Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Крылатые выражения из советских кинофильмов и их употребление в современном русском языке




страница1/16
Дата29.05.2018
Размер2.51 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
Masarykova univerzita Filozofická fakulta Ústav slavistiky Slavistika Andrii Krupenko Крылатые выражения из советских кинофильмов и их употребление в современном русском языке Magisterská diplomová práce Vedoucí práce: PhDr. Jiří Gazda, CSc. 2011 Prohlašuji, že jsem magisterskou diplomovou práci vypracoval samostatně s využitím uvedených pramenů a literatury. .......................................................................... Na tomto místě bych chtěl poděkovat vedoucímu práce PhDr. Jiřímu Gazdovi, CSc. za odborné vedení práce, ochotu, cenné připomínky a trpělivost. Оглавление Введение 6 1.1. Социокультурный аспект языка и социокультурная компетенция как часть коммуникативного процесса 8 1.2. Фразеология и ее национально-культурный контекст 14 1.3. Крылатые выражения и их место в фразеологии 20 2.1. Кино и современное общество 25 2.2. Из истории советского кинематографа 28 2.3. Крылатые выражения из советского кино и их употребление в русскоязычном сегменте Интернета 31 2.3.1 Крылатые выражения из кф «Весна на Заречной улице» 33 2.3.2 Крылатые выражения из кф «Карнавальная ночь» 35 2.3.3 Крылатые выражения из кф «Девчата» 37 2.3.4 Крылатые выражения из кф «Полосатый рейс» 39 2.3.5 Крылатые выражения из кф «Королева бензоколонки» 44 2.3.6 Крылатые выражения из кф «Операция Ы и другие приключения Шурика» 47 2.3.7 Крылатые выражения из кф «Берегись автомобиля» 54 2.3.8 Крылатые выражения из кф «Кавказская пленница» 60 2.3.9 Крылатые выражения из кф «Свадьба в Малиновке» 72 2.3.10 Крылатые выражения из кф «Бриллиантовая рука» 80 2.3.11 Крылатые выражения из кф «Джентльмены удачи» 103 2.3.12 Крылатые выражения из кф «Иван Васильевич меняет профессию» 119 2.4. Эмоционально-оценочный компонент в крылатых выражениях 140 2.4.1 Приказ, призыв, просьба, запрет 141 2.4.2 Нейтральность, констатация факта, утверждение 143 2.4.3 Негативное отношение 144 2.4.4 Возмущение, раздражение, досада 145 2.4.5 Ирония, сарказм 146 2.4.6 Почтение, гордость, восхищение 147 2.4.7 Положительное отношение 148 2.4.8 Удивление, недоумение 149 2.4.9 Предупреждение, предостережение, угроза 150 2.4.10 Необидное и обидное сравнения, осуждение 151 2.4.11 Надменность 152 2.4.12 Мечтательное, риторическое 153 2.4.13 Каламбур, бессмыслица, известные большинству 154 2.4.14 Характер слоганов 155 Заключение 156 Список литературы 160 Введение Начало двадцать первого века характеризуется массовым всплеском коммуникации. Стремительное развитие мобильной связи и Интернета лишь подталкивают нас общаться больше. Сегодня трудно найти человека, способного обходиться без мобильного телефона, а Интернет стал доступен даже в общественных местах. Во многом этому способствует ускоренный темп нашей жизни. Разумеется, для коммуникации нам необходимо универсальное средство, коим является язык – своеобразный реликварий коллективного опыта народа. Одним из наиболее интересных пластов языка вне всяких сомнений являются крылатые выражения. Издревле человечество собирало мудрые изречения, афоризмы или просто меткие выражения, помогающие осмыслить действительность и приобрести необходимый опыт. Сегодня мы нередко обозначаем то или иное явление короткой фразой, которая делает пространное описание ненужным, ведь из контекста этого самого выражения, названного крылатым, наш собеседник без проблем понимает, о чем идет речь. Внимание исследователей к данным единицам языка неудивительно: крылатые выражения выступает показателем как принадлежности к определенной социальной группе, так и средством национально-культурной идентификации. Актуальность нашей работы обусловлена, во-первых, недостаточной изученностью крылатых выражений русского языка, а также неоднозначностью взглядов лингвистов на проблему. Некоторые филологи включают данные языковые единицы в состав фразеологии, другие же считают крылатые выражения чем-то совершенно иным. Во-вторых, использование крылатых выражений делает нашу речь богатой, сочной и выразительной, придавая ей не только смысловую, но еще и эстетическую нагрузку. И, наконец, как утверждают исследователи Е.Верещагин и В.Костомаров, именно фразеологизмы и языковые афоризмы и их национально-культурная семантика содержит в себе сразу две трети страноведческой информации [Верещагин, Костомаров, 1990: 38-39]. Поэтому владение фразеологией неродного для себя языка дает человеку возможность продемонстрировать высший пилотаж, вызывая уважение в иноязычной среде. Объектом нашей работы являются крылатые выражения, корни которых находятся в советских кинофильмах. Такие единицы повсеместно употребляются в различных сферах современного русского языка, причем их семантика практически всегда отсылает нас к первоисточнику, т.