Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Курс лекций по философии (Методология совершенствования разума) 2015




страница7/17
Дата14.05.2018
Размер4.45 Mb.
ТипКурс лекций
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17

Контрольные вопросы


В чём проявляется творческая самобытность русской философии?

Какова периодизация русской философии?

Какие основные направления можно выделить в русской философии?

Какой вклад в мировую культуру внесли отечественные мыслители?

Какой вклад в отечественную мысль внесла мировая культура?

Каково состояние русской философии здесь и сейчас?

Каково в отечественной культуре было и есть соотношения философии, религии и государства?


Наука наивна и проста по сравнению с реальностью

- всё же это самое драгоценное, что у нас есть.

А. Эйнштейн



В естествознании предметом исследования является не природа сама по себе,

а природа, поскольку она подлежит человеческому вопрошанию.

В. Гейзенберг.



Глава 5. Научные горизонты в философском творчестве

В современную научную, техническую и технологическую деятельность учёных вовлекаются миллионы и миллионы людей. На человеческое сознание воздействует мощная научная информация, подготовившая смену мировоззрения (расшифрован геном человека, доказано бытие бозона Хиггса, обнаружены следы воды на Марсе, создан графен - новый кристаллический материал и т.д.). А новое научное мировоззрение во многом предопределило триумфальное шествие в современном исследовании философского творчества к новым горизонтам в раскрытии тайн бытия мира и человечества. В этом процессе наиважнейшая роль принадлежит тем учёным, которые активно используют философское творчество в разработке новых методологий исследовательской деятельности для интеграции технико-технологических программ и новых конструкторских разработок.

В современной философской методологии научного познания проявляется с особой силой креативная мощь человеческого интеллекта, который связывает всю научно-исследовательскую деятельность учёных с нравственными императивами в оценке и использовании результатов познания. Ведь философская методология не только обобщает и интегрирует все знания о бытии, но и открывает новые горизонты в научном прозрении. В обозримом будущем человечество будет жить в условиях жёсткой техногенной и информационной цивилизации. В ней главным фактором станут наряду с разумно-творческими методами научного исследования и нравственные апелляции к совести учёных, медиков и всех специалистов. Но человечество обречёно как на наращивание творческого потенциала в научном постижении природы, общества и человека, так и повышения ответственности всей научной общественности не только за творческие результаты деятельности, а и разумного их использования в жизненной практике.

&.1. Творческий потенциал в науке современной эпохи

Современная стратегия развития наукоемкого производства на базе научно-технического прогресса требует, чтобы философия активизировала воздействие на раскрытие и повышение творческих потенций в научном познании мира и общества. Человечество стало особо нуждаться в учёных, медиках, специалистах, владеющих научными знаниями, профессиональными навыками и умениями, а также способных адаптироваться к любым изменениям и умеющих действовать в ситуации инновационного выбора, ставить и достигать поставленных целей, самостоятельно принимать продуктивные решения. На долю философии сегодня выдвинулась задача критичного осмысления творческих потенций (лат. potentia - сила), повышающих уровень профессионализма, научной эрудиции, креативной способности к обновлению социально-культурной жизни и деятельности людей. Из всех духовных проявлений в современном обществе наибольший интерес вызывают и привлекают к себе внимание творческие потенции в науке. В процессе саморазвития науки и в результате ее технологического совершенствования, человечество сталкивается с новым явлением - техногенной революцией (информационно-компьютерной и медико-био-технологической). В результате этого к ученым сегодня обращают свои взоры миллионы людей и тысячи правительств.

Современная инновационная реконструкция (лат. re - вновь и construction - построение) науки находится на пути радикального обновления её стратегических задач с целью выявления законов, в соответствии с которыми объекты могут преобразовываться человеческой деятельностью. На данном этапе развития наука стремится изучать человека в качестве как субъекта деятельности, так и особого объекта. В связи с этим, с одной стороны, необходимо обновить её эмпирическую базу, опирающейся на экспериментальные данные. С другой стороны, следует углубить её философско-теоретический арсенал. Её неклассические и постнеклассические характеристики предстают в качестве критериев, по которым определяются законы развития природы для того, чтобы понимать объективный смысл нового научного знания. Реконструкция науки нуждается в философской рефлексии над зарождающимися функциями в исследовательской деятельности учёных, познающих естественную природу и её законы как существенные, устойчивые и повторяющиеся отношения между явлениями и процессами цельного естественно-природного мира.

Кстати, понятие «естественная природа» рассматривается в философском осмыслении как всеобщее знание об объекте, задающий принципиальный смысл предметному исследованию. Такое понимание естественной природы опирается на философскую методологию научного исследования, которая вырабатывает основные её характеристики, опираясь на результаты современной науки. Это выражается в различных формах движения материи и различных структурных уровнях самоорганизации природы. В этом смысле бытие естественной природы определяется местом и его ролью в системе меняющихся отношений к ней познающего и преобразующего мир и общество человека. Оно употребляется и для обозначения не только естественных, но и созданных человеком ценностей: научных знаний, канонов морали, требований права. Их знание позволяет людям предвидеть возможные нетрадиционные ситуации и действовать со знанием дела, управляя природными и социальными процессами.

