Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Кристофер Бакли Флоренс Аравийская Часть 1 Бобу, Рипу, Стиву и Тиму Форбс Пролог




страница8/17
Дата21.07.2017
Размер3.56 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   17
Глава пятнадцатая
Текст CMC-сообщения, которое Флоренс получила на свой экстренный телефон, гласил: «Пляж Бленхайма, 22.50».

Этот пляж находился в часе езды к югу от Амо-Амаса. Один журнал для туристов назвал его в числе десяти самых красивых пляжей мира. Что, однако, не превратило его в один из самых популярных пляжей, поскольку это место облюбовали для своих игр и размножения полосатые морские крайты – самые нарядные и вместе с тем самые ядовитые змеи на планете. Прежде чем получить свое название – у знаменитых предков Уинстона Черчилля был дворец Бленхайм, – место это было известно как Нуш аль Жих-ир, или Лагуна Евы. Согласно легенде, именно здесь некогда располагался Эдем.

Флоренс сидела в своей машине, глядя на пустынный пляж и черное беззвездное небо. Чувствовала она себя неуютно. Ей пришлось принять меры предосторожности против возможной слежки. Она испытывала сильную усталость. Нервы ее вибрировали от кофеина и адреналина. Голова гудела. Ей хотелось оказаться сейчас в своем крохотном городке Фогги-Ботом в горячей ванне с пузырьками, а не на этом пустынном берегу, кишащем смертоносными змеями.

Без четверти одиннадцать она вышла из машины и направилась к воде, внимательно глядя под ноги. Наконец она услышала лодочный мотор и посигналила фонариком. Ей посигналили в ответ. Флоренс смогла разглядеть небольшую надувную лодку, только когда та вплотную приблизилась к берегу. В лодке сидели трое мужчин с автоматами. Лица их были закрашены черным. Четвертый мужчина, лицо которого, в отличие от остальных, оставалось белым, спрыгнул в воду и подошел к Флоренс.

– Прямо как в кино, – сказала она.

– Билетов на самолет не оказалось, – ответил Бобби.

Затем он повернулся к своим спутникам в лодке.

– Благодарю вас, джентльмены. Передавайте привет капитану.

Лодка развернулась и, затарахтев моторчиком, быстро растворилась в темноте.

– Ну и размеры у этих нынешних субмарин, – сказал Бобби. – Целую комнату мне предоставили. А раньше, бывало, приходилось спать в торпедном аппарате. Как делишки, Фло? Скучал по тебе.

В нем что-то сильно изменилось. Разглядеть эту перемену Флоренс смогла только в машине, в неярком свете лампочки. Его короткие светлые волосы превратились в густую темную шевелюру, убранную в хвост. Еще у него появились усы. Он посмотрел на нее и ухмыльнулся:

– Скажи «здрасьте» Вилли Андервуду.

Его южный акцент абсолютно исчез, и теперь он слегка гнусавил, как уроженец западных штатов.

– Мы теперь из Рено, штат Невада. Чертовски рад с вами познакомиться. А вот и визиточка.

Он протянул ей визитную карточку.
МЕЖДУНАРОДНАЯ КОМПАНИЯ ПО ИГРОВОМУ КОНСАЛТИНГУ «ДЖЕКПОТ»

Наши фишки заряжены на все 100 %
– Так, ну и что все это значит? – спросила Флоренс.

– Специалист по ремонту игровых автоматов! Правда, сами мы так себя не называем. Предпочитаем термин «оператор по настройке фортуны». Обслуживаем большие машины типа «Трамп 7600» или «Багси 1200». На этих игровых монстрах можно слупить полмиллиона, а то и целый миллион баксов. На них установлены мощные сирены: Уииииооооу! А вот и наш победителлллллль! Ты меня слушаешь?

– Да-да, конечно.

– Ты что, мне не рада? – он снова заговорил со своим алабамским акцентом.

– Меня замучили вопросами про тебя. Даже Лейла и та спрашивает. Кто-то тебя сдал.

– Это понятно. Поэтому я приехал чинить игровые автоматы. В нашем деле главное – слиться с окружающей обстановкой.

– А где будешь жить?

– Номер заказан в отеле «Аладдин» в «Стране неверных».

– Ну, там ты точно сольешься.

