Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Кристофер Бакли Флоренс Аравийская Часть 1 Бобу, Рипу, Стиву и Тиму Форбс Пролог




страница17/17
Дата21.07.2017
Размер3.56 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
Глава тридцать шестая Флоренс была довольна, что это произойдет не в торговом центре. Всю вторую половину дня ее мучила мысль о том, что ей отрубят голову именно там и тогда последним, что она увидит в этом мире, станет кафе «Старбакс». В самой смерти не было ничего позорного, однако она не хотела умирать в эпицентре распродажи женских туфель с 30-процентной скидкой. Машина остановилась. Флоренс выглянула в окно и увидела, что ее привезли на какую-то площадь. Судя по всему, это была площадь Рэндольф, ныне площадь Ясгур. Флоренс раньше ходила сюда за покупками. Здесь была палатка, в которой продавали чудесные персики. Вокруг эшафота стояла толпа из нескольких сотен человек, в основном женщин. Все они тихонько стонали и подвывали, как подобает арабским женщинам, которых согнали смотреть на очередное отвратительное действо. Тут же крутился какой-то мулла с мегафоном. Он увещевал собравшихся и просвещал их на тему злодейской сущности Флоренс, ее безбожия и вероломства в попытке убить великого имама, да благословит Аллах его искалеченное тело. Флоренс нервно огляделась в поисках Лейлы, а затем спросила сопровождавшего ее офицера – здесь ли будут наказывать шейху. Он ответил, что экзекуция Лейлы должна состояться в торговом центре, и Флоренс нахмурилась. Впрочем, в таком случае Лейла не увидит ее казни. Да и Флоренс не придется смотреть, как ее подругу забивают насмерть перед входом в «Старбакс». Воистину милосерден Господь. В этот момент по толпе пробежал ропот. Через волнующееся море женских фигур, укутанных в свои одеяния, к Флоренс двигался высокий матарский мужчина из племени кали-сад, известного тем, что из него родом были все матарские палачи. Следом за ним шли мулла и капитан департамента общественного здоровья с пистолетом в руке. Поскольку казни в этих краях случаются весьма часто, проходят они без особой помпы. В других регионах планеты любят создать особую атмосферу на эшафоте – последнее слово, благословение священника, повязка на глазах, сигарета (которую теперь, впрочем, больше не предлагают, заботясь о здоровье), барабанная дробь. Местные казни проходят быстро и по-деловому, а торжественность атмосферы во время таких церемоний вы ощутите не больше, чем на курином базаре, где курам головы рубят, не вынимая сигареты изо рта. Разница состоит лишь в том, что на эшафоте непременно воздадут хвалу Всевышнему. Флоренс это устраивало. Ей не хотелось, чтобы мероприятие затянулось. Чем быстрее с ней покончат, тем меньше останется шансов, что она вдруг потеряет над собой контроль и закатит какую-нибудь непристойную сцену. Флоренс очень хотела умереть красиво. И все же она чувствовала, как страх клубится в ее сердце. Палач крепко взял ее за руку и повел к эшафоту. Его помощник уже стоял там с мечом в руках. Флоренс взмолилась, чтобы клинок оказался острым. Ее вдруг напугала новая мысль: а что, если палач окажется неумелым и начнет рубить ее, как пьяный мясник Такое бывало. Как-то раз на площади Секир-Башка такой вот палач нанес целых восемь или девять неловких ударов, после чего стоявший рядом охранник не выдержал и, с отвращением оттолкнув его в сторону, прикончил жертву из своего пистолета. Флоренс пожалела, что у нее нет с собой ничего ценного для палача. Мулла все еще продолжал вещать в свой мегафон. Толпа женщин стонала. Палач вывел Флоренс на середину помоста и поставил ее на колени. Его помощник приблизился, чтобы надеть на нее мешок, но она замотала головой. Ей до чертиков уже надоели все эти вонючие тряпки. Она не хотела уходить из этого мира с закрытым лицом. Она стояла на