Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга вторая Грозный гуп «Книжное издательство»




страница1/25
Дата22.01.2017
Размер4.68 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
Академия наук Чеченской Республики

Институт гуманитарных исследований

АДИЗ КУСАЕВ

ПИСАТЕЛИ ЧЕЧНИ

/Био-библиографические очерки/

Книга вторая

Грозный

ГУП «Книжное издательство»



2009

Печатается по решению

Президиума Академии наук Чеченской Республики

Редакционный совет:

Гапуров Ш.А., Дадашев Р.Х., Халидов А.И., Мунаев И.Б.,

Магомадов С.С., Тимаев А.Д., Овхадов М.Р.
Литературный редактор:

Арсанукаев Ш.А. – Народный писатель Чечено-Ингушетии


Научный редактор:

Магамадов С.С. – директор Института гуманитарных

исследований АН ЧР, к.и.н.
Рецензенты:

Арсанукаев А.

Джамбеков О.
Кусаев А.

Писатели Чечни. Книга вторая. – Грозный: ГУП «Книжное издательство», 2009. – 496 с.

Биографические очерки о чеченских писателях XIX и ХХ веков и русских писателях, живших и творивших в Чечено-Ингушетии.

О себе
Я, Кусаев Адиз Джабраилович, родился 3 января 1938 года в с. Шуани Ножай-Юртовского района Чечено-Ингушской АССР. В 1944 году был депортирован в Киргизскую ССР. Жил в с. Исфана Ляйлякского района Ошской области. Там же окончил среднюю школу в 1957 году. В том же году вернулся на Родину и в 1959 году окончил с отличием Грозненский статистический техникум. В 1959 году призван в ряды Советской Армии, стал курсантом Кирсановского военного авиационно-технического училища, которое окончил в 1962 году. В 1963 году поступил и в 1969 году закончил факультет журналистики Ростовского государственного института.

Работал:

с 1962 по 1966 год – авиатехником Грозненского аэропорта Гражданской авиации;

с 1966 по 1970 год – редактором, старшим редактором радио Госкомитета ЧИАССР по телевидению и радиовещанию;

с 1970 по 1972 год – заведующим отделом культуры и быта республиканской газеты «Ленинский путь» (чеч. яз.);

с 1972 по 1995 год – старшим, главным редактором телевидения Госкомитета ЧИАССР по телерадиовещанию, Гостелерадио Чеченской Республики;

в 1995–1997 годах – директором радио ГТРК «Вайнах»;

с 1993 по 2009 год работал старшим преподавателем, доцентом кафедры журналистики филологического факультета Чеченского госуниверситета;

с 2003 по 2006 год – главным редактором телевидения ГТРК «Вайнах», с 2007 года работаю шефредактором ГТРК «Вайнах».

Литературная и журналистская деятельность началась в 1958 году с опубликования первого стихотворения и первой зарисовки на русском языке в республиканской газете «Комсомольское племя» и первого стихотворения на чеченском языке в альманахе «ДоттагIалла» («Дружба»). Затем регулярно публиковался в альманахе «Орга», газетах, коллективных сборниках литераторов Чечни: «Звезды в ладонях» (1965), «Зовут нас горизонты» (1966), «Продолжение пути» (1967), «Строки, опаленные войной» (2003), «Возвращение» (на казахск. яз.) и др.

Первая персональная книжка стихов на чеченском языке вышла в свет в 1968 году – «Амал» («Характер»). Затем в раз­­ные годы издал сборники стихов, поэм, переводов, публицисти­ки: «Дороги» (1972; чеч. яз.), «Горный сокол» (1978; чеч. яз.), «Необходимость» (1975; рус. яз.), «Единство» (1982; чеч. яз.), «Весенний край» (1987; чеч. яз.), «Писатели Чечни» (Библиографические очерки) (2005; рус. яз.), «Чечня: годы и люди» (2007; рус. яз.), «Говорит и показывает Грозный» (История чечен­ского радио и телевидения) (2008; рус. яз.), «Амал» («Характер») (Избранные стихи, поэмы, переводы) (2008; чеч. яз.).