– Знаешь, если бы я решил слиться по-настоящему, наверное, следовало бы выписать сюда пару русских шлюх. И вообще, мне все больше нравится это задание. Но ты какая-то затюканная, Фло.

– Я выгляжу затюканной, потому что из-за тебя ко мне в дверь по ночам то и дело ломится полиция.

– Ну прости. Хотя… у них скоро начнется заварушка посерьезнее, чем скромная перестрелка в гараже.

– Что ты задумал?

– Пора поменять здесь направление энергетических потоков. Я смотрю, наш друг Малик успел заделаться настоящим религиозным лидером.

– Да, и в последнее время он без конца проповедует. Подзуживает каждого муллу.

– А ты знаешь, так бывает, когда человек обретает веру, отвернувшись от греховного прошлого, – задумчиво сказал Бобби. – Большинство основателей этих ваших мировых религий были настоящими плейбоями до того как уверовали. А потом вдруг услышали этот голос, увидели эту молнию в небесах, и – бац, нате вам – хор вопит «Аллилуйя», и у каждого по миллиарду последователей. Ты только подумай: Иисус Христос был единственный, кто основал религию без всех этих штучек-дрючек на предыдущей стадии. Вряд ли он мог оттянуться по полной, работая плотником. – Бобби на секунду замолчал, а потом продолжил уже другим, серьезным тоном: – У меня весточка для тебя от дяди Сэма. Он за тебя беспокоится. Хочет, чтобы ты уезжала. Думаю, он прав. Каша здесь заваривается крутая.

– Я не собираюсь никуда уезжать. Это моя операция.

– Я только передал сообщение, мэм.

– Хорошо. А какие новости? Что тебе удалось выяснить в Париже?

– С того дня, как Малик чудесным образом обрел спасение в горящем автомобиле, в банке города Канн было открыто семьдесят восемь новых счетов. Имена владельцев этих счетов совпадают с именами семидесяти восьми главных муллов… или мулл… Не знаю, как их склонять. Зато знаю, что на каждый счет поступило по сто тысяч долларов. Помимо французских денег эти парни успевают получать хорошие бабки еще и от своего собственного правительства. Ты знаешь, я уже начинаю подумывать о карьере священнослужителя.

– Значит, все-таки правда? Они готовят переворот против Газзи?

– Я бы так и предположил, – сказал Бобби. – Они обхаживают Малика уже довольно долго, презентуя ему гоночные машины и заливая в него столько «Шато Лафит», что в нем можно утопить кошку. Заполучив Малика, они добьются своей давнишней цели – морское побережье. А там – военно-морские базы, причалы для танкеров. Черт возьми, когда они завершат все свои делишки в Амо, тут будет настоящая Ривьера. Не исключено, что они даже начнут устраивать здесь кинофестивали. А королю Таллуле и всем васабийцам скажут: «Ну вот, мы вас избавили от эмира Газзира и посадили на его место идиота-братца. Natturellement, господа хорошие, нам бы теперь скидку на нефть. Но вы не беспокойтесь. Удвойте цены для американцев – и бабки быстренько отобьются». – Бобби покачал головой и продолжил: – Ну, как же я не понял этого раньше! Если бы догадался о французах, не стал бы связываться с «Эр Франс», когда устраивал свой псевдовылет отсюда. Вот где я дал маху. Они потому и вычислили, что парня в гараже убил я. А потом сдали меня матарцам. Хотя, с другой стороны, именно это привело меня к ним. Так что в некотором смысле мы квиты. Но ненадолго, потому что скоро я устрою нашим французским друзьям веселую и разнообразную жизнь.

– Что ты собираешься делать?

– Фло… То есть Флоренс… Тебе лучше не знать.

– Ты по-прежнему работаешь на меня, – сказала Флоренс. – Так ведь?

– Не уверен, что в настоящий момент это имеет какое-то значение. Но послушай, мне кажется, дядя Сэм прав насчет твоего отъезда отсюда. ТВМатар был отличной идеей, но вместо освобождения женщин он, кажется, основательно расшевелил весь этот арабский муравейник.

– Если Малик придет к власти, здесь будут заправлять васабийцы, и тогда для женщин начнется настоящий кошмар. Ты же знаешь, на что эти люди способны.

Бобби отвернулся к окну.

– Да уж, – сказал он. – Если бы я был гражданином Матара, я бы немедленно начал покупать акции компаний по производству чадры. Похоже, тут скоро все будет мрачно.

