Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Курс лекций по философии (Методология совершенствования разума) 2015




страница8/17
Дата14.05.2018
Размер4.45 Mb.
ТипКурс лекций
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   17

Контрольные вопросы


Когда и почему возникла тесная связь науки с философией?

В чем различия классической, неклассической и постнеклассической науки?

Как повлияло на философию открытие электрона?

Какую роль в открытии электрона сыграла философия?

Является ли наука мировоззрением?

Что является объектом и предметом синергетики?

Какова роль индивидуальных ценностных ориентиров в научном познании?

Смело смотреть в глаза истине, верить в силу духа –

вот первое условие философии.

Г. Гегель.



Мы ничего, никогда не знаем абсолютно точно,

а всегда только “почти точно”.

Н.Н. Моисеев.



Глава 6. Научно-философские проблемы и перспективы

История науки демонстрирует тщетность возведения абсолютных перегородок между научно-познавательным творчеством и философией, если за наукой признать её творческо-познавательное начало в изучении бытия мира и человека в нём методами, обеспечивающими продуктивность знания о них. Изучение роли и значения науки в истории человечества тесно сопряжено с саморазвитием уникальных креативных качеств и свойств личности учёного, медика в преобразовательной деятельности, которая позволяет создавать на Земле «вторую природу» (К. Маркс), т.е. - культуру, общество. Всё это свидетельствует о том, что в науке заложена научно-философская, творческо-созидательная энергия, которая потенциально скрыта, но явно выступает в общественном самосознании как сакральная творческая потенция (лат. potentia - сила), способная раскрыться только при определенных условиях.

В современном образе науки стоят простые и понятные всем цели и задачи постижения людьми земного благоденствия, победы над силами природных аномалий, устранения тяжёлых болезней, установления в мире, как писал в XVII веке Ф. Бэкон, «царства человека» на основе реформы научного познания и разумного применения научных знаний в жизни. Вера в спасительную и возвышающую миссию человеческого разума, которую объективно разделяли разделяют поныне ученые, нацеливает на гуманизацию науки. Современная эпоха показывает, что научный разум, лишённый нравственных смыслов и ориентиров, способен обернуться и против человечества. Он, обнаружив теоретическую и техническую мощь, проявляет гуманистическую беспомощность. Это не предполагает отказ от научной рациональности, а означает стремление учёных к поиску новых философских оснований в научно-исследовательской деятельности.

& 1. Научно-творческие исследования в инновационном измерении

В среде ученых имеется немало разногласий по поводу использования ряда средств и путей в научно-творческих исследованиях, в частности спор между эмпириками-экспериментаторами и учёными-теоретиками. Такая разноголосица о роли научно-творческого познания в жизнедеятельности учёных не случайна: она указывала на противоречивую инерцию в научном познании природы, общества и человека. Ведь греческое слово «γνῶσις» долгое время понималось очень широко: и как исследование, и как знание, и даже как наука или учение. В современном понимании науки превалирует её способность поиска и получения необходимого знания, накопления и тиражирования его во имя создания счастливой жизни людей. Это стало в научной деятельности способом сохранения познавательных традиций (лат. traditio — передача). Кстати, все они закреплены в исторической памяти как исходные принципы в интеллектуально-нравственной и творческо-созидательной деятельности, причём передаются из поколения в поколение и становятся безусловными жизненными ценностями.

Что касается инновационности современной науки, то в ней познавательные традиции по-прежнему высоко ценятся и учеными и широкой общественностью как интеллектуальные и гуманные идеалы и нормы для подражания и для обновления своей жизни. Некоторые из них представляют концепции (лат. conceptius — мысль) нового типа, служащие философским источником для создания совершенно иных научных школ и моделей. Отцом учения о научных традициях считается Томас Кун (1922—1996) — историк и философ науки. Но кроме традиций в раскрытии инновационного научно-творческого потенциала ученых, стало больше уделяться осознанию скачков в научном творчестве, т.е. революционным переворотам в познавательной жизнедеятельности. В последние столетия в этом направлении особо продвинулись физика, химия, а теперь ещё и биология, как наиважнейшие отрасли научного естествознания, имеющие приоритеты в теоретическом и в философском обосновании открытий.

К концу XIX века учёные, особенно физики, концепции классического типа подвергли сомнению. Научное знание уже не рассматривается как точная копия реальности. Так, уже в 1895 году немецкий физик В. Рентген (1845-1923) открыл лучи, названные его именем. В 1898 году Пьер Кюри (1859-1906) вместе с женой М. Склодовской (параллельно с ними – А. Беккерель) обнаружили радиоактивные элементы полоний и радий. С их открытий начиналась новая эпоха в науке – техногенная. У ученых и философов всё чаще предметом научного поиска истины становятся фундаментальные идеи, понятия и категории, образующие творческие основы для утверждения о создании инновационных революционных научных теорий. В трудах физиков-теоретиков А. Эйнштейна, М. Планка, творцов квантовой механики Н. Бора, М. Борна, В. Гейзенберга, Э. Шредингера, П. Дирака, В. Паули, других ученых продемонстрировано создание новых теорий.