Награжден: медалями

- МВД РФ «За службу России»;

- Министерства культуры РФ «За достижения в культуре»;

- Чеченского госуниверситета «За заслуги перед ЧГУ»;

- Региональной общественной организации «Интеллектуальный центр ЧР» «За профессиональную честь»;

- «За личный вклад в развитие мира и стабильности на Кавказе (190-летие М.Ю. Лермонтова)»;

- Союза писателей РФ «70 лет Союза писателей»;

- «100 лет профсоюзам России»;

дипломами

- РОО «Интеллектуальный центр ЧР» «За верность профессии» (в области литературы) (2007);

- РОО «Интеллектуальный центр ЧР» «За профессиональную честь» (в области литературы») (2008);

- Литературной премии журнала «Вайнах» за 2008 год.



Человек, который удивляет
«Не обещать, а делать, не витать в облаках мечтаний, а ежедневно настойчиво писать, изучать, творить», – таково жизненное кредо известного чеченского писателя, публициста, историка, переводчика, литературоведа и кра­еведа Адиза Кусаева. Это человек, который удивляет всех своим трудолюбием, неустанностью поисков и находок, умением делать все новые и новые открытия.

Вот и на этот – уже в который! – раз он удивляет всех своим творчеством: выходит в свет новая книга Адиза Кусаева – вторая книга «Писатели Чечни». В нее вошли библиографические очерки и зарисовки о жизни и творчестве семидесяти двух писателей XIX–XX веков.

Есть в этой книге, как и в первой, изданной в 2005 го­ду и сегодня уже ставшей библиографической редкостью, и открытия – жизнеописания неизвестных сегодня чеченцам писателей XIX века К.М. Айбулата-Розена, Умалата Лаудаева, малоизвестных и забытых – Х. Мехтиева, М. Ясаева, Р. Хаджиева, Б. Чалаева, Ю. Сулейманова, и сейчас активно работающих в чеченской литературе – М. Бексултанова, Х. Юнусова, А. Исмаилова, В.-Х. Амаева и др.

Вместе обе книги – первая и вторая – включают в себя библиографические очерки о ста двадцати пяти писателях Чечни. Считай, что Адизом Кусаевым впервые в истории написана энциклопедия чеченской литературы, выполнена работа, которую никто из литературоведов никогда до него не делал. А. Кусаев осилил труд целого института.

В новой книге литературовед снова уделил должное внимание русскоязычным писателям, которые жили и творили в Чечне.

Игорь Трунов, Владимир Прядко, Ия Николаенко, Анатолий Передреев и Виктор Богданов, оставившие заметный след в истории литературы Чечни и неизмеримо много сделавшие для создания образа Чечни, популяризации и развития чеченской литературы своими прекрасными переводами, вошли в данную книгу. Адиз Кусаев лично знал их всех: одни были его наставниками, с другими работал на телевидении и в печати, с многими дружит до сих пор. Он лично знал и знает и всех чеченских писателей, о которых пишет в своей книге. Разумеется, за исключением К.М. Айбулата-Розена, У. Лаудаева, А. Шерипова.

И еще. Новая книга отличается от первой тем, что в ней автор дает не только биобиблиографические очерки о писателях, но и образцы творчества их в своем переводе: два-три стихотворения, отрывки из рассказов, поэм, повестей, романов.

Как всегда, не сомневаемся, что новая книга найдет своего благодарного читателя и станет отличным подарком для поклонников чеченской литературы, преподавателей, школьников и студентов нашей республики. Верим, что и она, как и первая, станет настольной книгой читателей Чечни. Потому что книга достойна этого.


Анзор Матаев,

член Союза писателей РФ
Адиз Кусаев и его творчество
Адиз Кусаев сохранил энергию молодости и в творчест­ве, и в жизни. Мы с ним познакомились в далеком 1958 го­ду, когда Адиз Кусаев, студент Грозненского статистическо­го техникума, приходил к нам в общежитие Чечено-Ингуш­ского педагогического института и читал свои только что написанные стихи. Мы были студентами-филологами и Адиз, видимо, считал, что мы должны понимать его стихи. Нам действительно нравились стихи Адиза. Наверное, потому что произведения Адиза Кусаева всегда рождались на основе увиденного, пережитого и прочувствованного. А чувства у нас были одинаковые, юношески радужные. Радость была от вновь приобретенной Родины, от надежды, что она будет процветать, и мы приложим для этого все свои силы. Вайнахская студенческая молодежь конца 50-х – начала 60-х годов была полна энтузиазма, желание участвовать в возрождении родной культуры, в восстановлении республики было безмерным. Этот дух патриотизма объединял молодых людей и давал им возможность быть первыми не только в учебе, но и в работе студенче­ских бригад на целине, в строительных отрядах, в общест­венной жизни и вообще во всех делах многотысячной студенческой молодежи республики. Этот патриотизм и исключительный энтузиазм молодости находил отражение в творчестве Адиза Кусаева, также как и в стихах его сверстников, начинающих поэтов Саида Гацаева, Хусейна Сатуева, Магомеда Дикаева и др. Все они впоследствии стали крупными писателями и поэтами и каждый из них своим неповторимым творчеством внес существенный вклад в сокровищницу родной культуры.