коленях с прямой спиной, смотрела на толпу и улыбалась. Женщины, уже не сдерживаясь, начали завывать. Флоренс опустила голову, посмотрела на доски эшафота и увидела четкую тень палача, поднимавшего над ее головой меч. Она закрыла глаза и постаралась расслабить шею. В следующее мгновение Флоренс услышала выстрелы и открыла глаза. Палач рухнул навзничь, как подкошенный, а его меч со звоном вонзился в эшафот буквально в нескольких сантиметрах от ее лодыжки. Флоренс резко перевела взгляд на толпу и увидела, как в разных ее концах десятки «женщин», откинув свои одеяния, ведут из автоматов огонь по охране и полицейским. Затем кто-то подхватил ее под руки, стащил с эшафота и забросил в автофургон. Дверь за ее спиной гулко захлопнулась, и машина рванула с места. Некоторое время Флоренс лежала на полу, прислушиваясь к своему бешено колотившемуся сердцу, а потом приподняла голову и посмотрела туда, где сидел водитель. – Может, прижмешь пока голову, Фло Ты ведь ее чуть не потеряла. Когда они остановились, было уже темно. Он открыл заднюю дверь, и Флоренс бросилась в его объятия. – Ну ладно, – наконец произнес Бобби. – Скоро контрольное время. Смотри под ноги. У них вся страна кишит змеями. Она направилась к воде. Босиком идти по песку было очень приятно. На секунду Флоренс задумалась: успели уже бюрократы Малика переименовать пляж Бленхайм или нет Потом они с Бобби стояли по щиколотки в прибойной волне, и он к чему-то прислушивался, сжимая в руках свой автомат. Прошло десять минут. На дороге засветились фары приближающегося автомобиля. – Бобби! – окликнула его Флоренс. Он несколько раз посигналил небольшим фонариком. Фары в ответ дважды зажглись и погасли, а затем чуть погодя мигнули опять. Бобби побежал по песку к машине. Через минуту он вернулся, поддерживая одной рукой женщину, согнувшуюся явно от сильной боли. Флоренс обняла Лейлу. – Не так сильно, моя дорогая, – поморщившись, проговорила Лейла. – Эти ублюдки успели врезать мне десять раз, прежде чем началась пальба. Я бы сейчас с удовольствием чего-нибудь выпила. Теперь они стояли у кромки воды втроем. Наконец со стороны моря послышался шум мотора, и они увидели лодку, в которой сидели вооруженные люди с черными от ваксы лицами. До этого Флоренс никогда не была на подводной лодке. Она ожидала услышать вой сирен и крики: «Убрать перископ! По местам!» Но их всего лишь встретил симпатичный спокойный офицер в хаки, который улыбнулся и сказал: – Мэм! Ваше Королевское Высочество! Добро пожаловать на борт. После этого Флоренс услышала голос в динамиках: – Приготовиться к погружению. А еще секунду спустя раздался другой звук – весьма приятный для уха. Кто-то открыл шампанское. И хотя официально на судах военно-морского флота США алкогольные напитки не подают, но учитывая обстоятельства… Эпилог После восстания арабских женщин Матар опять погрузился в хаос, но, впрочем, ненадолго. Изолировав себя от своих бывших хозяев из Васабии и Франции, Малик оказался в полном одиночестве. А поскольку политика, как и природа, не терпит пустоты, полковник Небкир из Особого отдела – при поддержке людей, которых предоставил ему Бобби, – решительно начал ее заполнять. Уже через неделю Малику пришлось спасаться бегством. И даже в самом его отъезде странным образом проявила себя его карма: изрыгающего проклятия бывшего автогонщика увозили в ссылку в кузове небольшого грузовичка. Нынешнее его местонахождение никому не известно. Некоторые говорят, что он нашел убежище в Йемене, другие утверждают, что в Могадишу. Впрочем, это не самая популярная тема для разговоров. После реставрации Лейла со своим сыном Хамдулом, который – согласно воле Всевышнего – взойдет однажды на трон, вернулась в Амо-Амас. Пока страной управляет полковник Небкир, и большинство матарцев этим явно довольны. Хотя, надо