Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Кто он, гетман Мазепа?




Дата09.07.2018
Размер94.4 Kb.
Кто он, гетман Мазепа Иван Степанович Мазепа, подданный русского царя, избранный гетманом Левобережной Украины, входившей в состав Российского государства с 1654 г. на правах автономии, получил в 1687 г. гетманскую булаву, подписал Коломацкие статьи и присягнул на верность русским царям, «на том крест и святое евангелие целовал»… Установленный в Украине националистический режим задался целью переписать историю и создать мифы в угоду политической конъюнктуре расплодившихся радикально-националистических организаций ОУН, УПА, КУН, УНА-УНСО, «Свобода», «Наша Украина», «Народный Рух Украины», «Братство», «Батькивщина», «Патриот Украины» и других подобных организаций, зараженных антирусской ненавистью. Созданный с подачи президента В.Ющенко так называемый «Институт национальной памяти» как раз и выполняет задачу фальсификации исторических событий и личностей. Одна из последних идей нынешнего главы державы состоит в том, что он банальную измену гетмана Мазепы, перешедшего на сторону вторгнувшейся в страну шведской армии, возвел в ранг подвига. Так, в период подготовки к 300-летию Полтавской битвы, он заявил: «Мазепа не предатель, а защитник своей земли… Пора перестать смотреть на нашу историю глазами соседей». Оранжевые национал-патриотические историки, пытаясь превратить изменника Мазепу в национального героя, протащили этот миф в образовательные вузовские и школьные программы. Еще раньше, на заре становления независимости Украины, националистический «Рух» втиснул портрет Мазепы в десятигривневую купюру. Так кто же такой гетман Мазепа, предатель или защитник Украины Истинное лицо Мазепы мы попытаемся рассмотреть не «глазами соседей», а на основе украинских и др. исторических исследований. Родился И.С.Мазепа, по одним данным, в 1639 г., по другим – в 1644 г. на Киевщине в семье шляхтичей. Его родным языком был польский. Учился в Киево-Могилянской академии и в иезуитской коллегии в Варшаве. Изучал артиллерийское дело в Германии, Италии, Франции и Нидерландах. В юности служил при дворе польского короля Яна Казимира. Видный украинский историк, археолог и этнограф академик Д.И.Яворницкий, автор трехтомной «Истории запорожских казаков» (опубл. в 1892-1897 гг., переиздана «Науковой думкой» в 1990 г.) отмечает: «Гетман Мазепа – натура весьма сложная. Воспитанный и выросший при дворе польского короля, известного эпикурейца и любодея Яна Казимира, где господствовало тонкое, изысканно вежливое, с виду вполне сердечное, в действительности фальшивое и бессердечное к людям отношение, …Мазепа приобрел светский лоск и латинское образование, усвоил польский образ мыслей, в то же время имея кривую душу, лживое сердце, он мог думать о возможности отторжения Малороссии от Великороссии, развить в себе инстинкт стяжания и все это прикрывать наружным благочестием, кажущейся преданностью своим патронам и благодетелям, видимой во всем откровенностью, напускной веселостью и природным юмором. Создатели мифов об украинском патриоте Мазепе в своих «правдивых» исследованиях опускают тот факт, что пока крестьяне и казаки Украины боролись против польских угнетателей, Мазепа верно служил полякам. Еще в 1909 г. австро-славянский историк М.