е. к вполне конкретной кинокартине. Целью исследования является наглядная демонстрация употребления крылатых выражений из советских кинофильмов на материале Интернет-коммуникации. Для достижения поставленной цели нами были поставлены следующие задачи: - изучить теоретическую лингвистическую литературу по данной теме; - определить место крылатых выражений в лингвистической науке; - собрать комплекс крылатых выражений из определенного круга советских кинофильмов; - на базе собранного материала выявить конкретные примеры употребления крылатых выражений в современном русском языке; - при помощи сравнительного метода попытаться выявить особенности национальной специфики понимания и интерпретирования крылатых выражений в России и за ее пределами. В процессе исследования мы использовали описательный и классификационный методы, а также метод контекстного анализа и путь сплошной выборки. Дипломная работа состоит из введения, двух частей (теоретической и практической), заключения, а также списка использованной литературы. 1.1. Социокультурный аспект языка и социокультурная компетенция как часть коммуникативного процесса Речевой контакт – необходимый элемент общения, где вместе с информативно значимыми составляющими оказываются такие структурные единицы, назначение которых, главным образом, заключается в обеспечении фатической функции языка и регулирования процесса речевого взаимодействия. Вопросами речевого контакта занимаются представители различных наук: философы, психологи, культурологи, социологи, этнографы. В лингвистике к категории речевого контакта обращались исследователи, работающие в различных отраслях современного языкознания и на стыках гуманитарных дисциплин: психолингвистики, социолингвистики, этнолингвистики. Проблема лингво-этнической идентификации предстает одной из фундаментальных в процессе трансформации современного общества, а поэтому важно определить специфику характеристик роли языка в обществе и в жизни личности. Можно согласиться с утверждением, что язык – явление сугубо индивидуальное. Находясь в зависимости от социального статуса и роли личности в обществе и выступая атрибутивным ее свойством, язык формирует и в значительной степени определяет социальное существование личности [Боринштейн, 2001: 49]. Это связано с фундаментальным значением общения в социуме и его важной ролью в самоопределении и самореализации личности. Как точно заметил Ф.де Соссюр, язык – это систематизированная совокупность правил, необходимых для коммуникации [Соссюр, 1977: 84]. Если воздействие культуры на язык вполне очевидно и разнообразно, то вопрос об обратном влиянии – языка на культуру – остается открытым. В науках о человеке еще не найдено подходов, которые позволили бы открыть глубокие внутренние источники человеческой культуры, проследить влияние социокультурных факторов на формирование, развитие и адаптацию личности. Например, мы не вполне осознаем, насколько культурный мир, который человек создал вокруг себя, определяется его физическими и психическими возможностями. А социокультурные возможности человека настолько разнообразны, что каждый раз при исследованиях рождается больше вопросов, чем ответов. К таким, например, относится проблема влияния социокультурных факторов на изменения языковой среды, языковой ситуации в обществе. Взгляд на мир, запечатленный в языке личности, на наш взгляд, отражает ее ценностные ориентации. Речь личности влияет на ее духовное развитие. Вообще язык народа влияет на развитие его социокультурных черт и качеств. Так, В.фон Гумбольдт еще в девятнадцатом веке справедливо отмечал весомое влияние языка на духовное развитие народа, его культуру. В труде О различии строения человеческих языков и его влиянии на духовное развитие В.фон Гумбольдт подчеркивает: В каждом языке заложено самобытное миросозерцание. Как отдельный звук встает между предметом и человеком, так и весь язык в целом выступает между предметом и природой, взаимодействующей на него изнутри и извне... [фон Гумбольдт, 1984: 80]. Социокультурные особенности личности как проблему денационализации интересовали, как известно, А.Потебню. Он видел органическое участие национального языка не только в формировании народного мировосприятия, но и в развертывании мысли. Ученый подчеркивал общечеловеческую ценность каждого языка – в качестве еще одной, запечатленной именно в этом языке, картины мира: Если бы объединение человечества по языку и вообще по народности было возможно, оно было бы гибельно для общечеловеческой мысли, как замена многих чувств одним, хотя бы это одно было не осязанием, а зрением. Для существования человека нужны другие люди; для существования народности – другие народности [Потебня, 1976: 229]. Необходимо отметить, что А.