Признанный лидер современной философии науки, выдающийся физик-теоретик В.Гейзенберг утверждал, что теоретические проблемы, новые методы, научные понятия, по меньшей мере, вытекают из традиции, сопровождающей или направляющей новую науку в будущее. Однако, по мнению учёного-теоретика, физика элементарных частиц развивается таким образом, что научное знание перестает быть традиционным знанием о природе «как она есть», перестает быть объективным в том смысле, что оно независимо от человека. Новое научное знание творчески субъективируется, в него включаются элементы человеческой деятельности по изучению природы и результаты внедрения экспериментального оборудования. Если осознать новые оценки физики элементарных частиц, то становится очевидным, что человеческая мысль способна выходить за пределы наблюдаемых фактов и двигаться в сторону смелых творческих научных гипотез.

В лаборатории учёного нельзя представить естественную природу, ибо она с самого начала исследования определяется им, как продукт инновационной научной творческой деятельности. В ней нет природы и нет научной теории, которая, в соответствии с философией науки, воспроизводит в себе природный мир. В лаборатории учёного теории приобретают специфический характер, поскольку нет абсолютного расхождения между теорией и практикой. Теории как бы прячутся за частными интерпретациями того, «что случается» и «что есть данный конкретный случай». Они как бы маскируются под справедливые на данный момент времени ответы на вопросы, «как придать содержательный смысл этому частному событию». Чистая теория – это умозрительная иллюзия, которая унаследована из истории философии и научного естествознания.

От Аристотеля и до Галилея считалось, что главная цель и задача науки —изучение движения тел. А, начиная с Галилея и Ньютона — установление законов самодвижения. Это стало общепризнанной научной классикой. Позже зародилась неклассическая научная традиция исследования мироздания, а ныне утвердилась постнеклассическая традиция. Т. Кун сделал традиции в научном исследовании природы объектом творческого философского осмысления. Они в его понимании стали условиями естественно-научной жизнедеятельности или парадигмами (др.-греч. παράδειγμα - модель, образец). В них, как новых теоретических моделях науки, теперь усматриваются образцы для научного подражания. Важно при этом помнить, что креативный канон или правило всегда создаётся или рождается на свет творческо-эксцентричными личностями. Они-то и есть основатели инновационных учений: фундаментальных и практических наук, идеологий и философских течений, под воздействием которых человек живёт и действует без необходимости вступать в контакт с первоначальным демиургом (др.-греч. δημιουργός - творец) креативности идей или испытывать какие-либо муки отсутствия у себя творческого начала.

Всё человеческое познание мира имеют интуитивное содержание, поэтому «в любом его фрагменте следует усомниться» (Поппер), и любые положения и достижения науки могут и должны быть открыты для критики. Именно поэтому, признавая ключевые креативные принципы в жизнедеятельности ученых, а также познавательные творческие эталоны и философско-методологические регуляторы, выступающие в качестве общепризнанных образцов для разрешения новых исследовательских задач в конкретных научных дисциплинах, философия науки отвергает абсолютную унификацию. Когда же возникла новая социально-культурная ситуация, на первый план выдвинулись иные инновационные учения в философии познания и объяснения полученных знаний. В это же самое время были достигнуты особо выдающиеся успехи в научном познании и творческом объяснении новых знаний о бытии мира и общества: математике, естествознании, гуманитарных науках и других вненаучных дисциплинах.

Важную роль в создании новых инновационных дисциплин принадлежит философской методологии. Она стала «великим восстановителем наук» (Р.Бэкон) и сферой философского переосмысления и креативной интеграции научных идей и принципов познания. Но знамением эпохи стало философское учение о методе научного исследования природы, общества и человека. Философская методология нацеливала исследователей на обнаружение и раскрытие потенциала познания, создание и умелое использование инновационных рациональных подходов и методов, служащих освобождению разума из плена старых схоластических оков и теологического догматизма. Высшим же смыслом философской методологии стала с тех пор становится ориентация учёных на научно-экспериментальные исследования при опоре на рациональные приоритеты в раскрытии сущности и смысла естественных законов в бытии мироздания, активного использования потенциальных возможностей общества и творческого человека. Именно тогда и зародилась новая эпоха — эпоха творческого сопряжения идей естественной науки с философией. Передовые мыслители того времени создавали творческую атмосферу интеллектуально-нравственного познания бытия мира, общества, их объяснения и обновления.

По мнению физика-теоретика Н. Бора (1885-1962) развитие науки показало, что «исследование того, в какой мере описание физических явлений зависит от точки зрения наблюдателя, не только не внесло никакой путани­цы или усложнения, но, наоборот, оказалось неоценимой путеводной нитью при разыскании основных физических законов, общих для всех наблюдений» (Бор Н. Атомная физика и человеческое познание. М., 1961. С. 98). Поведение атомных объектов «самих по себе» невозможно каким-либо способом отграничить от всех естественных взаимодействий с измерительными приборами, со средствами наблюдения, которые определяют реальные условия возникновения явлений. А новые физико-химические методы познания мира позволили по-новому взглянуть и на естественные процессы, происходящие в живой материи и выработать новые понятия и категории о становлении естествознания как науки о природе.