– Французский посол сказал эмиру, что в городе ходит слух, будто мы с Лейлой лесбиянки.

Бобби вздохнул:

– Хорошо работают, мать их. Этого у них не отнимешь. Если слух о том, что вы с женой эмира кувыркаетесь в гамаке, распространится, я, пожалуй, вызову то самое морское такси, которое только что доставило меня, и пусть они увозят тебя отсюда подальше.

– Я уже сказала, что никуда не поеду.

– Ну что же, ты – босс.

Некоторое время они ехали молча. Наконец Бобби заерзал и первым прервал молчание:

– Э-э-э…


– Что?

– Я насчет этого слуха… Это ведь точно всего лишь слух?

– Я… Да как ты… Ну ты даешь!

– Просто спросил. Как человек, который отвечает здесь за безопасность, я должен обладать полной информацией.

– Хорошо. Считай, что ты ею обладаешь.

– Ага. Понятно.

– Слушай, если я на тебя не запала, это вовсе не значит…

– Фло, – вздохнул Бобби. – Да при чем здесь это?

– Ты можешь больше меня так не называть?

– Ладно, мэм.

– И так меня не называй тоже. Ну почему я должна чувствовать себя уборщицей или старухой?

– Ладно. Флоренс Аравийская. Хочешь, так буду тебя называть?

– Никак меня не называй.

Флоренс повернулась к Бобби. Он улыбался.

– Ну и что тут смешного? Я лично ничего смешного не вижу, – сказала она.

– Да я просто подумал: как замечательно мы все тут работаем во имя мира и стабильности на Ближнем Востоке.


Глава шестнадцатая
Флоренс решила пока не говорить Рику и Джорджу о возвращении Бобби. В случае, если их станут допрашивать – чем меньше они будут знать, тем лучше.

– Слушай, Фьоренца, я тебе хочу кое-что сказать… Можно?

– Ну конечно, Джордж.

– Ты выглядишь ужасно.

– Спасибо.

– Хотя я, наверное, тоже не в лучшей форме. Можно еще кое-что скажу?

– Да, Джордж.

– У меня такое чувство, что ты мне не все рассказываешь. И Ренард так считает.

– Ну ты же знаешь, ситуация сейчас непростая.

– Ты не против, если я спрошу тебя кое о чем?

– Я тебя слушаю, Джордж.

– Это, конечно, не мое дело, я сам всегда говорю: ничего не спрашивай, ничего не рассказывай, но… Это правда, что ты и Лейла?.. Понимаешь, разные слухи ходят.

– Нет, Джордж. У меня с Лейлой ничего не было.

– Да я в принципе не против…

– А вот это вообще не имеет значения. Нет, серьезно, я не ожидала, что мои собственные сотрудники будут сплетничать за моей спиной. Это дезинформация, распространяемая французами. В числе всякого прочего.

– А-а. Неплохо придумано. В здешних краях не очень приветствуется такая любовь.

В этот момент в комнату вошел Ренард.

– О, Флоренс, – сказал он. – Слыхала сллетню насчет тебя и эмировой жены?

– Мы как раз это обсуждаем.

– А-а, – сказал Рик и многозначительно кивнул.

– Это вранье, – сказала Флоренс.

– Ох, да мне-то какое дело? Хоть бы и не вранье.

Флоренс тяжело вздохнула. Неужели ей теперь придется объяснять Рику, что, если она не запала на него, это вовсе не значит, что она и Лейла – как там Бобби сказал? – кувыркаются в гамаке?

– Перестань, – сказала она. – Может, сразу запустишь в шестичасовой выпуск новостей сообщение о том, что я не кручу роман с женой правителя?

– А мне кажется, – сказал Джордж, – нам следует обратить на это внимание. С такими вещами не шутят. Они тут в Матаре, может, и либералы, но арабами быть не перестали.

– Я готова выслушать любые идеи.

– У меня есть идея, – сказал Рик. – Давай пообжимаемся на людях.

Флоренс смерила его взглядом.

– Спасибо за предложение.

– Нет, я серьезно. Если хочешь доказать им, что ты по мужской части, это самый лучший способ, – усмехнулся он. – Можно сесть в кафе «Клементина» и начать обжималки.

