Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга, вышедшая в Париже в «ymca-press»




страница9/23
Дата03.07.2017
Размер5.26 Mb.
ТипКнига
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23
КОММЕНТАРИИ 1 Книга эта была конфискована и уничтожена. См. об этом: Н. Валентинов. Два года с символистами. Под ред. Г.П. Струве. Станфорд, 1969, стр. 227. 2 О В.Б. Станкевиче см. во вступительной статье к нашей книге. 3 В этой серии в 1923 г. вышли в Праге книги Менделеев — великий русский химик В.Б. Станкевича и Н.И. Новиков — первый подвижник русской книги В.А. Розенберга. 4 О Якове Борисовиче Полонском (1892—1951) см.: Н. Берберова. Курсив мой. Автобиография. Miinchen, 1972, стр. 296; «Выход Бунина из Парижского Союза писателей», Литературное Наследство. Том 84. Иван Бунин. Кн. 2-я. М., 1973, стр. 398— 407. И.Г. ЭРЕНБУРГ Илья Григорьевич Эренбург (1891—1967) — известный русский советский романист и поэт. В юности — участник революционного движения (входил в одну подпольную организацию с Н.И. Бухариным, см. об этом: Roy A. Medvedev. Nikolai Bukharin. The Las I Years. New York—London, 1980, p. 115), после ареста и тюремного заключения эмигрировал во Францию, где вошел в круг парижской художественной богемы. Дебютировал в печати в 1910 году. В 1917 году вернулся в Россию и пережил все невзгоды революционной смуты в стране. После ареста московской ЧК (о котором Эренбург рассказывает и в мемуарной книге Люди, годы, жизнь, 1, 525—528), обратился в начале 1921 года к Н.И. Бухарину с ходатайством о разрешении выехать из Советской России и, получив «художественную командировку» от Наркомпроса, выехал — одним из первых советских граждан (I, 372) — во Францию. (Большую часть своей жизни с 1921 г. до Второй мировой войны Эренбург провел за рубежом.) По приезде в Париж в мае 1921 года был задержан и выслан в Бельгию и вскоре приехал в Берлин. Как отмечалось выше, появление Эренбурга решительным образом изменило облик журнала Ященко: в РК хлынул поток информации, относящейся к литературной жизни Советской России. Но от нас не должна укрыться и другая сторона этого альянса: в биографии самою Эренбурга сотрудничество в РК и НРК— одна из важнейших вех. Журнал Ященко оказался не только первым русским журналом, предоставившим свои страницы литературным декларациям Эренбурга в первые же дни после приезда поэта на Запад, но и, по существу, Эренбург впервые получил трибуну для изложения своих литературно-эстетических установок. Выступления в журнале Ященко были продолжены Эренбур-гом в собственном журнале Вещь (1922), в книге А все-таки она вертится и в антологиях, посвященных новейшей русской поэзии (Портреты русских поэтов, 1922; Поэзия революционной Москвы, 1922). Вместе с тем интенсивная, беспрецедентная до того в творчестве Эренбурга, литературно-крипгческая деятельность, активная пропаганда новых течений в искусстве совпала с поворотом поэта к прозе, с написанием романа Хулио Хуренито, которым сам Эренбург датировал свое превращение в профессионального писателя (Люди, годы, жизнь, 1,633). Линия, отстаивавшаяся Эренбургом на страницах РК и НРК, была созвучной программным положениям журнала: консолидация русской литературы безотносительно к географическим, политическим и художественным различиям. Первая его статья в журнале подхватывает лозунг Ященко — аи dessus de la melee, — из характеристики, которую Ященко дал творчеству Волошина периода революции (РК, № 3, стр. 16). «Я позволю себе, средь не прекращающейся гражданской войны, остаться еретиком, который полагает, что ни Бальмонт, проклинающий коммунизм, ни Брюсов, его восхваляющий, не теряют равного права на уважение к их литературной деятельности, как два поэта предыдущего поколения, основоположники символизма», — писал здесь Эренбург (РК, № 1—8, стр. 1). Тезис, с которого он начал пропаганду нового искусства, — тезис о необязательности отождествления русского литературного авангарда с советской властью, о сохранении художником независимости, о недопустимости выставления политических обвинений по адресу оставшихся в России литераторов, — совпал с общей позицией РК. Сходным образом только что покинувший Петроград СВ. Познер отклонял обвинение в сервилизме по адресу всей неэмигрировавшей русской интеллигенции. «Знает ли он, — говорил СВ. Познер по поводу Д.