Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Колокольцов Виктор Иванович, 2003 г. Текст в редакции из книги «отклонение. Колокольцовы в Тверской губернии»




Скачать 228.14 Kb.
Дата11.04.2017
Размер228.14 Kb.

 


Автор: Колокольцов Виктор Иванович, 2003 г.
Текст в редакции из книги «ОТКЛОНЕНИЕ. Колокольцовы в Тверской губернии». –СПб., 2004.
Первая редакция статьи была опубликована в журнале «Известия РГО» №11, СПб., 2000 г. под названием «Вокруг дома с мезонином».


Не в роскоши дворянского гнезда,

где сонный сад, и флигель, и фонтаны,

беседка у заросшего пруда,

и барский дом, и слышно фортепьяно -
когда раскрыты окна и когда

вечерний чай, и на закате пряно

благоухают розы, и тумана

клубы рождает близкая вода -
я выросла не там. Что мне усадьбы!

Камин, ковры, фарфор, модерн, ампир…

Таинственный и трогательный мир.

Когда б совсем не знала – и не знать бы.
Но вот: остались вещи, книги, лица …

Как не затосковать и не плениться!

/Тимофеева Т.В./




ОТКЛОНЕНИЕ К ЧЕХОВСКОМУ

«ДОМУ С МЕЗОНИНОМ»
Поиск семей Колокольцовых в Тверской губернии, историй этих семей и их окружения, родственников, носящих другие фамилии, приводит порой к интересным находкам. Впрочем, это типично для любой фамилии.

Если мы возьмём полное собрание сочинений А.П. Чехова (изд. 1976-1980 г.) и откроем комментарии к произведениям «Дом с мезонином» и «Чайка», то узнаем, что события 1893-1895 г., протекавшие в селе Островно Вышневолоцкого уезда Тверской губернии, расположенном на берегу одноименного озера, были использованы Чеховым в его сюжетах /99/.

Исаак Ильич Левитан работал в Вышневолоцком уезде в период 1893-1896 года. А.П. Чехов побывал у Левитана в селе Островно лишь однажды, в связи с предпринятой Левитаном попыткой самоубийства. Знакомство с обитателями дома дворян - помещиков Ушаковых (усадьба Островно), с романтичными столичными «девицами» из дачной усадьбы Турчанинова Ивана Николаевича Горка, с соседями близлежащих имений дало богатый литературный материал талантливому писателю. Чехов стал свидетелем одного из последних «каникулярных романов» своего друга Левитана (род.18.8.1860, 22.7.1900) с Анной Николаевной Турчаниновой (род. 25.5.1856, 24.11.1930, Париж) /74, 75, 76/.

В 1893 и в 1894 году Левитан работал и жил в усадьбе Ушаковых Островно со своей любимой подругой, художницей, женой известного московского доктора Дмитрия Павловича Кувшинникова – Софьей Петровной (1847-1907). Дом Кувшинникова был хорошо известен и популярен среди молодежи из художественной среды Москвы, отличался гостеприимством и демократичностью. Работы Софьи Петровны экспонировались на московских выставках. «Она была чудесно сложена. С фигурой Афродиты, тёмноглазая, смуглая мулатка, она привлекала общее внимание неповторимой своей оригинальностью. Цветы, написанные Кувшинниковой, покупал Третьяков П.М., её игрой на фортепьяно заслушивались московские пианисты виртуозы».

В 1888 году на VIII Периодической выставке Московского общества любителей художеств Третьяков П.М. приобрёл у Софьи Петровны картину, изображающую внутренний вид церкви в Плёсе /75, 94/. Софья Петровна была очень даровита, прекрасно шила, создавала изумительные домашние интерьеры. Она любила охоту не меньше, чем искусство, и, подолгу охотясь в подмосковных лесах, одна, одетая по-мужски, возвращалась с полным ягдташем. В ней Левитан нашёл яростного товарища охотника. Она ходила по-мужски, широко и размашисто, была выносливее неутомимого своего спутника. Они бродили по полям, перелескам, низинам и оврагам с рассвета до ночи. В охотничьем азарте забирались очень далеко, иногда ночевали в лесу. Их настигали грозы, ливни, ветры, холодные ночи с утренниками.

Знакомство у Софьи Петровны было огромное. В её причудливом салоне собирались врачи, писатели, художники, музыканты, артисты». Левитан пришёл к Софье Петровне с Чеховым, когда ей было около сорока, а ему двадцать шесть. Разница в возрасте беспокоила Кувшинникову, и она постоянно сознавала непрочность своего счастья. И всё-таки взаимных чувств хватило на восемь лет! Левитан был верным другом. Портрет Кувшинниковой С., написанный Левитаном, хранится в музее-квартире Бродского И.И. в СПб. Портрет Левитана и Кувшинниковой (1886 г.), написанный А.С. Степановым в Саввинской слободе, находится в частном собрании во Франции.