Джордж покачал головой:

– Здесь нельзя делать это на людях. Без разницы – ни голубым, ни натуралам. Никому нельзя.

– Но если выбирать между сплетнями о романе с Лейлой или со мной… – пожал плечами Рик.

В этот момент зазвонил экстренный телефон, и Флоренс жестом прервала Ренарда. Звонил Бобби. Или Вилли Андервуд. Или как он там себя теперь называет. В трубке были слышны звуки, характерные для игровых автоматов.

– Ты там одна? – спросил он.

– Я разговариваю с Джорджем и Риком. В чем дело?

– В Каффе осложняется ситуация. Никто пока об этом не знает, так что и ты никому не говори. Мы только что получили информацию о том, что принцесса Хамзин, вторая жена короля Таллулы, ворвалась вчера в помещение королевского совета. Это довольно плохо. Последний раз, когда что-нибудь подобное случалось в этой стране, по планете еще бродили динозавры. Но и это еще не все. На ней не было ни чадры, ни шаровар. Повторяю – не было шаровар. Но и это еще не все. Она начала читать королю и его совету лекцию об улучшении положения женщин в королевстве. Похоже, принцесса большой поклонник канала ТВМатар. Говорят, короля отвезли в больницу. Сердце у него прихватило.

– Значит, началось, – сказала Флоренс. – Восстание арабских женщин. Великолепная новость, Бобби.

– Это смотря что ты подразумеваешь под словом «великолепная». Васабийцы вне себя от злости. У них там сейчас как в растревоженном змеином гнезде. Наши птички приносят в клюве самые разнообразные известия. И знаешь кого они во всем обвиняют? Тебя. Это твоя революция, Фло. Думаю, с минуты на минуту кто-нибудь войдет в твой офис и повезет тебя на встречу с эмиром. Я потому и звоню – чтобы обрисовать тебе картину.

– Мы должны всем сообщить об этом. Надо пустить эту информацию в новостях.

– Эй, эй, эй. Ответ отрицательный. Ты кем себя вообразила? Бобом Вудвордом, затеявшим уотергейтский скандал?15 Информация неофициальная. За стенами дворца об этом никому не известно. По понятным причинам они хотят сохранить все в тайне. Попробуй сообщить об этом по телевидению – и увидишь, как раскрываются врата ада.

– Тогда зачем ты мне об этом рассказываешь?

– Чтобы ты вела себя поосторожней. Уж точно не для того, чтобы ты начала размахивать перед их лицами красным флагом.

– Бобби, но мы за этим сюда и приехали.

– Слышь, Фло Аравийская! Секунду меня послушай. Мы приехали не затем – я повторяю еще раз, – не затем, чтобы начать войну между Васабией и Матаром. Ты сейчас со мной на одной волне? Ставлю миллион долларов, которые я теперь могу раздобыть, потому что занимаюсь починкой этих долбаных игровых автоматов, что наш дядя Сэм тут со мной согласится.

– Позволь напомнить тебе, что это не твоя операция. Ты находишься здесь только для обеспечения безопасности и сбора разведданных. Однако все, что тебе удалось до сих пор, это пристрелить охранника в гараже и переполошить французские спецслужбы. Ну-ка, скажи мне теперь: ты со мной на одной волне или нет?

– Если не хочешь слушать меня, позвони дяде Сэму и узнай его мнение на этот счет. Зарплату нам обоим платит все-таки он.

– Я так и сделаю. А ты мне скажи, что будет с принцессой?

– Перспективы не самые радужные.

– Что тебе известно?

– Это не будет нигде отмечено?

– Ты что, разыгрываешь из себя того информатора, который сливал Вудворду компромат? Что тебе известно?

– Плохи дела. Мы засекли в их переговорах упоминания о камнях.

– О камнях? Значит, ее забьют насмерть?

– Ты знаешь, я бы не назвал ее поступок очень уж умным. Выставить своего мужа, короля, на посмешище перед всеми его министрами! Черт, да я бы не сделал этого даже в Алабаме.

– Ты это к чему?

– К тому, что принцесса Хамзин влипла по полной программе.

– Мы не можем бросить ее просто так, Бобби.

– Не понял. Она же на нас не работает.

– Но это наша схватка. Наша революция. Мы ее начали.

– Нет, подожди минуту. Это не мы ей велели врываться в конференц-зал своего мужа и показывать всем средний палец.