Естественная природа в предельно широком её значении – это сущее в бесконечном многообразии своих проявлений в мироздании. Понятие природы есть синоним понятий бытие, объективная реальность, материя и т.п. В своем саморазвитии природа прошла через качественные изменения структурных уровней материи. Простейшими из известных современной науке форм материи являются элементарные частицы и поля, которые составляют универсальную космическую составляющую. Отдельные виды элементарных частиц формируют атомные ядра, а вместе с электронами - атомы, т.е. все химические элементы. Гигантскими по массе и энергии сгустками материи являются звёзды, а ещё более высокой ступенью саморазвития звёздной системы – это планеты, состоящие из многообразия химических частиц (атомов, ионов, молекул, макромолекул и т.д.). На иных планетах Вселенной, подобных по земным условиям, могут создаваться соответствующие предпосылки для возникновения ещё более высокой ступени развития материи – живого вещества, а затем и разума.

Окружающий нас мир един в своей материальности. А это значит, что в нём ничего нет, кроме материи в её движении. Принцип материального единства мира — основополагающий принцип философского материализма. Из этого принципа вытекает важнейший научный вывод, что любое явление природы должно иметь естественные причины и подчиняться всем естественным закономерностям. Ведь каждое явление представляет собой следствие какого-либо другого или каких-то других явлений и служит причиной новых естественных явлений. Эти природные процессы стали называть законами как отражающие абсолютно все необходимые, существенные, устойчивые, повторяющиеся отношения между и явлениями, и процессами. Они отражаются в человеческом сознании как наличный порядок в мире, которому подчиняются все естественные явления, процессы и внутренняя взаимосвязь между ними. Законы природы объективны по содержанию и не зависят от каких-либо «законов», создаваемых человеком. Естественные науки, изучающие природу, формулируют и объясняют добытые умом законы бытия.

А что касается законов естественной природы, то они представляют собой самую сущность бытия мира, раскрытого и понятого человеческим разумом с опорой его на креативный потенциал. Изучение и осознание функционирующих научных законов о бытии мироздания дело философии в сопряжении с наукой. Философия не есть только рефлексия над основаниями культуры, она творчески рефлексирует и над данными научного познания. Теперь философская рефлексия распространяется не только на достижения науки, но и на все другие аспекты исследования мира, используя новую суть и рационального, и иррационального обоснования желательного образа и стиля жизни людей. Обсуждая и разрешая эти проблемы научного познания в условиях техногенной и информационной эпохи, философия науки вырабатывает новые категориальные и понятийные структуры, которые творчески используются в современном исследовании мира. Наука, как наважнейшая форма человеческого постижения законов природы, общества и самого человека оказывает существенное воздействие на содержание жизни и деятельности каждого отдельного человека.

Проблема реконструкции современной науки как обновления творческого искания истины, а точнее ответов на «вечные» философские проблемы о бытии мир, уходит своими корнями в гносеологию античности, но становится особо проблемными в эволюционной эпистемологии эпохи Нового времени. А ныне, в прогрессирующую техногенную и информационную эпоху, когда происходит отчуждение научного знания от исследователя, познавательные проблемы сместилось к идеям вербализации (словесному выраже­нию) и закреплению всех научных знаний на материальном носителе. А актуальность реконструкции науки в связи с этим возрастает. Теперь поиск законов природы, от которых, конечно, никуда не уйдёшь, начинается с осмысления философских проблем и объяснения природы законов на теоретическом уровне. Сегодня эта проблема восходит прежде всего к теории информации (лат. informatio - сведение, изложение, осведомлённость). Теория, изучающая законы и различные способы измерения, преобразования, передачи, хранения и использования информации. Без неё, кстати, не могут обойтись ни физика, ни биология, ни медицина, ни все другие естественные науки и даже гуманитарные дисциплины.

В естественной природе и общественной жизни людей существуют связи как материальные, так и информационные. Информационные связи проявляются как процессы, происходящие повсюду в той или иной природной и жизненной ситуацией: и при общении людей друг с другом, и при передаче наследственных признаков от одного вида живого организма к другому, без них даже немыслима ни работа сложного автоматического устройства, ни управление естественными и общественными процессами. Это означает, что информация представляет собой творческое деяние, которое материализуясь проявляет себя в различных научных направлениях. Информация — это сущностные сведения, независимо от формы их представления. Как теоретическое понятие оно возникло в результате научно-технического и технологического прогресса. Информация в техногенный мир пришла как интеллектуальная природа законов, рождённая в результате развития человеческих познавательных коммуникаций. Понятие информации трактуется на основе знания принципов развития природы, ибо обладает атрибутивным (лат. attribuo - придаю, наделяю) свойством. Современная философия выделяет в качестве атрибутов материи: движение, пространство, время, отражение и др.