Адиз Кусаев прошел сложную школу жизни. В пятилетнем возрасте депортирован в Киргизию. В ссылке закончил среднюю школу. Вернувшись на родину, учится в Грозненском статистическом техникуме и заканчивает его с красным дипломом. Затем поступает в военное авиационно-техническое училище в городе Кирсанов Тамбов­ской области. После успешного завершения учебы в училище направляется на работу в Грозненский аэропорт техником по ремонту и эксплуатации самолетов. Работа была связана с частыми командировками и Адиз Кусаев изъездил чуть ли не всю огромную страну, называвшуюся Советским Союзом. Пребывание в разных регионах и городах, встречи и общение с разными людьми, новые наблюдения и впечатления способствовали углубленному познанию жизни и расширению общего кругозора.

Постоянная тяга к писательскому труду привела Адиза Кусаева на отделение журналистики филологического факультета Ростовского государственного университета. В 1966 году, еще до завершения учебы в университете, его принимают на работу старшим редактором Государственного комитета республики по телевидению и радиовещанию. С тех пор вся жизнь Адиза Кусаева посвящена журналистике и литературе.

Адиз Кусаев один из немногих современных чеченских писателей, которые одинаково свободно чувствуют себя и в поэзии, и в прозе. Он автор семи замечательных поэтических книг и четырех книг в жанре документальной и художественной прозы. Проза Адиза Кусаева – это книги «Чечня: годы и люди», «Говорит и показывает Грозный», «Писатели Чечни» и др. За что бы Адиз Кусаев ни брался, за документальные ли вещи или художественное произведение, он это делает после тщательной подготовки, пропуская наработанное через свое сердце и душу. О том, как готовился, например, к написанию истории города Грозный, автор пишет: «...я начал читать все, что написано о Грозном (и Чечне) с первых дней возведения крепости Грозная и до нашего времени. Делал записки, выписывал старые книги… записывал воспоминания старожилов и свои впечатления. Восстанавливал старые дореволюционные названия улиц, скверов, площадей, биографии зданий – памятников истории, культуры, архитектуры и события, связанные с Грозным и Чечней... Я решил по-своему написать документальную историю города, в том числе и поэтиче­скую, собрав воедино крупицы, разбросанные в многочисленных книгах и воспоминаниях. Очерки и стихи эти печатались в газетах и журналах, но для книги я их, естественно, расширил и усилил документальность и подробности. Работал над ними более десяти лет: вначале писал черновики, потом шлифовал и переделывал помногу раз, работая над ними и военными ночами» 1.

Являясь журналистом и на протяжении десятилетий работая на телевидении и радио, в редакциях республиканских газет, Адиз Кусаев встречался, близко общался, брал интервью, приглашал на телевизионные передачи, имел дружеские, профессиональные или просто человеческие связи со многими героями своих очерков и поэм. Наверное, поэтому они выглядят не сухим документальным повествованием, а живым рассказом о хорошо знакомых и близких автору людях. Автор рассказывает о героях своих очерков и поэм тепло и сердечно, он как бы гордится ими и своим знакомством с ними. Вообще Адиз Кусаев обладает уникальным свойством: о ком бы ни писал, он находит светлые, добрые слова в адрес своего героя-писателя, он окружает его удивительно дружелюбными чувствами, которые передаются и читателям. И это характеризует не только тех, о ком пишет автор, но и самого Адиза Кусаева, его отношение к своим коллегам-писателям и вообще к людям.
Абдулла Арсанукаев,

директор института проблем образования ЧР,

член-корреспондент РАЕН

Константин (Озебай) Айбулат-Розен

(1817–1865)
Село Дади-Юрт было обречено уже тем, что выросло на берегу Терека и беспокоило жестокого А.П. Ермолова, как заноза в сердце. Алексей Петрович считал его «гнездом разбойников» и решил уничтожить «в наказание за набеги и в назидание всей остальной незамиренной Чечне» 1.