Качественно новые инновационные методы в научном исследовании мира применяли известные физиологи И. Мюллер, И.М. Сеченов, И.П. Павлов. В этом преуспели и Т. Шванн, Р. Броун, М.Я. Шлейден, создавшие клеточную теорию. Э. Геккель и П. Вирхов, творчески развили и теоретически углубили эту теорию. Основоположник микробиологии и иммунологии Л. Пастер вывел эти инновации на принципиально новые практические и теоретические позиции. Выдающийся учёный химик Н.Н. Семенов (1896—1986), лауреат Нобелевской премии (1956) отмечал: «Живая материя имеет некоторые дополнительные новые физико-химические свойства, не встречающиеся пока в том комплексе видов материи, которые нам знакомы в неживой природе. Я не думаю, - заявлял учёный, - что живое является просто сложной комбинацией тривиальных физико-химических процессов, хорошо известных нам из физики и химии» (Вопросы философии. 1959. № 10. С. 96). Особое внимание следует обратить на диалектическое сопряжение науки с философией, ибо творчески мыслящий исследователь, погружаясь в научный поиск истины, порой находит новые способы познания предмета и закона данной науки, которые предопределили бы её саморазвитие.

Марксисты диалектику, как метод постижения естественной природы, её законов считают важнейшим научным способом исследования мира, общества и человека. Ф. Энгельс постоянно подчеркивал, что всем естествоиспытателям необходимо овладевать этим способом решения научных задач и преодоления различных идеалистических или метафизических заблуждений. При этом он для убедительности ссылался на солидные естественнонаучные открытия своего века. Диалектика как способ разрешения противоречий в теоретическом обосновании новых научных знаний служила предметом исследований не только философов-марксистов, но и иных философских и научных сообществ. В наше время заметно проявляется актуальность диалектизации инновационной научной деятельности как естественная закономерность проникновения идеи саморазвития в новую струю постнеклассической рациональности. Диалектика сегодня проявляет себя как уникальное философское осмысление и научное осознание бытия мира и сознания, обусловливая всеобщность взаимосвязи и изменения существующего.

Известный физик-теоретик А.Б.Мигдал (1911- 1991) проникновенно писал: «ученые всего мира, как правило, мыслят диалектически, не называя и не формулируя законов диалектики, а руководствуясь здравым смыслом и научной интуицией» (Вопросы философии. 1990. № 1. С. 31). А М. Борн, один из интерпретаторов квантовой механики, говорил, что философско-диалектическая сторона науки его интересовала больше, чем специальные её результаты. Научная работа физика-теоре­тика «теснейшим образом переплетается с философией, и без серьезного знания философской литературы его работа будет впустую» (Борн М. Физика в жизни моего поколения. М., 1963. С. 44). В этих заявлениях и им подобным рефреном звучит мысль и об органической взаимосвязи современной науки и философии. «Каж­дая фаза естественнонаучного познания находится в тес­ном взаимодействии с философской системой своего вре­мени; естествознание доставляет факты наблюдения, а философия — методы мышления» (Борн М. Размышления и воспоминания физика. М., 1977. С. 79).

При разработке физиками-теоретиками квантовой механики, согласно М. Борну, родилась и новая «философская проблема, трудность которой состоит в том, что нужно говорить о состоянии объективного мира, при условии, что это состояние зависит от того, что делает наблюда­тель» (Там же. С. 81). В этой связи признанный лидер в квантовой науке В. Гейзенберг, говоря о научных тупиках, в которые завела тео­рия элементарных частиц и которые заставляли ученых тратить много усилий и времени на теоретические поиски, считал, что эти тупики «обусловлены подчеркнутым нежеланием многих исследователей вдаваться в философию, тогда как в действительности эти люди бессознательно исходят из дурной философии и под влиянием ее предрассудков за­путываются в неразумной постановке вопроса». (Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1987. С. 163). Ученый признавал, что все физики-теоретики, хо­тят они того или нет, руководствуются фи­лософией — «сознательно или неосознанно». Вопрос в том, каковы качество и содержание, ибо «дурная философия исподволь губит хорошую физику». Чтобы этого не происходило ни в физике, ни в других науках исследователи должны руководствоваться только «хорошей», или строго научной диалектической философией (Гейзенберг В. Физика и философия: Часть и целое. М., 1989. С. 85).

Современная фило­софская мысль ввела в систему обоснований истинности знания идею ис­торической его изменчивости, признавая от­носительность истины. Уже в философии Канта творчество сводилась к способности конституировать новые знания о мире предметов и явлений, т.е. творить новое знание. Очевидно, что ни о каком познании объекта какой он есть на самом деле, не могло быть и речи. Инновационные изменения претерпели многие философские категории, с помощью которых философия могла подсказать учёным как решать новые про­блемы в научном познании. Это относится, например, к категориям часть, целое, причина, случайность, необходимость и т.д. Изменение в их содержании произошло из-за обнаружения учёными того факта, что сложнейшие системы не подчиня­ются классическому принципу, согласно кото­рому целое есть сумма его частей (целое всегда больше его частей). Более того, развитие теории в атомной физике показало, что элементарные частицы сегодня должны оцениваться как весьма сложные много­элементные системы.

