Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Конфликт поколений в романах Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн




Скачать 269.89 Kb.
Дата25.06.2017
Размер269.89 Kb.
ТипАвтореферат диссертации
На правах рукописи Караваева Екатерина Михайловна Конфликт поколений в романах Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн (к проблеме поиска идентичности в азиато-американской литературе США последней трети XX века) Специальность 10.01.03 – литература народов стран зарубежья (литература народов Европы и Америки) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва 2009 Работа выполнена на кафедре истории зарубежных литератур Московского государственного областного университета Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Андрей Леонидович Ястребов Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Александр Владимирович Ващенко кандидат филологических наук, доцент Ольга Борисовна Карасик Ведущая организация: Московский городской педагогический университет Защита состоится «14» мая 2009 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.01 по литературоведению при Московском государственном областном университете по адресу: 105005, г. Москва, ул.Ф. Энгельса, д.21а. С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д.10а. Автореферат разослан _____ апреля 2009 года Ученый секретарь диссертационного совета, доктор филологических наук, профессор Т.К. Батурова Общая характеристика работы На рубеже XX – XXI веков в американском литературоведении наблюдается повышенный интерес к этнической литературе. Важнейшей чертой последних десятилетий XX века стало принципиальное изменение литературной карты США: «американо-центристская» культурная модель, представленная ядром (мейнстримом) и пограничьем, сменяется плюралистической, в которой прежние «литературы пограничья» («маргинальные литературы») играют одну из наиболее важных ролей.1 Отличительной чертой американского литературоведения становится изучение и анализ этнической литературы. В конце 80-х годов XX века в США формируется «пограничьеведение» (“border studies”), зародившееся как попытка осмысления мексикано-американского культурного опыта. Затем это направление разрастается до крупной междисциплинарной области исследований. Понятие «пограничья» вовлекается в орбиту активного обсуждения. О признании важности мультикультурного феномена в литературе США свидетельствует растущий интерес зарубежных исследователей (У. Соллорс, У. Боелхауэр, Т. Феррари, Э. Линг, Э. Ким, М. Хеунг, С. Картер, Б. Ксу, М. Зиммерман, Р.М. Джордж, Д. Поуи, В. Биндер, Р. Бехар, Г.Х. Мюллер и другие), что проявляется в росте публикаций научных трудов, увеличении изданий мультикультурных антологий и книг писателей и поэтов этого направления. Тенденция к возрастанию роли литератур культурного разнообразия в историко-литературном процессе в США справедливо выделяется в работах многих отечественных американистов. А.В. Ващенко отмечает, что XX век «стал фактором глобального перераспределения творческой энергии в мировой литературе и искусстве».2 В последнее время в отечественном литературоведении появилось немало исследований, посвященных отдельным этническим литературам: индейской (А.В. Ващенко, В.Н. Димитриева), мексикано-американской (Т.В. Воронченко, Л.В. Дьякова, М.Д. Мальцева, А.А. Гонгадзе и другие), азиато-американской (Ю.Л. Безрук, С.Г. Коровина). Имеется обширная литература о творчестве афро-американских писателей (Б.А. Гиленсон, С.А. Чаковский, Ю.В. Стулов, Н.А. Высоцкая и другие). Особое внимание критика и литературоведение США уделяют творчеству азиато-американских писателей. Азиато-американское литературное движение стало одним из самых динамичных в истории американской литературы и всего лишь за три десятилетия добилось всеобщего признания. Внимание исследователей сконцентрировано на проблеме ассимиляции иммигрантов и вопросах сохранения национального самосознания и культуры. Семья, фамильные ценности, сохранение культурных традиций и неизбежный конфликт поколений являются предметом художественного изображения в творчестве многих американских писательниц – представительниц азиатских этнических меньшинств. В творчестве Максин Хонг Кингстон, Эми Тэн, Моники Сон осмысливаются происходящие в мире культурные процессы и последствия миграции. В их произведениях делается акцент на изображении героев, которые живут и действуют в особых «пограничных» зонах, находятся в состоянии постоянного пересечения культурных и языковых барьеров. Писательницы изображают конфликт между убеждениями и ценностями двух поколений – матерей и дочерей, показывая те трудности, с которыми сталкиваются иммигранты первого поколения в стремлении передать национальную культуру своим наследникам. Настоящее диссертационное исследование посвящено изучению семейного конфликта в женской китайско-американской художественной литературе последней трети XX века. Выбор темы обусловлен актуальностью проблемы мультикультурализма в современных гуманитарных науках в целом и в литературоведении в частности. Обращение к женской прозе обусловлено тем, что именно китайско-американские писательницы наиболее скрупулезно изображают особенности