Но летом 1894 года в Островно Софья Петровна была вынуждена расстаться с любимым Левитаном. Он выбрал себе новую молодую героиню – Анну Николаевну Турчанинову (урожд. Макарова). Она была моложе соперницы. Новый «роман Левитана не был счастлив; он осложнился тем, что старшая дочка героини (Варвара Ивановна) влюбилась в него без памяти и между ней и матерью шла глухая драма, отравившая все последние годы его жизни» /95/. «Маман … по-нашему, противная … Она похожа на цыганку. Веки у нее коричневые, словно опаленные, а губы – яркие, как красный перец». В момент разрыва отношений с Левитаном, чувства Софьи Петровны были затронуты настолько, что она пыталась отравиться, но земскому доктору удалось спасти её. А Левитан и Анна Николаевна должны были встретиться уже за границей в Швейцарии /96/. Была ли эта совместная поездка? Левитан был в Австрии и Франции весной 1894 г. /75, 76/. Путешествие за границу было ранее и с С.П. Кувшинниковой.

Мотивы, настроение, эпизоды этого романа Чехов использовал в своих произведениях, но должен был скрыть первоисточник, поэтому о его поездке к Левитану и пребывании в усадьбе «Горка» в июле 1895 года знал очень узкий круг людей. Для биографов, критиков и исследователей творчества А.П. Чехова эта поездка так и осталась «белым пятном». Почему?

Иван Николаевич Т., будучи много старше своей жены, отчаявшись повлиять на романы жены с высокопоставленными чиновниками в Петербурге, успокаивая их жён и гася их эмоции, хлопотал только о том, чтобы имя Анны Николаевны Т. не попало в столичные газеты. И это ему удалось. Далёкий уголок в Островно был как бы спасением. И хотя Анна Николаевна не очень заботилась о репутации своего высокопоставленного мужа и его служебной карьере, Чехов был вынужден подумать о репутации Левитана и Турчанинова, тем более что несколькими годами ранее был томительный конфликт с Левитаном после публикации рассказа «Попрыгунья».

В 1892 г. Чехов писал в письме: «Вчера я был в Москве, но едва не задохнулся там от скуки и всяких напастей. Можете себе представить, одна знакомая моя, 42-летняя дама, узнала себя в 20-летней героине моей «Попрыгуньи» и меня вся Москва обвиняет в пасквиле. Главная улика – внешнее сходство: дама пишет красками, муж у нее доктор и живет она с художником» (речь шла о Софье Петровне Кувшинниковой, которую А.П. Чехов недолюбливал , и ее возлюбленном И. И. Левитане).

Левитан до конца своих дней не смог простить Чехову публикации этого рассказа. Антон Павлович только отшучивался и отвечал фразами: «Моя попрыгунья хорошенькая, а ведь Софья Петровна не так уж красива и молода». Поговаривали, что Левитан собирался вызвать Антона Павловича на дуэль.** Их отношения прервались почти на три года. Софья Петровна и Чехов больше никогда не общались.

Поэтому Чехов, «поместив» своих героев в живописные островенские места и усадьбы у озера, (их описание полностью совпадает с реально существовавшими домами), с первых строк своего рассказа «Дом с мезонином» умышленно отправляет нас в год 1891 в усадьбу Богимово! Не должно быть и намёка на то, что прототипы - это Левитан и семья Турчаниновых!

Была у Левитана и неустроенность в личной жизни. Он дважды как еврей подвергался преследованиям полиции и выселялся из Москвы: первый раз в 1879 году, когда он был вынужден жить под Москвой в Салтыковке, и второй раз в 1892 году, будучи уже известным художником. (Выселению подверглись в 24 часа все евреи Москвы) /80/.

Внимание и женская забота, новая любовь и красота окружающей природы связали его с Вышневолоцкой усадьбой Горка. «Новый период творчества Левитана начинается с середины 1890-х годов. Он, несомненно, связан с новым этапом революционно-освободительного движения в стране». Но Левитан не был революционером.

В 1960 году именно Светлана Пророкова приоткрыла тайну этого «революционного движения» /76/. Увлеченная творчеством Левитана, биографией его короткой жизни, она посетила село Островно, нашла здравствующих потомков Колокольцовых и Зворыкиных, которые поведали о провинциальных событиях на рубеже веков.

М.П. Чехов так описывал эту историю /75/. «В чьей-то богатой усадьбе жил на даче Левитан. Он завёл там очень сложный роман, в результате которого ему нужно было застрелиться или инсценировать самоубийство. Он стрелял себе в голову, но неудачно: пуля прошла через кожные покровы головы, не задев черепа…. Брат Антон нехотя собрался и поехал … . Его встретил Левитан с чёрной повязкой на голове, которую тут же при объяснении с дамами сорвал с себя и бросил на пол. Затем Левитан взял ружьё и вышел к озеру. Возвратился он к своей даме с бедной ни к чему убитой им чайкой …».

Заинтересоваться обитателями усадеб вокруг озера Островно побудил нас не только краеведческий интерес, но и то, что в с. Островно много лет жила и отдыхала Анна Ивановна Турчанинова, которая в первом браке (1902 г.) была Зворыкина, а во втором (1913 г.) Колокольцова /1, 106/.

Именно здесь, в радиусе десяти вёрст, в период конца XIX - начала XX века, пересеклись сразу несколько линий рода Колокольцовых: тверская ветвь дворян, ярославская ветвь потомков священнослужителей, вышневолоцкая ветвь священнослужителей, тверская ветвь мещан и крестьян.