В. Философова, — что молодые поэты, беллетристы и художники, посещавшие лекции в Доме Искусств, Доме Литераторов и Институте Искусств, — все противники коммунистов» (С. Познер. «Оставшиеся». Последние Новости (Париж), № 396, 2 августа 1921. Ср. уточнение к статье Эренбурга в девятом номере РК по этому вопросу — в заметке Вл. Вальтера «Еще о них и о нас». Руль, № 312, 26 (13) ноября 1921.) Но между Эренбургом и Ященко с самого начала обозначились и резкие расхождения в отношении к новым явлениям художественной жизни России: Ященко остался, в общем, глух к главным фаворитам Эренбурга в поэзии — к Маяковскому, Пастернаку и Цветаевой. Определенно отрицательно он отнесся к симпатиям Эренбурга в области изобразительного искусства и в своей рецензии на мирискуснические издания отвергал представленные Эренбургом доказательства расцвета искусства в современной России (см. РК, № 9, стр. 9; ср. полемический ответ И. Эренбурга в статье «Новое искусство в России», НРК, 1922, № 1). В рецензии на книгу Эренбурга А все-таки она вертится (помещенной в НРК, 1922, № 2, стр. 10—12) Иван Пуни отметил поверхностность трактовки современного искусства у Эренбурга, ее декларативную схематичность (ср. также рецензию П.Ш. в Руле, № 436, 23 (10) апреля 1922). Творчество самого Эренбурга, в тот момент одного из самых плодовитых беллетристов, вызывало безусловный интерес у Ященко, и большая часть созданных и изданных в Берлине произведений Эренбурга получила сочувственный отклик в журнале. В обзорной статье «Литература за пять истекших лет» Ященко выделил неожиданное появление Эренбурга—нового «первоклассного прозаика»: «И. Эренбург был известен до сих пор как поэт, хороший, но не первоклассный, как писатель талантливых и художественных корреспонденции с французского фронта войны. Впервые как беллетрист-романист он выступил в Берлине в 1922 году со своим сатирическим романом Похождения Хулио Хуренито. Можно разно оценивать художественные и жизненные воззрения Эренбурга, и мы лично не принадлежим к сторонникам его пессимистического и отравленного отношения к жизни, его склонности к изображению гнусных ее сторон, но нельзя отрицать, что его роман — злой, саркастический, — полон остроумия и часто неотразимой иронии. И по стилю и по тону Эренбург не подражает никому из наших писателей. Он самобытен, сам по себе. Оригинален, своеобразен, интересен он и в двух книгах рассказов, Неправдоподобные истории и Тринадцать трубок. В конце 1922 года начался печатанием в московской Красной Нови его новый роман Жизнь и гибель Николая Курбова. О нем, конечно, судить еще очень рано, но уже и по началу видно, что это будет мрачное и касающееся наиболее страдных сторон жизни произведение. Эренбург очень современен. Темы его современны и современен самый стиль его, лапидарный, отрывистый, футуристический» (НРК, 1922, № 11_12, стр. 3). Среди напечатанных в журнале заметок Эренбурга (помимо упоминавшейся выше полемики с А.Н. Толстым о Есенине) — такие принципиальные и сохранившие бесспорное историческое значение документы, как рецензии его на Сестру мою жизнь Пастернака, Разлуку и Стихи к Блоку Марины Цветаевой, Tristia Мандельштама. Общая характеристика этих выступлений содержится в статье Е.И. Ландау «Литературно-критическая деятельность Ильи Эренбурга в начале 20-х годов» (Челябинский гос. пед. институт. Советская литература 20-х годов. Материалы межвузовской научной конференции. Челябинск. 