конфликта поколений среди иммигрантов. Характерным для американского феминистского литературоведения является обсуждение проблемы взаимоотношений между матерью и дочерью. Именно вторая половина XX века привносит новые акценты в литературную трактовку конфликта поколений. Героини произведений азиато-американских писательниц – иммигранток второго поколения – отмечены двойственным стремлением к сохранению связи поколений и пониманием, что отчуждение неизбежно. В последней четверти XX столетия американка азиатского происхождения ищет свое «я», пытается реализовать свои способности, жить активной социальной жизнью. Обращение азиато-американских писательниц к проблемам материнства, взаимоотношений матери и дочери, женской дружбы отражает общую тенденцию, характерную для этнических литератур второй половины XX века. Актуальность темы диссертационного исследования определяется необходимостью детального исследования художественных особенностей литературы «пограничья», отражающей мультикультурную реальность современного мира. Анализ произведений Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн позволяет исследовать проблематику поиска национальной идентичности и передачи культурного наследия потомкам в условиях социальной адаптации. Признание значительности творчества обеих писательниц в американском литературоведении и все возрастающее внимание к ним в отечественном подтверждают актуальность настоящего исследования. Научная новизна нашей работы состоит в исследовании проблемы семейного конфликта в художественных текстах на материале китайско-американской женской прозы последней трети XX века. Творчество Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн рассматривается как целостный художественный мир с точки зрения типологии и поэтики их произведений. Цель работы – исследовать своеобразие художественного воплощения конфликта поколений в произведениях Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн как наиболее ярких американских писательниц китайского происхождения. Цель исследования обусловила постановку следующих задач: систематизировать и теоретически осмыслить накопленный в отечественном и зарубежном литературоведении материал об азиато-американской литературе; выявить способы изображения культурного и языкового пограничья в творчестве Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн; рассмотреть особенности художественного воплощения конфликта поколений в произведениях Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн; определить роль категории памяти в формировании пограничной идентичности. Основные положения диссертации, выносимые на защиту: Главный акцент в творчестве писателей пограничья - мигрантов из Китая делается на межкультурном взаимодействии, что находит отражение в поэтике их произведений. Стремление писателей-мигрантов исследовать свое этническое прошлое ведет к созданию новых мифов и альтернативной историографии. Конфликт поколений в произведениях китайско-американских писательниц рассматривается как конфликт титульного мировоззрения и традиционной культуры. Литературоведческий анализ проводился с применением культурно-исторического, компаративного, герменевтического методов. Научно-практическая ценность работы состоит в том, что главы, посвященные азиато-американским авторам, могут лечь в основу создания новых разделов лекционных курсов по литературе США. Методика анализа романов «Клуб радости и удачи», «Сто тайных чувств» и «Воительница» заключает в себе компоненты, которые на наш взгляд, могут быть использованы для анализа мировоззренческого, психологического, художественного аспектов женского романа как особой жанровой разновидности. В целом, материалы исследования могут быть применены при чтении общих и специальных курсов по истории зарубежной литературы XX века. Предмет исследования В работе рассматривается художественное воплощение конфликта поколений и проблемы поиска национальной идентичности в творчестве двух наиболее ярких китайско-американских писательниц Максин Хонг Кингстон (Maxine Hong Kingston) и Эми Тэн (Amy Tan). Материалом исследования являются наиболее значительные с точки зрения поставленных вопросов романы Эми Тэн «Клуб радости и удачи» и «Сто тайных чувств» и роман Максин Хонг Кингстон «Воительница». Анализируемые произведения написаны в последней трети XX века: «Воительница» (1976), «Клуб радости и удачи» (1989) и «Сто тайных чувств» (1995). Интерес представляет тот факт, что обе писательницы являются китайско-английскими билингвами и прекрасно знают историю, культуру и психологию китайцев. Писательницы представляют современное поколение авторов, они интересуются проблемой национального самосознания, являются одними из самых популярных и читаемых. Произведения Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн стали своего рода символом писателей азиатского происхождения, которые прежде всего, уделяют внимание теме поколений, семейной сплоченности и верности своей культуре. Апробация работы Основные положения работы обсуждались на международных конференциях Московского государственного областного университета и Московского гуманитарного педагогического института. Материалы диссертации нашли отражение