– А ты когда-нибудь видел побивание камнями?

– Ну, нет, вообще-то. Ты это к чему?

– А я видела. Правда, в записи, но все равно. Ей было не больше девятнадцати. Супружеская измена. Они используют небольшие камни, чтобы процедура тянулась подольше. Это было ужасно, Бобби.

– Ни секунды не сомневаюсь. И все же послушай, Фло, нам надо держать под контролем всю ситуацию в целом. Попробуй только обнародовать что-нибудь такое, и они тут же выяснят, какими путями ушла информация, и все это тут же обрушится на твою голову. И знаешь, они уже не будут бросать маленькие камни. В ход пойдут такие булыжники, что ого-го…

– Бобби, это решающий момент. Это наша Акаба. Мы не можем теперь отступить. Мы не имеем права бросить ее умирать.

– Черт возьми, девушка. Ты чем думала, когда сюда собиралась? На что ты рассчитывала? Думала, будешь забивать эфир этим своим феминистским дерьмом в королевстве, которое все еще находится в четырнадцатом веке, и все закончится какой-нибудь конференцией? И там будут пленарные заседания, и у всех будут бэджики с именами и минералочка на столах? И потом эти арабы вдруг скажут: «О, в самом деле, вы абсолютно правы, мудрая американская леди, вы совершенно правы, нам не следует больше притеснять наших женщин. И в самом деле, какие-то мы средневековые! О'кей, дамочки, сбрасывайте свою чадру! Кто за водительскими правами – просим в это окошко. А чтобы доказать вам, какие мы теперь будем продвинутые и прогрессивные, обещаем даже не отрубать больше ваши маленькие, изящные головки!» Ты что, правда думала, что они вот так вот себя поведут? Это же Ближний Восток! Колыбель нестабильности! Родина всех конфликтов! Неужели, ты не понимаешь, что тут со времен Адама и Евы все идет шиворот-на-выворот? И никогда не будет по-другому!

– Тогда чем мы здесь занимаемся?

– Судя по всему, еще больше все портим. Но по крайней мере в этом мы довольно последовательны. Нам бы подошел девиз: «Осложним ситуацию на Ближнем Востоке». Фло? Ты меня слышишь? Отвечай, Флоренс. Фло! Черт возьми…

Отключив Бобби, Флоренс тут же позвонила Лейле.

– Нам надо встретиться, – сказала она. – Срочно.

– Сейчас не самое подходящее время, – ответила Лейла. – Газзир в дурном настроении. Ему без конца звонят. Что-то происходит, но он не хочет мне говорить.

– Мне кажется, я знаю, в чем дело, но это не телефонный разговор.

– И все же это не самая лучшая идея. Представь себе, как он разозлится, если нас увидят вместе. Я понимаю, это полный идиотизм, но нам не следует давать повод для дурацких сплетен.

– Это очень важно, – сказала Флоренс. – Иначе я бы тебя не беспокоила. Встретимся в торговом центре Чартвелл у «Старбакса». Буду ждать тебя снаружи. Рядом с фикусом.

– Не самое лучшее время ты выбрала для походов по магазинам, подруга.


Флоренс наблюдала за проходящими мимо нее женщинами через сеточку в своей чадре. Наконец к ней приблизилась женская фигура, с головы до ног закутанная в белую абайю. Она подошла и в нерешительности остановилась рядом с Флоренс.

– Это я, – Флоренс слегка качнула головой.

– Хвала Всевышнему, – отозвалась Лейла. – Ты только посмотри на нас. Я, например, чувствую себя как гостья ток-шоу «Милая Азада».

Они присели на скамейку под фикусовым деревом, поглядывая, как мимо них под приглушенные звуки музыки прохаживаются взад-вперед представители всех классов и сословий Матара.

– Мне удалось обмануть своих телохранителей, сбежав через заднюю дверь примерочной в магазине «Ральф Лорен». Они никуда не годятся. Не дай бог кто-нибудь в самом деле когда-нибудь решит на меня напасть. Итак, к чему вся эта срочность?

Флоренс рассказала Лейле о том, что случилось с принцессой Хамзин. Лейла слушала ее не прерывая.

– Я с ней встречалась однажды, – наконец сказала она. – Хамзин – самая симпатичная из жен Таллулы. Впрочем, теперь это ей вряд ли поможет. Господи, о чем она только думала?