признать, обещанные им выборы постоянно откладываются по той или иной причине. ТВМатар под руководством Лейлы снова процветает, стремясь донести идеалы гуманизма до самых темных уголков арабского мира. Огромные, как и прежде, доходы от рекламы идут на счета Фонда арабских женщин, которым в Вашингтоне руководит некая женщина, имеющая определенное сходство с Флоренс Фарфалетти. И если прав был тот выдающийся антрополог из Чикагского университета, который утверждал, что многие арабские женщины не хотят быть «освобожденными», пусть так оно и будет. Но зато теперь, по крайней мере, у некоторых из них в этом вопросе появилась возможность выбора. Франция так и осталась sans (без) военно-морских баз и дисконта на нефть, но зато по-прежнему и навсегда belle (прекрасна). Васабия снова оказалась отрезанной от моря и вынуждена платить Матару ненавистный налог Черчилля, удвоенный по сравнению с тем, что было прежде. Король Таллула обвинил во всех этих неудачах своего племянника министра иностранных дел и принца крови Бавада. В соответствии с какими-то запутанными нюансами васабийского права, опозоренный принц был лишен всех богатств и самых красивых жен, после чего его отправили в ссылку в глухую область Васабии, населенную в основном бабуинами (пожалуй, единственное место в этой стране, куда стоит заглянуть туристам). Машины останавливаются, и гиды, перекрикивая рев бабуинов, объясняют, что вон та приземистая глинобитная хижина вдали является нынешним местом жительства принца Бавада – да-да, «того самого» принца Бавада. Говорят, что его вопли по ночам перекрывают рев бабуинов, однако это вполне может быть преувеличением. Даже у васабийцев есть чувство юмора. Джордж и Ренард теперь работают вместе. Их компания «Ренард и Фиш стратиджик комьюникейшнз» является одной из ведущих вашингтонских PR-фирм с клиентами по всему миру. По иронии судьбы – типично вашингтонской иронии – именно их фирму наняло королевство Васабия с целью поправить свой имидж в Соединенных Штатах. А имидж, разумеется, в этом сильно нуждался. Оба они теперь так заняты, что Джордж постоянно жалуется на отсутствие свободного времени. Впрочем, Джордж никогда не бывает по-настоящему счастлив. То немногое свободное время, которое ему удается выкроить, он посвящает капитальному ремонту дома Фишей, выкупленного им после смерти матери. Кое-кто уже говорит, что видел там ее привидение. Скромный домик Флоренс в Фогги-Боттом мгновенно сделался объектом нашествия журналистов и любопытных. Каждое утро его порог обивали бесконечные литературные агенты с контрактами на книгу и сценарий. Америка любит осложнять жизнь своим героям. В конце концов Флоренс сбежала от них на своем мотоцикле, выйдя через заднюю дверь. Они бросились в погоню, но она сумела от них оторваться на пригородных улочках. С помощью Бобби она поменяла имя и паспорт. Нет никакого смысла описывать ее новую внешность. Стоит отметить лишь то, что мужчины по-прежнему провожают ее взглядом, когда она проходит по улице. Фонд арабских женщин процветает. После бегства на подводной лодке ей пришлось много раз отвечать на вопросы различных официальных лиц. Все они как один скептически пожимали плечами и разводили руками, стоило Флоренс завести разговор о таинственном дяде Сэме. И тем не менее все эти чиновники вынуждены были признать, что ей не удалось бы совершить все то, что она сделала, без определенной поддержки правительства Соединенных Штатов. Чем более очевидным это становилось, тем меньше они проявляли желания продолжать разговор. А что, если все это шло… с самого верха Чиновники начинали нервно поглядывать друг на друга. Паузы становились все более длинными и все более неловкими. Матар снова стал Арабской Швейцарией, нефть бежала без всяких помех, Америка – хвала Всевышнему – избавилась от необходимости быть