в семи публикациях. Структура диссертации: работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии. Цели и задачи определили структуру и содержание исследования. Основное содержание работы Во Введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность и научная новизна, формулируются основная цель и конкретные задачи, определяются методы исследования, указываются теоретическая значимость и практическая ценность исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту, а также устанавливается объем и структура диссертации. Глава I – «Полемика между архаической стратегией традиции и динамичными ориентирами цивилизации» - состоит из четырех параграфов. В первом параграфе рассматриваются зарождение и развитие китайской темы в «белой» литературе США. Данный аспект позволяет обозначить социокультурный контекст, в котором начинали свое творчество китайско-американские писатели. Кроме того, карикатурные, почти гротескные образы китайцев, созданные классиками американской литературы более века назад, породили устойчивые стереотипы, отчасти сохранившиеся до сих пор. Достаточно частое обращение крупных американских писателей – Френсиса Брета Гарта, Марка Твена, Джека Лондона - к изображению китайских иммигрантов свидетельствует об интересе к ним и признании значительности их места в США. Несмотря на преимущественно иронический, словно разглядывающий, характер этого изображения, его можно считать первым, хотя и противоречивым, шагом на пути к принятию американцев китайского происхождения в американский социум. Первым и, возможно, единственным белым автором литературы США, попытавшимся сломать эти клише, была Перл Бак. Творчество Перл Бак внесло значительный вклад в преодоление многолетней неприязни и снисходительного любопытства Америки к Китаю. Если в XIX веке американцы европейского происхождения негативно оценивали иммигрантов из Азии, то в конце XX века их восприятие изменилось: американец азиатского происхождения хорошо образован, дисциплинирован и успешен – образцовый представитель этнического меньшинства. Белые писатели США второй половины XX века признают заслуги китайцев и их образа жизни, хотя по-прежнему описывают их с долей иронии. Во втором параграфе описываются характерные особенности этнической литературы США, выявляются основная проблематика и тематика художественных произведений писателей «пограничья». Роман Эми Тэн «Сто тайных чувств» подчеркивает влияние социокультурного контекста на создание новых моделей семейных отношений в последней трети XX века. Несмотря на неоднородность этнической литературы, существуют общие факторы исторического, социологического, эстетического характера, лежащие в ее основе. Сходный опыт иммигрантов из разных стран в Соединенных Штатах позволяет говорить об общности их истории. Расовые проблемы, особенно актуальные для ранних стадий развития афро-американской, латиноамериканской, азиато-американской литературы, все чаще уступают место гендерной проблематике. Следующей важной тематической особенностью этнической литературы становится конфликт поколений, который часто приобретает культурную окраску: поколение отцов – иммигрантов первого поколения – представлено носителями родного языка и национальной традиции, которую поколение детей стремится трансформировать. Немаловажно, что конфликт поколений в произведениях выражается не только на содержательном уровне, но прослеживается в структурных особенностях произведений, прежде всего на уровне их повествовательных стратегий: варьирование точек зрения, переплетение сюжетных линий, характеров, голосов, а также, не в последнюю очередь, выбор языка повествования. Женское движение во второй половине XX века, возможно, является ключевым историческим событием, которое вызвало пересмотр современной концепции семьи. Феминизм дал начало понятию «сестринства», создав новую парадигму семейных отношений. Идеал сестринства предполагает тесную связь между женщинами и создает пространство для выражения существующих противоречий и разногласий между поколениями. В результате анализа романа «Сто тайных чувств», в котором автор исследует влияние сестринских отношений на развитие этнического сознания и идентичности, делается вывод, что сестринство постепенно заменяет институт материнства и представляет собой модель, способную обеспечить альтернативный путь самовыражения женщины. В третьем параграфе представлена история трактовки темы «мать – дочь» в американской этнической литературе второй половины XX века, рассматриваются особенности художественного воплощения конфликта поколений в романе Эми Тэн «Клуб радости и удачи». 