В те годы в усадьбе Горка у Ивана Николаевича и Анны Николаевны Турчаниновых отдыхали их дочери: Варвара, Софья (род. 17.9.1878) /74/ и Анна. Анне в 1894 году было около четырнадцати лет. Сестрам около двадцати. До самой кончины Левитана в июле 1900 года они оставались свидетелями переписки, свиданий и взаимоотношений своей матери и И.И. Левитана /76/.

Рассказ «Дом с мезонином». Усадьба Горка – дом с мезонином. Дом Ушаковых – место, откуда вышел главный герой рассказа. Их разделяет всего верста. А герой рассказа - художник Левитан. Возможно, именно так, через старших дочерей, познакомился Левитан с домом Турчанинова и его женой в 1894 году.

Многое от реальных островенских жителей нашло отражение и в пьесе «Чайка». Идея убитой на озере белой чайки, светлой жизни, брошенной к ногам Софьи Петровны Левитаном, и им же вторично, в Горках, - к ногам Варвары Ивановны, захватила А.П. Чехова.

В 1895 г. на фоне собственных нерешенных любовных проблем и переживаний, под впечатлением трагедии в жизни своей близкой знакомой, (наследницы именья Подсосонье Тверской губ.) - Лики Мизиновой, он пишет очень «личную» пьесу «Чайка». Когда А.П. Чехов писал свою «Чайку», он частично отобразил неудачный роман Лики с писателем Игнатием Николаевичем Потапенко, внеся в образ Нины Заречной много от Лики /94/ .

А. Чехов писал в 1895 г.: «Если, в самом деле, похоже, что в ней (в пьесе –авт.) изображен Потапенко, то, конечно, ставить и печатать её нельзя… Однако Потапенко оказался … и серьезно помог при прохождении пьесы «Чайка» через цензуру». Первая реакция на пьесу была самая противоречивая. 17 октября 1896 г. произошёл сокрушительный провал пьесы в Александринском театре СПб. Но и в ХХ веке театральная дискуссия о пьесе продолжалась. «Чайка – самая слабая из пьес Чехова».

Левитан подарил Лике свой этюд «Осень». Практически, благодаря информации о творчестве Левитана и подаренных им картинах, известны дочери И.Н.Турчанинова. Варваре Ивановне была подарена картина «Букет васильков», Софии Ивановне - картина «Астры», Анне – рисунки в альбоме /74/. Портрет самого И.Н. Турчанинова был написан И.Е. Репиным в 1896 г.

Чем интересна демократия и гласность в России на рубеже ХХ в.? Пожалуй, разнообразием взглядов на искусство, на театр, на литературу; дискуссией о нравах и поведении и открытой критикой современников. Позднее все выхолостит советская эпоха. Останется лишь советский взгляд и на Чехова, и на Левитана. 

В 1937 г., когда ещё биографами не были изучены архивы Чеховых, не затронуты воспоминания Зворыкиной Ксении Анатольевны и А.И. Колокольцовой (урожд. Турчаниновой), не прочитаны воспоминания Т.Л. Щепкиной-Куперник, письма И.И.Левитана и многое другое, К.Г. Паустовский писал: «Последние годы жизни Левитан проводил много времени около Вышнего-Волочка на берегах озера Удомля. Там, в семье помещиков Панафидиных, он опять попал в путаницу человеческих отношений, стрелялся, но его спасли…».


А сложный и путаный роман был в доме Турчаниновых /76/. «Эх, Исаак, Исаак, и стреляться-то ты не умеешь!». Но даже в 1959 году, когда еще были живы многие старожилы Вышневолоцкого уезда (д. Островно, с. Котлован, д. Гарусово), биографы Левитана (Н.П. Смирнов, И. Евдокимов, В.А. Прытков) не ведают об усадьбе Горка.

В 1894 году на именины Анны Николаевны в ус. Горка собираются приглашенные со всей округи. «Откуда-то взялись юнкера, студенты, старики, старушки; за несколькими столами играли в карты, мы все кинулись на лаун-теннис. … После обеда все пошли на озеро: там был фейерверк, в саду подавали крюшон и над чёрным озером летала красная и зеленая ракета, с треском рассыпаясь на тысячи звездочек» /96/. На этих торжествах был Левитан и сам Иван Николаевич Турчанинов.

Хозяйка усадьбы Горка горячо любила и всячески поддерживала Левитана. В 1895 года у «дома с мезонином» появляется вновь срубленная мастерская для художника.

В 1895 году П.М. Третьяков (1832-1898) приобрёл у Левитана картины «Март» (двор дома Турчаниновых) и «Золотая осень» (река Съежа у озера Островно), написанные в усадьбе Горка. Здесь же написаны картины «Большая вода», «Ненюфары» и др. /75/.

Ну, а кто же обитали в усадьбах вокруг Островенского озера и пососедству, когда здесь поселился И.И. Левитан и С.П. Кувшинникова?

Пытаясь разобраться в отношениях и родственных связях между людьми той эпохи, мы должны чётко понимать, что не следует давать современную оценку тем людям (штамп) или нашу трактовку их поступков, отношений, событий тех лет. Проще посмотреть на происходящее сто лет тому назад глазами современников и очевидцев, по известным воспоминаниям и публикациям.

Вот те, кто стал также персонажами рассказа и кого описывает в своих воспоминаниях современник и очевидец многих островенских событий, юная подруга Софьи Петровны и А.П. Чехова, – Татьяна Львовна Щепкина – Куперник, (род.12.1.1874,  27.6.1952, Москва) и кто известен из генеалогического поиска и краеведческих находок.

