся. В частности, материальная помощь предоставлялась лишь в крайних случаях (до гуманитарной помощи обществу еще предстояло дожить) и в такой форме, чтобы не обидеть семью или остро нуждающегося. Деньги же бедным вообще не давались (и это подчас оборачивалось трагедией, ибо до системы социального страхования, охватывающей все классы и группы общества, было еще очень далеко). Нельзя не отметить, что предметы первой необходимости выдавались благотворительными обществами для остро нуждающихся в небольшом количестве и исключительно для удовлетворения самых насущных материальных потребностей. Выдача же пособий неимущим, живущим самостоятельно, а не в домах призрения, считалась, с точки зрения, руководителей благотворительных обществ пустой тратой средств, наносящей ущерб нравственности неблагополучных семей и отдельных нуждающихся, страждущих индивидов. Лицами, наносившими «дружественные визиты» в неблагополучные, обедневшие семьи, были обычно женщины, принадлежащие к состоятельным, обеспеченным кругам общества, которые видели в своем клиенте, или в семейном клане, не ровню себе, а объект для воспитательной, дидактической работы, хрестоматийного морализирования (опосредованно напоминает Визит дамы к хористке в рассказе А.П.Чехова «Хористка»). Дамы из состоятельных кругов общества считали, что несчастное, трудное, более чем скромное положение их клиентов было результатом невежества или присущих определенным классам и группам систем низкопробных нравственных ценностей и примитивного, неразвитого стиля жизни. Данные представители благотворительных обществ требовали от остро нуждающихся (семей и страждущих индивидов) прежде всего умеренности (по всей вероятности, в пище и одежде, хотя сами они вкушали деликатесы и несколько раз в день меняли шикарные туалеты. Наши партийные вожди, имеющие особняки и миллионы долларов в швейцарских и американских банках, тоже требуют от народа умеренности и выдержки, ограничения своих и без того нищенских потребностей), трудолюбия, бережливости, предусмотрительности, сдерживающих моральных начал. В основе движения по созданию благотворительных организаций лежала достаточно утопическая идея, связанная с убеждением в том, что они дадут средства и создадут такие условия, которые помогут спасти города, поселения от пороков нищенства и справиться с антагонизмами, вытекающими из полярных социальных различий. (Для решения подобных проблем требуются не усилия отдельных групп и энтузиастов, а целенаправленная государственная, культурная политика, охватывающая все классы и социальные слои общества, включая и самые необеспеченные и остро нуждающиеся). При этом представители благотворительных обществ делали особый упор на пропаганду религиозных ценностей, включающих в себя, прежде всего любовь к ближнему. Главная цель (или сверхзадача) Благотворительных обществ состояла в том, чтобы спасти «несчастных от греха нищеты». В то же время, Благотворительные организации под воздействием потребностей групп, классов, кланов, меняющихся социальных систем делали много положительного и социально полезного, которое становилось частью фундамента будущей государственной политики в сфере благотворительности, социального обеспечения. В частности, создавались службы по обеспечению работой (будущие Бюро по трудоустройству), оказывалась квалифицированная, бесплатная юридическая помощь; предоставлялись услуги самых квалифицированных адвокатов. (В этом аспекте можно вспомнить деяния Медицинского Филантропического Общества в Российском Государстве, когда лучшие специалисты типа хирурга Пирогова, безвозмездно лечили и консультировали самых нуждающихся). К концу столетия на смену «дружественным визитерам» в большинстве случаев пришли посещения оплачиваемых служащих. (Это было началом квалифицированной профессиональной социальной работы). Американские ученые с сожалением констатируют, что нравственные религиозные приоритеты не создали основы для удовлетворительных отношений между добровольными помощниками из среднего класса и нуждающимися гражданами. (Это важный аспект социальной работы, ибо без материальной поддержки, без мощного экономического фундамента благие намерения превращаются в маниловскую риторику).
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

  • Вступление
  • 1. «Дружественные визитеры» и Благотворительные общества