Лейла вздохнула и посмотрела на кафе «Старбакс».

– Сотни лет назад, а может быть, целую тысячу, здесь был торговый квартал, – сказала она. – Повсюду бродили торговцы и караваны. В гавани стояли бесчисленные суда. Тот кофе, который впервые попробовали европейцы, проходил как раз через этот рынок. А теперь у нас тут «Старбакс». Вот такой вот прогресс… Похоже, Фьоренца, ты очень хорошо информирована о самых разнообразных вещах. Что еще можешь ты рассказать мне у входа в этот «Старбакс»? Видимо, ты все-таки впутала меня в какую-то операцию ЦРУ. Да или нет?

– Я сама точно не знаю, на кого я работаю, – сказала Флоренс.

– В прямолинейности тебя не обвинишь.

– Я понимаю, тебе это покажется очень странным. Но это – чистая правда. Просто ко мне обратился один человек, назвавшийся дядей Сэмом…

– Нет, нет, – сердито оборвала ее Лейла. – Я ничего не хочу знать. Если, в конце концов, мне суждено оказаться в тюремной камере, то лучше уж действительно ни о чем не знать… Ну почему ты не предупредила меня раньше?

– Мне сейчас все задают этот вопрос.

Флоренс впервые в жизни обрадовалась, что на ней чадра, поскольку на глаза у нее навернулись слезы.

– Прости меня, – сказала она. – Я пыталась найти подходящий момент, чтобы сказать тебе…

– Впрочем, я уже сама начала догадываться, – проговорила Лейла чуть более мягким тоном. – Я ведь не дура. Но дела шли так хорошо, что я решила: это не может быть операцией ЦРУ. У них всегда все идет наперекосяк. А теперь… Так значит, твой мистер Бобби… Это он был в гараже?

– Да. Но это была вынужденная самооборона.

– Ну конечно, так всегда и бывает. А зачем он туда забрался?

– Проверить машину Малика. И выяснил, что на ней было установлено специальное устройство, имитирующее пожар. Черный дым, чудесное спасение… Никакой аварии. Все было подстроено ради того, чтобы у Малика появился повод для религиозного просветления.

– Так значит… Все-таки готовится переворот?

– Я могу помочь тебе и твоему сыну выехать за пределы страны, – сказала Флоренс.

Лейла поднялась со скамейки.

– Спасибо. Но мне кажется, ты уже достаточно нам всем помогла.


Глава семнадцатая
Флоренс вернулась в свой офис с тяжелым сердцем, и секретарша тут же сообщила ей, что звонил «ее дядя».

– Правда, он не сказал – какой дядя. Очевидно, думал, вы знаете.

Флоренс действительно знала. Более того, она знала, что разговор будет не из приятных. Когда она набрала номер, дядя Сэм ответил так быстро, что в трубке не успел прозвучать до конца даже первый гудок. Это, разумеется, являлось очень дурным знаком. Она буквально слышала, как у него все клокочет внутри.

– Ты что это там вытворяешь? – прорычал он.

– Я вижу, Бобби вас уже обо всем известил.

– Известил? Ты думаешь – это называется известие? Черта с два! Неужели ты не понимаешь, что такую информацию нельзя пускать по телевидению! Ты отдаешь себе отчет, насколько это щекотливая ситуация?

Флоренс подумала, как ей все это надоело. Большая часть времени, которое она провела, работая на правительство, ушла на бесконечные споры.

– Я сказала Лейле, что работаю на правительство, – сказала она.

– Что?!! О чем сказала?!! Зачем?!!

– Мне надоело ее обманывать. Тем более она все равно догадывалась.

– Флоренс, – сказал он совершенно другим тоном, – я вывожу тебя из операции. Немедленно. Ты хорошо потрудилась. Но теперь ты устала. Тебе нужно перевести дух. Отправляйся в Париж или Лондон. Прогуляешься там по магазинам за дядюшкин счет. Как ты на это смотришь?

– Вы отправили меня сюда организовать революцию. А теперь хотите, чтобы я прогулялась по магазинам?

– Да господи боже мой, юная леди, не надо все усложнять! Я вовсе не пытаюсь продемонстрировать мужское пренебрежение. Не хочешь по магазинам – иди в музеи. Я целиком и полностью за культуру.