Сам по себе набор элементарных частиц не ограничивается частицами, существова­ние которых доказано опытным путём. Есть ещё такие элементарные частицы, которые не наблюдаются в свободном состоя­нии отдельно друг от друга. В результате целостность стала рассматриваться в сведении изменчивого многообразия явлений к единому основанию, т.е. к их первопричине. Достижение такого понимания, исходяще­го из единого основания, более того, охват единым взо­ром крайне многообразных явлений и процессов в мире, дало единообраз­ное умозрительное, т.е. математическое или теоретическое обоснование. Современная физика исходит из того, что «в конечном счете, природа устроена единообразно и все явления подчиняются единообразным законам. А это означает, что должна су­ществовать возможность найти, в конце концов, единую структуру, лежащую в основе разных физических облас­тей» (Вейль Г. Математическое мышление. М., 1989. С. 71). Стремление ученых-теоретиков к философскому обоснованию единства физических и других явлений природы, чтобы понять мир как таковой в целом. Такой подход пронизыва­ют всю историю научного познания мироздания.

Все ученые, когда-либо исследовавшие объек­тивную действительность, хотели представить её как целост­ное, развивающееся природное явление. Они стремились понять саму сущность и её внутреннюю гармонию. Для создателей теории относитель­ности и квантовой физики было характерно, говоря словами физика-теоретика В. Гейзенберга, «стремление выйти из привычной роли мысли и вступить на новые пути понимания целостной структуры мира..., стремление к цельному пониманию мира, к единству, вмещающему в себя напряжение противоположностей» (Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1987. С. 287). Переход науки от её классического типа мышления в познании законов мира к неклассическому, а затем и к постнеклассическому был подготовлен естественной эволюцией научной рациональности в разные исторические эпохи. Человек, творчески познающий объективную действительность, наталкивался на ситуации личной погруженности в диалектику научного исследования. Умение приме­нять диалектический метод как методологический закон в разных естественных науках требует глубокого знания экспериментальных фактов и их компетентного научно-теоретического обобщения.

Диалектическим методом исследования необходимо овладеть и ученым-медикам. И совсем не потому, что так кому-то хочется, а потому, что в конечном итоге в живой при­роде, обществе, да и в человеческом мышлении всё свершается диалектично. Философско-диалектическому осмыслению медицинских факторов, их генезиса и тенденций сопряжённого саморазвития, как показывает история научного познания природы, общества и человека способствует диалектический метод мышления исследователей. Только с позиций этого метода познания бытия мира возможно инновационное естественно-научное знание. При этом следует ещё понять, что диалектический метод позволяет рассматривать предмет, вещь или явление не как внешнее их взаимодействие, а как внутреннее взаимодействие части единого мира со всем этим целостным миром, как взаимодействие бесконечной материи с самой собой, взятом в его жизненном проявлении в обществе. Современная наука вообще и медицинская в частности несут на себе и революционизирующий прорыв в научное исследование бытия и философском объяснении объективной сущности саморазвития мироздания, стержнем которого являются уникальная эпистемологическая рефлексия.



&. 2. Эпистемологическая рефлексия на научные революции

«Наука выигрывает, когда её крылья раскованы фантазией», утверждал. Майкл Фарадей (1791-1867), основоположник учения об электромагнитном поле. И никто не сомневается, что роль фантазии и воображения в жизни человека колоссальна. Почти вся человеческая материальная и духовная культура является продуктом творческого воображения людей. Исключением не является и наука. В последнее столетие наука развивалась и развивается в настоящее время быстрыми темпами. В настоящее время объем научных знаний удваивается каждые 10-15 лет. Около 90 % всех ученых, когда-либо живших на Земле, являются нашими современниками. За последние столетие человечество сделало огромный рывок в своём саморазвитии. Современный мир демонстрирует достигнутый прогресс. Именно наука явилась главной причиной начала переноса знаний человечества в электронную форму, удобную для хранения, систематизации, поиска и обработки знаний. Все это показывает, что наука в наши дни становиться все более и более значимой частью реальности. И не случайно, что и сама наука подвергается скрупулёзному изучению и философскому осмыслению с позиций эпистимологии.

Современным предметом эпистемологии является не только истинное знание и способы его достижения, но и все иные знания, даже ложные, а также все способы его получения, диагностики и опровержения. Это относится и к знанию вероятному, предположительному и, конечно, к неопределенности, в творческую бездну которой как бы проваливаются учёные, как только они сходят с традиционных философско-методологических путей познания. Интересом эпистемологии являются разные формы и виды оценки знаний, принятие которых основывается на базе философских представлений: «правильное», «ценное», «красивое», «справедливое», «подлинное», «значимое» и т.п. Эти оценочные представления не исключают смысл регистра (лат. registrum - список, перечень) истинности, но и не предполагают его с необходимостью, образуя в многомерном пространстве человеческого знания особые измерения, требующие специальных средств для его эпистемологического признания и оправдания.