1966, стр. 290—302). Статьи, напечатанные в РК и НРК, не приведены в библиографии Эренбурга в справочнике Русские советские писатели. Прозаики. Библиографический указатель. Том 6. Чаковский-Ян. Часть 2. М., 1969, стр. 217—337. Ниже публикуются все письма Эренбурга к Ященко, обнаруженные в архиве Николаевского. В ломаных скобках указаны даты, установленные нами по содержанию. 1 Paris, le 22 Mai 155, Bd Montparnasse Уважаемый гр. Ященко, В Москве мы получили в союзе писателей через Ю.К. Балтрушайтиса1 Вашу «Книгу» (№ 1). Для всех нас это был приятный час. Я посылаю Вам материал — пока в кратчайшей форме исправления и дополнения2. Пришлю также данные о вышедших книгах и об литературных организациях. Мне хочется еще обратить Ваше внимание на следующее: в России мы знали уже, что в отдельных органах эмиграции ведется травля против некоторых русских писателей, безусловно уважаемых в России людьми различных направлений, как то: А. Белый, Блок, Кони, Чуковский, Есенин и др. К сожалению известные выпады против некоторых из перечисленных поэтов, основанные, б м, на ложной информации, а б м, на непонимании особенности современной русской психологии и быта закрались и в Ваш орган, дорогой нам как преданный русской литературе. Мне хочется верить, что Вы исправите неточности (в частности об Серг А. Есенине)3 и поймете, как болезненно отражаются доходящие в Россию неосторожные обвинения. Укажите мне, какой материал Вас интересует особенно. Мне удалось вывезти довольно много книг, журналов, рукописей. Я очень просил бы Вашего издателя выслать мне вместо гонорара книги, изданные им, ибо они здесь до крайности дороги, а также журнал «Книгу». Искренно Вас уважающий И. Эренбург. 2 La Panne, le 13 juin Многоуважаемый г. Ященко, Я послал Вам из Парижа письмо и сведения для Вашей Книги. Но с той поры со мной приключились всяческие невзгоды, о кт-р, б м, Вы знаете по газетам. Меня по доносу равно глупому и гнусному выслали из Франции4. Будьте любезны ответ и присылы адресовать так: Hotel du Kursaal, La Panne, Belgique. Если вышел 5 № «Книги», пришлите, пожалуйста. Искренно уважающий Вас И. Эренбург. 3 La Panne, Hotel du Kursaal, Belgique. 27 июня 1921 Уважаемый г. Ященко, (простите не знаю Вашего имени и отчества) Спасибо большое за письмо и журнал. Раньше всего позвольте отметить опечатку, в коей виноват мой почерк. Не «В. Диле», но Бор. Дике (петрогр поэт)5. В ближайшее время я напишу для Вас обзор новой русск поэзии6 и пришлю список известных мне книг, вышедших в России. Обращаюсь к Вам с большой просьбой. Как видно, Вы соприкасаетесь с берлинскими ивами. Я же никакого не знаю и здесь абсолютно изолирован. У меня есть несколько работ, к-тр я хочу издать (список прилагаю). Не могли бы Вы помочь мне снестись с издательствами Заранее приношу Вам все извинения и благодарности. Адрес латышского Союза точно не знаю, но находится он при телеграфном агентстве «Leta», что известно всем и, полагаю, достаточно. Вы также можете написать Геор Ив через Юрг Каз Балтрушайтиса и передать в миссию Литвы7. Способ верный, но чрезвычайно длительный. На опыте я убедился, что самое лучшее, как это ни странно, не мудрствуя бросить письмо в почтовый ящик. Очень обяжете, если в 6 № напечатаете мой здешний адрес. «Панн» длится и насколько франц админ проявила при моем отъезде быстроту американскую, настолько сейчас она впадает в другую миргородскую крайность. Чем кончится — не знаю. Душевно Ваш И. Эренбург. I Портреты русских поэтов (Бальмонт, Брюсов, В. Иванов, Сологуб, Блок, Белый, Волошин, Ахматова, Маяковский, Пастернак, Балтрушайтис, Цветаева, Есенин, Мандельштам). Краткие (в 100—150 газетных строк каждый) абрисы поэтов — лицо, человек и творчество. После каждого портрета несколько стихотворений, как бы портрет подтверждающих, из них часто новые (1919—21 г.