Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Крестьяне Вятской губернии и выборы в I и II государственные Думы




Скачать 417.24 Kb.
страница2/3
Дата27.06.2017
Размер417.24 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3
Глава I «Вятские крестьяне и идея создания Государственной Думы» состоит из трех параграфов. В ней рассматриваются действия местной администрации и представителей вятских отделений политических партий по доведению до крестьян содержания «Положения о выборах в Государственную Думу» от 6 августа 1905 г. и указа 11 декабря того же года, а также реакция селян на полученную информацию.

Первый параграф «Социально-экономическое положение вятских земледельцев как фактор их участия в политической жизни» посвящен характеристике экономических, политических и культурных аспектов жизни вятского крестьянства начала ХХ в. Сделан вывод, что для изучаемого периода был характерен интерес селян к печатной продукции, в том числе к общероссийским и местным газетам и журналам, освещающим политическую жизнь страны.

Второй параграф «Административная вертикаль и политические партии: способы информирования селян о компетенции Государственной Думы» посвящен реализации этой деятельности среди вятских земледельцев. Порядок выборов в Государственную Думу и ее компетенция оговаривались в ряде законодательных актов. Напомним, что на основе «Положения о выборах в Государственную Думу» от 6 августа 1905 г. предполагалось провести выборы в так называемую «булыгинскую думу» (наделенную совещательными правами), которые так и не состоялись. Позднее появился указ 11 декабря 1905 г., вносящий некоторые дополнения в текст этого документа.

Официально право доводить до сведения населения новые законы, которые традиционно зачитывались в православных церквях, иноверческих храмах, а также на волостных сходах, земских и городских собраниях, принадлежало исключительно членам местной администрации. На представителей местной администрации ложился основной груз ответственности в деле толкования вятским крестьянам-общинникам избирательного законодательства.

Способы доведения чиновниками до вятских крестьян соответствующего материала можно разделить на несколько групп. Одни затягивали ознакомление крестьян с избирательным законодательством, оказывая пассивное сопротивление распоряжениям губернатора. Вторые прибегали к чтению государственных документов без их последующего толкования, то есть выполняли свою задачу формально. Третьи решались добросовестно выполнить свои обязанности и читали крестьянам документы с их последующим комментированием. Наконец, находились и такие, которые прибегали к заведомо неверному толкованию избирательного законодательства в смысле завышения роли центральной и местной администрации в самом процессе выборов в Государственную Думу.

Наряду с устной формой ознакомления вятских крестьян с избирательным законодательством, представители местной администрации прибегали и к использованию печатных текстов. Для этого в 1905-1906 гг. было увеличено число официальных газет, рекомендованных вятскими чиновниками для чтения в крестьянской среде. По распоряжению вятского губернатора А. Г. Левченко они стали распространять среди сельских жителей ежедневную газету «Вятский вестник».

Для письменной формы донесения до вятских крестьян содержания избирательного законодательства со стороны местной администрации было характерно наличие в прессе и брошюрах его своевременных комментариев. Внимание официальной прессы обращалось на конструктивные моменты, связанные с приложением текстов законов к условиям Вятской губернии.

Несколько неожиданным и противозаконным явлении в рассматриваемых событиях было достаточно активном вмешательстве в дело выборов местных отделений политических партий: кадетов, энесов, эсеров, анархистов и социал-демократов, а также тесно сотрудничавших с чиновниками Партии правового порядка. В Вятской губернии таковые были созданы в основном в декабре 1905 г. Цель большей части представителей вятских отделений политических партий была прямо противоположна той, которую преследовало чиновничество – дополнительно «раскачать» массы и вовлечь их в политическую борьбу. Агитаторами в той или иной мере были охвачены все уезды Вятской губернии.

Если с февраля по август 1905 г. столичные оппозиционеры были настроены довольно позитивно по отношению к идее создания Государственной Думы, то после появления «Положения…» от 6 августа 1905 г. их мнение меняется на противоположное и остается практически неизменным даже после предоставления Думе законодательных прав.

Определенную эволюцию в период с августа 1905 г. по март 1906 г. претерпело отношение к Государственной Думе и вятских оппозиционеров. Первоначально они положительно отреагировали на «Положение о выборах…» от 6 августа 1905 г. Однако в ноябре-декабре 1905 г. агитаторы-кадеты, хотя пока еще ничего не говорили крестьянам про Учредительное собрание и про предоставленные Думе законодательные права, но обращали внимание слушателей уже на отсутствие в обновляемой политической системе Российской империи всеобщего и прямого избирательного права, то есть действовали в рамках решений первого съезда партии кадетов. Не все вятские кадеты в предвыборный период жестко проводили мысль о недопустимости отсутствия всеобщего избирательного права, некоторые из них шли на компромисс с губернской администрацией.