В современной науке произош­ли глубокие новации: в физике создана ре­лятивистская теории гравитации и квантовая механика, в космологии — концепция нестандартной Вселенной, в биологии - генетика, в химии — квантовая химия и т.д. Возникли и новые от­расли в познании мироздания такие как: кибернетика, теория систем, синергетика, микробиология, играющие важную роль в создании качественно иной научной картины мира. Появилась новая - постнеклассическая наука, философские основания которой стали принципиально отличаться от прежних философских оснований в классической науке и даже - в неклассической науке: теперь допускается возможность считать истинными даже несколько теорий. Радикально изменяется идеал объяснения и описания научных фактов. Если в клас­сической науке в центре была характеристика объекта познания таким, какой он есть сам по себе. В неклассической науке в качестве объекта для объяснения обнаруженного нового факта стало тре­бование к учёным учитывать его взаимодействие со всеми приборами исследования, а вот в постнеклассической учитывается ещё присутствие исследователя в эксперименте и его мнение во вновь создаваемой им теории. А это уже научная революция.

Эпистемологическая рефлексия на современную научную революцию как бы предстаёт магическим фактором в коренной ломке самой науки, её глубоких качественных изменений в содержании, но особенно в методах исследования мира. Это — скачкообразные этапы постижения законов саморазвития мира, когда меняются сами теории, парадигмы, исследовательские стратегии и т.д. Примером может служить научно-познавательная революция, осуществленная И. Кантом. Философ рассматривал умственное постижение мира как философско-магическое прозрение в сознании учёного, проистекающее из творческих возможностей человеческого разума. Он разработал для познающего разума, выходящего за пределы опыта, принцип критического самоанализа познавательных способностей человека. Смысл философской оценки науки у И. Канта в том, что в основе научного познания не пассивное созерцание, а активное творческое воображение с опорой на умственную жизнедеятельность по поиску и конструированию нового знания.

Много позже философ науки Т. Кун (1922-1996) дал философскую оценку научному познанию и разделил его на два качественных этапа. Один он назвал нормальной наукой, а другой — научной революцией. В первый этап входило традиционное познание, когда ученые действуют в строгих рамках общепринятой парадигмы. Им же надлежит разрешать концептуальные, инструментальные и математические задачи по-старому. Но на этом этапе старая парадигма постоянно уточняется, а сфера её действия расширяется. В таком состоянии науки ученые предлагают качественно иные алгоритмы познавательной деятельности, разрешая их в рамках инновационных научно-исследовательских задач. Этой парадигме подчиняются все совокупные теории, мето­дологические нормы, ценностные и мировоззрен­ческие установки. Однако этот этап науки заканчи­вается, когда появляются новые проблемы в принципе неразрешимые в её традициях. Затем, так называемая, нормальная наука и переходит в качественно иное состояние или революционную стадию, а ученые вырабатывают новую научную парадигму, которую Т. Кун назвал революцией в науке.

Научные революции различаются и по глубине содержания научно-исследовательской деятельности, и по широте охвата всех системных элементов в познании, и по характеру качественных изменений его базовых оснований —концептуальных, философско-методологических и социально-культурных сфер. На­учной революцией называют сегодня все принципиальные изменения и в научном мировоззрении. Так, ещё в эпоху Возрождения знаменитый польский астроном Николай Ко­перник (1473-1543) создал принципиально новое учение о Солнечной системе - гелиоцентрическое. В научном труде «Об обращениях не­бесных сфер» он заявил, что Земля не является цент­ром мироздания и «Солнце не ходит вокруг Зем­ли», а «как бы восседает на Царском престоле и управляет вращающимся около него семей­ством светил». Это инновационное открытие Н. Коперника стало первой научно-мировоззренческой революцией.

Следующая глобальная революция в науке произошла уже в XVII веке: её связывают с именами выдающихся ученых таких как: Г. Галилей, И. Кеплер и И. Ньютон и др. Так, в учении Г. Галилея заложены первые научно-парадигмальные основы ме­ханистического естествознания. Он возвысил механику - раздел физики до теоретической науки. Но, согласно Г. Галилею, научное познание всё равно должно было базиро­ваться на опыте, эксперименте — как материальном, так и мыс­лительном. Он, будучи одним из творцов опытно-эксперимен­тальной науки, заложил теоретические основы классической динамики. Учёный предложил принцип относительности движения, идею инерции, а так же закон свобод­ного падения тел. Г. Галилей теоретически доказал, что опытные данные — это факты, являясь исходным элементом познанию, нуждаются в постоянных теоретических пред­посылках или в мыслительных идеализациях. Оценивая теоретические и методологические новации Г. Галилея, В. Гейзенберг (1901-1976) отмечал: «Галилей отвернулся от традиционной, опиравшейся на Аристотеля науки своего времени и под­хватил философские идеи Платона. Новый метод стре­мился не к описанию непосредственно наблюдаемых фак­тов, а скорее к проектированию экспериментов, к искус­ственному созданию феноменов, при обычных условиях не наблюдаемых, и к их расчету на базе математической теории» (Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1987. С. 232). А это – научная революция.