Потебня, подчеркивая разнородность каждой отдельной личности, крайне негативно относился к ассимиляции, считая ее процессом, ведущим к уничтожению личного в личности. Убеждение в том, что люди видят мир по-разному – сквозь призму своего родного языка – лежит в основе теории лингвистической относительности Э.Сепира и Б.Уорфа. Они стремились доказать, что различия между культурами обусловлены различиями в языках. И хотя эта теория до сих пор считается недоказанной, отдельные аспекты ее изучения повлияли на интерес к анализу влияния социокультурных особенностей личности на проблему трансформации не только общества в целом, но и многих его структур, в том числе и языковой среды как одного из субъектов социокультурного процесса. Причем большинство исследователей уделяли внимание коммуникационным проблемам социокультурных изменений. Так, тот же Э.Сепир рассматривал влияние коммуникативных процессов на жизнь личности и общества. В статье Коммуникация в Энциклопедии социальных наук он отмечает, что для формирования общества, их объединений и подразделений, а также для обеспечения взаимопонимания между его членами необходимы какие процессы коммуникации [Сепир, 1993: 210]. Основным видом коммуникации, коммуникативного поведения Э.Сепир справедливо называет язык, анализируя ее влияние на жизнь общества. При этом выделяется анализ речевой коммуникации как социально признанной. Новые социально-экономические, культурные и политические реалии во всем мире, влияние технологических достижений цивилизации и расширение международных связей требуют переосмысления роли, функций и значения иностранных языков в формировании способности молодых людей жить и работать в поликультурном обществе. В процессе формирования иноязычной коммуникативной компетенции наряду с языковой и речевой особое значение приобретает социокультурная компетенция. Она состоит из общекультурных, страноведческих и лингвострановедческих знаний и навыков общения. Для того чтобы полученные в процессе обучения иностранному языку страноведческие (исторические события, географические данные, экономическое развитие, политический строй, культура и т.д.) и лингвострановедческие (владение особенностями речевого и неречевого поведения носителей языка) знания сопровождались сформированными навыками иноязычного общения, необходимо совместить языковую осведомленность (структура иностранного языка, его сходство и различия с родным языком, осознание языковых реалий, лексический запас, сформированные фонетические навыки) с практическим владением определенными нормами коммуникативного поведения в соответствующих жизненных ситуациях. Синтезировав полученные знания из различных сфер лингвострановедения и непосредственное владение языка, обучающийся открывает перед собой социокультурную картину той страны, язык которой он изучает. Итак, что представляет собой социокультура Вряд ли на сегодняшний день можно дать четкое и исчерпывающее определение понятию социокультура. Это сложное и многослойное понятие. Впервые его ввел в научный обиход один из известнейших социологов ХХ века П.Сорокин. В широком смысле ученый называл им весь суперорганический мир, всю ту новую вселенную, которые были сотворены Человеком. Составными частями социокультуры, по мнению Сорокина, являются бесконечно богатая идеологическая вселенная смыслов, объединенных в системе языка, науки, религии, философии, права, этики, литературы, живописи, скульптуры, архитектуры, музыки, драмы, экономики, политических и социальных теорий и т.д.; материальная культура, представляющая собой воплощение всех этих смыслов в биологической среде, начиная, с простых орудий и кончая наисложнейшим оборудованием, книгами, картинами и пр.; все скрытые и открытые действия, церемонии, ритуалы, поступки, в которых индивиды и их группы осуществляют и принимают тот или иной набор смыслов [Сорокин, 1996: 42]. В узком смысле социолог трактовал социокультуру как одну из цивилизаций. Если перенести концепцию Сорокина в более привычное для нас время и рассматривать социокультуру в широком смысле, то это – проникновение культуры в каждую из сфер жизни социума – политику, экономику, социальную сферу, спорт и т.