В настоящее время не существует единого определения информации как научного и философского термина. Философское осмысление саморазвития мира, общества, научной деятельности людей нуждаются в исходном объяснительном понятии информации, ссылаясь на который, можно понять предмет познания или научной деятельности, а так же человека, включая и его сущность, и смысл существования. Понятие «информация» не должно иметь строго абстрактный или отвлечённый характер, как материя или дух, оно должно быть и конкретным, и абстрактным одновременно. От этого понятия требуется также универсальность его применения и для мира материальных вещей, и для его отражения как сугубо идеального мира, строящегося человеческим разумом. В этом случае принципы и законы информации, станут действительными для мышления людей и внешнего предметного мира. Достоинство такого подхода в том, что информация является субстанциональным принципом в научно-творческом познании мироздания.

Философская оценка субстанции (лат. substantia — есть через саму себя), как первой сущности, служит способом установления способности и значимости преобразования информации с языка человека на язык компьютера. Это свойство, связанное с формированием, хранением и передачей информации о содержании и структуре организма в универсальном машинном порядке. Все информационные концепции, создаваемые различными философами во все времена, отражают то, что называется информационным содержанием. Так, гегелевская «абсолютная идея» есть информационное содержание реальности или определённости того, что отражает объективную действительность. Информация - это универсальный механизм, преобразующий всю реальность мира и определяющий суть предмета философского осмысления научных знаний о нём. Тем самым информация, наполняя творческим содержанием всё существующее в мире, эквивалентно термину «бытие». А это всё значит, что для понимания тенденций в естественной природе и обществе, сущности и смысла законов развития необходимо обладать информационным сведением о саморазвивающейся системе.

Структурное строение и функциони­рование сложных систем различных сфер природы (медико-биологиче­ской, социально-культурной, научной, технико-технической и т.д.) нельзя даже представить, не рассматривая специфику тех или иных инфор­мационных процессов. К началу XXI века стала складываться в рамках кибернетики, биологии, а затем и информа­тики информационная картина различных объектов мироздания. Именно в её информационном содержании рассматривается окружающий мир под особым углом понимания вещественно-энергетической картины Вселенной, что допол­няет и развивает естественные науки и социально-гуманитарные дисциплины. Осмысливая роль нарождающейся информационной картины мира, математик Норберт Винер (1894–1964) создал философские основы новой науки - кибернетики, связав человеческое разумное осознание управления и использования информации, которая, обрабатываемая в компьютере, превращается в осмысленную научную программу действия учёных в исследовании мира и общества. Она стала организующей и упорядочивающей силой и в технике, но особенно в технологии.

Информация всё подчиняет, контролирует, сохраняет, распределяет и даже запускает в естественный мир ноосферную энергию. Информация представляет третье физическое измерение как бы по ту стороны и массы, и энергии. Именно она в биологической, антропологической и социальной реальности становится достоянием не только естественно-научных дисциплин, но и ряда гуманитарных и множества социально-культурных проектов развития. В живом организме есть своеобразное хранилище генетической информации. В нём вещества способны  вступать в систематические химические реакции, однако эта система обмена обеспечивает взаимодействие только вполне определенных веществ. С помощью генетической информации определяется, какая  же из множества химических реакций должна и может происходить в организме. И так как для синтеза многих химических  веществ живого организма нужна энергия, то именно генетическая информация управляет химическими процессами, обеспечивает энергией и при этом взаимно увязывает их.

Способность к воспроизведению с изменением – это одно из основных свойств биологических систем. Эта способность определяется существованием генетической информации или наследственной информацией, носителем которой является ДНК. Вдающийся современный философ Э. Морен (р. 1921) о роли и назначении информации в бытии мира выразился так: «…она отстаивает своё право на вселенную в сопряжении двух царств, наследницей которых она себя провозгласила. В первом царстве правит Материя, во втором – Сознание. Информация претендует на первое на основании своего физического характера, на второе – на основании своего нематериального, духовного характера, на то и другое – из-за своей универсальной способности к управлению» (Моран Эдгар. Метод. Природа Природы. М., 2013. С. 372). В связи с этим реконструкция науки стала задачей и предметом философского обсуждения. Она обрела проблемный статус, проявив свою творческую актуальность через фундаментальную проблему в новой информатизации научного познания.

Основное положение философских воззрений на сущность информатизации в научном познании можно выразить следующим тезисом: информатизация научного познания является рациональным процессом и требует многоаспектного подхода. В.И Вернадский, один из провозвестников творческого мышления в науке, говорил, что оно не имеет логического построения, ищущего истину. Так, квантовая физика, эволюционная термодинамика отказались от идеи объективной реальности, в которой царят незыблемые законы. Ориентация на доказательство законов - это не более, чем традиция классической науки. Учёный и философ науки Н.Н.Моисеев в статье «Научное предвидение» утверждал: «Мы ничего, никогда не знаем абсолютно точно, а всегда только “почти точно”. Это маленькое “почти” присутствует во всех наших расчётах, и тому есть, по меньшей мере, две причины. Нам доступна относительная истина. Научной деятельностью учёного является только та, которая направлена на рациональную разработку, уточнение и т.п. теорий, признаваемых учёными мира относительно истинными именно в конкретное исторически-определённое время».

