Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Коммуникативная стратегия славянофильского журнала «русская беседа» (1856-1860 гг.) 10. 01. 10 Журналистика




Скачать 293.19 Kb.
Дата06.01.2017
Размер293.19 Kb.
ТипАвтореферат
На правах рукописи

Цвелева Наталья Павловна

КОММУНИКАТИВНАЯ СТРАТЕГИЯ

СЛАВЯНОФИЛЬСКОГО ЖУРНАЛА «РУССКАЯ БЕСЕДА»

(1856-1860 гг.)

10.01.10 – Журналистика


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

ТВЕРЬ – 2011
Работа выполнена на кафедре журналистики и новейшей русской литературы

ГОУ ВПО «Тверской государственный университет»


Научный руководитель доктор филологических наук, профессор

Кедрова Мария Михайловна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор



Славина В. А. (ГОУ ВПО «Московский

педагогический государственный

университет»)

кандидат филологических наук, старший

преподаватель (ГОУ ВПО «Тверской

государственный университет»)



Спешилова А. Ю.

Ведущая организация ГОУ ВПО «Российский университет дружбы народов»

Защита состоится 24 мая в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.263.05 при Тверском государственном университете по адресу: 170002, г. Тверь, ул. Желябова, 33, ауд. 52.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета (170000, г. Тверь, ул. Володарского, 44а).

Текст автореферата размещен на сайте ТвГУ www.university.tversu.ru.


Автореферат разослан «___» ______________ 2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Никифорова Л. В.
Общая характеристика работы

Актуальность темы. Современная филологическая наука призвана к разработке новой концепции истории русской журналистики, которая учитывает православную традицию. Настоящая диссертация, посвященная изучению своеобразия художественного мира и поэтики произведений разных жанров, опубликованных в славянофильском журнале «Русская беседа», предполагает продолжение такого рода исследований, обладает научной значимостью в плане углубления и развития темы православия в публицистическом творчестве славянофилов, вносит свой вклад в развитие филологической науки. Актуальность исследования заключается также в комплексном подходе и концептуальном осмыслении славянофильского направления как особого явления в общественно-культурном и коммуникативном процессе середины XIX века, воплотившегося во всей полноте и многообразии в «Русской беседе».

Журналисты-славянофилы, объединившись в редакции «Русской беседы», создали особое направление, основанное на концепции духовного быта и бытия человека, изучение роли которого в общекультурном процессе является насущной необходимостью. Диссертация представляет целостное исследование славянофильского журнала «Русская беседа» как православного культурно-исторического явления эпохи.



Цель исследования - выявить коммуникативную стратегию славянофильского издания, проанализировать тематику и жанровое своеобразие публикаций «Русской беседы», уяснить признаки, характеризующие журнал как целостную коммуникативную систему, воплотившую религиозно-философские, политические, эстетические взгляды славянофилов.

Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:

– определить идеологическое единство материалов «Русской беседы», соотнести его с общей философско-религиозной и эстетической концепцией славянофильского учения, мотивировать взгляд на славянофильский журнал как целостное явление;

– уяснить в связи с этим позиции издателей журнала по различным вопросам жизни русского общества с учетом специфики их философско-эстетических и мировоззренческих принципов;

– обосновать роль славянофильского духовно-религиозного направления в развитии русской журналистики, имеющего равноправное значение в коммуникативном процессе середины XIX века наряду с революционно-демократическим;

– осмыслить значение «Русской беседы» как энциклопедии славянофильства и одновременно как уникального явления общественно-культурной жизни России середины XIX века в целом;

– рассмотреть в историко-коммуникативном аспекте произведения авторов «Русской беседы», подчеркнув их значение в формировании славянофильского «положительного» направления, что дает возможность более полно воссоздать литературно-журнальную ситуацию 1856-х-1860-х гг;

– сформировать научно-репрезентативное представление о творчестве славянофилов в журнале «Русская беседа» как практическом воплощении их философско-религиозной, нравственно-этической и эстетической концепции;

проанализировать проблематику и жанровую специфику публикаций журнала «Русская беседа», подчеркнув приоритеты их православных духовно-этических установок;

– уточнить место славянофильского издания в истории русской журналистики XIX века.

Комментарий и анализ материалов журнала будет носить жанрово-тематический характер. Этот подход представляется в научном плане более продуктивным, так как приоритет тех или иных тем и жанров особенно наглядно отражает общественно-политическую позицию журнала и всего направления в целом. Мы оставляем за пределами своего исследования те материалы «Русской беседы», которые уже опубликованы и проанализированы исследователями журналистики XIX века. В центре нашего внимания – менее изученные, менее известные авторы, ибо нет сомнения в том, что становление и развитие журналистики – это целостный процесс. Литературно-журналистскую атмосферу создают не только вершинные, но и второстепенные публикации. Голос каждого участника этого процесса важен в исторической перспективе. Комплексное изучение славянофильской журналистики во всей ее полноте и полифонии поможет воссоздать сложную и противоречивую картину общественно-литературной жизни России середины XIX века.