– Очень передовые взгляды.

– Флоренс, если ты пустишь эту историю с принцессой в эфир, произойдет… О-о-о, ну как мне тебе объяснить?!!

– По-английски.

– Хорошо, по-английски. Я приведу тебе самый настоящий английский пример. Во время Второй мировой войны Черчиллю стало известно о том, что немцы собираются бомбить Ковентри. Но если бы он предупредил жителей этого города, немцы поняли бы, что англичане расшифровали их секретный код. Поэтому Черчилль ничего не сделал, чтобы предотвратить бомбардировку. И город был стерт с лица земли. И люди погибли. Но война была выиграна.

– Вы хотите сказать, что мы должны быть безжалостными?

– Совершенно верно.

– Благодарю вас, дядя Сэм, вы прояснили мне ситуацию.

– Я знал, что ты все поймешь. Я вышлю за тобой самолет. Ты, наверное, уже просто с ног валишься от усталости. Но как замечательно ты потрудилась! Как замечательно! Неделька в отеле «Бристоль» на улице дю Фабур Сент-Оноре пойдет тебе на пользу. Обожаю этот отель. Долгий глубокий сон, массаж, музеи…

– Звучит чудесно.

– Я встречу тебя в аэропорту. Первый, кого ты увидишь с табличкой в руках, буду именно я!

– До свидания, дядя Сэм.


Флоренс вызвала к себе в кабинет Фатиму Шам и вручила ей текст сообщения для эфира. Фатима прочла его и вскинула удивленный взгляд на Флоренс.

– Я об этом еще ничего не слышала. Это эксклюзивная информация?

– О да.

– А источник?



– Надежный.

– Ага, – сказала Фатима. – Понятно.

– Это может сделать тебя настоящей звездой, Фатима.

– Да. Быть может, я даже получу работу в крупном агентстве… Флоренс, мне кажется, сейчас самое время спросить кое о чем.

– Давай.

– Мы все работаем на ЦРУ?

– Я и сама толком не понимаю, – вздохнула Флоренс. – Хотя звучит это довольно уклончиво.

– Да уж, – улыбнулась Фатима. – В самом деле.

– Скорее всего, мы работаем именно на них. И тем не менее, если мы сейчас не предпримем каких-нибудь мер, эта девушка в Каффе умрет. Вот теперь ты знаешь все, что известно мне.

– Боже мой, – сказала Фатима. – А я-то думала, мы делаем нужную и полезную работу.

– Я тоже так думала. И еще я должна тебя предупредить, что репортаж об этой истории не прибавит тебе друзей в Васабии. Да и здесь ситуация может измениться. Мы разворошили змеиное гнездо. Я пойму тебя, если ты откажешься выходить с этим в эфир. Я могла бы сделать это сама, но тогда у них появятся сильные козыри против нас.

Фатима снова посмотрела на текст.

– Мы не можем позволить им забить ее камнями насмерть, – сказала она. – Я сяду на телефоны и попробую накопать что-нибудь еще.

У двери она обернулась и с улыбкой сказала:

– Чем бы это ни кончилось – ты молодец, Флоренс.

Флоренс вызвала Рика и Джорджа к себе в кабинет, плотно закрыла дверь, а затем набрала номер Бобби и включила громкую связь.

– Бобби, – сказала она, – я хочу, чтобы ты немедленно вывез Джорджа и Рика за пределы страны.

– Зачем? – сказал он после паузы. – Я думал, ты согласилась с дядей Сэмом и не будешь… Что происходит, Флоренс?

– Бобби, прошу тебя, хотя бы на десять минут притворись, что работаешь на меня. Я хочу, чтобы сегодня вечером их обоих уже здесь не было. Ты можешь вызвать для них это свое водное такси?

– Черт тебя побери, девушка! Я не могу заказывать атомную подводную лодку, как лапшу на вынос из китайского ресторана.

– Подводную лодку! – сказал Джордж, сильно бледнея. – Стоп, стоп, так не пойдет. Я не по этой части. У меня клаустрофобия.

– Джордж, это большая подводная лодка, – попыталась успокоить его Флоренс.

– Она должна быть величиной с "Куин Мэри-2" и все время плыть по поверхности.