Человечество в истории саморазвития использовало много рациональных способов и методов познания и объяснения мира. С конца XIX столетья начался переход к принципиально новой рациональности, когда по­знающий субъект не только не отделен от предметного мира, а более того, на­ходится как бы внутри него самого. Формирование концепта нового рационализма на­чалось с создания в научном естествознании теории квантовой механики. Она дала неопровержимые доказательства включенно­сти познающего человека как активного элемента в едином ми­ровом эволюционном процессе. Суть и смысл нового рационализма в научном познании и объяснении мироздания состоят в признании органического единства познающего человека и мира. Граница между субъектом и объектом в современной рациональности отсутствует; субъект как бы встроен в познаваемый им мир. Этот принцип постижения мира указывает, что между естественными свойствами Вселенной и жизнедеятельностью человека существует внутренняя глубокая взаимосвязь, что всё во Вселенной, обладает чувствительностью к набору ряда фундаментальных научных констант (масса и заряд электрона, их взаимодействие и др.). Всё это стало выступать средством создания новых рациональных конструкций, которые стали называть неклассическими.

Неклассическая рациональность — это стиль нового научного творческого мышления современных учёных. По сравнению с традиционным рациональным мышлением, опирающимся на механистическое представление, неклассическую рациональность отличают динамизм научных представлений и осознание того, что истинность теорий относительна. В неклассической научной рациональности признаётся равноправие различающихся теоретических подходов при описании одного и того же физического явления. Речь идёт и об отказе от разграничения роли объекта и субъекта познания. В рационально-теоретическую интерпретацию эксперимента включаются теперь ссылки на средства и операции познавательной деятельности. В неклассической научной рациональности возникает качественно новый, междисциплинарный подход к построению моделей о наиболее общих природных феноменах и эволюции Вселенной на всех её этапах и иерархических уровнях. А отказ от наглядности ведёт к более высокой математизации теорий.

Неклассическая научная рациональность определяет качественно иначе и сами естественные науки, особенно современную физику. Но в них учитываются по-прежнему взаимосвязи между знаниями, полученными об объекте и самим субъектом познания, его средствами и методами познавательной деятельности. Экспликация (лат. explikation — уточнять, шире развертывать) этих взаимосвязей рассматривается в неклассической науке как условие получения и объяснения истинного знания о вещах, предметах и явлениях мира. С появлением работ В.И. Вернадского появилась возмож­ность получить знания, представляющую картину мироздания как единый целостный процесс её самоорганизации — от микромира через че­ловека до Вселенной. И она представляется ученым не такой, каковой рассматривалась классическим рационализмом. Вселенная - это уже не механизм, од­нажды заведенный Высшим Разумом. Она непрерывно развивается и, являясь сложной живой самоорганизующейся системой, взаимодействует с человеком. А человек в ней — это актив­ный творческий наблюдатель и действующий субъект живой системы. Тем самым современное состояние науки показывает, что нельзя исключать из познания мира субъективное творческое человеческое начало.

Под воздействием нескончаемых научно-технических новшеств в мире и разнообразных технологических процессов в современной жизни меняется с неслыханной быстротой и методология творческого мышления. В рациональном мышлении укрепился постнеклассический подход к научному исследованию, который позволяет реализовать избирательное и направленное взаимодействие человека с миром познания, путем «субъективного искажения действительности в пользу мнения учёного» (В. Стёпин). Современный постнеклассический подход в науке ориентирован на выработку «человекомерного» знания, которое позволяет наиболее эффективно решать практические задачи: разрабатывать программы образования, укреплять экологическую безопасность, создавать новые цифровые технологии коммуникаций и т.д. Современная наука становится все больше ориентированной на научные проблемы, выясняющие, в отличие от прежних исследовательских подходов, роль человека в формировании нового знания.

Фактически постнеклассическое исследование значительно расширило поле рефлексии учёного на свою научно-познавательную деятельность как субъекта или творца нового, относительно точного знания как самого главного вопроса человечества. Постнеклассическая рациональность учитывает соотносительность всех полученных знаний об объекте познания не только с особенностью средств и методов его научной деятельности, но и с позиции ценностно-целевых задач и структур. Происходит как бы экспликация взаимосвязи научных целей и задач с вненаучными и иными социально-культурными ценностями. Возникновение нового типа рациональности, а значит и иного понимания сути науки не следует рассматривать в том смысле, что оно ведет к полному упразднению прежних научно-методологических установок и всех предшествующих типов научной рациональности. Это совсем не так, ибо рождение новой научной рациональности не устраняет прежнюю классическую и неклассическую рациональность, а радикально меняет сферу научно-творческой жизнедеятельности ученых.