Указ 11 декабря 1905 г. вятскими оппозиционерами, как и в центре, был оценен как путанный. Таким образом, до ноября-декабря 1905 г. вятские оппозиционеры имели свою, отличную от партийного центра и в целом положительную оценку избирательного законодательства, но часть из них позднее отошла от нее.

Главным методом устного доведения избирательного законодательства до крестьян представителями оппозиционных партий, в противоположность сотрудникам местной администрации и работавшим вместе с ними в данном направлении членам вятского отделения Партии правового порядка, было его объяснение. В знак протеста против недостаточной с точки зрения оппозиции радикальности указанных документов была организована кампания по присоединению крестьян к заранее составленным приговорам. Уже на этом этапе оппозиция быстро накапливала опыт политической деятельности.



В третьем параграфе «Понимание вятскими крестьянами сведений о Государственной Думе» автор показывает, что земледельцы либо не понимали текст государственных документов, либо понимали его неверно, и лишь часть поняла адекватно. Не понимая смысл избирательных документов, крестьяне склонны были его домысливать.

Первоначально сельским жителям была непонятна идея многоступенчатых выборов по крестьянской курии. «Законотворческие» фантазии крестьян, во-первых, вылились в убеждение, что их уполномоченные отправятся прямиком в Государственную Думу. Главная ошибка селян сводилась к убеждению в том, что Государственная Дума призвана непосредственно и оперативно решить давно назревшие материальные проблемы крестьян, что в этом и заключается ее компетенция. Повышение своего уровня жизни крестьяне видели в улучшении системы коммуникаций (строительстве мостов, дамб и проселочных дорог), дополнительном наделении землей, покосами, лесами, создании новых фельдшерских пунктов.

В связи с этим можно выделить несколько категорий крестьян с точки зрения их политического поведения в рассматриваемый период: одни демонстрировали лояльность центральному правительству; вторые выражали недовольство местной властью, ничего не имея против центральной администрации; наконец, были и те, кто открыто выступал против самодержавия. Лояльными к существующему политическому режиму являлись сельские жители, которые, усвоив, что «Положение…» от 6 августа и указ 11 декабря того же года не преследуют цели улучшить их материальное благосостояние (не дают им земли, покосы, леса, не отменяют подати), стали добиваться этого посредством диалога с центральным правительством: написания приговоров на имя императора Николая II или председателя Совета министров С. Ю. Витте. В целом, во второй половине 1905-марте 1906 гг., в связи с намечавшимся созывом Государственной Думы, вятские крестьяне получили первый опыт написания обращений к центральному правительству с обозначением своих нужд, а также имели возможность сделать вывод об их эффективности.

Один из парадоксов того времени: постепенное втягивание сельских жителей в политическую жизнь проходило на фоне негативного отношения части из них к самому термину «политика», что являлось одним из косвенных признаков лояльности правительству. На слуху было определение толкователей избирательного законодательства «политиками» и «студентами». Указанные понятия в речи вятских крестьян обычно отражали не социальный статус человека, а его оппозиционность центральной власти. Назвать так человека на деревне значило обидеть, «опозорить» его.

Другая часть крестьян после появления избирательного законодательства стала открыто высказывать недовольство местной администрацией и чинами полиции. Особенно восприимчива к таким явлениям была сельская молодежь. В условиях оживления политической жизни в крестьянской среде благодатную почву находили подозрения по поводу ущемления местной администрацией их материальных интересов.

Определенную часть вятских крестьян составили те, кто более или менее сознательно выступал против самодержавия. В первую очередь это те из них, которые участвовали в агитационной работе как члены местных отделений партий кадетов, эсеров и социал-демократов. Кроме того, сюда относятся крестьяне беспартийные, но, судя по их высказываниям, сочувствовавшие революционерам.

Политические и юридические нюансы создания и функционирования этого государственного органа, которые пытались объяснять им агитаторы, остались незамеченными и непонятыми сельскими жителями. Следовательно, эти крестьяне поддержали не реальную Государственную Думу, а ту, которую нарисовало им воображение. Отсюда вытекала неизбежность разочарования в этом государственном институте и поиска других путей решения своих проблем. Таким образом, вторая половина 1905-1907 гг. характеризовались началом процесса втягивания сельских жителей в политическую жизнь Российской империи. Создание Государственной Думы было лишь одним из шагов в этом направлении.