«В сем намерении приказал я Войска Донского генерал-майору Сысоеву с небольшим отрядом войск, – пишет А.П. Ермолов в своих «Записках», – …окружить селение Дадан-Юрт, лежащее на Тереке, предложить жителям оставить оное, и буде станут противиться, наказать оружием, никому не давая пощады. Чеченцы не послушали предложения, защищались с ожесточением… Многие жители, когда врывались солдаты в дома, умерщвляли жен своих в глазах их, дабы во власть их не доставались. Многие женщины бросались на солдат с кинжалами» 2.

«Большую часть дня продолжалось сражение самое упорное, – продолжает А.П. Ермолов, – и ни в одном доселе случае не имели мы столько значительной потери, ибо кроме офицеров простиралась оная убитыми и ранеными до двухсот человек… Селение состояло из 200 домов; 14 сентября (1819 г. – А.К.) разорено до основания» 3.

С того времени село Дади-Юрт перестало существовать, и сегодня на том месте, где оно стояло, – пустыри, заросшие бурьяном, холмики да пасущиеся стада. Но память о нем не умерла. И не только потому, что сохранили ее люди, но и потому, что прославили на весь мир уже не существующее село свое два его великих уроженца, два великих чеченца – первый чеченский художник, академик живописи Императорской Академии Художеств России Петр Захарович Захаров 4 и первый чеченский поэт, друг великого Александра Сергеевича Пушкина Константин (Озебай) Айбулат-Розен. Хотя они и записаны в истории, как русский художник и русский поэт, но оба они – чеченцы по рождению, и никогда, до смертного часа, не забывали об этом.

П.З. Захаров всегда подписывал свои полотна: «Петр Захаров из чеченцев», «П.З. Захаров из Дады-Юрта», «Чеченец из Дады-Юрта» и т. д. И потому еще, что художник, рисуя свой «Автопортрет в бурке с ружьем», уже смертельно больной, думал только об одном: «Пройдут годы. Увидят его глаза и поймут, как тосковал он по Родине. Как хотел ее увидеть. Да не довелось…» 5.

К.М. Айбулат-Розен писал в основном о любви, был романтиком в поэзии, но создавал (и это не случайно) стихи и на восточные темы, как, например, «Галей Мирза» 6, в котором есть такие строки:

Галей Мирза не знает страха,

Его рука верна, смела:

Он рубит с одного размаха

От головы и до седла.

Всегда его стрела доходит,

Куда назначил верный глаз,

Кинжал раздора не заводит,

Но мстит всегда один лишь раз.

Это ли не о чеченцах написано?

Так кто же он такой этот загадочный первый чеченский поэт Айбулат-Розен, который вошел в библиографический словарь «Русские писатели 1800–1917 гг.» издательст­ва «Советская энциклопедия» (М., 1989)? Кто же этот чеченец, который был знаком с великими русскими поэтами А.С. Пушкиным, В.А. Жуковским, П. Вяземским и другими, сотрудничал с журналом «Современник», издаваемым А.С. Пушкиным, и начал публиковаться в первых его номерах, которые Александр Сергеевич успел выпустить под своей редакцией до своей трагической гибели на дуэли 29 января 1837 года? И было чеченцу-поэту в тот год всего девятнадцать – в 1836 году.

В поисках ответа на эти вопросы я перечитал всю дос­тупную мне литературу и исследования и наткнулся на такой факт:

«В ходе военной операции в Дади-Юрте кроме будущего живописца Петра Захарова в плен попал еще один двухлетний малыш – Озебай Айбулат. (Видимо, тоже был подобран возле погибшей матери. – А.К.). Его взял на воспитание прапорщик Нижегородского драгунского полка барон Михаил (Мартын) Карлович Розен. После Кавказа он служил в Польше. В Варшаве мальчика крестили и нарекли по имени восприемника (наследника престола. – А.К.) – великого князя Константина. Под этим именем Константин Михайлович (по имени воспитателя. – А.К.) Айбулат-Розен вошел в историю русской поэзии. Его романтической лирике были свойственны восточные мотивы, а стихотворение «Смерть» часто перепечатывалось и даже приписывалось М.Ю. Лермонтову» 7.