г.), за границей неизвестные8. II Сборник моих стихов различных периодов — в 3—4 листа9. Сборник моих стихов для детей — 2 листа. Новое русское искусство. Художественная монография из привезенных мной фотографий с моей вступит статьей. Живопись — Скульптура — Театр. Работы Татлина, Якулова, Экстер, Удальцовой, Поповой, Малевича, Машкова, Кончаловского и пр. Постановки Камерного Театра. Худ фарфор. Репродукций примерно 60 и страниц 20 текста10. V. «Необычайные похождения Хулио Хуренито и его учеников Гасто-на Дэле, Карла Шмидта, Эрколе Бамбучи, мистера Куля, Алекс. Спирид. Тишина, Ильи Эренбурга и негра Айши, в дни мира, войны и революции в Мексике, Париже, Сенегале, Риме, Москве, Копенгагене, Кинешме и в других местах, а также различные суждения Учителя о смерти, трубках, любви, мужских модах, иудейском племени, свободе, конструкции и многом ином». Пожалуй, роман. Сатирич отображение всей современности. Листов 20. VI. Мистерия «Золотое сердце» и трагедия революции «Ветер» (в стихах). Размер обычный12. 4 La Panne, Hotel du Kursaal. 14-еиюля Уважаемый Александр Семенович, Очень признателен Вам за письмо и за сведенья об издательствах, с коими я вступил уже в переговоры. Позвольте Вас теперь спросить о следующем: Не согласились бы Вы предоставить в «Книге» место для небольшой моей статьи, отнюдь не полемической, затрагивающей очень больной вопрос13: отношение большей части заграничной прессы и эмигрантской среды к русским писателям, ктр не смогли или не хотели покинуть Россию. Еще когда я был в Москве зимой, мы часто в своем писательском кругу судили об этом тяжелом явлении, по случайным и смутным вестям. Переехав границу, я убедился в наличности этого и многократно читал и слышал незаслуженные и обидные вещи о таких людях, как А.А. Блок, Б.Н. Белый, Ф.К. Сологуб, С.А. Есенин и др. Я помню, с какой радостью в Москве мы передавали друг другу первый номер «Книги» (Из Риги я переслал в наш професс союз 2 и 3). Как это ни чудно, Ваш скромный библиографический журнал является ныне единственным обслуживающим русскую литературу, как таковую, вне гражданской войны. Естественно, что мне он представляется и единственным местом, где я бы мог выступить с этой, увы, ставшей необходимой защитой. Я прошу Вас ответить мне принципиально, находите ли Вы возможным такую статью поместить. Со своей стороны, я попытаюсь соблюсти maximum такта. Еще к Вам две большие просьбы: (ради Бога простите, что я так эксплуатирую Вашу любезность!) 1) в Берлине вышла книга Сологуба «Заклинательница Змей»14. Насколько мне помнится, это его старая вещь, написанная до революции и напечатанная в каком-то альманахе15. Так ли это Мне очень важно знать это для статьи, о ктр Вам только что говорил Здесь же проверить не могу. 2) Не можете ли мне указать приблизительную норму оплаты лите-рат труда русскими ивами в Германии (Это спрашиваю, чтоб к-н ориентироваться в переговорах) Статью о поэзии и список книг пришлю. Жду Вашего ответа Искренний привет. Душевно Ваш Илья Эренбург. 5 4VIII 21 Hotel Maritime St. Ydesbald Coxyde. Уважаемый Александр Семенович. Недели три тому назад я писал Вам и ответа не получил Боюсь не пропало ли письмо, ибо я менял несколько раз адреса Жду теперь Вашего ответа. Душевно Ваш И. Эренбург. P.S. Если вышел 6-й № «Книги» пожалуйста, пришлите. Э. 6 Hotel Maritime 148 Уважаемый Александр Семенович, Спасибо за письмо и за все сведения. Я запросил в Париже приятеля о дате романа Сологуба — это необходимо для моей статьи На будущей неделе надеюсь получить ответ и тогда тотчас же вышлю Вам обещанную статью. За ней не замедлит статья о русской поэзии Что касается сведений библиографических, то они запоздают т.к. все мои книги в Брюсселе. Адрес мой пребудет в неизменности до начала сентября. Не откажите также выслать 6 № «Книги». Привет. Душевно ваш Эренбург. P.S. О судьбе Андрея (Ю.М.) Соболя: «Последние> Н» сообщают, что он был арестован через месяц после прихода большев в Одессу16. Но это неверно — осенью 1920 г. он был в Москве и читал во «Дворце Искусств» свой рассказ, потом уехал снова в Одессу. Я имел от него письмо в феврале с.