Любые явления природы нельзя рассмат­ривать как бы сами по себе вне обязательного присутствия субъекта как познающего мир человека. В качестве примера, подтверждающее подобное мнение, можно привести позицию физика-теоретика В. Гейзенберга. Он был первым, кто произнес фразу о том, что в общем случае разделение субъекта и объекта его наблюдения невозможно. «Старое разделение мира на объективный ход событий в пространстве и времени, с одной стороны, и душу, в которой отражаются эти события, - с другой, иначе говоря, картезианское различение res cogitans и rex extensa (мыслящая субстанция и материальная субстанция) уже не может служить отправной точкой в понимании современной науки» (В. Гейзенберг. Шаги за горизонт. М., 1987. С. 303.). Без мыслительной деятельности субъекта получе­ние истинного представления и понимания предмета невозможно. Более того, мера объективности познания прямо пропорциональна мере творческой активности субъекта. Субъектив­ное творение учёного пронизывает все исследования и в их содержательной форме включается в его результат. Всё это и даёт право утверждать о неприменимости в этой области познания только одного научного принципа объективности.

&. 2. Научное мировоззрение – опора креативного мышления

Философия всегда стремилась постигнуть мировоззренческий смысл знаний о бытии мира, общества, человека в них и противится бессмыслице в жизненных ценностях ориентациях. Основное её назначение – внесение мировоззренческого смысла знаний в жизнедеятельность всех людей. Признание мировоззренческого стержня в научных знаниях о естественном саморазвитии мира как творческо-исследовательского акта связанно с проблемой самого познания, а она одна и та же независимо от того, кто и когда осуществлял это исследование. Среди задач, определяющих цели научной деятельности учёных, важнейшая роль принадлежит реализму – убеждению в объективном существовании исследуемых объектов. Цель философского осознания субъектами этого обстоятельства состоит в том, чтобы освободить своё сознание от каких-либо личностных пристрастий. Но если признавать объективность в познании мира, то следует признавать необходимость формирования мировоззренческих смыслов. «Бытие мира не может быть для нас само собой разумеющимся фактом, но лишь проблемой значимости» - убеждал Э. Гуссерль (1859-1938). (Гуссерль Э. Парижские доклады //Логос. 1991.№ 2. С. 9).

Мировоззренческий скреп научного знания служит ориентиром человеку на всю его жизнь, согласно которому он разумом своим посвящает себя тому, что для него становится особо важным. Мировоззренческий стержень в знаниях – это внутреннее воздействие на состояние сознания человека самобытного значения в чём-либо, которые можно и должно понимать и применять в активной творческой жизнедеятельности. С учётом этого обстоятельства рассматривается назначение человеком своей жизни и компетентное обращение с новейшими научными знаниями о развитии природной и общественной среды и способах её творческого преобразования и созидания новой. Если мировоззренческому стержню научных знаний дать самую общую философскую оценку, то такой может быть признание человеком того, что он со своими разумом и его креативностью, социальными чувствами и личными желаниями способен высоко ответственно относится к организации своей жизни и деятельности, обогащая себя и окружающий мир.

Мировоззренческий стержень научных знаний не возможен в принципе без философского размышления в познании мира. Они выступают основанием для активизации креативного начала в научном исследовании мира. Философское мышление служит интеллектуальным источником и идейной опорой творческого озарения учёных при исследовании ими и объяснении причин саморазвития мира природы и общества людей. Философское мышление возникает как целостная система метафизических стимулов и креативных позывов к активной жизни и деятельности. Посредством такого мышления формулируются нормы и методы фундаментальной и прикладной науки, которые служат условием и фактором включения её в общечеловеческую культуру соответствующей исторической эпохи. Становление и функционирование философского мышления в научной среде учёных способно не только развивать их научную эрудицию, но и вызывать творческий экстаз как высшую степень умственного воодушевления. Сопряжение мировоззрения с творческим мышлением укрепляет союз философии, науки и медицины в совместной деятельности учёных, медиков, всех специалистами.

Кстати, философским мышлением считается только свободное и критичное осмысление и постоянное переосмысление всех имеющихся знаний, но, прежде всего, научных истин, позволяющих людям определять человеческое отношение к миру природы и обществу, основанное на разуме и совести. Вот почему сегодня следует глубже постигать роль и значение философских основ или первоначал в науке. Именно бытие этих оснований в научном познании является предметной областью когнитивной (лат.cognitio, «познание, осознание») философии. Она демонстрирует способность людей к умственному восприятию и переработке информации как исходного источника научного знания. В жизненной реальности они служат атрибутом творческого размышления о бытии мира и людей в нём. Отвлекаясь от конкретности объектов, предметов, процессов, явлений в мире, они образуют ключевые научные понятия и философские категории, без которых в принципе невозможно рациональное научное творчество.

Всё научно-познавательное многообразие объединяется в целостность. А эта целостность включается и сложную взаимозависимость эмпирических и теоретических уровней научного знания и то, что называют философскими основаниями. Но их не следует отождествлять с общим массивом философского участия в науке. Именно философия служит рефлексией на науку, да и на все другие виды духовно-творческой культуры. Она осуществляет самокритичный интеллектуальный анализ познавательной человеческой деятельности. Благодаря философским базовым основам достигается определённая целостность знаний из самых различных научных дисциплин. Философские основания определяют стратегию научного поиска знаний о бытии мира, обеспечивая использование новых открытий как творческих достижений в интеллектуально-нравственной сфере человечества конкретной исторической эпохи.