Методология диссертации продиктована спецификой предмета изучения. Она соединяет три подхода: философско-религиозный, текстуально-коммуникативный и историко-функциональный. Для издателей и авторов славянофильского журнала ключевым положением являлось православие, поэтому теоретической базой данной работы послужили труды Святых Отцов Русской православной церкви: Св. Иоанна Дамаскина, Свт. Игнатия Брянчанинова, Свт. Филарета Московского, Св. прав. Иоанна Кронштадтского, митрополита Иоанна Снычева, а также исследования христианских философов В. В. Зеньковского, И. А. Ильина, А. Ф. Лосева, Н. А. Лосского, В. В. Розанова, Л. А. Тихомирова.

В области теории, истории журналистики и транстекстуальной коммуникации мы опираемся на работы М. М. Бахтина, сформулировавшего концепцию «двуголосого» слова и диалогизма культурных явлений. А также Д. Н. Овсянико-Куликовского, М. М. Сухомлинова, А. И. Пыпина, В. Н. Турбина, В. Н. Катасонова, В. В. Кожинова, и труды ученых, осмысляющих искусство слова в православном аспекте, Е. А. Анненковой, В. Г. Воропаева, М. М. Дунаева, И. А. Есаулова, Т. А. Ильиной, Т. Ф. Пирожковой, А. М. Панченко.



На защиту выносятся следующие положения:

1. Значение славянофильского направления в русской журналистике и общественной жизни возможно глубже понять и по достоинству оценить только с позиций христианского мировоззрения.

2. Религиозно-философские и литературно-эстетические взгляды издателей- редакторов и авторов «Русской беседы» всесторонне и полно отразились в публикациях журнала, который был уникальным явлением русской журналистики середины XIX века и своеобразной энциклопедией славянофильства.

3. Комплексное концептуальное осмысление разножанровых произведений, опубликованных в «Русской беседе», позволяет говорить об особом литературно-публицистическом направлении в коммуникативном процессе середины XIX века, объединявшем славянофильских журналистов и писателей в поисках «положительных» сторон русской жизни, религиозных основ русского национального характера, в отображении православного мира и православного менталитета.

4. Феномен религиозного типа художественного сознания является неотъемлемой частью историко-культурного процесса в России середины XIX века наряду с революционно-демократическим и социально-обличительным.

5. Изучение религиозно-нравственных аспектов творчества русских журналистов, выявление многообразных связей публицистических произведений с православной традицией, преодоление доминирования атеистически-гуманистического подхода к социально-культурной реальности является настоятельной необходимостью современной филологической науки. Данное исследование вносит свой вклад в развитие этого направления.



Методы исследования, применяемые в диссертации:

– культурно-исторический, позволяющий проследить этапы становления и функционирования «Русской беседы» в связи с философско-религиозной, нравственно-этической и социокультурной концепцией славянофилов;

– текстуально-коммуникативный предполагает возможность тщательно проанализировать специфику издательской политики редакции «Русской беседы»: широкую демократическую адресацию и энциклопедизм журнала;

– историко-функциональный метод с использованием опыта сравнительно-типологического и историко-литературного анализа позволяет исследовать славянофильский журнал как феномен русского философского и культурного соз-

нания эпохи, который не утратил своей актуальности и в XXI веке. Это обязывает рассматривать публикации журнала в их временном функционировании, учитывать жанрово-тематическое многообразие текстов, представляющих в то же время единое целое.

Научная новизна представленной диссертации заключается в уточнении дифференциации историко-журналистского процесса середины XIX века, в обосновании славянофильского направления как специфического общественно-культурного явления, в углубленном изучении философско-религиозных и этических исканий издателей-редакторов «Русской беседы», а также их демократической адресованности и энциклопедизма, в выявлении жанрово-тематического синтеза публикаций журнала.

Практическая значимость исследования состоит в том, что материалы диссертации и полученные в ней результаты позволяют углубить и расширить представление о многообразии русского коммуникативного процесса середины XIX века. Основные положения диссертации могут быть использованы в учебном процессе при подготовке вузовских курсов по истории русской журналистики XIX века, а также при разработке спецкурсов по творчеству славянофилов.

Апробация результатов исследования проходила на научно-практических конференциях и чтениях, таких как: международная научная конференция «Межкультурная коммуникация в современной славянском мире», ТвГУ, г. Тверь, 2005 г., Научная конференция «Проблемы духовно-нравственного становления личности», г. Тверь, Филиал гуманитарно-экономического института, 2006 г., Научная конференция «Русская религиозная философия о проблемах просвещения», ТвГУ, кафедра теологии, г. Тверь, 2006 г., «Кирилло-Мефодиевские чтения», ТвГУ, кафедра теологии, 2005, 2006 гг., Международные образовательные Рождественские чтения, г. Москва, 2007, 2008 г. По теме диссертации опубликовано 9 статей в научных журналах и сборниках научных трудов, в том числе две публикации в ведущих изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.
Основное содержание работы

Во введении определена актуальность и научная значимость диссертации: обоснован выбор темы исследования, дан обзор научно-критической литературы по данной теме, в итоге которого становится очевидной новизна настоящего исследования, разъяснены новые методологические принципы анализа наследия славянофилов. Дается краткая история создания журнала «Русская беседа», определяется его место и роль в общекультурном и идеологическом пространстве середины XIX века. Исходным положением в данном случае служит мысль о том, что славянофилы, принимая триаду «православие-самодержавие-народность» как национальную идею, оказывались в то же время в оппозиции (как это ни парадоксально) к официальной идеологии. В отличие от официально-правительственных кругов они стремились к творческому осмыслению фундаментальных основ русской жизни. Учение их одновременно было и консервативным, и динамическим.