Ознакомился я и с интересной публикацией писателя, литературоведа и журналиста Э. Минкаилова «Душа на чужбине (о жизни и творчестве Айбулат-Розена)» в журнале «Вайнах» 8. Он, в частности, писал: «С именем К.М. Айбулат-Розена я встретился впервые в 1986 году, в Москве, когда разрабатывая «курс лекций для студентов филологического факультета университета, я решил ознакомиться с публикациями северо-кавказских авторов, сделанными в XIX веке… Имя К.М. Айбулата-Розена часто встречалось среди авторов «Современника». От этого имени веяло Востоком и Западом, но кто скрывался за ним, мне тогда не удалось узнать» 9.

Я решил провести свой поиск. Написал письмо губернатору Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко с просьбой помочь мне разыскать в архивах города данные о К.М. Айбулате-Розене, который много лет жил и работал, умер и похоронен там. Валентина Ивановна оказалась человеком чутким, она переслала мое письмо в Региональное архивное агентство с просьбой помочь мне. Оттуда оно попало в Российский государст­венный исторический архив, а руководители его прислали мне обстоятельное и подробное письмо – выписки из архивных дел. По ним я и восстановил жизненный путь К.М. Айбулата-Розена.

Константин Михайлович Айбулат-Розен родился около 1817 года в с. Дади-Юрт, на реке Терек, умер 20 апреля (мая) 1865 года. Воспитывался бароном Михаилом (Мартыном) Карловичем Розеном, который, будучи прапорщи­ком Нижегородского драгунского полка, при штурме селе­ния в 1819 году Кавказским корпусом генерала А.П. Ермолова взял к себе «из числа военнопленных» (надо же – двухлетний военнопленный! – А.К.) двухлетнего раненого младенца Озебая Айбулата» 10. По свидетельству самого Айбулата, он был 17 июня 1826 года крещен в Варшаве и получил имя восприемника – великого князя Константина Павловича 11.

В 1826 году М.К. Розен вышел в отставку, переехал в свое имение в Харьковской губернии, где и протекала жизнь Айбулата около тринадцати лет. Здесь он познакомился с Александром Сергеевичем Пушкиным, был знаком с его приятелями-друзьями М.А. Щербининым и П.П. Ка­­­­­вериным. В феврале 1839 года – двадцати двух лет от роду! – был определен по «высочайшему повелению» в канцелярские служители Комиссариатского депар­тамента Военного Министерства, где за четыре года вырос до коллежского регистратора (1843). С 1844 года Ай­булат работает в канцелярии статс-секретаря по принятию прошений (коллежский секретарь – 1851), с 1855 го­да – в хозяйственном управлении при Синоде, где дослужился до должности помощника столоначальника и чина коллежского асессора (восьмой чин в Табеле о рангах, которых четырнадцать; на гражданской службе этот чин соответствовал званию майора воинской службы).

В 1858 году К.М. Айбулат-Розен выходит на пенсию. В деле, хранящемся в фонде Министерства Император­ского двора, говорится «О производстве некоторому лицу пенсии 200 рублей серебром в год за 1858–1867 годы». В том же фонде имеется «уведомление в канцелярию Кабинета Его Императорского Величества за подписью Министра императорского двора В.Ф. Адлерберга о назначении негласным образом пансиона в размере 200 рублей серебром К.М. Айбулату» и доверенность от К.М. Ай­булата на получение денег и «копия приказа о прекращении выплаты пособия с апреля 1865 года, в связи с неявкою К.М. Айбулата-Розена…» 12.

А не являлся Константин Михайлович за получением пособия потому, что в апреле 1865 года он умер. Это подтверждается решением Святого Синода о выделении «пособии на погребение Помощника Столоначальника Хозяйственного управления Коллежского Асессора Айбулата», принятым в 1865 году, предложением обер-прокурора к Св. Синоду о выдаче денег на похороны К.М. Айбулата от 22 апреля 1865 года» и указом Св. Синода о выдаче этих денег 13. С тех пор прах К.М. Айбулата-Розена покоится на одном из кладбищ города Санкт-Петербург.

Кто же были бароны Розены, воспитавшие Озебая Айбулата? Они были выходцами из Прибалтики и оставили заметный след в истории России. Так, А.Е. Розен был декаб­ристом и при этом решительным. О нем так пишет в своей книге «Во глубине сибирских руд» А.И. Гессен: «А.Е. Розен, поручик Финляндского полка, услышав о возмущении Московского полка (в день восстания 14 декабря 1825 года. – А.К.), вернулся в казармы, поднял свою часть и направился с нею к Сенатской площади. Встречая по пути солдат, шедших на подкрепление к Николаю (императору Николаю I. – А.К.), он удерживал их, угрожая первого, кто пойдет, заколоть шпагою…». За это А.Е. Розен был арестован, приговорен к десяти годам каторжных работ, причем, император, проявляя милость к другим, Розену оставил «все десять лет каторги без всякой скидки» 14. После одиннадцати лет, проведенных в сибирских острогах, в 1837 году А.Е. Розен был переведен рядовым на Кавказ, «в теплую Сибирь», как его тогда называли. В годы службы на левом фланге Кавказской линии декабрист бывал и в Чечне, в крепости Грозная, но в экспедициях против чеченцев участия не принимал.