более благоразумной в потреблении энергии, а французы и васабийцы опять знали свое место. Ну какой смысл в этой ситуации задавать ненужные вопросы – Вопросов больше нет, – обычно подытоживал старший среди чиновников, который ни разу не удосужился назвать свое имя. У выхода он оборачивался, смотрел на Флоренс и говорил: – Отличная работа. Вы сегодня вечером свободны Флоренс начали посещать дурные сны. Любой диагност скажет, что провести три дня в камере с гниющим трупом, а после этого избежать в последнюю секунду смертной казни – такое не проходит бесследно. Она просыпалась среди ночи в холодном поту и прижималась к Бобби. В последнее время ей снился дядя Сэм. Целыми днями она мучила себя размышлениями о том, кем же он был на самом деле, а по ночам он являлся ей со своей усмешечкой и отеческим взглядом. Ее сон начинался с того, что она на огромной скорости мчалась на своем мотоцикле по сельской дороге. Затем прямо перед ней неожиданно появлялся он. Флоренс резко тормозила и вылетала с дороги в заросли шиповника и цветущей желтой форсиции, густые переплетенные ветви которой опутывали ее как сеть. Словно несчастное насекомое, застрявшее в паутине, она билась в этих пылающих яркими красками зарослях, и наконец рядом с ней обязательно оказывался ухмыляющийся дядя Сэм. Он пристально смотрел на нее и говорил: – Вы разобьетесь, если будете так гонять, юная леди. В этот момент она, вскрикнув, просыпалась – рядом с ней лежал Бобби, который повидал за свою жизнь все ужасы на свете, а теперь преспокойно и как ни в чем не бывало храпел. Сидя однажды утром с чашкой кофе в руках после одного из таких тревожных снов, Флоренс обратила внимание на заголовок в разделе экономики газеты «Вашингтон пост». Это была третья страница. Она с легкостью могла ее пропустить. УОЛДОРФ-ГРУП ПОЛУЧИЛА ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ 2,4 МИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ В РАМКАХ ВАСАБИЙСКОГО ФИНАНСИРОВАНИЯ Флоренс несколько мгновений задумчиво смотрела на этот заголовок, а потом прочитала статью. Ничего особенного в ней она не нашла. Ей и без того было все известно про «Уолдорф-груп». И не только ей. Никакого секрета вокруг деятельности этой организации не существовало. Ею управлял совет из двенадцати директоров, трое из которых являлись бывшими президентами США, а остальные – бывшими министрами обороны, госсекретарями, руководителями торговых и финансовых ведомств и двое – директорами ЦРУ… – Вот сукин сын! – в конце концов пробормотала Флоренс. – Что – спросил Бобби, входя босиком на кухню в пижамных брюках, почесывая грудь, зевая и принюхиваясь – не пахнет ли свежим кофе. Кабинеты «Уолдорф-груп» занимают два верхних этажа одного офисного здания, которое самым удобным образом расположено напротив Белого дома. Из окон комнаты для заседаний совета директоров открывается замечательный вид на разнообразные правительственные здания, некогда возглавлявшиеся завсегдатаями этой самой комнаты. Стол для заседаний сделан из массивного орехового дерева, а стулья обтянуты роскошной миланской кожей. Большинство директоров любят подымить свежими кубинскими сигарами, поэтому на столе сверкают пепельницы из самого лучшего хрусталя. Карта мира, утыканная десятками булавок, обозначающих инвестиционные проекты «Уолдорф-груп», красноречиво провозглашает: «Мир очень, очень большой, и он принадлежит нам!» Сегодня очередная булавка будет воткнута в Васабию, а после этого директора немного выпьют, немного поболтают, обменяются неприличными анекдотами – самый модный сейчас тот, что про двух монахинь, путешествующих по Трансильвании, – а затем разъедутся на своих сопровождаемых спецслужбами машинах, вертолетах и личных самолетах. Сегодняшнее заседание может затянуться дольше обычного, учитывая недавние события. Председатель