Члены будущей редакции «Русской беседы» принимали уваровскую формулу не как казенный идеал, а как девиз, требовавший содержательного переосмысления ради качественного преломления и «оживления» для успешной реализации на практике.

Первая глава «Религиозно-философская и эстетическая концепция журнала «Русская беседа». К изданию журнала славянофильская редакция приступила, консолидировав силы единомышленников и утвердившись в тех концептуальных положениях о самобытном пути России, которые послужили основой программы журнала. Исследование уникальных позитивных начал жизни, основанных на духовно-православной традиции, их роли в исторической судьбе России – основная тема размышлений издателей и редакторов «Русской беседы». Основным их тезисом была мысль о том, что Россия призвана развиваться своим самостоятельным путем и противостояние ее с Западом определено объективными национально-историческими условиями. Однако не только в XIX, но и в XX веке доминировало возведенное на уровень догмы убеждение в том, что мировая цивилизация есть западная цивилизация (которую славянофилы называли романо-германской или «Европейской»), а все другие страны являются просто маргинальными. Предполагалось, что если государства хотят чего-то стоить в мировой политике и экономике, то им следует «вестернизироваться». Против этих взглядов выступал А. С. Хомяков и его единомышленники. Они были убеждены, что Россия и Европа – совершенно различные цивилизации. Каждая из них не лучше и не хуже другой. Они просто разные. Православие, по мысли славянофилов, является главным условием сохранения жизнеспособности России, основным признаком ее национальной самоидентификации. Для реализации своих идей в жизнь им был необходим печатный орган.

Неслучайно славянофильский журнал был назван «Русской беседой». В этом названии подчеркивается, прежде всего, мировоззренческая установка – русский взгляд на все вопросы общественно-культурной жизни страны и жанровая специфика издания. Форма беседы давала возможность издателям обнародовать свои взгляды и получить обратный читательский отклик, включив тем самым в обсуждение животрепещущих проблем широкую аудиторию. Журнал изначально был ориентирован на сотрудничество, собеседование, диалог с самой демократичной публикой.

На основе тщательного анализа публикаций «Русской беседы» можно с полной уверенностью утверждать, что деятельность славянофилов на журнальном поприще стала поиском ответов на концептуальные социально-философские вопросы. Целью публицистической, общественной деятельности московского кружка было восстановление духовной составляющей русской жизни, преодоление той пропасти между народом, сохранившим цельность православного мировоззрения, и образованным обществом, дворянством, интеллигенцией, которые были увлечены уже тогда прагматическими идеями европейского просвещения: свободы, равенства и братства без Бога.

Поэтому во всех статьях, заметках авторов журнала «Русская беседа» присутствует мысль о необходимости изучения истории Древней Руси, обычаев и нравов наших предков, но не ради патриархальной идеализации их, а с целью построении русской жизни на нравственно-философских основах православного вероучения. Именно с объединяющей идеей православия связывали славянофилы развитие своеобразной русской философии, культуры, науки, общественного и государственного устройства страны. «Полюбите ваших предков!» – призывал журнал. Это стало его девизом. На первой странице каждого номера был помещен эпиграф: «Помяните одно: только коренью основание крепко, то и дерево неподвижно, только коренья не будет, к чему прилепится?» ( Из послания патриарха Гермогена). Эта метафора отражает суть славянофильского взгляда на прошлое, настоящее и будущее России: древо русской государственности имеет прочные, вековые корни, это крепкое основание – вера отцов, христианская традиция, путь, избранный Святым равноапостольным князем Владимиром еще в X веке. Прочность, надежность страны и жизни русского народа, расцвет, плодоношение, развитие его – все зависит от крепости этого корня. Образ дерева – многозначный символ. Ветви его – родственные народы, живущие по соседству, берущие силу от одного корня. Плоды этого устойчивого роста – Российское государство, с его богатством, простором, многочисленным православным народом. Нет корня – дерево засыхает и падает, нет веры – рушится империя. В этом вещем слове русского патриарха выражена надежда славянофилов быть услышанными единомышленниками и предупреждение беспечным реформаторам, увлеченным идеями, чуждыми для русского религиозного сознания. Этот эпиграф, подобно звуку колокола, настойчиво предупреждал всех, открывающих журнал, и призывал вдуматься в духовное наставление патриарха Гермогена, дошедшее из XYII века в век XIX и ставшее актуальным для XXI столетия.

В диссертационном исследовании предпринята попытка доказать, что журналистская деятельность славянофилов заключала в себе исповедально-проповеднический пафос и определялась их религиозно-философскими и общественно-нравственными убеждениями. О чем бы ни писали авторы и корреспонденты «Русской беседы» – о современном состоянии общественной нравственности, культуры, литературы, об истории России и славянских стран, о государственном устройстве и науке – в основу всех публикаций был положен религиозно–православный взгляд, духовно-этические представления о мире и месте человека в нем.