Другой А.Ф. Розен был известным русским поэтом и драматургом. В 1835 году он, по личной рекомендации В.А. Жуковского, наставника императора, был назначен личным секретарем при наследнике престола. Третий же М.К. Розен, воспитатель чеченского мальчика, был, как мы писали выше, военным. Благодаря их обширным связям Айбулат и был знаком со многими выдающимися личностями своего времени: знаменитыми поэтами А.С. Пуш­киным, В.А. Жуковским, которому Константин Михайлович посвятил стихотворение «Послание отцу по музе», П. Вяземским, известными журналистами и издателями А. Краевским (журнал «Отечественные записки»), П. Плет­невым (журнал «Русский инвалид»), Н. Некрасовым и др.

Писать стихи К.М. Айбулат начал, как все талантливые люди, еще в юношеские годы. И сразу же заявил себя как поэт-романтик, потому что все его стихи эмоциональны, полны возвышенных чувств, мечтательны, таинственны и в то же время просты, мелодичны и изящны:

Она не дева красоты,

Зато милей ее едва ли

Поэта стройные мечты

В восторгах светлых создавали.

Люби ее: она скромна;

Она меж нас, как добрый гений;

Люби: твоей любви она

Так много даст благословений.

Стихи К.М. Айбулата сразу нашли путь к читателю: они публиковались в самых популярных российских журналах середины XIX века: «Современнике», «Отечественных записках», «Русском инвалиде» и др. Поэзия его высоко оценивалась литературной критикой того времени. Кон­стантин Ми­хайлович (Озебай) Айбулат-Розен до конца своих дней про­должал печататься в журналах и все же ос­тались после него и неопубликованные рукописи 15. Най­ти их, вос­ста­новить поэтическое творчество первого че­чен­ского поэта и издать все его стихи отдельной книжкой – дело чести наших ученых-филологов и литературоведов.

И в завершение – образцы поэзии К.М. Айбулата-Ро­зена, стихи, опубликованные в журнале «Современник» в 1839 и 1840 годах.
Вал

Кипучий вал, тревожный вал,

Любимец вольный Океана;

Что так таинственно, так рано

Главу кудрявую поднял?

Куда направить путь крылатый?

Не там ли смолкнешь ты, бегун,

Где льются песнею богатой

Октавы звучные Торквата

Средь поэтических лагун?

Не там ли, у брегов Тавриды,

Где гордый мавр и кипарис

Так романтически сплелись?

Или к скалам твоей Киприды

Помчишься, говорливый, ты –

И с неожиданным налетом

Ты брызнешь гордым водометом

И вскинешь радуги-мечты?

Иль на заре твоей прощальной,

Как лебедь белый на водах,

Тихонько, с песней погребальной

Заснешь в Морейских тростниках?

Счастливый путь, дитя свободы?

Зачем я не могу с тобой

Возлечь на зеркальные воды,

Уплыть от прихоти людской

Под сень безлюдную природы!

Но я дождусь: когда-нибудь

С тобою братски обнимуся

И в безграничный, вольный путь

Я с песней шумной понесуся.

И, может быть, у той скалы,

На Океане, где валы

Теснятся вкруг могилы славной,

Где долго страшен был в цепях

Кумир, низвергнутый во прах,

Державный узник, раб державный,

Мы гордо выплывем на брег,

И там, у царственного гроба,

Найдем желанный свой ночлег –

И успокоимся мы оба.

Но, может быть, ты надо мной,

Как над венчанным славой флагом,

Окрепнешь каменной скалой –

И станешь чудным саркофагом.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

  • Президиума Академии наук Чеченской Республики Редакционный совет
  • Литературный редактор
  • Рецензенты
  • Человек, который удивляет
  • Анзор Матаев, член Союза писателей РФ А диз Кусаев и его творчество
  • Абдулла Арсанукаев, директор института проблем образования ЧР, член-корреспондент РАЕН