70-е и 80-е годы XX века охарактеризовались всплеском творчества американских писательниц – иммигранток второго поколения, основной темой произведений которых становятся взаимоотношения матери и дочери. Рассматривая проблему поколений в феминистской литературе США с начала XVIII века вплоть до эпохи постмодернизма, можно отметить явное доминирование позиции дочери и подавление матери. Именно женщина – дочь занимает центральное положение в общей конструкции субъектно-объектных отношений литературных произведений.3 В контексте распространенных тенденций роман Эми Тэн «Клуб радости и удачи» (The Joy Luck Club, 1989) примечателен тем, что выносит на передний план моральные позиции матерей. В основе композиции романа - рассказы-воспоминания представительниц двух поколений – матерей и дочерей. Носителями традиционной культуры являются матери. Вместе с тем, младшее поколение – американки китайского происхождения – в той или иной степени также наследуют черты китайского характера и мировоззрение своих родителей, хотя и не всегда признают это. Существенной характеристикой сюжета романа является традиционная этническая составляющая: культ предков, сыновняя (дочерняя) почтительность, беспрекословное подчинение младших старшим, пренебрежительное отношение со стороны взрослых к детям, приниженное положение женщины, отрицание любви как основы семейной жизни, строгое соблюдение приличий и предписанных правилами норм поведения и т.п. В романе Тэн мы находим философское подтверждение и тематические иллюстрации основных принципов китайской культуры. Одним из главных средств выражения культурных различий в романе становится язык. Билингвальные вкрапления – пословицы, поговорки и идиомы создают эффект пребывания матерей между англоязычной и китайской культурой. В то же время автор признает язык инструментом диалога между поколениями. Смешанный язык матерей находится в контрпозиции по отношению к материнскому молчанию. Сквозные мотивы безмолвия, одиночества и надежды, проходящие через роман, связаны с даосско-буддийской традицией. В произведениях китайско-американских авторов мы встречаемся с мотивом молчания как неспособностью рассказать правду, в результате чего между героинями образуется высокая, практически непреодолимая преграда, которая разрушается при озвучивании страшных и печальных тайн. Постепенное стирание границ между культурами дает героиням надежду на сближение, любовь и взаимопонимание. Молчание матерей преобразуется из средства самоутверждения в инструмент диалога. Рассказы матерей, нарушая тему молчания, способствуют установлению диалога с дочерьми. Читатели наблюдают процесс взаимообучения матерей и дочерей, движения от неприятия и непонимания к любви и взаимному уважению. Структура романа эффективно задействует читателя в качестве участника событий и создает новое воображаемое сообщество читателей – сестер, реализуя основную задачу автора – преобразовать отношения матери и дочери в отношения сестер, объединенных не только биологическими связями, но эмоциональными и культурными. В четвертом параграфе исследуется повествовательная манера и нарративные стратегии, которые используют азиато-американские писатели для создания феномена полифонического видения мира. Анализ структуры «мозаичного» повествования романа Эми Тэн «Клуб радости и удачи» позволяет сделать вывод о намерении автора утвердить необходимость и возможность компромисса между поколениями. Любое повествование этнического автора двунаправлено: оно обращено и к белому большинству, и к своей этнической группе. Обращаясь к «мейнстримному» читателю, китайско-американские писательницы используют наиболее характерные для национальной литературной традиции США жанры автобиографии и новелл, объединенных в цикл. Чтобы вызвать отклик в своей семье и диаспоре, они находят жанровую форму, значимую для китайской культуры, - прозаический устный сказ. В целом можно отметить, что повествовательная манера китайско-американской семейной саги имеет истоки в жанре американской автобиографии, а также китайских философских (акцент на коллективном «я») и фольклорных традициях. В романе «Клуб радости и удачи» органично переплетаются голоса четырех китайских иммигранток и их дочерей. Существенной особенностью романа является то, что каждая глава начинается традиционной китайской притчей. Такие вставные эпизоды призваны в лаконичной аллегорической форме передать основную мысль последующей части. Предисловия притчи вносят упорядоченность в структуру романа, которая сначала может показаться хаотичной. Притча задает идейно-тематическую логику, позволяет автору, обратившись к безымянным персонажам и абстрактным ситуациям, выразить общечеловеческие истины. Сегментированная структура романа призвана сделать читателя ключевым участником историй. Каждый из самостоятельных завершенных рассказов вплетается в общую рамочную конструкцию романа. Автор заставляет читателя находить параллели и устанавливать связи между событиями и персонажами как в последовательно расположенных монологах, так и в рассказах из разных глав. Позиции дочерей в романе представлены в обрамлении материнских точек зрения. Монологи трех матерей перед завершающим рассказом Джун озвучивают авторскую идею: голоса героинь сливаются в едином призыве уважать жизненный опыт и знания матерей. По мнению американского критика Эми Линг, «роль матери в романе заменяет все другие роли и прорисовывается с наибольшей серьезностью и глубиной».4 Матери в романе изображены сильными и властными женщинами. Линг так объясняет идею романа: «Чтобы стать взрослым и зрелым человеком, достичь равновесия между двумя мирами, невозможно принять лишь американскую модель и отвергнуть традиционную китайскую. Необходимо примирить философии. Если традиции не находят