Хозяйка именья Островно – Екатерина Николаевна Ушакова (урожд. Сеславина, род. 29.6.1821,  13.3.1910). Её муж, штабс-капитан (1833 г.), капитан (13.2.1838 г.) Владимир Алексеевич Ушаков, разбился на лошадях в 60-х годах. Их дети, которые жили в 1894 г. в усадьбе: сын - Николай Владимирович У. (род.1859), дочери – Варвара Владимировна У. (род.1849) и Софья Владимировна У. (род.1851) /6/. Николай Владимирович У. в 1895 году не был женат и не имел детей. Варвара и Софья были арестованы большевиками после 1917 года.

Нет подробной информации о старших детях: о Ниле (род. 30.10.1848 г./6/), крещён в Успенской церкви на Малой Дмитровке в Москве 2.11.1848 г., восприемники: его дядя - Николай Алексеевич У. и его тетка Варвара Алексеевна Минут (урожд. Ушакова); о Екатерине (род. 5.11.1847 г.), крещения 29.11.1847 в церкви св. великомученика Дмитрия Солунского в с. Островно. Восприемники: её дед Алексей Иванович У. и её бабка Софья Павловна Сеславина.

Виды усадьбы Островно и портреты ее обитателей сохранились на полотнах А.В. Моравова, В.К. Бялыницкого-Бируля, Н.П. Богданова-Бельского /74/, Золотова.

Много раньше, в 1864 году, на родной сестре Екатерины Николаевны Сеславиной, Елене Николаевне С. (род.7.5.1844,  1927), женился Колокольцов Александр Александрович (род.18.9.1833, 1.10.1904, Таблица 5). Они венчались 3 июня 1864 г. /146/ в церкви села Островно Вышневолоцкого уезда. У их правнучки Ольги Никитичны Колокольцовой сохранилось письмо о предстоящем браке. Вот его содержание:

«Милостивый Государь…

Александр Александрович!

Согласно с желанием Вашим,

я, со своей стороны, на брак мой

с Вами изъявляю своё полное

согласие, и с искренним моим

уважением к Вам, остаюсь

преданной Вам Елена Сеславина.

Апреля 23-го дня 1864-го года

с. Островно».

В 90-е Колокольцов А.А. - генерал по Адмиралтейству в СПб. и начальник Обуховского сталелитейного завода /105, 128, 137/. От этого брака было девять детей. Его семья была хорошо знакома с семьей И.Н. Турчанинова.

Один из его сыновей, тоже Александр Александрович К. (род. 10.1.1866, 21.1.1942 Л-д), в 1913 г. женился на Анне Ивановне Зворыкиной (урожд. Турчанинова, род. 1886,  ок. 1962). В 1914 г. в Санкт-Петербурге у них родился сын Никита. /77 /.

Родная сестра капитана Ушакова Владимира Алексеевича, Варвара Алексеевна (род. 24.8.1820,  10.4.1891), была замужем за статским советником Минутом Н. Его усадьба Приют находилась в с. Островно, но на холме, у реки Съежа, в сторону деревни Лоховское (правый берег реки, большой Приютский омут, у Приютского моста через реку, дорога в деревни Мурово и Боронатово).

Родственником был и генерал-майор Минут Николай Викторович (род. 29.3.1840,  24.9.1905). Его жена Ольга Павловна, урожд. Лавреновская. Их дети: Анна (род. 12.11.1864), Наталья (род. 7.1.1866), Вера (род. 8.3.1894).

Минут Виктор Николаевич (род. 17.8.1868,  1934, Париж) в 1895 г. был штабс-капитаном, в 1914 г. он генерал-лейтенант. Его жена Римма Александровна урожд. Висконти. Дети: Николай (род. 27.8.1895); Александр (род. 19.3.1900), будучи юнкером, погиб в Петрограде 29 октября 1917 г.

Минут Павел Николаевич (род. 17.1.1870) в 1914 г. полковник в Гренадерском санитарном батальоне.

Бывал Левитан и в островенской усадьбе знаменитого артиста Владимира Николаевича Давыдова, и в имении Гирино у артиста Большого театра Л.Д. Донского (1858-1917), у братьев Зворыкиных из имения Воздвиженское и, несомненно, в усадьбе Комарно (Рядок).

К 1917 году, помимо этих усадеб, рядом были усадьбы: Перхово – дворян Харламовых, Уголок - дворян Геппенер (купили эту усадьбу у Ушаковых в 1910 г.), Сигово и Ворониха - дворян Колокольцовых, Мешково - дворян Менделеевых, Деминец – дворян Русиновых (д. Роднево) и др.

Для картины «Над вечным покоем» Левитан писал этюды с острова Аржаник на озере Удомля. Левитана на этот остров возил владелец имения Гарусово, расположенного на берегу озера, М.М. Аракчеев. Усадьба принадлежала младшей сестре Надежде Михайловне Аракчеевой; средняя сестра, Наталья Михайловна, была замужем за доктором Якубовичем; старшая, Екатерина Михайловна не была замужем. Очень давно, в 1762 г., в этой усадьбе поселился Аракчеев Андрей Андреевич. Здесь же прошло детство его сына, будущего графа Алексея Андреевича Аракчеева (род. 23.9.1769, 21.4.1834) /2, 89/. 