г.17 Приехавший в Москву из Одессы в начале марта журналист Хейфец (сотр «Воли Народа» и др.)18 говорил, что Соболь нигде не служит, но пользуется известным уважением, получил даже академический паек и обращался к председателю Чеки Дейчу (бывшему с ним вместе на каторге в Нерчинске)19 с просьбой о заключенных, хоть и безрезультатно. В письме ко мне Соболь писал, что собирается в Крым. Хотел бы, чтобы вся заметка оказалась вымыслом!20 Э. 7 21 августа Hotel Maritime St. Ydesbald — Coxyde. Уважаемый Александр Семенович, Посылаю Вам обещанную статью, всячески старался от полемики воздержаться и соблюсти соответствующие приличия. Если Вы все же почему-либо не сочтете возможным ее напечатать, пожалуйста, не задерживая, вышлите мне ее назад — черновика не осталось. Напишите также какой размер (maximum) статьи о русской новой поэзии. Я не спешу с ней, т.к. полагаю, что поместив в 7 № прилагаемую статью, Вы другую отложите до следующего №. № 6 «Книги» я до сих пор не получил. Пожалуйста, не забудьте мне его выслать — средь здешней скуки большое развлечение. Привет. Душевно Ваш Ил. Эренбург. 8 258 1921 Hotel Quirinal 37, гае du Luxembourg Bruxelles. Уважаемый Александр Семенович, увы, совершенно неожиданно мне снова пришлось перекочевать. Шлю свой новый адрес. Перед отъездом я послал Вам статью заказным и напоминаю о просьбе, если не сможете почему-либо напечатать, — вернуть мне ее. Забыл Вам указать, что роман Сологуба (узнал с точностью), о ктр в, статье упоминаю, был закончен и частью напечатан до революции. Я высылаю Вам бельгийский журнал «Signaux», в кт-р моя статья о русской поэзии21. Б м, в сокращенном и неск измененном виде она подошла бы для «Книги» Или Вы можете напечатать и более специальный обзор Напишите. Душевно Ваш И. Эренбург. 9 3 сентября Hotel Quirinal 37, rue Luxembourg. Уважаемый Александр Семенович, Я отправил Вам: 228 статью, 258 письмо и revue «Signaux» — ответа не получил. А между тем мне необходимо знать, напечатаете ли Вы статью и надо ли писать Вам о поэзии (размер, предел «специальности», срок присылки). Если статья Вам не подходит, пожалуйста, верните. —Деньги (100 м.) получил, благодарствую — 6 № «Книги» раздобыл здесь, если вышел 7-й, пожалуйста, пришлите. Привет душевный. Уважающий Вас И. Эренбург. 10 59 37, rue du Luxembourg. Уважаемый Александр Семенович, получил письмо Ваше и «Книгу»- Сердечное спасибо за письмо к консулу, м б, оно и окажет воздействие. Посылаю Вам «Письмо в редакцию». Очень прошу включить его в ближайший номер «Книги»22. Что касается статьи о поэзии, то в ближайшие дни страшно занят. Все же если смогу — напишу, если нет, то сделаю безусловно для № 10. Если хлопоты мои увенчаются успехом, скоро буду в Берлине, что обеспечит совместную работу нашу. Душевно Ваш И. Эренбург. P.S. Я, слава Богу и несмотря на парижских flics, живу в отеле Квиринал, а не «Криминал»! 11 269 37, гае du Luxembourg. Уважаемый Александр Семенович, «Книги», о которой Вы писали, я не получил до сих пор. Жду ее, чтоб писать статью о поэзии, т к у меня здесь нет и прежних номеров и я не могу припомнить размера страниц. Позволяю себе обратиться к Вам со следующей просьбой — не могли ли бы Вы посодействовать мне в получении разрешения на въезд в Германию. Здесь оставаться нелепо, а в Париж меня не пускают — ко всем «обвинениям» прибавилось новое — статья о поэзии в Signaux, ктр Вы знаете. Политикой же я никак не занимаюсь. Жду Вашего ответа на сей счет, а также «Книги». Искренно Вас уважающий И. Эренбург. 