Философско-религиозное учение славянофилов определило и специфику коммуникативной стратегии журнала.

В своей общественно-издательской позиции журналисты «Русской беседы» следовали принципу широкой публичности, всеохватности читательских вкусов и интересов, что обусловило энциклопедизм содержания журнала и его функционально-педагогический характер. Нравственно-воспитательные и духовно-просветительские задачи призваны были решаться на обширном фактологическом материале. Отсюда особая значимость и доминантная роль в «Русской беседе» публицистики. Специфика публицистического творчества авторов журнала проявляется в приоритетном использовании жанра письма, что помогало им найти своего читателя-адресата, побуждая его на ответный отклик и расширяя тем самым круг единомышленников. Эпистолярная форма, ориентированная на активный диалог с читателем, позволяла, таким образом, эффективно реализовать жанр самого журнала – русской беседы.

Анализ многообразных разножанровых материалов, опубликованных в «Русской беседе», дает основание сделать вывод о том, что славянофилы стремились создать новое публицистически-беллетристическое направление, главной целью которого было изображение положительных сторон русской жизни, поиск примирительных, общественно-гармонизирующих начал, способствующих национальному единству государства. Писатели, сотрудничавшие в журнале, признавали общее движение русской литературы к реальной действительности во всей ее полноте и разнообразии, но без социально-обличительной тенденциозности. В эстетической концепции журнала ведущим принципом является не только принцип достоверности, жизненной и исторической правды, но и позиция автора, его внутренняя убежденность. Славянофилы стремились к тому, чтобы слово обрело изначальную нравственно-поучительную, преображающую силу. Именно с этой целью они обращаются к исконным жанрам древнерусской литературы – летописям, житиям святых, хождениям – как образцам «душеполезной» литературы, запечатлевшей достойный опыт, нравственные уроки. Философско-религиозное сознание определяет задачу художника так: проповедовать истину Божию, доносить до мира «глаголы правды».

Они были продолжателями традиции древнерусской литературы и сотериологической культуры (от греческого «сотерио», спасение) в противовес эвдемонической (от греческого «эвдемония», счастье). Опору для осмысления роли публичного слова религиозные философы находили в словах Христа из Нагорной проповеди: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют, и где воры не подкапывают и не крадут» (Мф. 6, 19-20). В этой заповеди определена суть двух типов мировосприятия, двух типов культур: духовного, цель которого «сокровища небесные», и секулярного, мирского, проповедующего наслаждение сокровищами земными. «Религиозность литературы, – как пишет современный православный ученый М. М. Дунаев, – не в какой – то связи с церковной жизнью проявляется, равно как и не в исключительном внимании к сюжетам Священного Писания – отнюдь не в этом. Но: в особом способе воззрения на мир». Об этой же глубинной сути сотериологической культуры писал И. С. Шмелев: «Русская культура – «запечатленная» печатью тысячелетий: крещением в Православии. Этим и утвердилась духовная сущность русского народа, его истории и просвещения. Наша литература – тоже «запечатленная». Она как бы спаивает – вяжет Землю с Небом. Русская литература – не любование «красотой», не развлекание, не услужение забаве, а именно служение, как бы религиозное служение». Именно возрождение духовной сущности искусства слова, в том числе и публицистики, служило одним из главных коммуникативных средств славянофильского журнала.

Во второй главе работы «Национальная идея России и способы ее реализации в журнале» исследуются проблематика и формы презентации разнообразного материала, освещающего все стороны жизни русского общества.

Многоплановость тем и жанров славянофильского журнала была обусловлена самой установкой издателей на дружескую беседу, на разговор со всеми и обо всем: «Тебе случалось не раз, любезный читатель, проводить с друзьями вечера, на которых не было рассказано ни одного анекдота, не пропето ни одной песенки, и все-таки вечера оставляли в тебе приятные и добрые впечатления. Приложи же это правило к нашей «Беседе», – таким обращением издателей к публике открылся первый номер журнала.

Серьезность и уважительность разговора, ориентированного на самых разных читателей, стремление услышать прямой отклик на свои публикации, сделать живым и актуальным обсуждение злободневных проблем делают чрезвычайно популярным в «Русской беседе» эпистолярный жанр. Письма рядовых читателей, письма путешественников, статьи сотрудников редакции в форме письма к издателю постоянны на страницах журнала. В обращении к публике редакция так определяет жанрово-тематические предпочтения своего журнала: «Но как исчислить формы человеческой беседы? Критика, рассуждение, стихи».

«Русская беседа» стала уникальным явлением в журналистике середины XIX века, так как вобрала в себя поистине безграничный материал: разноплановые статьи, заметки, рецензии, письма, очерки по проблемам науки, экономики, государственного устройства, литературы, политики, философии, искусства, скрепив при этом все разножанровые и тематически многообразные материалы единым стержнем славянофильских идей. Журнал «Русская беседа» стал своеобразной энциклопедией для самой пестрой, широкой публики. В нем читатель мог найти сведения о самых разных областях жизни: по сельскому хозяйству (1856 № 4 «О влиянии развития фабричной промышленности на земледелие» С. Бельского), промышленности (1856 № 2 «О железных дорогах А. С. Ершова), филологии (1859 № 5 «Несколько слов о глаголице» А. С. Хомякова), истории (1859 № 2 «Голос грека в защиту Византии»), западноевропейскому искусству (1856 № 1 « О фламандской живописи» М. Д.), краеведению (1858 № 3 «История Белевского уезда»), философии (1859 № 3 «Рационалистическое движение философии новых времен Н. Г–ва). Такой выбор тем объясняется стремлением издателей и авторов журнала пробудить в широкой читательской аудитории интерес к славянофильскому учению об особом общественно-историческом пути развития России.