места в новой жизни, если они «не смешиваются», как сказала Линдо Джонг, их нужно уважать и сохранять в памяти и историях, которые можно передать следующим поколениям»5. Роман полон перекликающихся тем и взаимозаменяемых характеров. Установление взаимосвязей между основными мотивами, персонажами и конфликтами стирает границы самостоятельности отдельного персонажа и его сюжета. Автор предлагает модель разрешения противоречий: роман завершается триумфом культурной целостности и примирения. Объединение рассказчиц трех поколений и вовлечение читателя в качестве ключевого участника действия является яркой иллюстрацией феномена «сестринства», который, по мнению автора, способен преодолеть культурные и этнические различия. Прослеживая историю семьи, где смыты границы между ролями матерей, дочерей и сестер, автор стирает грань между текстом и читателем, и с помощью оригинальной литературной конструкции указывает читателю на необходимость и возможность компромисса между поколениями. В Главе II – «Реальность и консервативный проект жизни: поиски компромисса» - рассматривается художественное воплощение проблемы поиска самоопределения в произведениях Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн. Первый параграф посвящен исследованию проблемы рецепции Эми Тэн китайских религиозных и философских традиций, а также народных поверий для раскрытия характеров персонажей в романе «Клуб радости и удачи». Различное отношение к традициям затрудняет общение между матерями – иммигрантками из Китая, и их дочерьми, рождёнными в Америке. Автор изображает конфликт между убеждениями и ценностями поколений, показывая те трудности, с которыми сталкиваются иммигранты первого поколения в стремлении передать национальную культуру своим потомкам. Позиция автора в романе такова, что Тэн поддерживает традиционное китайское мировоззрение, поскольку оно предоставляет возможность выбора в мире, где бездействие часто представляет угрозу. Читатели, не являющиеся специалистами в области китайской космологии, сталкиваются с теми же проблемами непонимания философского контекста, которые испытывают героини-дочери по отношению к национальной культуре своих матерей. Тэн дает необходимые ссылки и объяснения понятий китайской космологии. Для раскрытия характеров персонажей и личностных конфликтов Эми Тэн обращается к астрологии, учению о пяти элементах и системе фэн-шуй. Из большого числа китайских религиозных догматов и философских учений, а также традиционных народных поверий, многие из которых делают акцент на принижении собственной личности и примате пассивности, автор выбирает те, которые позволяют героиням чуть изменять свои судьбы и таким образом сохранять собственное «я». Аллюзии на традиционные китайские обычаи и систему ценностей подчеркивают непонимание между матерями и их дочерьми. На примере истории взаимоотношений Линдо и Вэйверли Джонг автор показывает, что два поколения могут достичь определённой степени понимания, а путешествие одной из дочерей - Джин-мей Ву – доказывает, что культурные пробелы могут быть ликвидированы: «Она начала становиться китаянкой, как только пересекла границу Китая»6. Однако в целом попытки иммигрантов первого поколения передать свою национальную культуру потомкам оказываются несостоятельными. У дочерей остаётся неполное и иногда неверное понимание культурных традиций, что препятствует процессу их самоопределения и формирования собственной идентичности. Во втором параграфе анализируется проблема выбора этнической идентичности в романе Максин Хонг Кингстон «Воительница». «Воительница», опубликованная в 1976 году, стала предметом многочисленных литературоведческих исследований и была признана «самым читаемым и изучаемым романом современности»7. Роман Кингстон обращается к вопросам ассимиляции и индивидуализма в китайской и китайско-американской традиции. Автор черпает вдохновение в китайской культурной традиции и использует образ воительницы как ролевую модель, отмеченную духом индивидуализма и символизирующую право женщин конкурировать с мужчинами. «Воительница» не случайно часто получает определение «романа становления» китайско-американской женщины, в котором автор не стремился показать, что представляет собой Китай, китайцы или даже американо-китайцы, но был занят определением духовного, психологического, этнического становления и развития повествовательницы как личности. Позиция Кингстон колеблется между разными полюсами «двойственного сознания» пограничья. Опыт «своего» в культуре, осознаваемый в процессе написания биографии, обретает аутсайдерский, «чужой» оттенок в виде критического, отстранённого отношения к собственной «инаковости». Рассказы матери, обрамленные сюжетом автобиографии героини, представляют собой «истории умолчания». Цель данного композиционного обрамления противопоставить новую модель культурной и личностной идентичности, построенную по принципу текучести, парадоксов и противоречий, жесткой нормативной идентичности умолчания, практикуемой патриархальной китайско-американской общиной во враждебной среде. Писательница подчеркивает раздробленность культурной идентичности китайско-американских иммигрантов, показывает, что из реальности