Расширение и особенно углубление научных знаний о мироздании требуют философского осмысления и переосмысления многих достижений науки и интеллектуальных параметров её самой: понятий, идей, идеалов, концептов, методов, которые определяют сущность, смысл и значение познания природы, общества и человека. Философские основания науки, определяющие смысл новых проблем познания естественных процессов, происходящих в природе, обществе выступают в виде исследовательской программы. Все они предстают системно образующими факторами всех ранее произведённых научных знаний. По мере совершенствования науки, когда она сталкивается и с необычными фактами функционирующих объектов в бытии мира, возникла потребность в выработке принципиально новых научных путей и средств для формулирования законов о саморазвитии мироздания по сравнению с теми, какими пользовались ранее с уже сложившимися представлениями.

Людьми, не научившимися критично мыслить, не знакомыми с философией науки, легко манипулировать. Если исказить достижения науки, начнется век как бы «просвещённого мракобесия» и золотое время для лжеучёных, зарабатывающих на продаже населению абсурдных «научных» советов и рекомендаций, излечивающих, например, множество разнородных болезней, для всех тех, кто поддерживает «научный бизнес». Так, сегодня ситуация с рынком инновационных медицинских приборов выглядит совершенно ненормальной. Назойливо рекламируются приборы квантовой медицины и циркониевые браслеты. Предлагаются устройства, якобы улавливающих излучение нездоровых клеток, усиливающих его и возвращающих энергетику больным клеткам, после этого происходит якобы исцеление. Разного рода жулики от науки и медицины варьируют сомнительную идею: кто-то направляет излучение больных клеток на них же, используя эффект усиления за счет интерференции.

Философские основания науки или интеллектуальные начала в познании мира и человека представляют комплексную систему понятий и категорий, идей и принципов, идеалов и норм, посредством которых осмысливаются и оцениваются новые научные открытия, а так же новые представления о разумном образе жизни людей. Философские основания служат факторами включения научных знаний в творческую мыслительную и мировоззренческую культуру людей и человечества соответствующей исторической эпохи. В историческом саморазвитии научного отношения к развитию мира философские основания инициируют творческую разработку и новой научно-исследовательской проблематики в деле практической медицины, связанной с изучением, созданием качественно новых технологий, как разработки, так и применения медицинской техники, созданной на базе данных классической науки. В этом деле всегда участвовали философски мыслящие ученые, сопрягающие в творческой и практической деятельности конкретные исследования с их философским осмыслением и обоснованием.

Чтобы понять этот естественный познавательный процесс, необходимо его изучение и научно-философское толкование становления и развития традиций классической науки в результате методологической революции XVII века. Основоположники классической науки Г. Галилей, И. Кеплер, И. Ньютон, Г. Лейбниц и мн. др. ввели в неё философские принципы абсолютных истин или абсолютно достоверного знания. Если классическая физи­ка всецело опиралась на принцип причинности (лапласовский детерминизм), то в квантовой механике этот принцип причинности в ее механической форме стал неприемлем. В связи с этим был разработан качественно иной фундаментальный принцип как основание для другого клас­са теории — статистической, основывающейся на вероятностных представлениях. Статистическая теория, которая вбирала в себя неоднозначность и неопределенность, была истолкована рядом ученых как крах лапласовского детерминизма или «исчезновение теории» механистического типа. Зарождение новой фундаментальной теории, которая стала завершением классической, была теория электромагнитного поля Дж. Максвелла (1831–1879).

Креативный пересмотр традиционных идей, принципов и методов научного исследования микромира начался с философского переосмысления сути самой природы вещей и предметов мира. В классике они воспринимались как бесспорное отражение в сознании людей исследуемой реальности. Так, согласно Р. Декарту (1596—1650), задача науки — вывести объяснение фактов природы из полученных начал, как научных оснований, в которых нельзя усомниться. А вот в неоклассической науке уже осознается относительный, преходящий характер знаний. Осознание научных оснований в познании мира предполагает при этом постановку и креативного философского вопроса об отношении ученого к самой исследуемой реальности. Из сферы специальных проблем он переходит в новую качественную научно-творческую сферу, а именно философского осознания и переосмысления соотношения субъект–объект. Причём на ход научного познания в неклассической науке огромное влияние оказывает личность учёного и приёмы его работы, особенности личной судьбы и жизненных обстоятельств.

Неоклассическая наука ставит субъект познания мира в само содержание нового знания о нём как его необходимый компонент, а отсюда принципиально меняется и сам предмет знания. Им становится не объективный мир, отражаемый живым созерцанием субъекта, а творческое построение знания об объекте как особом идеальном теоретическом конструкте ума. Поскольку о содержательных характеристиках объекта невозможно мыслить без учета средств их выявления, порождается и новый специфический объект науки. Выявление относительности в объекте и его отношения к научно-исследовательской деятельности субъекта повлекло за собой инновацию, которая говорит о науке, ориентирующейся не на изучение вещей и явлений природы как неизменных по сути, а на изучение тех объективных условий, попадая в которые они ведут себя весьма разнообразно. Становление и саморазвитие новых методов неклассической науки не привело к упразднению традиционных методологических установок классической науки.