В соседнем имении Воздвиженское и Котлован жила семья отставного поручика Анатолия Ивановича Зворыкина (род. 7.6.1842, 18.8.1918). Его жена - Наталья Федоровна, урожд. Русинова (род. 15.5.1845, 22.4.1932). У них было четыре сына: Иван (род. 28.6.1870, 1956), Николай, Фёдор, Анатолий и дочери: Надежда и Ксения. Все сыновья учились в Училище правоведения в СПб. Иван Анатольевич З., Николай Анатольевич З. (род. 26.5.1873,  9.11.1937), да и сам Анатолий Иванович З. были страстными любителями природы и охоты /106/. Зворыкины дружили с домом Турчаниновых.

«В один из приездов Левитана в Горки, Николая Анатольевича попросили сходить с ним на охоту. Пошли. Охотились на уток, с лодки на озере. Левитан убил утку. Она упала в воду, и за ней послали собаку. Собака принесла и подала Левитану жалкий комочек с безжизненно болтающейся головой. Тот прослезился. Тогда Николай Анатольевич сказал ему: - Исаак Ильич, уж надо выбирать, либо вы живописец, который жалеет все живое и любуется им, либо охотник». /Из воспоминаний Н.Ф. Зворыкиной (1845-1932) и К.А. Зворыкиной/.

В усадьбе Зворыкиных Левитан мог видеть четыре подлинные работы крепостного художника Сороки Григория Васильевича.

От Ксении Анатольевны Зворыкиной (род. 4.4.1896, 17.5.1986) и от её матери сохранились записанные семейные воспоминания о той эпохе. Их частично использовала С.А. Пророкова в /76/, Л.И. Кац в /74/. В период 1922-1929 гг. Ксения Анатольевна была представителем Тверского художественного музея и смотрителем в усадьбе Островно. Эпизод её жизни показан в рассказе её родного брата Николая Зворыкина «Весеннее».

Несомненно, что Левитан к 1895 г. был хорошо знаком с домом Зворыкина А.И. в Котловане и в Воздвиженском. Любовь к охоте, отличное знание своих угодий, дорог, озёр, лесов, соседних усадеб позволило обмениваться визитами с домом Турчанинова. Несомненно и то, что эти визиты были обычным и заурядным явлением в ту пору. Левитан ещё был просто человек, с целым «морем» житейских проблем. У Анатолия Ивановича Зворыкина были сыновья - женихи, у Ивана Николаевича Турчанинова дочери - невесты.

Если этюды к картине «Над вечным покоем» писались на Волге и на озере Удомля, то первые этюды к картине «Озеро» (Русь) писались Левитаном от усадьбы Комарно, что на берегу озера Устьим, вблизи усадьбы Котлован. Искусствоведы считают, что «Озеро»- это обобщенный русский сюжет многих озёр. Ю. Алянский пишет: «Не ищите левитановское озеро на карте России». Но искали, и не находили. Усадьбы смела история. Фамилии помещиков и царских офицеров предали забвению. Н.А. Архангельский считает, что это вид на церковь села Троица от ус. Гарусово /2/. Но это только идейное сходство. Светлана Пророкова и Л. Кац /74, 75/ не знали все пейзажи всех озёр, а тем более места бывших усадеб, где могли оказаться С.П. Кувшинникова, А.Н. Турчанинова и Левитан. Вид с мостков у бывшей ус. Комарно (Рядок) в точности повторяет весь пейзаж картины, начиная с тростника. Перед нами слева- поля деревни Овсянниково и Маслово, затем церковь Спас-Устьима и справа- деревня Феднево. На горизонте справа - Тарасиха и Захарово.

Федор Анатольевич (род. 11.4. 1876,  9.1938) и Николай Анатольевич Зворыкины были не равнодушны к дочерям И.Н. Турчанинова. Но лишь их младший брат, Анатолий Анатольевич З., (род. 7.3.1879, 20.1.1942) 26 июля 1902 г. обвенчался в церкви села Островно с младшей дочерью - Анной Ивановной Турчаниновой /106/. Самый светский из братьев, с изысканным вкусом и манерами, прекрасный вольтижировщик, воспитанный в петербургской аристократической среде, Фёдор Анатольевич, называл прекрасных обитательниц Горки "цыпочками". "Цыпочки - хорошенькие и изящные женщины, обязательно очень женственные, очаровательные, светские, остро реагирующие на появление представителей мужского пола. Она (цыпочка) модно одета и использует все средства - косметику, парфюмерию, парикмахерское искусство, прибавляя этим еще что-то к своей женственности, но, конечно, все в меру и со вкусом. У цыпочки и походка особенная. По одному стуку каблучков слышно, что идёт очаровательница".

Количество дворян Колокольцовых, которые, возможно, летом в конце XIX в. с семьями отдыхали в усадьбах Сигово, Ворониха (Рождественское), Дерягино, хорошо видно из Таблицы 6 /100/.