Глава II «Электоральное поведение вятских крестьян и их реакция на работу Государственных Дум первого и второго созывов» посвящена анализу предвыборной борьбы, хода выборов и отношения сельских жителей к деятельности депутатов I и II Государственных Дум.

В первом параграфе «Крестьянство как объект воздействия в ходе предвыборной борьбы» показано, что выборы в I и II Государственные Думы Российской империи проходили впервые в истории нашей страны, поэтому их участникам довольно трудно было предусмотреть последствия тех или иных собственных действий. В соответствии с существующим законодательством первой инстанцией выборов по крестьянской курии выступали сельские сходы. Процедура избирания выборщиков начиналась с уровня волостных сходов, которые после такого избрания посылали их в качестве своих представителей на уездные крестьянские съезды, а те, в свою очередь, избирали делегатов-выборщиков в губернское избирательное собрание, общее для представителей всех курий.

Поскольку основную массу участников волостных сходов составляли избираемые на сельских сходах входивших в состав данной волости деревень так называемые десятидворные (один домохозяин от десяти крестьянских дворов), то элементы предвыборной борьбы фактически имели место и перед этим традиционным для крестьянского самоуправления этапом. Затем борьба эта продолжалась в промежутках между сельскими и волостными сходами, волостными сходами и уездными крестьянскими съездами, а также между последним и губернским избирательным собранием. На самих волостных сходах, уездных и губернском съездах предвыборная борьба в форме выступлений, прений, распространений агитационных материалов не допускалась.

Основными субъектами предвыборной деятельности перед выборами в I и II Государственные Думы, как и на этапе ознакомления крестьян с избирательным законодательством, выступали члены местной администрации, вятское отделение партии кадетов и Всероссийского Крестьянского союза. Довольно вяло, но все-таки были отмечены в предвыборной борьбе местные отделения Партии правового порядка (только в первую избирательную кампанию), Русского собрания, Вятской народной монархической партии, Союза 17 октября и РСДРП, земские деятели.

Своеобразным явлением в этих событиях выступала относительно немногочисленная категория крестьян, которые индивидуально, но достаточно активно включались в эту борьбу, порой в роли самовыдвиженцев, а иногда и агитаторов за ту или иную кандидатуру.

Хронологические рамки первой предвыборной кампании в Вятской губернии включали в себя период с ноября 1905 г. по апрель 1906 г. Вторая предвыборная кампания в Вятской губернии началась в декабре 1906 г. и продолжилась до середины февраля 1907 г., ее продолжительность была практически в 2 раза меньше, чем первой.

В первую предвыборную кампанию предвыборная агитация некоторое время шла параллельно с процессом толкования избирательного законодательства, который, как отмечалось выше, растянулся до января 1906 г.; во вторую избирательную кампанию оба эти процесса протекали параллельно.

Предвыборная борьба в деревне перед выборами и в I, и во II Государственные Думы распадалась на ряд этапов. Наиболее важный из них, занимавший место в промежутке между сельскими и волостными сходами, пришелся на ноябрь 1905-начало марта 1906 гг. и декабрь 1906-начало февраля 1907 гг.; второй – на период до созыва уездных избирательных собраний, вторую и третью декаду марта 1906 г. и вторую половину января 1907 г.; последний – на конец марта-середину апреля 1906 г. и конец января-середину февраля 1907 г., до созыва губернского избирательного собрания.

В ходе предвыборной борьбы в деревне многое зависело от того, кто контролировал предвыборную борьбу, а дело это находилось в руках местной администрации. Между тем, в большинстве случаев чиновники действовали в соответствии с законом (60,7%), а нарушали его в 39,3%, что опровергает тезис советской историографии о сплошь и рядом имевших место нарушениях с их стороны в ходе предвыборной борьбы в сельской местности. Имевшие же место злоупотребления служебным положением на крестьянских предвыборных собраниях можно разделить на четыре вида: дискредитация земскими начальниками оппозиционно настроенных земледельцев, намеченных на предварительных крестьянских сходах в выборщики; указания селянам, кого лучше избрать на предвыборных собраниях; допущение предвыборной агитации на предвыборных крестьянских собраниях членов местного отделения Партии правового порядка; использование возможностей прессы (распространение среди крестьян официальных газет и наблюдение за оппозиционными).