Кордуба в монографии о Мазепе приходит к выводу, что «Мазепа никогда не был национальным героем». Вероятно, Мазепа до конца жизни оставался бы слугой польской короны, но, обладая коварным характером, он на беду себе попытался оклеветать перед королем своего сослуживца Яна Пасека. Однако тому удалось оправдаться, а интригану Мазепе пришлось покинуть Польшу и перебраться на правобережную Украину к гетману Дорошенко, турецкому вассалу. Мифотворцы же пишут, что он выехал к больному отцу. Дорошенко назначил Мазепу ротмистром своей личной гвардии, а в 1674 г. отправил послом в Крым. По пути запорожские казаки перехватили посольство и под конвоем отправили Мазепу к Ивану Самойловичу – гетману Левобережной, русской части Украины. Приняв к себе на службу Мазепу генеральным есаулом, Самойлович совершил роковую ошибку. Вскоре Мазепа написал донос на своего покровителя, сообщая, что тот выражал недовольство Русско-Польским договором 1686 г., по которому Правобережная Украина оставалась за Польшей, а также обвинил его в саботаже, воспользовавшись неудачей похода русских войск с участием казаков на Крым. В итоге И.Самойлович был арестован и сослан в Сибирь, а Мазепу, по протекции известного в то время царского авторитета князя Голицына, избрали гетманом Левобережной Украины. Сделавшись гетманом, этот так называемый «защитник своей земли», грабил и разорял Украину, став одним из богатейших людей Европы, владея сотнями имений и используя в своих целях все налоги, собираемые в Украине. Обладая громадным тщеславием, Мазепа украшал фронтоны созидаемых храмов за счет российской государственной казны изображением своего герба рядом с христианскими эмблемами. Этим не замедлили воспользоваться современные мифотворцы, назвав Мазепу благодетелем церкви. В ограблении народа не отставали от Мазепы и его приближенные, закрепостившие крестьян и казаков, введя панщину. Киевская газета «Рада» в марте 1911 г. в статьях о закрепощении украинского крестьянства, приписываемого обычно императрице Екатерине ІІ (указ от 3 мая 1783 г.), откровенно призналась, что «некоторые гетманы старались, заботясь об обогащении себя и старшин, завести на Украине крепостное право; но наиболее стремился к этому гетман Мазепа со своими родичами и казацкими старшинами. Мазепа практиковал широко раздачу казацких земель на вечность казацким старшинам, из коих создал особый аристократический класс. Народ испытывал все это на своей шкуре и ненавидел его до такой степени, что имя Мазепы превратилось в бранное слово». О закрепощении украинских крестьян и казачества писал упомянутый выше историк Д.Яворницкий: «Гетман Мазепа раздачей земель чиновно-административному сословию Малороссии, закреплением за чиновным сословием людей простого звания, а также введением откупной системы так называемой «оренды» шинков сильно восстановил против себя простой народ и малороссийское казачество. Многие из украинских жителей, недовольные заведенными на родине порядками, старались бросать села, деревни, хутора и убегать на Запорожье на вольные земли и воды. Прибыв сюда, они говорили, что на Украине жить невозможно, что там завелись новые, из малороссийской же братии паны, закрепостившие за собой множество народа». Вместе с тем необходимо отметить, что Мазепа, для своего времени хорошо образованный человек, обладая талантом администратора, прекрасно подделывался под тон Москвы и старался выглядеть поборником её интересов. Русские цари, безусловно, верили искренности Мазепы и предоставляли в его руки все средства (русские войска, наемные компанейские полки и все налоги, собираемые в Украине). Гетман Мазепа, – пишет его биограф профессор Н.Костомаров, – держался только могуществом московской власти; для малороссиян это был польский пан… и всегда было много таких, которые были бы рады, если бы узнали, что царь его сменяет». Особое доверие Мазепа заслужил у царя Петра І. Он был не просто подданным царя, а его соратником. Мазепа стал одним из первых кавалеров ордена Андрея Первозванного, патрона всей земли русской, даваемого за «Веру и Верность». И когда в феврале 1708 г. в Москву пришло донесение от Кочубея и Искры о возможной измене гетмана, – отмечает академик П.