совета докладывал о недавних инвестициях группы в алмазные копи неподалеку от Йеллоунайфа, когда дверь вдруг открылась и в кабинет вошла женщина. Это была весьма привлекательная блондинка в деловом костюме, к лацкану которого был прикреплен бэджик с таким высоким уровнем доступа, что десяток агентов снаружи даже не пытались препятствовать ей на пути к небожителям. Председатель удивленно посмотрел на вошедшую женщину. Заседания совета директоров «Уолдорф-груп» прерывались нечасто. Рот председателя, которого оборвали на полуслове, так и остался открытым. Несколько нервно он повернулся к пожилому человеку, сидевшему у стены. Тот взглянул на женщину, встал, улыбнулся и сказал: – А, Флоренс, привет. – Привет, Сэм, – ответила она. – Думаю, представления излишни, – сказал дядя Сэм. Двенадцать мужчин, сидевших вокруг стола, посмотрели на Флоренс. Трое бывших президентов мило улыбнулись. Впрочем, сделали они это лишь по той причине, что среди всех присутствующих у них были самые отточенные политические рефлексы. Бывшие министры не улыбнулись. А бывшие директора ЦРУ нахмурились. – Может, чуть позже поговорим – сказал дядя Сэм. – У нас тут заседание. – Нет, – ответила Флоренс. – Разговаривать будем сейчас. – Мне все-таки кажется… В этот момент открылась другая дверь, и в комнату с решительным видом вошел весьма крепкий мужчина. У него на лацкане тоже имелся бэдж с высоким доступом секретности. Он скрестил руки на груди и хмуро уставился на дядю Сэма. – Привет, Бобби, – сказал дядя Сэм. – Ну что ж, теперь, кажется, все в сборе. И тут заговорила Флоренс: – Так значит, я работала на шайку инвестиционных банкиров Один из экс-президентов ответил ей мягким дружелюбным тоном: – Так или иначе, Флоренс, мы все работаем на инвестиционных банкиров. – Ваша группа, – сказала она, – начала свою деятельность на васабийские деньги. В прошлом году прибыль составила восемьсот миллионов долларов. Если разделить на двенадцать, получается по шестьдесят шесть миллионов на брата. Поздравляю вас, джентльмены. Это большой успех. Вот только зависит он от постоянного финансирования из Васабии. А там вдруг начались внутренние проблемы. Терроризм, концентрация власти в узких кругах. Сорок тысяч наследных принцев. Высокий уровень безработицы, и при этом половина населения страны не достигла шестнадцати лет. А если королевство рухнет и превратится в исламскую фундаменталистскую республику, ваше финансирование полетит псу под хвост. Поэтому вы и решили устроить там реформы. Модернизировать королевство, так сказать. Что, впрочем, само по себе и неплохо. Вот только они этих реформ не захотели. А даже если б и захотели, то все равно бы не смогли – из-за концентрации власти, а также по причине давнего договора королевской семьи с религиозной сектой фанатиков. Власть принадлежит королевской династии, а фанатики должны следить за поддержанием тех порядков, которые установились еще в старом добром Средневековье. Реформы нужны им, но они не могут себе их позволить. А какие рычаги имеются в вашем распоряжении Каким образом вы можете повлиять Только при помощи принца Бавада, посла в Соединенных Штатах, и личного приятеля многих из вас, старого партнера по гольфу, горным лыжам и охотничьим забавам. А я от себя добавлю – самого отвратительного создания на планете. Однако не будем поддаваться эмоциям. Женщины ведь так склонны к этому, не правда ли.. А потом вдруг в один прекрасный день жена Бавада совершает попытку побега. Мы, разумеется, возвращаем ее обратно, поскольку ничто не должно препятствовать потокам нефти и… инвестиционных капиталов. Ее казнят. И тут на сцене появляюсь я. Я направляю служебную записку своему руководству в Госдепартаменте, и там начинается переполох. Но зато вы сможете начать извне реформы в Васабии. От вас только и требуется, что