д. Если рассматривать явление в узком смысле, то это – сочетание культуры и социальных отношений между субъектами, включающее в себя устоявшиеся традиции, духовные ценности, опыт, правила и нормы поведения. Следовательно, социокультура – не только состояние, но и постоянно продолжающийся процесс, посредством которого в тот или иной момент реализуются социальные силы субъекта. Согласно традиционной в России и в Украине программе по обучению иностранным языкам для средней школы и для ВУЗов, основной целью обучения иностранным языкам является формирование, прежде всего, коммуникативной компетенции учащихся. В рамках социокультурного подхода к обучению иностранным языкам возникает острая потребность в межкультурном общении. Под межкультурным общением мы понимаем функционально обусловленное коммуникативное взаимодействие людей, выступающих носителями разных культурных групп с осознанием ими их принадлежности к различным геополитическим, континентальным, религиозным, национальным, а также социальным субкультурам. Во время иноязычного межкультурного общения в качестве инструмента выступает язык, который является иностранным для всех или некоторой части участников этого межкультурного взаимодействия. Поэтому формирование социокультурной компетенции является необходимым условием подготовки к межкультурному общению. Социокультурная компетенция – это комплексное явление, включающее в себя набор компонентов, относящихся к различным категориям. Традиционно исследователи выделяют такие компоненты социокультурной компетенции: Страноведческая компетенция – знания о народе-носителе языка. Сюда включаются знания о национальном характере, общественно-государственном устройстве, достижениях в области образования, культуры, особенностях быта, традициях, обычаях; Лингвострановедческая компетенция – способность воспринимать речь в ее культуронесущей функции, с национально-культурными особенностями. Включает в себя знание языковых единиц, в том числе с национально-культурным компонентом и умение использовать их в соответствии с социально-речевыми ситуациями; Социолингвистическая компетенция – знание особенностей национального речевого этикета и невербального поведения, а также навыки учета их в реальных жизненных ситуациях; способность организовывать речевое общение в соответствии с коммуникативной ситуацией, социальными нормами поведения и социальным статусом участников коммуникации [Ларіонова, 2009: http:rusnauka.com 12_KPSN_2009Pedagogica44439.doc.htm]. Существуют и другие классификации компонентов социокультурной компетенции. По мнению В.Сафоновой, в структурном плане социокультурная компетенция включает общекультурную, страноведческую, культуроведческую, социолингвистическую и социальную компетенции человека [Сафонова, 1993]. Н.Ишханян ввел в обиход термин лингвосоциокультурной компетенции, которая объединяет понятия лингвокультуроведческой и социолингвистической компетенций [Ишханян, 1996]. Следует подчеркнуть, что социокультурная компетенция прежде способствует пониманию общего и различного в культурах, помогает распознавать предубеждения и избавляться от их, способствует толерантности, создает основы для межкультурных обменов и помогает действовать осознанно и ответственно как в собственном обществе, так и в аспекте международных связей. Она также способствует формированию ценностей и норм поведения, которые усиливают стремление и способность к ответственности за личную деятельность (интерес к другим, способность к проникновению и эмпатии, смелость в высказывании собственного мнения, готовность брать на себя ответственность, способность к сотрудничеству и т.д.). Ядром всей этой системы, бесспорно, является слово. Помимо того, что слово является носителем актуальной информации, передаваемой в ходе повседневной коммуникации, оно также вмещает в себя социально-историческую, интеллектуальную, экспрессивно-эмоциональную и оценочную информацию общегуманистического и конкретно национального характера С.Тер-Минасова [Тер-Минасова, 2000: 34]. Такая информация и составляет социально-исторический, национально обусловленный культурный компонент смысловой структуры слова. Еще одним важным свойством слова является его полиаспектность. Такую точку зрения отстаивает российский лингвист Н.Шведова, писавшая, что ...лексическая единица всегда существует одновременно в контексте класса, в контексте текстовой последовательности и в содержательном (обстановочном) контексте речевой ситуации [Шведова, 1982: 143-144]. Именно обстановочный контекст интересен больше других в свете характера нашего исследования. Фактически, он является фундаментальным при осмыслении соответствующего понятия в конкретно взятой обстановке. Необходимо учитывать еще одно свойство слова – его неоднородность. Культурный компонент в обстановочном контексте может иметь как литературное, так и экспрессивно-эмоциональное содержание, нести в себе как объективную, так и субъективную оценку. В зависимости от ситуации различный статус приобретает и смысловая нагрузка – иногда суть ясна из обстановочного контекста, иногда без непосредственного комментария или пояснения не обойтись. Необходимость в таких контекстах и комментарии возникает, прежде всего, при сопоставлении обычно двух национальных культур при обучении неродному языку, в переводческой деятельности, – утверждает С.