Усадьбы Островно, Горка, Павлово славились своими старинными библиотеками. В усадьбе Островно, в большом зале с колоннами, были хоры. "Еще ресурс для меня - это хоры, на них прежде играла музыка, а теперь стоят старые, низкие шкафы, красного дерева с просекшейся зеленой тафтой за узорными дверцами - и в них книги. Целый мир... и здесь я нашла много чудесных книг, вместе со старыми "Северными цветами", рецептами настоек и атласами еще до присоединения Польши, где теперешняя граница была обведена чернильной чертой и крючковатым почерком указано было: "Первый раздел Польши". Тут же я нашла и увлекшие меня "Метаморфозы" Овидия в переводе Десентанжа, и "Tаble ronde" (Круглый стол) Трессана, издания XVIII в. ..." /95/.

О библиотеке в усадьбе Горка Левитан И.И. писал: "Я работаю много и ещё больше читаю. В моем распоряжении огромная библиотека, где много запрещённых книг и очень интересных"/75/.

В 1904 г. мастерская Левитана сгорела. Возможно, это был поджог, чтобы не осталось следов о бывшем романе в доме Турчаниновых.

Главный свидетель, он же и автор пьесы «Чайка», А.П.Чехов скончался 2 июля 1904 года. Лишь после смерти И.Н. Турчанинова в 1910 г. Щепкина–Куперник Т.Л. опубликовала свой большой рассказ «Старшие» (1911 г.). В рассказе под фамилией Грачёвы «скрываются» братья Зворыкины. Корчагины – обитатели усадьбы Островно. Кривцовы – это Турчаниновы, художник Ямпольский – Левитан и др. О содержании рассказа она поведала лишь в 1928 г., но это был период, когда приоритет был у советского, а не буржуазного искусства /95, 96/.

31 марта 1914 г. были назначены торги, и усадьба Горка перешла в собственность купца 2-ой гильдии Маркова Аггея Аггеевича. Он же владелец 400 дес. земли и усадьбы Родное у д. Кузьминское Вышневолоцкого у. Тверской губ.

Реальные родственные и дружеские связи Зворыкиных, Колокольцовых и Турчаниновых оборвались в 50-х годах XX века.

Если об отношении А.П. Чехова к С.П. Кувшинниковой говорили его современники и он сам, то об его отношении к событиям в усадьбе Горка говорит интеллигентное «молчание» самого А.П. Чехова и всех его родственников, все воспоминания которых опубликованы. Ответ следует искать, видимо, в их личном отношении к толстовской героине, Анне Карениной, и её семейной проблеме, а также в персонажах произведений Чехова.

Тому причина и фактор времени, ушедшего XIX века, когда героями были люди чести. «В XIX в. невозможны были ни «охоты на ведьм», ни павлики морозовы, ни массовые репрессии, подогреваемые гневом общественности. Общественность в XIX в., при всех её недостатках была замечательная, и нам в конце XX в. остается о ней и её нравах лишь ностальгически грустить. Замечательное время – было неприлично прослыть подлецом. Это было время людей чести. Конечно, были и подлецы, и люди бесчестные встречались как среди дворян, так и среди предпринимателей…. Но общество, общественность подлецов осуждали…. Подлость и бесчестье со стыдом скрывали, а не гордились ими цинично, как в середине века XX” /11/.

Было время, когда не гордились тем, что были знакомы с женщинами Левитана, а уж тем более с их мужьями. Время, когда было необходимо прикрываться ученичеством у Левитана.

Мы никогда не узнаем, почему Левитан не уехал из Горок после театра с самоубийством. А почему сами Турчаниновы не рассказывали о покровительстве своей семьи Левитану и не оставили после его смерти воспоминаний? Почему А.П. Чехов гостил в Островно лишь пять дней и больше не бывал на озере, где жила его «Чайка»? Могла ли Варвара Турчанинова, девушка из самого верхнего слоя семей правящей элиты, стать женой Исаака Левитана?

Еврейский вопрос очень остро стоял в России на рубеже ХХ века. Трудно предположить, что тайный советник И.Н. Турчанинов был в восторге от романа своей супруги и от девических чувств своей дочери. Брачное законодательство XIX в., действовавшее до 1904 г., запрещало разводы. Развод по причине измены обрекал супругов на множество проблем нравственных.

Влюбляясь в замужних дам: в Софью Петровну, а затем в Анну Николаевну, Левитан был обречён на страдания. Влюблённый и страдающий, он создавал ликующие картины, которые стали шедеврами русской живописи. Только влюблённый человек в XIX в. мог увидеть и написать такую Волгу, золотую осень на сентябрьской реке Съеже в Островно, такой «Март» у усадьбы Горка, такое «Озеро» у усадьбы Комарно. Всё лучшее в мире создаётся людьми влюблёнными. В начале девяностых годов А,П. Чехов записал в свою записную книжку: «То, что мы испытываем, когда бываем влюблены, быть может, есть нормальное состояние. Влюблённость указывает человеку, каким он должен быть».

К концу XIX в. именно Время ещё не сформировало на звёздном небосклоне серебряного века звезду Левитана. В 1900 году он принял участие в Парижской всемирной выставке. Художественный мир знал и ценил его творчество. Но ни в России ни за границей Левитан не имел шумного, блестящего успеха, возлагающего лавры на голову художника. Широкая публика оценила его творчество только после его смерти. Отношение к творчеству Левитана в конце 90-х было самое различное. «Художники в угоду моде, проклятой моде декадентству, изменили искусству и превратили себя в шутов, посмотрите, что сделал с собой Левитан. Взял да и обратился в декадента мазилку, позорно, недостойно (М.Н Ермолова)». Сама Анна Николаевна Т. стремилась влиять на характер полотен Левитана. Любовь И.И. Левитана и А.Н. Турчаниновой была бесконечной, и только смерть художника остановила их время.