Требование национальной «самобытности» распространяется, по мнению славянофилов, на все сферы русской жизни. Земледелие и сахароварение, заготовка провианта для армии, строительство железных дорог – это только неполный перечень социально - экономических тем, актуальных в предреформенные годы, которые обсуждаются на страницах «Русской беседы».

Принципиальная позиция славянофильского журнала состояла, таким образом, в открытости и доступности для самой демократичной публики, в возможности двустороннего обмена мыслями. Тем самым реализовывался существенный аспект общественно–политической позиции журналистов и восстанавливался принцип вечевого начала. Принцип демократизма был ведущим в журналистской деятельности славянофилов. «Русская беседа» предлагала публикации не только по социально–экономической, но и по историко-философской, общегуманитарной, нравственно-этической проблематике.

Самым обширным по количеству публикаций, разнообразию тем и жанров был раздел «Смесь». Разнообразные вопросы жизни русского общества (философия, филология, образование, речевая культура) нашли свое отражение на страницах этого раздела. Не был оставлен без внимания и зарубежный опыт. Комментарии и рецензии на книги, изданные в Европе, составляют немаловажную часть публикаций «Русской беседы». Это убедительно опровергает устойчивое мнение о том, что славянофилы абсолютно негативно относились к западноевропейскому просвещению и достижениям науки.

В первом параграфе «Идея самоиндентификации русского и славянских народов» анализируются публикации, посвященные борьбе славянских народов за свою национальную независимость.

Эта проблема была чрезвычайно актуальной как для Российской, так и для международной политики 50-х-70-х гг. XIX века. Закономерно поэтому, что значительное число публикаций славянофильский журнал на протяжении нескольких лет посвящал этой животрепещущей теме.

Актуализация славянской проблематики на страницах «Беседы» прослеживается в разных идейно-художественных формах: путевые заметки и письма путешественников по славянским землям, рецензии и обзоры славянских изданий, заметки по истории славянской литературы, произведения народной поэзии. Широкое и сочувственное освещение славянской темы являлось концептуальной особенностью этого издания. По теории славянофилов, всеславянский мир представляет особую цивилизацию, а потому русскому читателю необходимо знать историю и культуру своих ближайших соседей и единоверцев. Сочувствие к тяжелой судьбе порабощенных братьев-славян, осознание родства и общеплеменной связи было обусловлено не только политическими, но и общекультурными и христианскими взглядами издателей и авторов журнала. По их мнению, изучение родовой, исторической общности, а также реалий современной жизни славянских народов должно было помочь русскому читателю глубже понять основы будущего славянского единства. Закономерно поэтому, что самым популярным жанром в «Русской беседе» стал этнографический очерк в форме «Заметок путешественника» или «Писем» на славянскую тематику. Вдумчивое и обстоятельное изучение славянского мира, его культуры, истории справедливо было поставлено в заслугу славянофилам уже их современниками.

В заметках и очерках русских путешественников, опубликованных в журнале, отражены не только красочные подробности в описании южной природы, архитектуры. Акцент делается преимущественно на неустроенности общественно-социальной жизни славянских народов и на бедственном положении православных церквей, находящихся в инославном окружении и представляющих редкие островки, где еще теплится духовная жизнь. Анализ очерков А. Ф. Гильфердинга, Ф. В. Чижова, а также публикаций аналогичного характера Е. П. Ковалевского («Путевые заметки о славянских землях») и А. И. Кошелева («Шесть недель в Австрийских славянских землях») доказывает, что эстетическое кредо журналистов «Русской беседы» неразрывно связано с христианскими началами. Цель этих публикаций не только ознакомительно-просветительская, но и миссионерская.

Идеи единства славянских народов нашли воплощение и в других жанрах. Наиболее яркой и эмоционально образной формой воплощения этой идеи послужили стихотворения А. И. Одоевского, Ф. И. Тютчева, П. А. Вяземского, А. С. Хомякова, а также неизвестных поэтов Хорватии и Польши.

Многоуровневая фактология (языческая мифология, древние рукописи и документы, исторические записки и современная литература) помогает воссоздать разностороннюю картину жизни славянских народов, отражая смысловую доминанту издания – его энциклопедизм.

Во втором параграфе «Историческая тема и ее роль в журнале» анализируются разнообразные жанры на историческую тематику, включающую проблемы Древней Руси, реформ Петра Великого, отношений России и Запада, религиозных принципов государственного устройства и философского осмысления исторического развития русской цивилизации. Внимательное изучение религиозно-мировоззренческих основ, на которых строилось и крепло Российское государство и без которых немыслимо будущее страны, являлось неотъемлемой частью историософской концепции издателей «Русской беседы».