Оценивая революционный научный переворот, совершенный Г. Галилеем, А. Эйнштейн и Л. Инфельд утверждали: «Открытие, сделанное Галилеем, и применение им методов научного рассуждения были од­ним из самых важных достижений в истории человеческой мысли, и оно отмечает действительное начало физики» (Эйнштейн А., Инфельд Л. Эволюция физики. М., 1965. С. 10). А вот революционные концепты И. Кеплера (1571—1630) заключались в том, что он определил законы дви­жения планет. Первый закон: каждая планета движется по эллипсу (а не по кругу, как у Копер­ника), в одном из фокусов которого находится Солнце. Второй закон определял, что радиус-вектор, проведенный от Солнца к планете, в равные промежутки времени описывает равные площади, отсюда — скорость движения планеты тем больше, чем она ближе к Солнцу. Третий закон указывал на время обращения планет вокруг Солнца.

В XVII веке уже И. Ньютон (1643-1727) совершил научную революцию в математике. Ученый сформулировал качественно иные законы механики, придав им математическое обоснование и философское объяснение. А. Эйнштейн считал, что И. Ньютон много сделал для создания теоретической базы новой физики и других наук. Этим делом, в частности и открытием закона гравитации, он заслужил признания как учёный революционер, устранив все бесполезные гипотезы ("гипотез я не измышляю"). И. Ньютон, по мнению А. Эйнштейна, был «первым, кому удалось найти основу, из которой…можно было логически вывести количественно и, в соответствии с опытом, широкую область явлений» (Эйнштейн А. Физика и реальность. М., 1965. С. 68, 310). Научный замысел И. Ньютона предполагал в дальнейшем развитии науки объяснить с единой точки зрения механические, электромагнитные, оптические и физиологические явления.

Основы диалектического подхода к построению философской методологии для науки были заложены учёным и философ Г. Лейбницом (1646-1716). Он считал, что в познании мира важна роль наблюдений, опытов и экспериментов. Теоретические идет Г. Лейбница (как и Ньютона) стали математической базой для научного естествознания. Формирование научно-теоретического познания осуществлялась на разных стадиях эволюции самой естественной науки, теперь классическими, ставшими, по сути, традиционными методами научного познания. В этот период господствующим стал аналитический метод познания мира, в основе которого умственное расчленение (анализ) целого на части для отыскания первооснов в процессах и явлениях. Возникли и ненаучные представления о неизменности состояния природы (о разнообразных флюидах, теплороде, флогистоне и т.д.), но в целом построенный учеными в тот период фундамент науки ока­зался исключительно инновационным, революционным.

В эпоху Нового времени была создана механистическая модель мира, которая сыграла инновационную роль в зарождении истинной науки, дав тем самым принципиально иной подход к объяснению мировых явлений и процессов, объективно происходящих в естественной природе и обществе. Таких взглядов и представлений придерживались практически все выдающиеся ученые Нового времени. Для их строго научных подходов характерно понимание эволюционного видения причин саморазвития мира. Торжество математики подвигло ученых к объяснению мироздания на основе познания его законов саморазвития. Начиная с философско-методологического учения И. Канта, в научное познание стали проникать диалектические идеи. Каждая новая ситуация в научно-теоретическом поиске истины не просто устраняла все ранее сложившиеся исследовательские приемы и умственные операции формирования теории, а разрабатывала сложную систему приемов и методов в познании. Механистическая форма понимания природы сколь сильное влия­ние ни оказывала бы на науку, постепенно она замещалась новыми идеями и принципами диалектического эволюционизма.

В научной биологии эволюционные впервые инновационные идеи высказал французский ученый Ж.Б. Ламарк (1744—1829). Он предсказал возможные причины развития организмов, опираясь при этом на модель механистического объяснения мира. Саморазвитие жизни как таковой, по его мне­нию, выступает в виде самодвижения флюидов как первопричины усложнения организмов и их постоянного изменения на Земле. Однако по мере экспансии механистического способа мышления на предметные области наука сталкива­лась с необходимостью учета специфики в них элементов саморазвития в различных живых организмах. Накапливались факты, которые трудно было уже согласо­вывать с принципами механистической формы мышления и объяснения. Ж.Б. Ламарк опытным путём обнаружил, что все виды живот­ных и растений изменяются, при этом усложняясь в результате влияния внешней среды и внутреннего стремления организмов к собственному развитию. Он первым создал теорию эволюции живой природы, утверждая, что в мире живых организмов действует как приспособление, так и сама среда, выступая причиной всего животного и растительного разнообразия.