Согласно телеграмме вятского губернатора в министерство внутренних дел от 5 января 1907 г., предвыборные крестьянские собраниях перед выборами во II Государственную Думу «прошли в порядке», перевыборы десятидворных состоялись лишь в 5 волостях.

В ходе второй предвыборной кампании вятский губернатор князь Д. С. Горчаков написал обращение к избирателям, чего не позволил себе в первой предвыборной борьбе предыдущий губернатор А. Г. Левченко. Волостные старшины 3 января 1907 г. получили указание прочесть это обращение на волостных сходах.

Еще одним способом влияния местной администрации на ход предвыборной кампании было использование возможностей прессы. В связи с этим, в 1905-1906 гг. по распоряжению вятского губернатора А. Г. Левченко было увеличено количество официальных газет, в обязательном порядке распространявшихся чиновниками в крестьянской среде. Дискредитация политических противников в печати перед выборами во II Государственную Думу стала более системной, чем в первую избирательную кампанию. Особая группа журналистов при министерстве внутренних дел заранее подготовила воззвания, брошюры и листки предвыборного характера.

Перед выборами во II Государственную Думу правительство применило новый способ влияния на результаты выборов: на основании секретного циркуляра МВД к концу 1906 г. от участия в избирательной кампании было устранено 83 тыс. чел. в 9 губерниях Российской империи. В Вятской губернии в это же время в порядке охраны было выслано 108 чел., из них 2 – бывших депутата I Государственной Думы, протоиерей Н. В. Огнев и агроном, кадет П. А. Садырин.

Партии в этой ситуации, таким образом, оказались не в равных условиях. Явными симпатиями администрациями в ходе первых выборов пользовалось вятское отделение Партии правового порядка. Эта партия была нужна местным чиновникам, так как позволяла разнообразить методы предвыборной борьбы на правом фланге политического поля путем создания предвыборных блоков, проведения устной агитации на волостных сходах, в письменной агитации подчеркивать патриотизм ее деятелей, критиковать кадетов и т. д. Местное отделение Партии правового порядка в начале 1906 г. вошло в контакт с духовенством, а 23 февраля 1906 г. – с вятским отделением Союза 17 октября. Кроме того, членам Партии правового порядка были предоставлены широкие возможности проведения устной агитации в деревне. Письменная предвыборная агитация вятского отделения Партии правового порядка велась и на страницах выпускаемой им с 22 февраля 1906 г. газеты «Вятское слово» и официального издания «Вятский вестник».

Партии монархического характера Вятской губернии в период первой избирательной кампании переживали несколько затянувшийся период своего становления, кроме того, сконцентрировавшись на агитации в губернском и уездных городах, не могли оказывать существенного влияния на ее ход в деревне. Вятская народная монархическая партия (создана в марте 1906 г.) и вятский комитет партии «Русское собрание» распространяли среди сельских жителей свои программы. В ходе второй предвыборной кампании Вятская народно-монархическая партия приняла решение вступить в предвыборный блок с местным отделением «Союза 17 октября», а также вести переговоры с представителями духовенства. На данном этапе в ее пользу помещались публикации в «Вятских епархиальных ведомостях» и «Вятских ведомостях». Кроме того, по деревням распространялись воззвания с призывом голосовать за членов этой партии.

Из-за недостаточной поддержки местной администрации довольно пассивным в предвыборной борьбе в деревне проявило себя местное отделение Союза 17 октября, созданное в декабре 1905 г. Не имея в 1906 г. своего печатного органа, оно публиковалось в «Вятском вестнике». Агитации членов Союза 17 октября на втором и третьем этапах первой предвыборной борьбы зафиксировано не было. Перед выборами во II Государственную Думу, с 1 января 1907 г., вятское отделение этой партии стало выпускать газету «Союз 17 октября».

Второй по значимости после Партии правового порядка фигурой в процессе предвыборной агитации среди партий были кадеты. Если члены Партии правового порядка ездили по деревням за счет местной администрации, то кадеты – за счет государственных льгот земству. Характерными только для кадетов методами предвыборной борьбы были оглашение имен людей, за которых предлагалось проголосовать, а также составление телеграмм на имя центрального правительства с выражением своих требований. Кроме того, кадеты образовали предвыборный блок с мусульманской партией Иттифак-эль-муслимин, созданная в августе 1905 г. Вятские кадеты располагали значительными денежными средствами и влиянием на местные оппозиционные газеты – «Вятскую газету», «Крестьянскую газету».