«Изучение самих себя в историческом и настоящем быте», - таково, по словам издателя «Русской беседы» А. И. Кошелева, журналистское кредо славянофилов. Эту идею убедительно воплотил в жанре исторического очерка («Путь севастопольцев») В. Кокорев, участник обороны Севастополя.

Историческая тема в жанровом плане представлена в журнале разнообразно. В каждом выпуске есть серьезные научные статьи, как, например, в № 4 за 1857 год – статья Е. Новикова по истории церкви в Европе «Гус и Лютер». Или историческая хроника А. Попова «Возмущение Стеньки Разина», где он представлен разбойником и преступником, подвергнутым церковной анафеме.

Князь В. А. Черкасский знакомит с историческими событиями России в статье «Тройственный союз». В. Елагин публикует материал о месте венгров среди народов Европы, с подробным описанием географии, войн, переселении племен гуинов и аваров. Живые картины прошлого запечатлены в «Воспоминаниях русского офицера» безымянного автора. Воспоминания о Богдане Хмельницком принадлежат перу М. А. Максимовича. Об историческом значении Деяний Московского Собора 1551 года сообщается в № 4 за 1858 год. Исторический обзор деятельности графа Румянцева с 1775 по 1780 год публикует П. М. Сакович. Статьи об истории Европы и России соседствуют в «Русской беседе» с очерками о народном быте В. Даля.

Все эти материалы убедительно свидетельствуют о том, что, вопреки стереотипным суждениям «западников» и некоторых позднейших исследователей, славянофилы вовсе не исключали России из общеевропейского контекста. Но они стремились осмыслить ее особый самобытный путь с учетом национально-религиозной ментальности русского народа.

Разножанровые материалы на историческую тему в «Русской беседе» наполнены не только этнографическим (очерки, картины русского быта), но и духовно-этическим содержанием (статьи-манифесты, статьи-проповеди). Авторы всех этих публикаций разделяли отношение к русской истории А. С. Хомякова, который в комментарии «По поводу статьи И. В. Киреевского «О характере просвещения Европ и о его отношении к просвещению России» писал: «Для человека, читающего русскую историю с той светлой любовью, которая столько же радуется ее истинным красотам, сколько чуждается пристрастия, многие явления прошедшего времени представляются, бесспорно, с великим и человеческим характером деятельности. Они радовали современников, они пробуждают теплое и благоговейное чувство отрады в душе их далеких потомков. При одной памяти о них законная гордость поднимает наши головы и расширяет освеженную грудь». Немаловажное значение для издателей и авторов журнала наряду с историческими жанрами имеет народная поэзия, предания, былины, сказания. Основополагающей в славянофильском воззрении на прошлое народа была мысль об огромной значимости непосредственных фольклорных свидетельств, без знания и понимания которых история безжизненна, Журнал «Русская беседа», представлявший обширнейший материал по древней и новой истории, сам стал теперь историческим документом, вступающим в диалог с нами, читателями XXI века.

Третья глава «Синтез публицистики и беллетристики в разделе «Изящная словесность» посвящена анализу прозаических и поэтических текстов.

Редакторы-издатели славянофильского журнала считали, что художественное слово призвано просвещать, облагораживать душу, звать к высокому, настраивать на духовную жизнь, а не развлекать и доставлять лишь наслаждение. К. С. Аксаков в статье «Обозрение современной литературы» писал: «Полтораста лет тому назад, когда в России тяжелый труд самобытного дела заменялся легким и веселым трудом подражания, тогда и литература у нас возникла на тех же условиях, то есть на покорном перенесении на русскую почву, без вопроса и критики, иностранной литературной деятельности. Подражать легко, но для самостоятельного духа тяжело отказаться от самостоятельности, тяжело обречь все свои силы и таланты на наиболее удачное перенимание чужой наружности, чужих нравов и обычаев. Наша задача – исследование русского быта, сознание самих себя, сознание русских начал в жизни – вот наше дело. Пробуждение русского человека, так долго спавшего» (РБ 1857, № 1). Вопрос об искусстве, культуре, ее истории в духовных исканиях журналистов и писателей «Русской беседы» был неотделим от религиозно-православного учения славянофилов. По мнению сторонников «русского воззрения», христианские убеждения особенно важны именно для словесного творчества, т. к. слово – дар Божий, речь изначально несет в себе творческую созидательную энергию. Разнообразные поэтические жанры - стихотворения–поучения, «версифицированная проповедь», стихотворения–размышления, стихотворения–декларации активно способствовали реализации религиозно-философского учения славянофилов.