"А.Н. Турчаниновой. Москва, 24.1.1899.

Здравствуй, дорогая моя женушка Анка! Сегодня вернулся из Питера. Несмотря на твоё нежелание моей поездки в Питер, я считаю её необходимой для себя, и хотя очень утомился, но в то же время я крайне доволен. Расскажу по порядку тебе, радость, счастье, безгранично любимая моя Нюнушечка!... И. Левитан" /75/.
В этом отклонении от основной темы книги, в этой, казалось бы, скромной истории, у нас есть свой генеалогический интерес.

Кто реально жил в усадьбе Селино (д. Заречье) за рекой от Горок? На месте усадьбы колхозом был построен скотный двор, рядом деревня Сорокино. Мы знаем фамилию последних владельцев – Зайцев Д.И и Ярыгин (1917-1922 гг.). Все хозяйственные постройки у усадьбы Горка (Селино) были разобраны и переданы колхозникам в начале 30-х годов. Усадьба Приют была разобрана и передана колхозникам, которые строили дома в нижнем Островно. Мебель из всех усадеб распределялась по домам местных жителей.

Что это была за семья «Заречных»? Какой была девушка, ставшая географическим прототипом Нины Заречной, которую Чехов наделил судьбой Лики Мизиновой?

Кто были и где теперь потомки КОЛОКОЛЬЦОВЫХ из д. Доронино, д. Очеп(ф) и Селифонихи Вышневолоцкого уезда, которые купили уже на советских торгах усадьбу Ярыгиных (Зайцевых)? На торгах с участием Колокольцовых и Ершовых была куплена и часть усадьбы Харламовых(?) - Перхово. В 1938 году дом в Перхово национализировали вторично, уже у семьи Ершовых под здание фабрики в Удомле. Аналогично поступили и с «заречной усадьбой», но фрагменты «заречного» дома ещё существуют реально в городе Удомля.

Из возможных обитателей ус. Перхово в конце XIX начале ХХ в. пока нам известны потомственные дворяне Харламовы:

- Х. Николай Петрович (род.1831,  8.12.1889) /77, 107/.


  • Х. Иван Петрович (род. 23.9.1828,  27.6.1910, Островно) – лейтенант, почётный мировой судья (1895 г.). Его дети:

  • Х. Николай Иванович – дворянин, делегат уездного съезда (1895г.), почётный мировой судья (1901 г.), имел усадьбу Млево-Березовец, Перхово (1912 г.);

  • Х. Сергей Иванович (1910 г.) – дворянин.

Из самых последних находок, относящихся к концу XIX века.


Письмо Колокольцева В.И. краеведу Подушкову Д.Л. о «новой» картине Левитана И.И. («Осенний пейзаж с церковью», картон, пастель), которая поступила из частного собрания в 2000 г. в Третьяковскую галерею. Выставлена на экспозицию в 2002 г.

«Дмитрий, добрый день!

Прошло три месяца после посещения Третьяковки (14.01.03) и только сейчас меня осенило поинтересоваться цветом куполов Островенской церкви. Оригинал картины из УС №19 в СПб. Вчера я позвонил Дмитрию Беневоленскому, благо телефон не изменился! Пообщались!

Купола на его картине (оригинале), даже сто лет спустя - зелено-голубые (бирюзовые!!!). Эти же купола и у Левитана. Значит это год 1893…1895!!! Третьяковский вариант показывает церковь со стороны Удомли, и он очень живописен в золотую осень и при солнце!

Одноименная картина Русского музея открывает вид на эту же церковь от усадьбы Ушаковых (сверху!) Эту работу можно увидеть в альбомах Левитана!
Солнце и золотая осень! Что соответствует плану местности в УС №5.
Из Третьяковской картины можно четко отметить, как проходила каменная ограда вокруг кладбища.

Реально могли сохраниться её следы, если не все камни перетаскали на строительство шоссейки (каменной дороги) в 1938 г.!

Поздравляю! Левитан сохранил нам свой вид островенского собора (Св. великомученика Дмитрия Солунского)!!!
Виктор К. 10 апреля 2003 г.

Фундамент каменный ограды сохранился и врос в землю. Питерские датчники из домика с балконом, что рядом с современной часовней, постоянно копают эти камни при разделке своего огорода.



Колокольцов В.

 Из книги «По муромской дороге». –Владимир: 1997, изд-во «Посад», с. 146.


 Т.И.Н. – тайный советник, помощник градоначальника СПб, глава и член комиссии по домам призрения и нищих. Проживал в СПб. по улице Гороховой, 2; Тучков пер., 11.

Т.И.Н. род.1840,26.2.1910. Он дед Никиты Колокольцова и Кирилла Зворыкина /1,69,101/.



И. Евдокимов. Левитан. –М.: «Советский писатель», 1959, 375 с.