Креативная перестройка философских оснований исследования мироздания начинается с изменения стратегии научного постижения тайн мира, общества и человека. С начала научных революций появились новые пути и средства добычи и объяснения знаний, которые не всегда реализуются в действительности. К ХХI веку произошли научные открытия, которые не вписывались в традиционные представления о бытии мира. В исследовании микромира ученые установили, что электрон ведет себя одновременно и как частица, и как волна — в зависимости от экспериментальной ситуации. Современ­ные физика, химия и биология и мн. другие естественные науки, учитывая многообразие поведения молекул, атомов, элементарных частиц и иных микрообъектов, указывают на их неисчерпаемую сложность и к тому же способность пре­вращения из одних форм в другие. Получается как бы так, что материя в новой, неклассической науке предстаёт и дискретным, и непрерывным субстратом. В этом отношении значительный вклад в создание принципов неклассического естествоз­нания внес А. Эйнштейн (1879—1955), создавший специальную (1905) и общую (1916) теорию относительности.

Теория относительности А. Эйнштейна принципиально отличается от теории Ньютона. В ней и вре­мя, и пространство уже не были абсолютны; они взаимоувязаны с материей, движением и между собой. Сам же А. Эйнштейн так выражал суть своей теории относительности: «Рань­ше полагали, что если бы из Вселенной исчезла вся мате­рия, то пространство и время сохранились бы, теория же от­носительности утверждает, что вместе с материей исчезли бы пространство и время». Тем самым теория относительности стала указывать на новые законы в природе пространства, которое становились четырехмерным. Так, в пространстве появляется качественно новая, четвертая координата, а именно – бытие времени. Установление простран­ственно-временной взаимозависимости от скорости движения различных видов материи, а также замедление время и ис­кривление пространства указывало на ограниченность роли традиционной классической науки в объяснении взаимосвязи материи, про­странства и времени.

А. Эйнштейн философски заявлял, что нет и быть не может банальней утверждения, чем такое, в котором мироздание представляется четырехмерным пространственно-вре­менным континуумом. «Прости меня, Нью­тон, - писал он, - понятия, созданные тобой и сейчас остаются ведущими в нашем физическом мышлении, хотя мы те­перь знаем, что если мы будем стремиться к более глубо­кому пониманию взаимосвязей, то мы должны будем за­менить эти понятия другими, стоящими дальше от сферы непосредственного опыта» (Эйнштейн А. Физика и реальность. М., 1965. С. 143). По этому, креативному пути и пошли новые физики-теоретики. Последующие научные открытия подтвердили, что все элементарные ча­стицы совсем даже и не элементарные. Они представляют весьма сложную многоэлементную систему взаимосвязи самых различных тел, которая обнаруживает в себе новые структурные взаимосвя­зи и необычные их креативные проявления. Так, один из фундаментальных принципов квантовой физики состоит в том, что каждой элементарной частице, как правило, соответствует своё поле в виде функционирования силовых линий.

Оценивая успехи обновлённой науки, физик-теоретик В. Гейзенберг (1901-1976) отмечал, что признанию научности теорий относительности и квантовой механики предше­ствовал значительный период неуверенности и замешательства. Во-первых, ни у кого не было желания разрушать старую, классическую физику. А во-вторых, уже стало очевидно, что говорить о внутриатомных процессах в понятиях прежней физики уже нельзя. «Физики не чувствовали тогда, - писал он, - что все понятия, с помощью которых они до сих пор ориенти­ровались в пространстве природы, отказывались служить и могли употребляться лишь в очень неточном и расплывча­том смысле» (Гейзенберг В. Шаги за горизонт. М., 1987. С. 265). Эти и другие радикальные сдвиги в арсенале понятий научного познания микромира сопровождались активизацией творческого переосмысления этого феномена и создания новых философско-методологических основ науки. Если в классической науке проверенным способом являлось задание объекта в генерализации эмпирического материала как научного факта, то в неклассической - такое введение объекта осуществляется математикой.

Математизация науки ведет к теоретизации познания, что обусловливает значительную потерю наглядности, как важнейшего фактора в исследовании. А выявление относительности объекта в научно-исследовательской деятельности способствовало однако тому, что наука стала ориентироваться уже не на изучение неизменных вещей, а на исследование самих условий, попадая в которые вещи ведут себя неоднозначно. Своеобразным инструментом (или научным методом) в неклассической науке становится идеальный тип качественно иной теоретической системы, который не выводится из эмпирического факта непосредственно, а конструируется научно-творческой мыслью ученого. Так, отталкиваясь от идеи Платона, что познание является «таинственным видом единства познающего и познаваемого», современная философия в неклассической науке выполняет новые функции. Эти изменения говорят о новой научной революции, названной постнеклассической. Её объектами становятся системные образования в науке, и в медицине, которые определяются саморегуляцией.