Идея православия является определяющей и в беллетристических материалах «Русской беседы». Теория русского искусства XIX века, в представлении славянофилов, складывалась на основе критического отношения к миру, пренебрежения к христианским идеалам гармонии и любви. На страницах «Русской беседы» декларируются иные эстетические установки. Так, в статье Н. Г–ва (Гилярова-Платонова) «О романе С. Т. Аксакова «Семейная хроника» (РБ 1856 № 1) исходным положением в анализе произведения служит тезис: «Содержание искусства есть прекрасное нашей жизни». Конкретизируя далее эту мысль, Н. Г–в пишет: «Прекрасное – как свободное подчинение жизни высшим, общим для всего человечества духовным началам». А между тем, современная литература, по убеждению славянофильского критика, отошла от духовной традиции Древней Руси, развиваясь по образцу заимствованной европейской беллетристики: «Какие формы нашла она в окружающей действительности? С ее точки зрения перед нею были только нравственные уроды, грубые чурбаны, лишенные общечеловеческих чувств». В итоге, констатирует автор статьи, ведущей тенденцией в русской литературе стал отрицательный взгляд на жизнь. «Все, что воспроизводила фантазия художника под влиянием отрицательного воззрения на жизнь, было живо, пластично, художественно, но все прочее оставалось отвлеченным, бесплодной мыслью, фразерством. Художественно представлен ли нам хоть один уголок жизни, где бы мы видели осуществление высших духовных интересов, относительно полную гармонию явлений с высшими нравственными началами? Максим Максимыч? Тарас Бульба? Капитанская дочка? Но что эта малочисленная группа значит перед Онегиным, Нулиным, Загорецким, Фамусовым с братией, Печориным, Чичиковым, Маниловым со всей многочисленной ватагой пошлости?» Исчезновение «положительной литературы» Н. Г–в объясняет отклонением России от духовно-нравственных начал православия, которые сохранились лишь в народной жизни и поэзии. Возрождение традиции созидательного, жизнеутверждающего искусства слова стало стратегической задачей славянофильских журналистов. Сближение прекрасного с религиозно-этическим началом заставило их отказаться от общего социально-обличительного направления русской литературы первой половины XIX века, обусловленного ложным, как они полагали, путем общественно-исторического развития России. Вот почему издатели и авторы «Русской беседы» стремились создать свою духовно-христианскую литературу, ориентированную на воплощение положительных начал жизни русского народа. Так христианские идеалы и гармонизирующие начала православия обусловили и литературно-эстетическую, и издательскую практику «Русской беседы».

Пристальное внимание к реальным приметам действительности, стремление «угадать» в них «Святую Русь», как говорил А. С. Хомяков, сочетание наблюдательности повествователя с просветленным взглядом на окружающее является характерной чертой прозы в «Русской беседе». Ведущими прозаическими жанрами были записки, воспоминания, семейные и исторические хроники, а также этнографический очерк. Жанрово-повествовательную доминанту публикаций журнала сформулировал А. С. Хомяков в статье, посвященной памяти С. Т. Аксакова (РБ 1859 № 6): «Художественная цель достигается способностью перечувствовать прошедшее и другим рассказать перечувственное». Закономерно поэтому, что в разделе журнала «Изящная словесность», увидели свет, прежде всего, «Семейные хроники» (РБ 1856 № 2), «Литературно-театральные воспоминания» (РБ 1856 № 4), «Детские годы молодого Багрова» (РБ 1857 № 4) и «Встреча с мартинистами» (1859 № 1) С. Т. Аксакова, а также пьеса А. Н. Островского «Доходное место», «Картины русского быта» В. И. Даля. Наряду с произведениями признанных мастеров слова, на страницах «Русской беседы» широко печатались произведения малоизвестных и даже второразрядных писателей, но разделяющих концепцию издателей журнала. Таковы «Заметки русского офицера по пути из Варшавы» А. Бобренева, «Рассказы отставного солдата» А. М. Фатеева, « День помещика» В. В. Селиванова, повести М. Бибикова «Няня» и «Старый дворецкий», этнографические очерки о русских крестьянах В. В. Селиванова и украинских селянах П. А. Кулиша, мемуары «Годы в школе» Н. М. Бицына и другие. Типологически эти произведения близки: их объединяет, прежде всего, идейно-тематическая общность, синтез публицистических, мемуарно-очерковых и беллетристических компонентов.

Среди жанров «положительной» публицистики особое место занимает «жизнеописание» с его ярко выраженной нравственно-этической установкой. Исключительные качества, истинные добродетели и подвиги «достойных людей» заставляли славянофильских журналистов пристально всматриваться в жизнь как образец для подражания современникам. Как правило, такое повествование завершалось авторским нравственным поучением. Каждый номер «Русской беседы» содержал очерк-биографию какого-либо реального духовно незаурядного человека. Прежде всего, высоко оценивались заслуги перед Отечеством на государственном, военном или научном поприще.

Из анализа публикаций «Русской беседы» можно сделать вывод о том, что славянофильские авторы отнюдь не идеализировали действительность. Доминирующий в их творчестве жанр очерка, ориентирующегося на реальные факты, доказывает концептуальное значение для них жизненной правдивости и точности в описании событий и персонажей. Однако очерковая манера писателей-славянофилов с опорой на факт в то же время предполагала художественную убедительность, что усиливало активное, прямое воздействие на читательскую публику. Издатели и авторы «Русской беседы» отнюдь не замалчивали отрицательные, безнравственные явления в русской общественной жизни. В разделах журнала «Изящная словесность», «Смесь», «Критика» опубликованы произведения, в которых авторы обличают нерадение и злоупотребления чиновников («Модный чиновник» М. Т. РБ 1858 № 3, «Происшествие с г. Якушкиным. Проницательность и усердие губернской полиции» Ю. Ф. Самарина, РБ 1859 № 5), выступают защитниками крепостных крестьян (рассказ «Маша» Марко Вовчок, РБ 1859 № 3). Однако «протестные» публикации авторов «Русской беседы» согласовывалась с теми религиозно-нравственными и эстетическими принципами, которым следовал славянофильский журнал. В отличие от революционно-демократических журналистов, исповедующих идеи критического, социально-обличительного направления русской литературы середины XIX века они делали акцент на другом: на необходимости обновления русской культуры и искусства с учетом духовно-православной традиции. Культ «отечестволюбия» обусловил специфику публицистико-беллетристических жанров «Русской беседы» и «положительного» литературного направления славянофилов в целом.