12 309 Уважаемый Александр Семенович, сначала позвольте попрекнуть Вашу контору — в здешней лавке я нашел 7 № «Книги» — я же ничего не получил. Пожалуйста, напомните им. Далее: во вчерашнем № «Посл Нов» помещен довольно злостный ответ на эту статью23. Оценка дело личное, но в ней замалчиваются и кривотолкуются факты. Напомню некоторые: Есенин был неоднократно назван «Сов Распутиным» за стихи. За что другое могло быть дано ему подобное прозвище. Он даже нигде не служил и в прошлом году сидел в «чеке». Блока травили за «Двенадцать». Чуковского за лекцию-статью «Ахматова-Маяковский» в ктр он отнесся к Маяковскому как к поэту, а не как... к канализ трубе. Сологуба ругали в прислужничестве за роман «Заклинательница Змей», напечатанный до 17 г. Ругали гл обр «Последние Нов» — Не буква. Когда же я послал Василевскому лично письмо с просьбой опровергнуть сие, он не ответил24. В статье того же Василевского о Блоке25 стихи из «Ночных Часов» и прочие написанные до 1914 года выдавались за новые анти большевистские (усердие наоборот). О том, что у Белого «mauvaise presse», мне говорили не мел кие сошки, а г. Алданов (Ландау), оправдываясь, что это не его мне ние, а большинства эмиграции. «Совр Зап» просили у меня весной стихи новых русских поэтов, когда я назвал среди других Есенина, секре тарь редакции Койранский возразил: «Нет, у него слишком плохое реномэ». Добавлю лишь еще, что Есенина ценят в России все писатели различных направлений, его вечера устраивает Союз Писателей, и он тов председателя Союза Поэтов, и что, увы! враждебное отношение писателей в России к эмиграции вполне обосновано. Пока все это я пишу Вам в частном порядке. Но считаю необходимым опровергнуть неточности Койранского, и не его (политической) газете, а в нейтральном органе, т.е. в «Книге». Прошу Вас написать, кк Вы находите более удобным сделать: в разъяснении редакции, в статье Вашей или другого сотрудника или в моем «письме в редакцию». В последнем случае прошу ответить, когда должен прислать его, чтоб оно попало в ближайший номер. Очень жду Вашего ответа касательно возможности посодействовать мне в деле получения германской визы. Искренно Вас уважающий Илья Эренбург. 13 13 октября Уважаемый Александр Семенович, Вы, конечно, получили мое «письмо» И, конечно, тиснете его Получил Вашу телеграмму вчера и смутился. Дело в том, что я заканчиваю новую книгу об искусстве «А все-таки она вертится» и голова полна всякой воинственной ерундой. А здесь статью да еще «vite». Все же решил, что раз Вы шлете телеграмму, значит она почему-либо Вам спешно нужна, и написал. Это нечто вроде Ваших обзоров политической литературы26, т.е. предпочтительно информация необходимая в данном случае доза лирики27. Я выбрал название архаизированное, дабы не впасть в легкомыслие (напр., как sous-titre: «L’apres-midi gate de Koiransky» и т. п.). Очень прошу Вас, ввиду гнусности моего почерка, приналечь на корректуру. Сегодня германский консул отправил касательно меня телеграфный запрос в Минист Иностр Дел. Таким образом мои судьбы решаются в Берлине и, возможно, скоро нам удастся лично побеседовать. Привет. Душевно Ваш. Эренбург. 14 76 Дорогой Александр Семенович. На днях я послал Вам статью о критиках28. Сейчас посылаю 3 рецензии29. Полагаю, что никаких возражений с Вашей стороны не будет. Это все, что я Вам дам в ближайшее время, т к, не получив книг, написать статью не смог и теперь не смогу до своего возвращения из Берлина, т.е. до августа30. Я буду у Вас примерно 19— 20-го числа и надеюсь исправить тогда корректуры статьи и заметок. Пожалуйста, напишите мне, получили ли Вы все и спокойно ли приемлете дары поэта Привет! Ваш Эренбург. 15 146 Villa Algir Binz a. Rugen. Дорогой Александр Семенович, Мой адрес (до конца августа) — найдете в заголовке сего письма. О сем местожительстве никаких деталей Вам не сообщаю, ибо Вы сами знаете оного природные достоинства и дополнительные пороки. Очень прошу Вас и Гуля, ежели Вам попадется ч-л о моих книгах и пр., прислать сюда. Также, разумеется, «Книгу». Крепко жму Вашу руку и шлю дружеский привет Вашему местному «диктатору». Ваш Эренбург. P. S. Убрали ли Вы книги с пола. 16 19VI Дорогой Александр Семенович, честно по утрам я работаю у себя на балконе (удовлетворяюсь толпой, т.