столкновения с традиционными нормами рождается состояние динамического и хрупкого равновесия. Автобиография Кингстон дробит идентичности героини и автора, множит этнокультурные маски. Важен в этом смысле заключительный рассказ в книге, являющий собой некую идеальную структурную метафору собственной идентичности Кингстон как американской писательницы и, одновременно, вбирающий в себя и китайские обертоны ее сознания. Кингстон волнует вопрос о зыбкости и условности любой культурной традиции. Писатель стремится ответить на вопрос, как в личном опыте и в становлении собственной идентичности человек меняет стереотипы, принимая и признавая неожиданным образом совершенно разнородные элементы культур. Взгляд Кингстон на китайскую культуру переводит внимание читателя с «китайской Америки» непосредственно на Китай и, тем самым, укрепляет существующие стереотипы в отношении китайцев, живущих в США. Кингстон совершает попытку представить новый женский взгляд на сложные проблемы, но это стремление ограничено ее собственным видением, которое воплощается в противоречивых переплетениях западной автобиографии, американского ориентализма и китайской патриархальной традиции. Роман требует особой интерпретации, соответствующей требованиям феминистского дискурса и учитывающей исторический и культурный контекст этнических меньшинств. Книга Кингстон предостерегает от однозначного выбора между условным культурным центром и колоритной периферией. Роман создает самостоятельный культурный топос, имеющий отношение и к центру, и к пограничью, к постмодерну и древним фольклорным слоям. В третьем параграфе рассматривается феномен культурной и индивидуальной памяти в произведениях китайско-американских писательниц. Применительно к современной литературе США интерес к категории памяти обострился в связи с пересмотром модели национальной культуры, новым осмыслением ее как совокупности этнических традиций. В литературах культурного разнообразия категория памяти приобретает особую значимость, что подчеркивается в трудах как отечественных (А.В. Ващенко, Т.В. Воронченко, М.В. Тлостанова, С.П. Толкачев), так и зарубежных исследователей (У. Боелхауер, Т. Ферраро, Р. Кук, Дж. Нейджел). «Пограничность» кросскультурной литературы, «улавливающей и фиксирующей парадигмы разных, зачастую чуждых друг другу культур, взывает из глубин культурного прошлого и зачастую звучит диссонансом по отношению к национальной сущности и культурному багажу самих художников как выразителей, прежде всего своей родной культуры»8. Писатели – создатели «пограничной литературы» подвергают переоценке навязанные им титульной культурой парадигмы, заново создают миф и историю. Они привлекают внимание к поликультурным героям и стремятся показать разницу «мейнстримовского» и «иного» понимания особенностей исторического развития. Память выступает нравственной и эстетической категорией в прозе Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн. Этих авторов объединяет понимание истории как «непрерывного самоорганизующегося потока, где отсутствует строгая ценностная иерархия и где находится место для каждой частицы бытия».9 Тема прошлого занимает ведущее место в творчестве обеих писательниц. Китайский опыт представлен в произведениях Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн в виде рассказов – воспоминаний. Рассказы о Китае в романах обеих писательниц выступают главным подтекстом, который формирует отношения между матерями и дочерьми. Будучи продуктами разных эпох и культур матери и дочери придерживаются разных культурных ценностей и вынуждены заново оценивать ретроспективный китайский сюжет, помещенный в разные культурные контексты. Для матерей рассказы о Китае представляют процесс воспоминания, в то время как для дочерей, которые там никогда не бывали, они становятся текстом культуры. Образ Китая значительно меняется в процессе реконструкции прошлого. Настоящий Китай находится на огромном расстоянии, однако именно он дает матерям чувство реальности. Жизнь в Америке, напротив, только подчеркивает их маргинальность и положение чужих. Жизнь матерей в Америке полна разочарований, поэтому рассказы о Китае так важны для них: они дают уникальное ощущение реальности. Матери постоянно пересматривают свое прошлое и создают рассказы о Китае для самих себя и друг для друга. Парадоксально, но истинное прошлое теряется в воспоминаниях матерей, которые рассказывают свои истории, пытаясь вписать их в контекст американской культуры. Матери делятся своим опытом с единственной целью – контролировать жизнь своих американских дочерей. В «Клубе радости и удачи» Эми Тэн матери преобразуют Китай в духовную сферу, в которой они вновь могут обрести потерянную силу и власть. Совместными усилиями они создают новое культурное пространство внутри американского общества. В результате рассказы матерей о Китае становятся средством осуществления контроля над жизнью дочерей. Матери используют эти рассказы, чтобы помочь дочерям найти себя, передать свой опыт следующему поколению и сохранить китайскую историю и культуру. В «Воительнице» Кингстон представление дочери о Китае возникает из запутанных рассказов матери и молчания отца. Именно эта двойственная