В заключении сделаны выводы о том, что так называемые «консервативные» убеждения славянофилов по духу своему были динамичны. Издатели славянофильского журнала призывали не к реставрации старого, а к движению вперед на основе тысячелетнего исторического духовно-православного опыта русского народа, что обрело особую актуальность в современных условиях. Анализ публикаций журнала «Русская беседа», издававшегося славянофилами с 1856 по 1860 годы, исследование тематической разноплановости и жанрового разнообразия позволяют сделать вывод о том, что данное издание занимало уникальное место в русской журналистике XIX века и являлось значимым событием в общественной и культурной жизни России тех лет. Первый печатный орган «русского направления» позволил высказать свои суждения по всем животрепещущим вопросам русской жизни: о национальной самобытности и народном русском характере, о принципах хозяйственного и политико-экономического устройства, о просвещении и образовании, о взаимоотношениях с единоверными братскими славянскими народами, о развитии литературы, о новых началах русской философии. Обширнейший круг тем, затронутых и развитых в материалах журнала, позволяет говорить об энциклопедичности как ведущем принципе журналистской деятельности славянофилов. О чем бы ни писали авторы статей, заметок, рецензий, очерков, с какими бы мыслями ни обращались к читателю, фундаментальной основой их размышлений была православная вера, христианская нравственность.

Диалогическая направленность, стремление включить в обсуждение важнейших вопросов широкий круг читателей позволяет сделать вывод о значительном вкладе славянофильского издания в развитии общественного сознания и русской культуры. Идея своеобразия российского пути, уникальности собственной духовной традиции и государственного устройства пронизывает все публикации.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

I. Публикация в журналах, рекомендованных ВАК:

1. Цвелева Н. П. «Положительная» литература на страницах журнала «Русская беседа» [Текст] / Н. П. Цвелева // Вестник Костромского государственного ун–та им. Н. А. Некрасова. Научно-методический журнал. Специальный выпуск.– 2008. – Т. 14. – С. 168-172. (0,5 п. л.).

2. Цвелева Н. П. Стихотворение А. И. Одоевского «Славянские девы» в контексте публицистики журнала «Русская беседа» [Текст] / Н. П. Цвелева // Вестник Костромского государственного ун-та им. Н. А. Некрасова. Научно-методический журнал. Основной выпуск. – 2009. – Т. 15. – С. 132-136. (0,5 п.л.).

II. Публикации в других изданиях:

3. Цвелева Н. П. Преподобный Иона и Новосоловецкая пустынь. [Текст] / Н. П. Цвелева // Международная коммуникация в современном славянском мире: Материалы международной научной конференции. – Тверь: Изд.-во ТвГУ, 2005. – С. 43-47. (0,5 п. л.).

4. Цвелева Н. П. Исторические жанры в славянофильском журнале «Русская беседа» [Текст] / Н. П. Цвелева // Русская литература и журналистика. Актуальные проблемы жанра и стиля. Сборник научных трудов. – Тверь: Изд.-во ТвГУ, 2007. – С. 131-141. (1 п. л.).

5. Цвелева Н. П. Религиозная поэзия в журнале «Русская беседа» [Текст] / Н. П. Цвелева // Журнал Вопросы филологических наук. – М.: «Компания Спутник ». – 2008, № 2. – С. 7-14. (0, 6 п. л.).

6. Цвелева Н. П. Славянская тема на страницах журнала «Русская беседа» [Текст] / Н. П. Цвелева // Журнал Вопросы филологических наук. – М.: «Компания Спутник ». – 2008, № 2. – С.14-24. (1 п. л.).

7. Цвелева Н. П. Московская старина в журнале «Русская беседа» [Текст] / Н. П. Цвелева // Журнал Исторические науки. – М.: «Компания Спутник ». – 2008, № 4. – С. 26-29. (0,4 п. л.).



8. Цвелева Н. П. Текущие события и вечные истины в славянофильской периодике. [Текст] / Н. П. Цвелева // Журнал Исторические науки. – М.: «Компания Спутник ». – 2008, № 5. – С. 54-62. (0,8 п. л.).

9. Цвелева Н. П. Тема славянского единства в журнале «Русская беседа» [Текст] / Н. П. Цвелева // Роль Тверских Дней славянской письменности и культуры в современном интеграционном процессе и духовной консолидации славянских народов: опыт и перспективы: Материалы международной научной конференции. – Филологический сборник. – Тверь: Изд.-во ТвГУ. – 2008, №.3 – С. 53-58. (0,5 п. л.).

  • Кедрова Мария Михайловна
  • Общая характеристика работы Актуальность темы.
  • На защиту выносятся следующие положения
  • Структура работы