е. грудой рубенсовских туш в отдалении). Закончу вскоре новую книгу «13 трубок» (истинное наследство Великого Учителя)31. В кафе же хожу лишь на часок после обеда и вечером32. Словом, Вы не были далеки от истины, говоря, что я добрый и хороший человек. __________ Адрес Марины Цветаевой: Trautenau Str. 9, «Trautenauer Haus» (возле моего Prager Platz). Думаю, что при напоминании надлежащее последует33. __________ Здраво подумав (влияние свежего морского воздуха), я пришел к заключению, что для того, чтобы писать статью34, о ктр я Вам говорил, мне необходимы некоторые книги под рукой для справок. А именно 1) сборник Серапионовых35 и 2) рассказы Всев. Иванова — по крайней мере. Хорошо бы еще что-нибудь. Если Вы пришлете к 1-му июля эти книги бандеролью, я привезу их со статьей в Берлин примерно 13-го—14-го июля. Получили ли Вы книги в «Геликоне» («Окно», стихи Чулкова, Слезкин). Любовь Мих шлет привет. Если будут какие-либо пикантные справки о моих убогих писаниях, не поленитесь прислать. Душевно Ваш Эренбург. 17 236 Дорогой Александр Семенович. Посылаю Вам две заметки некоего молодого критика, присланные для этой цели из Москвы36. Ежели найдете подходящими, напечатайте, и во всяком случае меня об их судьбе известите. — Я получил неск сборников стихов из Петрограда, и об одном из них, «Орде» Николая Тихонова, напишу для Вас заметку и привезу. Считайте аи reserve37. Что касается статьи о прозе, то я уже Вам писал, что мне нужно для нее две книжки minimum. Привет! Душевно Ваш Эренбург. 18 47 Дорогой Алекс Семенович, Спешу отослать Вам заметку о разл сволочи, к-тр очень прошу поместить в ближ № «Книги». По цитатам Вы увидите, что ругаюсь я по ослам38. __________ Я напишу в ближайшие дни маленьк заметки о следующих книгах: Тихонов «Орда»; Пастернак «Сестра моя жизнь»; сборник «Наши дни»; —— «Современник»39. __________ Жду «Серапионовых Братьев» для статьи и Вашего ответа касательно прилагаемой нужды. Что нового От Люб М и меня сердечный привет. Ваш Эренбург. 19 7—7 Дорогой Александр Семенович, Я утром отправил Вам письмо с рецензиями, а сейчас получил Ваше, также книжку. Все, что писал, остается в силе, т.е. статью о прозе (хочу чтоб была обстоятельная) смогу написать лишь в августе. Пока прошу напечатать статейку о критиках и рецензии. Первую можете либо поместить как рецензию «Утренники № 2», либо как статейку «О некоторых критиках» — как хотите. Буду у Вас 19—20-го. Люб Мих шлет сердечный привет, также я. Ваш Эренбург. 7 печатных листов — Кончил книгу рассказов «13 трубок» 18 дней (при купании и прочем!). P.S. Соболь просит передать Вам благодарность за «Книгу». 76 20 Дорогой Александр Семенович, Я никак не могу написать к 8 № статьи — мозги бастуют. Твердо обещаю к 9. Можете при встрече даже обругать меня, но — предупреждаю — помня коломенские заветы41 — я в ответ скажу: «Поцелуемся Христос Воскресе брат»42. Voila! Ваш Эренбург. Хочу чтоб была статья увесистая — не голлербаховская!40 21 Небезызвестный Ященко, Я собираюсь писать о Лидине43. Но имейте в виду, что в ближайшем № Вы обещали написать о новых книгах. Напишите сразу о двух, т.е. о «Курбове»44 и о «Д.Е.» Это удобней. Оставляю Вам пробные экз. Не надуйте! Привет. Ваш Эренбург. 22 Дорогой Александр Семенович! Где Ваша статья обо мне Я думал, что она уже в наборе! Если Вы не написали, то напишите сегодня лее!!! Не то не то я Вас буду лечить с помощью небезызвестного «Афро». О Лидине дам, лишь когда увижу Ваше. Ваш Эренбург. 23 76 Hotel Kurhaus Schierke. Дорогой Александр Семенович, посылаю Вам рецензию о книге Лидина. Надеюсь, что и Вы сдержали Ваше обещание! Здесь мороз, и мы, возможно, на днях перекочуем в Берлин. Сердечный привет. Ваш Эренбург.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23

  • И.Г. ЭРЕНБУРГ