Принципиально новые явления в научном исследовании сложных систем породили в принципе новую науку - синергетику. В ней как общей методологии познания указывается на роль кооперативных эффектов в самоорганизации. Творческо-рациональное значение синергетики как науки для медицины связано с тем, что она нацелена на создание всеобщих системных принципов в самоорганизации, реализующихся в мире природы: физических, химических, биологических и социальных видов. В синергетическом ключе исследуются и философски осмысляются практически все научно-технические и медико-биологические проблемы. Столкновение и взаимодействие этих подходов проходят через всю историю науки. Синергетика, будучи системным видением мироздания, поднимает науку на инновационный уровень — уровень динамического подхода к структурированным целостностям. Синергетические процессы — особые природные процессы, детерминированные своей же целостностью, а также конфигурацией взаимодействий, местом в системной структуре. Важным аспектом самоорганизации являются все части, которые ведут себя согласованным образом.

В синергетике и материя в неорганической природе способна при определенных условиях к самоорганизации. Она исследует сам механизм возникновения порядка из хаоса, т.е. из беспорядка. Это – принципиально новое научно-креативное кредо. Оно, по своей сути, архи революционно. Прежняя традиционная наука исходила из увеличения энт­ропии всей системы, т.е. увеличения беспорядка или дезорганиза­ции, нарастания хаоса и т.д. и т.п. Синергетика же считает, что системное развитие происходит в моменты бифуркации (лат. bifurcus - раздвоение) и тогда получает веерный на­бор для разного рода возможностей креативного выбора направлений или тенденций в дальнейшем самораз­витии мира. Итак, наука в нынешнем понимании этого слова-понятия – принципиально новое явление. Она функционирует с XVII века в тесной связи с философией, которая выводит её из как бы турбулентного (лат. turbulentus – бурный, вихревой, беспорядочный) состояния познаний о мире вещей и явлений.

В связи с возникновением философии науки в качестве самостоятельной дисциплины в осмыслении путей и средств исследования природы, общества, человека учёные стали использовать взаимосвязанные условия и факторы для активизации креативного мышления. Во-первых, в содержании и в функциях современных наук произошли качественные изменения: появились новые стратегические теоретико-экспериментальные сюжеты в исследовании бытия (напр. экспериментальное подтверждение бизона Хигсса). И, во-вторых, современные наука остро испытывает потребность в философской поддержке новых открытий и их практического использования. В этом просматривается интеллектуально-нравственный вызов науке, а точнее всем учёным, чтобы актуализировать современный спектр в понимании бытия мира естественный природы, общества, научно-творческого человека.

Как уже отмечалось, философия научного творчества учёных являет собой интеллектуально-нравственную систему, претендующую на созидание нового синтеза всего наличного знания, приобретённого человечеством. С ней связаны непростые взаимоотношения во всех видах и формах познавательной жизни и научной деятельности в медицине, искусстве, религии, политике и т.д. Но особенно сложным и весьма позитивным является творческое взаимодействие философии с научным познанием самой сути креативно мыслящего человека. Именно оно стимулирует процесс творения или зарождения и новых проблем, концепций. Это - уникальный научно-творческий ресурс для создания инноваций. Только в философии научного творчества новых знаний проявляется креативная мощь человеческого интеллекта, порождая иные смыслы в гуманизации всей научно-творческой деятельности.

Таким образом, философия творческого исследования бытия мира, общества и человека представляет широкий спектр законов и закономерностей самосовершенствования. Философия и наука образуют целостное единство в изучении мира и креативном осмыслении знаний о нём. И та, и другая сторона этого познавательного единства имеют интеллектуально-нравственный характер. Но если наука творит знания о мире, то философия, нравственно осмысляя их, формирует наиболее общие понятия и представления о нём и определяет отношение людей к жизненной реальности. Кроме того, она даёт ещё и общий «инструментарий» для научного исследования бытия мироздания – всеобщую методологию, с помощью которой целенаправленно ведётся приобретение нового знания о нём. Современная тематика, а точнее проблематика науки и её философская методология, как учебные дисциплины призваны развивать у специалистов общие представления о науке как сложном многомерном и противоречивом процессе. Целью науки становится конструирование новых знаний и умелое использование их в практической жизнедеятельности.

Идею об ускоряющемся росте научного знания впервые сказано в работах Ф.Энгельса. В середине XIX века он писал о том, что наука движется вперед пропорционально массе всех знаний, унаследованных ею от предшествующего поколения. По его мнению, со времени своего возникновения (XVII в.) развитие наук стало усиливаться пропорционально квадрату расстояния (во времени) от своего исходного пункта. Близкие идеи высказывал и В.И.Вернадский, писавший о непрерывном увеличении темпов научного творчества знаний. По мнению современных исследователей и философов науки, имеет место экспоненциальный (безудержное увеличение) закон саморазвития науки, проявляющийся как в соответствующем увеличении числа научных работников, так и научных организаций, учреждений, публикаций и других показателей.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   17

  • Глава 5. Научные горизонты в философском творчестве
  • .1. Творческий потенциал в науке современной эпохи
  • . 2. Научное мировоззрение – опора креативного мышления