Другой французский естествоиспытатель и мыслитель Жорж Кювье (1769—1832) не признавал изменяе­мости самих видов, объясняя смену ископаемых фаун «теорией катастроф». А она, к сожалению, исключала саму идею эволю­ционизма в органическом мире. Ж. Кювье утверждал, что каждый пе­риод в истории Земли завершается глобальной катастрофой, а именно естественным поднятием или опусканием материков, наводнениями, разры­вами земных слоев и др. В этих катастрофах гибло множество видов живот­ных и растений и в новых условиях зарождались совершенно иные виды, не похожие на все предыдущие. Однако причину катастроф учёный не называл и не никак объяснял. Теория катастроф по существу, была реакционной теорией, пытавшейся примирить научные открытия с религиозным учением о неизменяемости и постоянстве видов. Согласно Ф.Энгельсу, «теория Кювье о претерпеваемых Землей революций была революционна на словах и реакционная на деле. На место одного акта боже­ственного творения она ставила целый ряд повторных актов творения и делала из чуда существенный рычаг природы» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 352).

Конец XIX века можно назвать временем рождения современной биологии. Она далеко ушла от своего первоначального состояния и совершенно непохожа на ту науку о жизни, которая существовала даже к началу века. Работа Ч. Дарвина (1809-1882) «Происхождение видов» наметила революционный разворот в науке о жизни. Учёный создал эволюционную систему познания как философскую методологию в научном исследовании животного мира. В результате тогда-то и сформировалась научная биологическая дисциплина — эволюционная теория, изучающая условия и факторы саморазвития живой природы. Дарвин показал, что — борьба за существование и отбор ведут в итоге к дивергенции (лат. divergere — обнаружение расхождения) видов, что способствует значительному увеличению биологического разнообразия и более полному использованию ресурсов земной среды. Согласно Ч. Дарвину, все живые организмы являются результатом есте­ственного саморазвития мира. Им же были научно исследованы материальные причины наследственности и изменчивости, а также названы причины естественного отбора организмов живущих в естественной природе.

Особенности философии того или иного исторического периода её развития отражают особенности соответствующего периода в развитии науки. Главная отличительная черта новоевропейской философии – рационализм – является проявлением инновационного духа философии Нового времени. Начиная с этого времени утвердилась познавательная модель, суть которой в том, что Вселенная понималась как совокупность большого числа неизменных и неделимых частиц. Это сыграло революционную познавательную роль в естественно-научном осознании многих явлений живой природы. В основе этой новой модели лежал механистический подход к исследованию природы, ставший традиционным для развития науки. Однако в XIX в. началось «низвержение» механистического метода в исследовании мира как отжившего мышления, но всё же ещё долго господствовавшего в научном естествоз­нании. Процессу низвержения идеологии и методологии механицизма активно способствовали три великих научных от­крытия того времени: создание клеточной теории, открытие закона со­хранения и превращения энергии и разработка Дарвином эволюционной теории. Это-то и повлияло на отход ученых от классических канонов познания мира.

Учёные нового типа В. Гейзенберг и Э. Шредингер, применив квантовую теорию к описанию поведения атомных систем и движения таких частиц, как электрон дали инновационные формулировки квантовой механики. Недостатком же квантовой механики было то, что она была первоначально разработана применительно к частицам, обладающим очень малой скоростью (по сравнению со скоростью света), а именно это позволяло пренебрегать эффектами теории относительности Эйнштейна. Э. Шредингер первым попытался снять это ограничение на скорость в квантовой механике, но, к сожалению, не преуспел в этом деле. Одна из причин постигшей его неудачи была в том, что он не учёл такое свойство электрона, как спин (вращение вокруг собственной оси наподобие волчка), которое было инновационной гипотезой при объяснении линейчатых спектров, не укладывающихся в традиционные описания. Английский физик, один из авторов квантовой механики Поль Дирак (1902—1984), ввел в волновое релятивистски-инвариантное (лат. relativus-относительный) уравнение движения. Эта теория указывала на существование отрицательных энергий, не поддающихся интерпретации. Рассматривая электромагнитные поля с отрицательной энергией, он обнаружил движение электрона, которое эквивалентно движению электрона с положительным зарядом. При этом П. Дирак предположил, что положительно заряженной частицей может быть протон. И это стало революцией в физике.

В современном объяснении бытия мироздания свершилась новая научная и мировоззренческая революция - математически предсказанная элементарная частица физиком-теоретиком Хиггсом (р.1929). Сегодня это уже доказанная идея экспериментально. По сути, получено свидетельство о существовании нового бозона - типа элементарных или составных частиц, обладающего целым спином. Теория бозона Хиггса была выдвинута ещё в 1960 г. Она математически (теоретически) объясняла природу основополагающих величин в мире — массы. Бозон был тогда назван «частицей Бога», потому что он несет в себе разгадку причины зарождения Вселенная. Обнаружение бозона называют революционным прорывом в современной науке, физике. Считается, что в Большом взрыве этот бозон придавал элементарным частицам массу. В связи с этим революционным событием в научном познании мироздания необходимо подробнее рассмотреть саму философию свершившегося эпистемологического феномена.