В наиболее стесненных обстоятельствах в ходе предвыборной борьбы находились местные отделения Партии эсеров, Всероссийского Крестьянского союза и РСДРП. Партия эсеров бойкотировала первые выборы, но решила участвовать в предвыборной борьбе перед созывом II Государственной Думы. Вятское отделение эсеров, кроме издания газеты «Труд и борьба», приняло участие в организации крестьянских братств, которые в некоторых местах они влияли на настроения крестьян.

Несмотря на противодействие местной администрации, достаточно разнообразные методы в предвыборной борьбе были использованы местным отделением РСДРП. Во-первых, велась устная агитация этой партии в пользу своего кандидата, несмотря на декабрьское решение Таммерфорсской конференции бойкотировать выборы в I Государственную Думу. Кроме того, вятские социал-демократы выступали с обличительными речами на предвыборных собраниях других партий. В ходе второй предвыборной борьбы вятские социал-демократы встретили сочувствие в лице вятского комитета Всероссийского общесеминарского союза.

Все партии внесли свою лепту в рассуждения о том, какими качествами должен обладать крестьянский выборщик, проблемы, волновавшие крестьян и выраженные ими в приговорах, в большинстве случаев не оказывались в центре избирательной борьбы местных отделений политических партий.

В первой и второй предвыборной борьбе, что не встречало препятствий со стороны местной администрации, приняли участие некоторые сельские жители Вятской губернии. Таких случаев перед выборами в I Государственную Думу было обнаружено 17 (в 5,4% волостей), перед выборами во II Думу – 1. В целом, крестьянская агитация в ходе первой предвыборной кампании была отмечена в 6 уездах из 11.

Селяне индивидуально, но достаточно активно включались в борьбу, порой в роли самовыдвиженцев, а иногда и агитаторов за ту или иную кандидатуру. По роду занятий крестьяне-агитаторы были либо просто земледельцами (63,6%), либо еще и волостными писарями (36,4%). В 88% случаев они агитировали за себя, и только в 12% – за другого селянина. Характерны применяемые ими приемы воздействия на односельчан. Это произнесение предвыборных речей исключительно по поводу социально-экономических проблем деревни, составление приговоров с программой действий крестьянских депутатов в Думе, уговоры и подкупы, регулирование крестьянами-членами волостной администрации состава волостных сходов. Все эти селяне были избраны выборщиками в уездное избирательное собрание, хотя конкретных методов решения социальных вопросов они не предлагали.

Второй параграф «Выборы по крестьянской курии: условия проведения и особенности протекания процесса» показывает, что на выборах крестьяне чувствовали себя относительно уверенно. О месте и дате созыва волостных избирательных сходов крестьяне узнавали от представителей местной и волостной администрации – земских начальников и сельских и волостных старост. Судя по высокому проценту явки селян на выборы, о чем речь пойдет ниже, основная масса земледельцев была оповещена о них в ходе первой и второй избирательных кампаний заранее и своевременно.

Волостные же сходы начинали свою работу по желанию селян в 8, 10, 12 либо 14 час. дня. На них присутствовали члены низовой администрации (волостные старшины и кандидаты на должность волостного старшины, волостные писари, церковные старосты, председатели волостных судов, сборщики налогов) и крестьяне-десятидворные.

Еще одной чертой выборов на всех ступенях выборов по крестьянской курии в I и II Государственные Думы было служение молебнов перед голосованием, чего не наблюдалось в других куриях (за исключением губернского избирательного собрания, где присутствовали представители всех курий). Сначала священники служили молебны Богу, о здравии и долголетии императора, императрицы, наследника престола и всего императорского дома, за дарованное «Положение о выборах…» от 6 августа 1905 г., затем окропляли крестьян святой водой, давали поцеловать крест и Евангелие. В связи с выполнением перед выборами этого религиозного обряда иной раз случались различные неожиданности. Во-первых, не всегда земледельцы хотели идти в церковь и желали, чтобы священнослужители приехали к ним прямо на волостной избирательный сход, кроме того, порой возникали споры по поводу кандидатуры священника.

На волостные избирательные сходы в ходе первых двух выборов она была достаточно высока и составляла в среднем в ходе первых выборов 80%, вторых – 70%, при том, что диапазон явки колебался от 60 до 100%. Эта тенденция сохранилась и на других ступенях выборов по крестьянской курии. В частности, в I Государственную Думу на уездные избирательные собрания явились 97%; на губернское избирательное собрание –96,6%.