нажать несколько кнопок и потянуть за кое-какие нити. Ведь связей у вас, вместе взятых, побольше, чем у самого Господа Бога. Да тут еще замечательным образом выходит так, что все это – ради доброго дела. Такое ведь нечасто случается в Вашингтоне, правда Сразу два добрых дела – права женщин и прибыли для «Уолдорф». – Флоренс, – заговорил один из экс-президентов. – Думаю, все присутствующие со мной согласятся, если я скажу вам, что вы проделали огромную и очень важную работу. Над столом прошелестело многочисленное: «Да, да, да». – Я также думаю, что все со мной согласятся, Флоренс, если я скажу вам: добро пожаловать в команду. – Да, да, да. Теперь улыбались даже экс-директора ЦРУ. Бобби же, в свою очередь, смотрел на них так, будто хотел вынуть из-под пиджака свой большой пистолет и, не сходя с места, войти в историю. Заголовки в газетах были бы сногсшибательные. – Ну вот и все, – сказала ему Флоренс. – Нам здесь больше нечего делать. И они оба направились к выходу. – Если передумаете, – сказал дядя Сэм, – то вы знаете, где нас найти. А мы знаем, где найти вас. 20 октября 2003 – 19 мая 2004 (годовщина смерти Т.Э. Лоуренса в 1935 году) Сан-Луи Обиспо, Вашингтон От редакции Среди благодарностей, которые автор романа выражает в конце книги, есть и такая: «И наконец, я хочу выразить уважение и воздать должное Ферн Холланд, реальному прототипу Флоренс Аравийской, вероломно убитой в Ираке 9 марта 2004 года в возрасте тридцати трех лет». 1 «Лига плюща» – восемь старейших престижных университетов в штатах Атлантического побережья (Здесь и далее – прим. перев.) 2 «Федерал экспресс» – крупнейшая частная почтовая служба срочной доставки небольших посылок и бандеролей. 3 Ник Нейлор – герой романа К. Бакли «Здесь курят» («ИЛ», 1999, № 11–12) 4 Престижный жилой район, расположенный в нескольких кварталах от Белого дома 5 Престижный район Вашингтона 6 Эдмунд Бёрк (1729–1797) – англо-ирландский государственный деятель, блестящий оратор 7 Мэл Брукс (р. 1929) – американский кинорежиссер, актер, сценарист 8 Декларация премьер-министра (1902–1905) Великобритании Артура Джеймса Бальфура (1848–1930) о создании в Палестине еврейского «национального очага» (1917) 9 Томас Эдуард Лоуренс Аравийский (1888–1935) – английский археолог и разведчик, действовавший в арабских странах; способствовал успеху антитурецкого восстания арабов во время Первой мировой войны 10 Le renard (франц.)   – лис. 11 Салах-ад-дин (1138–1193) – египетский султан, возглавлял борьбу мусульман против крестоносцев. 12 Персонаж из мультфильма «101 далматинец». 13 Персонаж мультфильмов и комиксов, маленькое доброе привидение 14 Гуш – табак, смешанный с умеренно наркотической травкой 15 Роберт Вудворд (р. 1945) – корреспондент «Вашингтон пост», который вместе со своим коллегой Карлом Бернстайном (р. 1944) провел журналистское расследование, вызвавшее политический (т. н. Уотергейтский) скандал, в результате чего в 1974 г президент Р.Никсон вынужден был подать в отставку 16 Орентал Джеймс (О. Джей) Симпсон (р. 1947) – звезда американского футбола, актер и спортивный комментатор. В 1994 г. был обвинен в убийстве жены и ее любовника; после громкого судебного процесса оправдан судом присяжных. 17 Самая престижная премия на ТВ. Вручается ежегодно Национальной академией телевизионных искусств и наук по более чем 30 номинациям. 18 Войска специального назначения для выполнения операций в тылу противника. 19 Стив Маккуин (1930–1980) – актер театра и кино, выступал в амплуа неотразимого в своем отрицательном обаянии «антигероя» приключенческих фильмов. 20 Национальная ассоциация гонок серийных автомобилей. 21 Увы, дорогая (франц.). 22 Переворот (франц.). 23 Итак (франц.). 24 Какая беда! (франц.) 25 Прекрасная Франция (франц.).
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17