В результате подтверждения бытия бозона Хиггса зародилась и новая, эпистемологическая рефлексия на современную научно-мировоззренческую революцию. Ведь благодаря этому бозону возникла жизнь и высший её уровень - человеческий разум. Сегодня Стандартная модель из умозрительной теории переходит в разряд естественных природных законов. Ведь специально для экспериментального подтверждения бытия этой частицы был построен Большой адронный коллайдер (БАК). Это «гигантское кольцо» длиной почти 27 км, с 9300 магнитами, омываемыми сначала 10 000 тонн жидкого азота, а затем и жидким гелием. Человек создал то, чего никогда не было на Земле. Внутри коллайдера самое пустое место в Галактике. Давление в нём в 10 раз меньше, чем давление на Луне, где воздуха нет (а точнее – почти нет). Он же и самое горячее место в Галактике: при столкновении пучков частиц генерируется температура в 100 тыс. раз больше, чем на Солнце. И при этом, чтобы регистрировать результаты микровзрывов детекторы коллайдера охлаждены до -271,3* С.

Открытие и экспериментальное подтверждение бизона Хиггса дало стало добротной интеллектуальной пищей для философов, учёных и многих других специалистов для осмысления и переосмысления всех ранее известных теорий, учений о возникновении и саморазвития бытия вообще и человеческого в том числе. Для объяснения этого революционного научного глобального явления на языке понятном для неспециалистов можно привести такой пример. Представьте, что на митинге или собрании спокойно слушают ординарного оратора, но вдруг один из них затронул весьма необычную острую для ряда слушателей проблему. Слушатели затихают, а затем бурно по-своему реагируют. Это состояние придаёт как бы дополнительную массу на собрании или митинге. А это может служить как бы аналогией физической массы, которую приобретает элементарная частица, движущаяся в хиггосовском поле. Кстати, это инновационное открытие в науке не лишено большой нравственной проблемы: а не толкнём ли мы мир в небытие?

Важное научное событие в наше время, которое можно приобщить к лику глобальной научной революции – это открытие учёными-биологами феномена стволовых клеток. За 2012 год Нобелевская премия по физиологии и медицине присуждена специалистам по клеточной биологии Джону Гердону (John Gurdon) и Синьи Яманаке (Shinya Yamanaka). Речь идёт о тех зрелых клетках, которые способны перепрограммироваться и могут развиваться в клетки разного типа, кроме эмбриональных. Это научное открытие не просто инновационное, а и революционное, так как он о поможет в недалёком будущем принципиально изменить методы и способы лечения. Эти нобелевские лауреаты нашли рецепты выращивания клеток отдельных типов и даже целых тканей, что открывает перспективы эффективной борьбы с тяжелыми заболеваниями человека таких как, например, болезнь Паркинсона или диабет, в том числе, наследственными.

С. Яманаки, например, показал, что можно манипуляциями из клетки сделать другую клетку. А это даёт возможность получать новые типы клеток и тканей для терапии - например, клетки крови или нейроны. Нынешние биомедицинские технологии позволяют получать здоровые нейроны из клеток кожи людей, и далее использовать для трансплантации. Дж. Гердон заложил научные основы клонирования как воспроизведения живого объекта как копии. Для получения клона можно использовать ядра стволовых эмбриональных клеток от раннего эмбриона. Ядра пересаживают в яйцеклетки, из которых удалено собственное ядро, и они, саморазвиваясь в новые организмы, образуют клон генетически идентичных животных. Учёный добился развития яйцеклеток с чужим ядром до поздних стадий, а примерно в двух % случаев особи превращались во взрослых. Главная интрига в том, что российские учёные на основе открытия Яманака лечат болезнь Паркинсона (пока на крысах).

Кстати, полученные стволовые клетки можно превратить в любые клетки организма, в том числе и нейроны определенного вида, которых так не хватает в мозге больных паркинсонизмом. Из эмбриональных стволовых клеток можно получить и любую ткань для человеческого организма. К примеру, из них можно вырастить новую печень или почки, получить нейроны. Но вырабатываются эти «чудодейственные клетки» только под воздействием особых генов в живом эмбрионе. У взрослого человека такие гены, конечно, есть, но они не работают. Человеческие эмбрионы до последнего времени были единственным источником получения стволовых клеток. Но ведь их использование неэтично и, кроме того, неродные клетки плохо приживаются в теле пациентов, ну и где же взять необходимое количество эмбрионов, чтобы удовлетворить потребность в их клетках тысячи клиник? И С. Яманака нашёл источник эмбриональных стволовых клеток - собственный организм человека и возрастающий уровень социально-культурной жизни современных людей. Но при этом возникают вопросы, уводящие ученых и медиков за границы эпистемологии.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   17

  • Глава 6. Научно-философские проблемы и перспективы
  • 1. Научно-творческие исследования в инновационном измерении
  • . 2. Эпистемологическая рефлексия на научные революции