Толочко, – царь Петр І не только не поверил им, но и выдал доносчиков Мазепе, направив ему грамоту, в которой обещал сохранить его в непременной милости и не поддаваться наветам никаких клеветников. Переход гетмана Мазепы на сторону шведского короля был полной неожиданностью для Петра І. Мазепа слишком хитро и осторожно готовился к этому и ни одним словом не обмолвился перед запорожцами. Замышляя измену, Мазепа как искусный интриган показывал себя перед царем чистым как кристалл, а запорожцев изображал в письмах к царю «зложителями Москвы, неверными царю людьми, представляя их изменниками, клятвопреступниками, достаточными искоренения со всем их гнездом». Графа Головина он предостерегал, что во время войны русских со шведами нужно всегда зорко следить за войском казаков запорожских, потому что «от Сечи нечего быть безопасным». С другой стороны Мазепа тем же запорожцам показывал свою приязнь и советовал им не верить русскому царю. По показанию генерального писаря Василия Кочубея, гетман предостерегал запорожцев в отношении якобы тайных намерений русского царя всех казаков «вынищить» (уничтожить). Бросив такое слово запорожцам, гетман, по словам Кочубея, нетерпеливо ждал от них восстания против Москвы. Мазепа всегда стремился вести двойную игру. Выдавая себя за верного слугу царя, он одновременно начал тайную переписку с воюющим против России королем Швеции. Эти переговоры он вел через княгиню А.Дольскую, свою куму, которая была родной теткой польского короля Станислава Лещинского и лично была знакома с Карлом ХІІ. Разрабатывая план измены, Мазепа надеялся, что шведы, напав на Россию, триумфально прошествуют через Смоленск на Москву и овладеют ею. Но когда Карл ХІІ вместо похода на Москву повернул на Украину, учитывая заверения Мазепы о помощи шведам продовольствием и казачьими вооруженными силами, гетман, отмечает академик П.Толочко, срочно посылает к Петру І генерального есаула Д.Максимовича с изложением своих опасений, что оборонять Украину от шведов будет некому. Петр І заверил гетмана, что для защиты Украины он направляет войска под командованием генерал-фельдмаршала Шереметьева. Одновременно иуда-Мазепа отправил в шведский лагерь инструкцию на латыни, но без печати и подписи (очевидно, надеясь в случае чего отказаться от неё), в которой выражал радость по случаю прихода Карла ХІІ в Украину. Затем 28 октября в сопровождении небольшого отряда казаков Мазепа встретился с королем Швеции и в знак своей покорности королевской воле, положил к ногам Карла ХІІ бунчук и булаву – символы гетманства, и намеревался с отрядами шведской армии войти в свою столицу Батурин. Так об этом цинично пишет верный Мазепе его генеральный писарь П.Орлик. Здесь же находим сведения, что между Мазепой и Карлом ХІІ было оговорено соглашение о совместных действиях против России, а на территории Украины под протекторатом Швеции создавалось так называемое Княжество Русское во главе с Мазепой. В целях безопасности шведской армии им на период войны передавались города Стародуб, Мглын, Батурин, Гадяч и Полтава. Чтобы привлечь на свою сторону казачество, Карл ХІІ написал универсал на латыни, переведенный на украинский язык П.Орликом, и в качестве подметных писем распространил его по Украине. В универсале он пытался убедить народ служить гетману Мазепе, поскольку, мол, он вступил в союз со Швецией не ради собственной пользы, а желая освободить свою страну от московской тирании. Подобный универсал написал и Мазепа и распространил его среди казачества. Вот эти подметные письма и взяли на вооружение сегодняшние фальсификаторы истории, раздувая миф о Мазепе как защитнике своей земли. Измена И.Мазепы была зафиксирована в «Летописи Самовидца», которая охватывает историю Украины с 1648 по 1734 гг. (опубликована украинским историком О.М.