Тер-Минасова [Тер-Минасова, 2000: 34]. Таким образом, сопоставление становится одним из решающих факторов при осмыслении и понимании неродного национально-культурного компонента. В отдельные группы исследовательница разводит ассоциации литературного происхождения и слова, имеющие фольклорные корни. К примеру, для неподготовленного чешского читателя абсолютной загадкой станет термин обломовщина. Российский же читатель не поймет чешского глагола švejkovat. Следовательно, наиболее явственно культурный компонент познается при проекции родной культуры на неродную. В таких случаях не обойтись без специализированного комментария. Язык, выступая важнейшим средством актуализации и функционирования человеческой культуры, с одной стороны, с помощью лексико-грамматической формы фиксирует и сохраняет различные культурные феномены, а с другой, способствует их трансляции, передаче, диалогу с носителями культуры. Социокультурный аспект языка в данной работе мы будем трактовать как систему знаний и навыков, овладение которыми обеспечивает развитие социокультурной компетенции, формирование мировоззрения, морали и поведения, подготовку к общественной жизни в мультикультурном обществе. Эта система не является неизменной, она постоянно развивается, ее изменение связано с социально-культурным прогрессом общества. Все компоненты социокультурной компетенции взаимосвязаны посредством понятий культурного и социального контекстов. Овладение ими должно происходить комплексно. Если контекст культуры предполагает знание реалий, общих для всего народа-носителя, то социальный контекст – это знание конкретных социальных условий общения, принятых в стране изучаемого. Следовательно, социокультурная компетенция является умением человека осознанно учитывать знания социального и культурного контекстов страны в процессе иноязычного и не только общения. 1.2. Фразеология и ее национально-культурный контекст Одной из важнейших частей социокультурного аспекта языка, на наш взгляд, является умение интерпретировать фразеологизмы. Как известно, фразеология сама по себе состоит из компонентов, наиболее полным образом отображающих не только языковую картину мира носителей того или иного языка, но и содержащих тот самый тонкий национально-культурный оттенок, помогающий прочувствовать национальный характер. Средством воплощения культурно-национальной специфики фразеологизмов, как отмечает В.Телия, служит образное основание (включающее также культурно маркированные реалии), а способом указания на эту специфику является интерпретация образного основания в знаковом культурно-национальном пространстве [Телия, 1996: 215]. В последнее время интерес исследователей к фразеологии только рос. Касается это как российского и украинского языковедения, так и чешского. И если еще в середине прошлого века фразеология пребывала в состоянии скрытого развития, то сейчас можно смело утверждать, что фразеология по праву заняла место самостоятельной лингвистической дисциплины. Становлению фразеологии как области лингвистики способствовали труды А.Шахматова, Ф.Буслаева, А.Потебни, Ф.Фортунатова, И.Срезневского и других. Объектами фразеологических исследований стали многие национальные языки, в том числе и западноевропейские. Весомый вклад в разработку проблем фразеологии сделали из украинских ученых Л.Булаховский, Л.Паламарчук, Г.Удовиченко, из российских – В.Виноградов, Б.Ларин, В.Мокиенко, А.Бабкин, А.Молотков, М.Копыленко. Впрочем, это еще не значит, что все вопросы природы фразеологических единиц, их семантики всесторонне и окончательно решены. К этому времени, например, существует расхождение во взглядах языковедов на предмет фразеологии, ее объем. Вот почему именно от выяснения такого понятия как содержание фразеологической единицы, от характеристики его важнейших дифференциальных признаков, то есть тех черт, которые позволяют нам фразеологизм называть фразеологизмом, зависит изучения фразеологии в целом, а также отдельных ее аспектов. Отсутствие четких критериев в определении самой сущности фразеологической единицы негативно отражается на заключении фразеологических словарей. В характеристике устойчивых словосочетаний академик В.Виноградов исходит из того, что большинство людей говорят и пишут с помощью готовых формул, клише. В системе современного литературного языка слова, в большей степени, функционируют не как свободные, внезапно столкнуть и сцепленные отдельные компоненты языка, а занимают постоянные места в традиционных формулах [Виноградов, 1977: 15-17]. С этим мнением совпадают и высказывания Н.