Причины достаточно высоких показателей явки на выборы вятских крестьян были обусловлены несколькими факторами. Во-первых, их надеждой улучшить свое материальное положение с помощью Государственной Думы. Немалую роль сыграло желание земледельцев иметь в Государственной Думе представителя именно от своей волости, о чем речь пойдет ниже. Кроме того, часть селян, судя по предвыборной агитации, сами желали стать депутатами Думы. Наконец, призыв эсеров и социал-демократов бойкотировать выборы в I Государственную Думу не был поддержан вятскими крестьянами.

После проверки наличия избирательных прав у присутствовавших на волостных избирательных сходах крестьян дверь плотно закрывали и к ней с обратной стороны приставляли десятских и полицейских стражников, чтобы не допустить беспорядков и посторонних людей – полиции было дано распоряжение лишь наблюдать за выборами и ни во что не вмешиваться. Затем, согласно нормам избирательного закона, волостные старшины зачитывали земледельцам правила выборов в Государственную Думу (этого не было по другим куриям), что, по имеющимся данным, в Вятской губернии строго соблюдалось.

Селяне стремились провести в I и II Государственные Думы представителя именно своей волости, нередкие отказы выделять мирские суммы на проезд выборщиков до уездного и губернского городов, подача жалоб на нарушения в ходе выборов, совершаемые официальными лицами. Неверное понимание или непонимание земледельцами избирательного законодательства наложило свой отпечаток на их электоральное поведение: 84,9% всех нарушений в ходе первых выборов, произошедших в 14,3% Вятской губернии, были совершены ими; в ходе вторых выборов – 63,2%. Наиболее частыми из них были открытое голосование, составление на волостных избирательных сходах не предусмотренных законом приговоров и телеграмм, проведение предвыборной агитации во время процедуры выборов.

Жалобы крестьян, поданные после прохождения второй ступени выборов в Вятской губернии в I Государственную Думу (их обнаружено 15), выражали протест против нарушений в 14 волостях (26,9% волостей с нарушениями выборного процесса). После второй ступени выборов во II Государственную Думу было обнаружено 9 крестьянских жалоб, из них только 1 – на нарушения в ходе выборов, остальные 8 – с протестом против отмены выборов. Жалобы крестьян можно разделить на индивидуальные (76,9% в ходе первых выборов и 44,5% – в ходе вторых) и коллективные (23,1% и 55,5% соответственно). За пропуском срока были поданы 6 жалоб (40% от их общего количества) в ходе первых выборов, 2 (22,3% от их общего числа) – в ходе вторых выборов. Анонимная жалоба была 1 (6,4%) и только в ходе первых выборов; в уездные избирательные комиссии – 11 (86,7%) в ходе первых выборов и 1 (11,5%) – в ходе вторых, в Вятскую губернскую избирательную комиссию – 4 (13,3%) и ни одной соответственно. Жалобы составлялись как рядовыми членами волостного схода, так и теми, кто был выбран в выборщики (33,3% в ходе первой избирательной кампании и 44,5% – в ходе второй), и затем не был утвержден в этом статусе уездной избирательной комиссией. Значит, определенной части крестьянства хотелось стать депутатами Государственной Думы. Отчасти это можно объяснить их верой в то, что в Думе, находившейся близко от Царя-Батюшки, можно разрешить свои насущные проблемы.

Если составить обобщенный портрет вятского крестьянского депутата I и II Государственных Дум, получится, что это человек 30-40 лет, грамотный, зачастую не имевший дополнительных занятий, кроме земледелия, с опытом несения служебных обязанностей или службы в армии, русский по национальности и православный по вероисповеданию, беспартийный, но настроенный достаточно оппозиционно к существующему режиму. Итоги выборов по Вятской губернии, отмеченные выше, показали довольно высокую степень радикализма настроений вятских крестьян, отдавших свои предпочтения деятелям относительно левого толка.

1   2   3

  • Первый параграф «Социально-экономическое положение вятских земледельцев как фактор их участия в политической жизни»
  • Второй параграф «Административная вертикаль и политические партии: способы информирования селян о компетенции Государственной Думы»
  • В третьем параграфе «Понимание вятскими крестьянами сведений о Государственной Думе»
  • Глава II «Электоральное поведение вятских крестьян и их реакция на работу Государственных Дум первого и второго созывов»
  • В первом параграфе «Крестьянство как объект воздействия в ходе предвыборной борьбы»
  • Второй параграф «Выборы по крестьянской курии: условия проведения и особенности протекания процесса»