Бодянским в 1846 г., а в наше время переиздана «Науковой думкой» в 2004 г.). В летописи отмечается, что в ноябре 1708 г. «гетман Мазепа изменил его величеству государю Всероссийскому и присоединился к шведскому королю. За измену православному государству и за то, что Мазепа, присягнув шведскому королю, привел на Украинскую землю протестантов шведов, Мазепа был предан анафеме Русской православной церковью в Москве митрополитом Стефаном и на Украине митрополитом Киевским и архиереями Черниговским и Переяславским. Надежды Мазепы, что за ним пойдет казачество Украины, не оправдались. На сторону шведов перешло только незначительное количество казаков, но из-за полного разложения этих «союзников» шведы не доверяли им и использовали их только на подсобных работах, в качестве землекопов, дровосеков, носильщиков во время осады Полтавы. Но и эту работу они выполняли неохотно. Как отмечает шведский историк П.Энглунд: «Их боевой дух дошел до нижней отметки. Было трудно заставить запорожцев исполнять приказы, они прямо-таки «готовы были взбунтоваться». Уже находясь в шведском лагере, гетман Мазепа начал плести новую интригу. Через миргородского полковника Д.Апостола он обратился к Петру І с предложением возобновить союз и выдать Карла ХІІ. Царь будто бы поверил Мазепе и приказал написать ему письмо, в котором содержалось обещание вернуть гетману «прежний уряд» в том случае, если бы тому удалось выдать или самого Карла, или хотя бы «прочих знатнейших». Об этих переговорах стало известно королю, и за Мазепой был установлен строгий контроль. Таков моральный облик этого так называемого «национального героя», который после разгрома шведов под Полтавой бежал вместе с Карлом ХII в Молдавию, входившую тогда в Османскую империю. Как пишет Д.И.Яворницкий, Мазепа первым прискакал к Днепру и стал переправляться через реку. На лодках он вёз с собой несколько мешков серебра и две бочки золота, множество другого «добра». Рядовые же казаки вынуждены были безуспешно перебираться вплавь. Шведский историк Энглунд также подтверждает лживость современных национал-патриотов, говорящих о Мазепе как «защитнике своей земли». Энглунд пишет: «Приступил к переходу Сильверьельем с отрядом 300 конников, следом за ним Мазепа со своей охраной, пасынком, женщинами, обозом… Рядовым казакам из окружения гетмана велено было перевозиться собственными силами… Однако даже привычным казакам нелегко было перебраться через широкую реку, и многие из них утонули». Современные мифотворцы о Мазепе не любят вопрос, почему в 1709 г. народ его не поддержал. Писатель Олесь Бузина объясняет так: «Жадный, коварный и эгоистичный гетман до смерти надоел украинцам. Он греб все только себе, ни с кем не делясь. Даже к Карлу ХІІ сбежал с бочкой червонцев, похищенных из войсковой казны». Комментарии, как говорится, излишни. Украинские национал-патриоты, воспылав энтузиазмом воздвигать памятники изменнику Мазепе, выступают против памяти наших предков, которые с оружием в руках вместе с русскими боролись против изменников-мазеповцев и шведских оккупантов, отстаивая честь и независимость родной земли. Нынешние переписыватели истории, зараженные ющенковской русофобией и поднимая на щит полонофила Мазепу, уже начинают отказываться от Киевской Руси как родоначальницы Украины (Россию и Белоруссию они уже давно исключили). Так на пресс-конференции газеты «2000», в октябре 2009 г. оранжевый журналист и писатель Ю.Рудницкий заявил: «От є у мене така думка-хвороба – ввести Річ Посполиту – це велике князівство на той час… у побутовий контекст, що то є історична мати України…» Действительно только больной человек может проводить такую мысль. До многого ещё могут дойти эти переписыватели истории. Однако реально изменить историю у оранжевых наследников не получится. Ведь всё, построенное на мифе, неизбежно разрушается, даже если временно торжествует в исторической реальности нашей жизни. Миф – это туман и, какой бы ни был густой, у него нет длительного будущего – ветер правды непременно развеет его. А.Литвинов, канд. ист. наук, член ЗОРК «Русь»