Шанского о том, что основным признаком фразеологических единиц является воспроизводимость. Такие соображения дают возможность все общеупотребительные сочетания слов разделить на два противоположных друг другу типа: невоспроизводимые и воспроизводимые. Первый тип – это сочетание слов (словосочетания и предложения), которые мы легко складываем в процессе вещания на основе особого восприятия и представления. Такие сообщения не сохраняются в готовом виде. Второй тип составляют выражения (словосочетания и предложения), которые усваиваются в нашей памяти как готовые единицы языка. Такие словосочетания не приходится каждый раз строить заново. Их мы только воссоздаем в том виде, в каком они закрепились в языке. Поскольку воспроизводимость присуща не только устойчивым словосочетаниям, но и целым предложениям (пословицам, поговоркам, афоризмам), то возникло расхождение во взглядах языковедов как относительно предмета фразеологии, так и ее объема [Шанский, 1985:5-8]. Лингвистике известно множество определений фразеологической единицы, но ни одно не нашло всеобщего признания. Некоторые языковеды справедливо считают, что определение фразеологической единицы такое же сложное, как и определение слова. Эта сложность заключается, прежде всего, в том, что и для слова, и для фразеологизма трудно установить общие черты, которые можно было бы отнести к каждому из них без исключения. Особое место в языкознании занимает семантическая классификация В.Виноградова. Проработанная на почве синтаксических идей А.Шахматова с учетом результатов научных исследований швейцарского лингвиста Ш.Балли, эта классификация, собственно, и дала начало основам фразеологии как лингвистической дисциплины. Термин фразеологическая единица, введенный именно В.Виноградовым, должен был использоваться для обозначения тех соединений, которые не образуются в процессе речи, а воспроизводятся по традиции. Следовательно, производительность, по мнению В.Виноградова, является основным признаком фразеологизма [Виноградов, 1977: 59-62]. Ученый выделяет четыре основные группы фразеологизмов, которые он именует фразеологическими сращениями, фразеологическими единствами и фразеологическими сочетаниями. Фразеологические сращения – устойчивые сочетания, имеющие в своем составе малоиспользуемые либо же вовсе непонятные слова: ничтоже сумняшеся, бить баклуши, попасть впросак и т.д. Притом, что неподготовленному реципиенту едва ли известно прямое значение некоторых компонентов фразеологизмов, приведенных выше, общее значение словосочетания остается предельно ясным любому носителю русского языка. Ничтоже сумняшеся – архаичная грамматическая форма словосочетания нисколько не сомневаясь, говоря понятным языком. Баклуши – деревянные заготовки для изготовления ложек, а просак – приспособление для плетения сетей в старину. В сравнении с остальными, фразеологические сращения имеют наиболее высокую степень немотивированности составляющих их компонентов. Фразеологические единства – устойчивые сочетания, целостное значение которых связано с семантикой имеющихся в их составе компонентов, употребленных в образном значении, лишь частично: махнуть рукой, прикусить язык и т.д. Следует отметить, что такого рода фразеологизмы могут неправильно интерпретироваться неносителями языка, ибо те могут воспринимать сказанную фразу в прямом смысле. Например: Я махнул на свои дела рукой и предоставил им течь как угодно (А.Чехов). Или же: Вдогонку ему [пассажиру] я крикнула, что он может попытаться вернуть себе часть денег за проезд, возвратив в кассу неиспользованный билет. Но он только махнул рукой (Н.Борисов) [http:www.otrezal.ruphraseological_dictionary756.html]. Фразеологические единства практически всегда воспринимаются как метафоры в языке. Этим они заметно отличаются от фразеологических сращений. Также следует отметить наличие в языке перифраз – упоминаний объекта не путем конкретного называния, а описания несколькими словами. К примеру, ночное светило – луна; прибор для стройности фигуры – обруч. Некоторые фразеологические единства обретают эмоционально-экспрессивную окраску из-за нелогизмов или каламбуров (баранка от бублика; зарезать без ножа). Часть фразеологических единств представляет собой противопоставление кардинально разных понятий, за счет чего и образовывается вся суть фразеологизма (ни холодно, ни жарко; более менее). Еще часть базируется на синонимах (переливать из пустого в порожнее). Это ярко свидетельствует о том, что фразеологические единства придают нашей речи не только экспрессию, но и особый шарм с народно-разговорным оттенком. Фразеологические единства образно мотивированы, характеризуются потенциальной лексической делимостью и синтаксической разложимостью, в связи с чем, более часто, чем сращения, подвергаются индивидуально-авторским преобразованиям [http:frazeologik.narod.rutypes.html]. Фразеологическими сочетаниями мы будем считать устойчивые обороты, включающие в себя слова как с обобщенным значением (известным каждому), так и с фразеологически связанным, которое употребляется исключительно в данном сочетании. Бесспорно, целостное значение фразеологического сочетания следует из значений слов, входящих в его состав. Например, закадычный друг. В языке нет устойчивых словосочетаний типа закадычный враг или закадычный отец. Прилагательное закадычный в значении большой, хороший имеет фразеологически связанное значение исключительно с существительным друг, а посему с другими словами не сочетается. Фразеологические сочетания включают в себя как слова со свободным значением, так и слова с фразеологически связанным значением, поэтому они не являются безусловными семантическими единицами, что позволяет совершать различные вариации. Состав фразеологических сочетаний допускает ограниченную синонимическую подстановку или замену отдельных слов, при этом один из членов фразеологического сочетания оказывается постоянным, другие же – переменными: так, например, в словосочетаниях сгорать от любви, ненависти, стыда, нетерпения слово сгорать является постоянным членом с фразеологически связанным значением [http:ru.wikipedia.orgwikiФразеологизм]. Представители широкого подхода к фразеологии выделяют в отдельную группу и единицы со структурой предложений или предикативных словосочетаний [Горлов, 1992: 35], называя их фразеологическими выражениями. Одной из главных характеристик таких выражений является устойчивость, однако, вместе с тем, они состоят из слов со свободными значениями. Поэтому и отличаются семантической расчлененностью: быть или не быть; свежо придание, а верится с трудом. В.Телия утверждает, что фразеологичность этих единиц – в их воспроизводимости [Телия, 1996: 64]. Н.Шанский отмечает, что отнесение тех или иных сочетаний слов к фразеологии, или, напротив, выведение их за пределы фразеологических единиц обуславливается тем, извлекаются ли они из памяти целиком или создаются в процессе общения [Шанский, 1985: 53]. Таким образом, сторонники широкого подхода включают в состав фразеологии не только идиомы, но и устойчивые сверхсловные единицы неидиоматического характера – пословицы, терминологические словосочетания, и, что важно для нашей работы, крылатые слова и выражения. Б.Ларин под фразеологическими единицами понимал такие устойчивые словосочетания, которые характеризуются потерей первоначальных реалий и появлением нового метафорического значения [http:www.philology.rulinguistics2larin-77d.htm]. А.Бабкин отмечал, что одним из главных свойств фразеологической единицы является цельность, возникающая в результате ослабления лексического значения у слов ее компонентов [Бабкин, 2009: 256]. С.Гаврин утверждал, что фразеологическая единица – это воспроизводимая общеупотребительная языковая единица, целостная по своему значению и составлена ​​из двух и более знаменательных слов [Гаврин, 1963: 54-59]. Фразеологическая единица, по мнению Н.Шанского, это воспроизводимая в готовом виде единица языка из двух и более компонентов, постоянная по своему значению, составу и структуре [Шанский, 1985: 20]. На оригинальность характера фразеологизмов как идиоматических словосочетаний, которые по своему содержанию является цельными, и не могут быть дословно переведены на другие языки без потери стилистической окраски, указывал Л.Булаховский. Несколько иные признаки фразеологических единиц представляет В.Мокиенко. Он пишет: Под фразеологической единицей мы понимаем относительно устойчивое, воспроизводимое, экспрессивное сочетание лексем, обладающее, как правило, целостным значением. При этом подчеркивается относительность таких важных свойств фразеологии, как устойчивость и семантическая целостность, и особое значение придается экспрессивности. [Мокиенко, 1980: 17-20]. Выделяя эти характеристики как основные признаки фразеологизма, исследователь отмечает, что первые две из них свойственны языку, а третья – речи. Именно анализом взаимодействия каждой из указанных характеристик можно обнаружить противоречивую суть фразеологического сочетания и ограничить объем фразеологии. Таким образом, существующие в языкознании определения фразеологических единиц свидетельствуют о том, что учеными выделяются различные признаки фразеологических единиц, среди которых, в частности, можно выделить: 1) семантическую целостность; 2) метафоричность; 3) воспроизводимость; 4) присутствие не менее двух значимых слов; 5) непереводимость. Исходя из сказанного, мы будем определять фразеологизм как отдельную, самостоятельную единицу языка, способную, как и другие языковые единицы, выражать свою семантику, вступать с другими единицами языка в смысловые и