 «Дмитрий Павлович был человек большого сердца, и его отношение к жене было любопытно… Можно привести одну из его редких фраз, сказанную близкому человеку, когда тот хотел пройти к Софье Петровне в неурочный час: «Оставьте её…, она сейчас дочитывает последние страницы своего романа…» /95, стр. 252/.

 Е. Евдокимов. Левитан. –М., 1959. В этом доме Т.Л. Щепкина-Куперник познакомилась с Лидией Стахиевной Мизиновой /95/.

Е. Кончин. Тропа Левитана. // «Памятники отечества». Подмосковье. 1994, №1/2.

 Т.Л. Щепкина-Куперник. В юные годы (Мои встречи с Чеховым и его современниками). А.П.Чехов. –Л.,1925.

И. Евдокимов. Левитан. –М.: «Советский писатель», 1959.

 В.А. Прытков. Левитан. –М.: 1959. – с.51.

 Д.Л. Подушков. Где жила Чайка? //Русская провинция, 2000, №1/33, стр.52-60.

 Лидия Стахиевна Мизинова (1870-1937, Париж). Служила в Московской городской думе. В 1902 г. Мизинова Л.С. вышла замуж за Шенберга-Савина Александра Акимовича. Её тётка Серафима Александровна и Николай Павлович Панафидины /75/ жили в имении Курово-Покровское с. Затишье Тверской губ. В 1891 г. здесь бывал и Левитан. Семья Панафидина очень тепло относилась к Левитану, и все вместе они частенько совершали поездки по окрестностям. Во время одной из таких поездок на мельницу в имении «Бернове» баронессы Вульф, Левитан напал на мотив картины «Омут». Левитаном был написан портрет Панафидина /80; В.П. Рынкевич. Путешествие к дому с мезонином. –М.: 1990, сс.7, 78, 116, 140./


А.Р. Кугель. Листья с деревьев. Воспоминания. - Л.: 1926, стр. 68.


 В. Ермилов. А.П. Чехов 1860-1904 (ЖЗЛ).-М.: «Молодая гвардия», 1949.

Г.П. Бердников. А.П. Чехов (ЖЗЛ). –М.: 1974, с.344-366.

А.А. Фёдоров-Давыдов. И.И. Левитан. Жизнь и творчество. -М., 1960.


 К.Г. Паустовский. Исаак Левитан (1937г.). Собр. соч.-М.: 1958, т. 4, стр.171.


 Реплика А.П. Чехова. /Из семейных воспоминаний К.А. Зворыкиной (1886-1986)/.

Н.П. Смирнов. Золотой плёс. Повесть о Левитане.//Охотничьи посторы.-М.:1959, №11-13.

 Капитан А. И.Ушаков в 1800г. владел частью деревни Боронатово Вышневолоцкого у. /РГИА, ф.1350, оп.312, №166, РГИА, ф.1343, оп. 30, . №4576 (1853-1860) О дворянство рода Уша-ых/.

С. Глушков. Былой России острова. Тверская усадьба. –Тверь.: 2001.

 В настоящее время потомки этой линии проживают в Москве. /Удомельский краеведческий альманах «Удомельская старина». 1999, май, №12/.

 Список полковников по старшинству к 1.3.1914. – СПб.: 1914.

В.Н. Минут. Под большевистским игом.// «Звезда», 1996, №7, с.114-121.

ГИА ф.409, оп.1, д.173238, п/с 149-065, п/с 383-854.

В двух верстах от реки Съежа находился хутор Минутов «Павлово». Известно, что перед первой мировой войной в Павлове жил генерал Коптев Николай N. Из членов его семьи известна жена Наталья Николаевна и дочь Ольга Николаевна (период 1917-1928). Сам Коптев после переворота 1917 г. эмигрировал.



Был женат на Хомутовой Натальи Фёдоровне (1783-1842). Детей не было. Долголетняя сожительница Настасья Минкина. Сын А.А.Аракчеева Михаил Андреевич Шумский.

 Краеведческий альманах «Удомельская старина». 1997, №2; 1998, №8; 1999, №11.

 Многие члены этого рода по актовым документам значатся Зварыкины.

 Григорий Сорока. Каталог выставки. Составитель К.В. Михайлова. –Л.: 1973. Это четыре картины: Рыбаки. Вид в Спасском 1840-е; Вид на усадьбу. Спасское Тамбовской губ.; Вид на плотину. Вид в Спасском; Портрет Милюкова (утрачен).

Ю. Алянский. Рассказы о Русском музее. –Л.: 1967, стр. 162.

 4 мая 1911 г. пожар в д. Захарово уничтожил 200 построек, в т.ч. 60 дворов. От деревни осталось три двора /Газета Вышневолоцкий голос. 1911, №18/.

Анатолий Анатольевич З. – первый мух Турчаниновой Анны, Александр Александрович Колокольцов – второй мух. Оба оказались в 1941 г. в блокадном Ленинграде. Анатолий умер от голода 20 января 1942 г., Александр умер 21 января 1942 г.

 Т.Л. Щепкина - Куперник. М.Н. Ермолова. –Л.: 1932.

И.И. Левитан. //Летучая энциклопедия. Изд-во И.А.Маевского. –М.: 1913, 48 с.




  • ОТКЛОНЕНИЕ К ЧЕХОВСКОМУ «ДОМУ С МЕЗОНИНОМ» П