позиция определяет философскую функцию китайского рассказа для Кингстон: она должна расшифровать молчание отца и истории матери. Познание дочерью Китая структурируется, осмысливается и определяется семиотикой языка матери. Рассказ матери служит всеобъемлющей интерпретационной рамкой для восприятия Китая дочерью. Мать и дочь создают множественные концепции миропонимания, пытаясь выкроить место для личного пространства в чужой культуре, которая ограничила их жизнь, наследие и язык. «Воительница» описывает драматическое взросление Кингстон среди противоречий и смешения культур и языков. Кингстон отказывается быть жертвой китайских рассказов матери. Ей удается выйти за их рамки, отказываясь от уготованной ей судьбы, определенной прошлым опытом матери. Кингстон преступает границы обеих культур, переписывая китайские истории матери и отвергая возможность интегрировать китайский опыт в американское общество. В «Воительнице» Кингстон является неотъемлемой частью двух разных миров и одновременно отдаляется от них: она находит свое место между языками и культурами. Двойная перспектива родной культуры и чужой может быть как конструктивной, так и разрушительной. Кингстон признает влияние обеих культур, но не как антитезу, исключающую друг друга, а как интегрирующее поле. Включение китайской мифологии в американский контекст помогает героине сформировать собственную идентичность. Она вынуждена отделиться от своих предков и их традиций и войти в сложную мультикультурную реальность Америки. Поиск собственной идентичности героиней Кингстон затрагивает один из центральных вопросов американской культуры. Американская идентичность героини усиливается китайской мифологией и выступает как идеологическая база ее самоопределения. Она не просто повторяет то, чему ее учили, но творчески адаптирует китайские традиции к современной ситуации. Кингстон и Тэн воссоздают американский опыт через различия, подчеркивая их важность в американской культуре. Обе стремятся к участию в культурной реконструкции вместо того, чтобы оставаться в положении чужих. Тема памяти является главным текстообразующим элементом, выступает нравственной и эстетической категорией в произведениях Кингстон и Тэн. Креативный потенциал памяти позволяет авторам придать значимость фактам, преданным забвению на определенном этапе развития их этнического сообщества, актуализировать значимость частной истории. Коллективная память в романах писательниц объединяет исторический факт, вымысел и устные свидетельства. В творчестве Кингстон и Тэн объединяются разные составляющие структуры этнической идентичности. Писательницы исследуют традиционные мифопоэтические мотивы, дополняют их современными социокультурными, философскими и этическими ассоциациями. В результате эти мотивы наполняются новым содержанием и становятся важным средством воплощения идеи авторов о восстановлении своего этнопрошлого и «женского» в истории и культуре. В заключении в обобщенной форме излагаются итоги проведенного исследования, важнейшими из которых являются следующие: 1.Распространение идей мультикультурализма в американском обществе в конце XX века привлекло внимание исследователей к проблемам культурной идентичности, гибридизации современного сознания и сосредоточило внимание на особенностях процессов транскультурации и преодоления маргинальности этнических меньшинств. Литература пограничья становится одновременно средством сохранения национально-культурной идентичности и осмысления перемен, происходящих в сознании диаспор. 2. Творчество американских писательниц китайского происхождения вписывается в многонациональный и мультикультурный контекст современной литературы США, с характерными для него художественной образностью и символическим построением произведений. Писательницы – мигранты из Китая - объединяют в своих произведениях различные пласты духовной культуры, черпая вдохновение из китайской культурной и философской традиции и североамериканской культуры. Они плодотворно используют богатство своего этнического прошлого, интегрируются в реалии новой культурной действительности. Система художественных средств в произведениях отражает «множественный», «пограничный» характер идентичности авторов и создаваемых ими героев, а также является ярким художественным воплощением плюралистической картины современного мира. Исследуя свое этнопрошлое, Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн осознают неизбежность потерь и приобретений в зонах контакта культур, что ведет к пересмотру отношения к традиции и наполнению их текстов кросскультурными смешениями (образы популярной восточной астрологии, китайского учения фэн-шуй и теории пяти элементов) и выражается в особой поэтике произведений. 3. Рассмотренные в диссертационном исследовании романы Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн в наиболее яркой художественной форме отражают мультикультурный опыт китайской этнической группы США, взаимодействие традиционных и современных идей в культуре, что проявляется в их произведениях в создании тематических, временных, языковых контрапунктов. Полифоническое совмещение образов из китайской и американской культуры, наслоение традиционной и технократической символики, напластования разных исторических эпох, билингвальная насыщенность произведений позволяет им полно и емко отражать реальность существования представителей этой этнической группы в условиях культурного пограничья. 