грамматические связи (а значит иметь грамматические категории), выполнять в предложении соответствующую синтаксическую функцию. Фразеологические единицы языка могут изучаться в разных аспектах, но исходными и определяющими всегда будут те, которые будут способствовать раскрытию основных признаков, что конкретно делает фразеологизм фразеологизмом, что выделяет его в отдельную единицу языка. Вполне понятно, что для раскрытия дифференциальных признаков, как и самой сущности фразеологизма, необходимо их рассматривать в сопоставлении и сравнении с другими единицами языка – словом, словосочетанием, отмечая общие и отличительные их черты. Фразеологизм – это самостоятельная речевая единица, которая характеризуется соответствующими дифференциальными признаками. Такими признаками для фразеологических единиц являются: 1) фразеологическое значение, 2) компонентный состав, 3) грамматические категории [Ужченко, 1988: 80-88]. Определение дифференциальных признаков фразеологических единиц позволяет установить объем предмета фразеологии, а также позволяет рассматривать фразеологизмы как отдельные самостоятельные единицы языка, отличные от слова, словосочетания и предложения. Впрочем, существуют и схожие признаки. В процессе речи, например, мы не конструируем, а воспроизводим фразеологизмы как готовые языковые единицы, как, собственно, и слова. Кроме того, большое количество фразеологических единиц сближает с отдельными словами также и особенность наличия своей семантики. Все указанные соображения свидетельствуют о намерении лингвистов выработать объективные критерии определения самого предмета фразеологии и убеждают еще раз в том, что фразеологические единицы являются чрезвычайно сложными и противоречивыми образованиями языка. Фразеологические единицы следует изучать не сами по себе, не изолированно, а в тесной связи с другими единицами языка. Соединяясь в процессе речи со словами, словосочетаниями, они выступают органическими элементами целостной коммуникативной единицы, активно участвуют в формировании ее содержания, придают ему особую выразительность, яркого стилистической окраски. Фразеологическая единица и слово могут быть близкими по своему значению, т.е. выражать общее понятие, тождество. Но и эта общность понятий, которых каждая из этих языковых единиц выражает, будет общностью относительной. Значение фразеологизма может соотноситься со значением слова, что исключает их тождество между собой. Кроме того, следует иметь в виду, что фразеологическое значение, в отличие от лексического, не затруднено словообразовательным значением, что и составляет существенную особенность фразеологической семантики [Авксентьев, 1983: 83-86]. Говоря о совместных и отличительных особенностях фразеологической единицы и слова, неоднократно подчеркивалось, что фразеологизмы имеют общность также со словосочетаниями. Эта общность в первую очередь проявляется в том, что и фразеологизм, и словосочетание – раздельно оформленные единицы. Но если свободные словосочетания каждый раз строятся в процессе вещания по соответствующим законам грамматики, то фразеологические единицы автоматически воспроизводятся как готовые, цельные единицы. Значение обычных синтаксических единиц появляется в процессе общения, и обязательно согласно правилам семантической сочетаемости слов и словосочетаний. Образование же фразеологических единиц – это живой и постоянный процесс, вызванный самой потребностью человеческого общения. Итак, фразеологизмы и слова – отличные друг от друга понятия, но их можно характеризовать определенными общими чертами, а именно наличием значения и способностью выполнять синтаксические функции. Источниками образования фразеологических оборотов и сферами их функционирования являются: Библейские изречения (око за око, Давид и Голиаф, святая святых); Античная литература и мифы (дамоклов меч, ахиллесова пята); Фольклор (горохом об стену, на ладан дышит); Профессиональная деятельность (семь раз отмерь, один раз отрежь, включить заднюю); Афоризмы: (Я мыслю, следовательно, существую – Р.Декарт, Никакая цель не высока настолько, чтобы оправдывала недостойные средства для ее достижения – А.Эйнштейн). Таким образом, фразеология продолжает оставаться одной из самых интересных, но не в полной мере изученных дисциплин лингвистической науки. Фразеологические единицы имеют комплексную семантику – в их значении сочетаются различные типы информации: описание (дескрипция), субъективная оценка той ситуации, которая описывается фразеологизмом, а также эмоциональное состояние говорящего.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

  • 1.1. Социокультурный аспект языка и социокультурная компетенция как часть коммуникативного процесса
  • 1.2. Фразеология и ее национально-культурный контекст