– Джордж, – твердо сказала Флоренс. – Через двенадцать часов самым желанным на свете местом для тебя может стать боевая рубка гребаной субмарины ВМФ США! Бобби?

– Что?

– Вытаскивай их отсюда. На подлодке, на верблюде, на воздушном шаре – мне все равно. Я объявляю срочную эвакуацию. Ясно? Могу я рассчитывать на тебя? Алло, Бобби?



– Да здесь я, черт побери. Эй, парни, вы меня слышите?

– Слышим, – ответил Рик за себя и за впавшего в прострацию Джорджа, который, судя по всему, мысленно прокручивал в голове фильм ужасов с самим собой в главной роли.

– О'кей, парни, послушайте-ка. Вы наверняка знаете кафе «Уинстон» на Эспланаде около рыбного ресторана. Сейчас три пятнадцать. Через час вы должны быть там. Без опозданий, понятно? Домой не заходите. Не берите с собой ничего из офиса. Просто уходите через парадную дверь. Значит, так: выходим по одному, с интервалом в десять минут. У каждого под мышкой должна быть газета или журнал. Как будто собрались на обычную прогулку. Идти не спеша, не бежать. Не оборачиваться. Если увидите, что кто-то за вами следит, это, скорее всего, будет один из моих людей. Все должно пройти гладко. Когда окажетесь в кафе, закажите чашку кофе и сидите – не дергайтесь. За кофе расплачивайтесь, как только его принесут. Оставьте обычные чаевые. Вскоре вы увидите два белых «мерседеса» с эмблемами «Такси Амо-Амаса». Они подъедут с интервалом в несколько минут. У каждого на радиоантенне будет ленточка желтого цвета. Джордж садится в первую машину. Ренард – во вторую. Газеты забираем с собой. Вам все ясно? Или хотите, чтобы я повторил?

– Нет, нам понятно, – ответил Рик.

– Джордж, ты меня слышишь? – сказал Бобби.

– Что?


– Все будет в полном порядке. Ты справишься. У тебя есть валиум или что-нибудь в этом роде? Хотя ладно, не надо. Я положу в такси. С тобой все будет в порядке. Слушай, на подлодках полно таких… э-э… ребят, как ты.

– С клаустрофобией?

– Да нет… Ну, в общем… Короче, все будет в порядке.

– Бобби, – вмешалась Флоренс.

– Что? – резко ответил он.

– Спасибо тебе.

Бобби положил трубку.

– Видимо, он сейчас от меня не в восторге, – сказала Флоренс.

– Да объясни наконец, что происходит! – воскликнул Джордж.

– Вы оба уезжаете. Вы замечательно потрудились. Я вами горжусь.

Она ощутила комок в горле, но сумела его проглотить.

– Фьоренца, – сказал Джордж, – что происходит?

– Скоро начнется заварушка. И мне бы хотелось, чтобы вы были подальше отсюда.

– Эй, минутку, – сказал Рик. – Я лично ничего не боюсь. Ты имеешь дело с человеком, организовавшим турнир по гольфу в Северной Корее с участием О. Джей Симпсона.16


– Рик, у нас большие проблемы. Должна признаться, что очень скоро мы, видимо, не сможем рассчитывать на поддержку тех людей, которые нас сюда прислали. Из-за этого наша ситуация становится, как говорят в старом добром Госдепартаменте, несовместимой с дальнейшей жизнедеятельностью. В такие моменты начинают эвакуировать вспомогательный персонал.

– Вспомогательный? – поднял брови Рик. – Это про меня, что ли?

– Послушай, у тебя самый блестящий… и самый непредсказуемый… ум в пиар-бизнесе. И тем не менее ты уезжаешь через пятьдесят пять минут.

– А почему бы нам всем не уехать? – спросил Джордж.

Флоренс посмотрела на своих подчиненных.

– Я тоже еду. Мы встретимся на берегу. Просто мне нужно кое-что здесь закончить.

Они вышли из кабинета. У двери Джордж успел шепнуть Рику:

– Я не поплыву на подводной лодке. Во всем мире нет столько валиума, чтобы заставить меня сделать это.

Когда дверь за ними закрылась, Флоренс не смогла сдержать слезы, однако, будучи по существу все-таки очень решительной девушкой, быстро взяла себя в руки и вернулась к работе.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   17

  • Глава шестнадцатая
  • Глава семнадцатая