4. Своеобразие семейного конфликта в произведениях Максин Хонг Кингстон и Эми Тэн характеризуется, на наш взгляд, следующими основными чертами: Обе писательницы принадлежат второму поколению иммигрантов, но уже более поздней волны, и они наделяют такими же акцентами биографии большинство своих героинь. Ощущение гибридности своего «я» переживается ими наиболее остро и болезненно, потому что мир семьи представляет собой локальный Китай, а за порогом родного дома начинается Америка. Вся их жизнь, начиная с учебы в американской школе, представляет собой бесчисленные переходы из одного культурного пространства в другое, попытки найти компромисс и обрести себя. Взаимоотношения младшего и старшего поколений – дочерей и матерей, а также женщин одного поколения – сестер – непосредственно зависят от их культурного окружения и исторического прошлого. Китайско-американские писательницы полагают, что для сино-американца характерно стремление преодолеть свою раздвоенность. Процесс обретения героинями «двусоставной», китайско-американской идентичности интерпретируется с помощью сплетения изобразительных средств с китайским и американским колоритом: литературные и культурные ассоциации, аллюзии. 5. В центре внимания писателей оказываются, прежде всего, образы «культурных гибридов», индивидуальность которых далека от упрощенных моделей как однозначного возврата к корням, так и однозначного отказа от них. Сложный процесс взаимодействия с инокультурным окружением приводит к осознанию их «пограничных», «множественных» философских и этических состояний. 6. Своим творчеством американские писательницы китайского происхождения провозглашают отказ от «центристских» позиций, насаждения этнических и гендерных стереотипов и утверждают принципы толерантности в обществе и уважительного отношения к позиции Другого. Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях: а) Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ: 1. Караваева Е.М. Своеобразие структуры «мозаичного повествования в романе Эми Тэн «Клуб радости и удачи» Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Лингвистика. Выпуск 3 - М. 2008. – С.40-45 (0,3 п.л.). 2. Караваева Е.М. Культурные аллюзии в романе Эми Тэн «Клуб радости и удачи» Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Русская филология. Выпуск 1 – М. 2009. – С.170-175 (0,3 п.л.). б) Публикации в сборниках научных трудов: 1. Караваева Е.М. Конфликт культур: столкновение этнического самоощущения с титульным мировоззрением Сборник Московского гуманитарного педагогического института. Проблемы подготовки современного учителя иностранного языка. Материалы научно-практической конференции. М. 2005. – С. 39-43 (0,3 п.л.). 2. Караваева Е.М. Роль феномена сестринства в развитии этнического сознания и формировании женской идентичности в романе Эми Тэн «Сто тайных чувств» Сборник Московского государственного областного университета. Идейно-художественное многообразие зарубежной литературы нового и новейшего времени. Часть 8. М. 2007. – С. 41-48 (0,5 п.л.). 3. Караваева Е.М. Диалог поколений и культур в романе Эми Тэн «Клуб радости и удачи» Сборник Московского гуманитарного педагогического института. Проблемы подготовки современного учителя иностранного языка. Материалы научно-практической конференции. М. 2007. – С. 226-230 (0,3 п.л.). 4. Караваева Е.М. Своеобразие азиато-американской литературы второй половины XX века Сборник Московского гуманитарного педагогического института. Проблемы подготовки современного учителя иностранного языка. Материалы научно-практической конференции. М. 2008. – С. 397-403 (0,4 п.л.). 5. Караваева Е.М. Героини романа Максин Хонг Кингстон «Воительница»: выбор этно-культурных масок Сборник Московского государственного областного университета. Идейно-художественное многообразие зарубежной литературы нового и новейшего времени. Часть 8. М. 2008. – С. 92-102 (0,6 п.л.). 1 Тлостанова М.В. Проблема мультикультурализма и литература США конца XX века. М.: 2000, с.3-4 2 Ващенко А.В. К типологии картины мира в аборигенных культурах: от мифа к роману (Сибирь – Северная Америка) Вестн. Моск. ун-та. Сер.19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – 1998 - №3 – стр. 103 3 Hirsch, Marianne. The MotherDaughter Plot: Narrative, Psychoanalysis, Feminism. Bloomington: Indiana UP, 1989: 234-246 4 Ling, Amy. Between Worlds: Women Writers of Chinese Ancestry. New York, 1990:115 5 Ibid, P.124 6 Tan, Amy. The Joy Luck Club. New York, 1989: 367 7 Talbot, qtd 8 Толкачев С.П. Мультикультурный контекст современного английского романа Филологические науки. – 2002. -№4. – с.23-33 9 Стеценко Е.А. Судьбы Америки в современном романе США. – М.: Наследие, 1994 – с.232

  • Научный руководитель
  • Общая характеристика работы
  • Основные положения диссертации, выносимые на защиту
  • Научно-практическая ценность
  • Предмет исследования
  • Структура диссертации
  • Глава I
  • Главе II
  • Основные положения диссертации