Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга, вышедшая в Париже в «ymca-press»




страница17/23
Дата03.07.2017
Размер5.26 Mb.
ТипКнига
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   23
КОММЕНТАРИИ 1 Ср. сходное обозначение Петрограда у АН. Чеботаревской, процитированное в некрологе о ней в Литературных Записках, 1922, № 1, 25 мая, стр. 13. 2 Вера Александровна Белкина, жена В. П. 3 В мае 1921 г. была проведена реорганизация «Свободных художественных мастерских» (в 1918 г. заместивших собою Академию художеств), и в новоорганизованную Академию были приглашены представители объединения «Мир Искусства». См. об этом: И.И. Беккер, И.А. Бродский, С.К. Исаков. Академия Художеств. Исторический очерк. Л.—М., 1940, стр. 131—132. 4 Осип Эммануилович Браз (1873—1936), живописец, график. В 1928 г. эмигрировал и умер в Париже. 5 Мстислав Валерианович Добужинский (1875—1957) выдающийся русский художник, в 1924 г. уехал в Каунас. Умер в эмиграции. Ср. недавнюю публикацию его писем к Н.Н. Берберовой, хранящихся в архиве Николаевского, — Slavica Hicrosolymitana, vol. IV (1979), pp. 344—356. 6 Александр Николаевич Бенуа (1870—1960), один из организаторов «Мира Искусства», с 1926 г. — в эмиграции. 7 Козьма Сергеевич Петров-Водкин (1878—1939) ввел в систему преподавания Академии художеств так называемую «трехцветку» — см. о ней и конфликте вокруг нее в дневниках В.В. Воинова, в кн.: Борис Михайлович Кустодиев. Письма. Статьи. Заметки. Интервью. Встречи и беседы с Кустодиевым (Из дневников Вс. Воинова). Воспоминания о художнике. Л., 1967, стр. 253—254. См. также мемуарную книгу Петрова-Водкина Хлыновск. Пространство Эвклида. Самаркандия. Л., 1970. Ср. недав нюю публикацию: Ю.В. Новиков. «Воспоминания о Мире Искусства К.С. Петрова-Водкина». Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1978. Я., 1979, стр. 99—107. 8 Дмитрий Николаевич Кардовский (1866—1943) с 1905 г. преподавал в Высшем художественном училище при Академии художеств. Один из организаторов в 1904 г. «Нового общества художников». 9 Николай Эрнестович Радлов (1889—1942) — график, художественный критик. 10 Василий Никитич Мешков (1867—1946) — живописец. 11 Александр Александрович Рылов (1870—1939) учился в мастерской А.И. Куинджи в Академии художеств в 1894—1897 гг. С 1915 — академик, профессор живописи. 12 Александр Иванович Вахрамеев (1874—1926) — живописец и график. 13 Константин Иванович Горбатов (1876 — после 1928) — петроградский художник, в 1924 г. уехал за границу. 14 Александр Иванович Савинов (1881—1942) с 1917 г. — профессор, в 30-е гг. заместитель директора Академии художеств. 15 Василий Евгеньевич Савинский (1859— 1937) считался правоверным хранителем художественно-педагогической доктрины П.П. Чистякова. Преподавал в Академии в 1889—1930-х гг. Ср.: П.П. Чистяков и В.Е. Савинский. Переписка 1883—1888. Воспоминания. Ред. и комм. И.А. Бродского и М.С. Коноплевой. Л.—М., 1939. 16 Александра Николаевна Чеботаревская (1869—1925) — переводчица. См. о ней справку в публикации Д.Е. Максимова «Письма и дарственные надписи Блока Александре Чеботаревской», Блоковский сборник. Труды научной конференции, посвященной изучению жизни и творчества А.А. Блока, май 1962 года. Тарту, 1964, стр. 549—561. Ср.: М.С. Альтман. «Из бесед с поэтом Вячеславом Ивановичем Ивановым (Баку, 1921)», Труды по русской и славянской филологии. XI. Литературоведение. Тарту, 1968. 17 Александр Яковлевич Билибин (1879—1935), математик, профессор Поли технического института и других петроградских вузов, брат художника И.Я. Билибина. 18 В.А. Билибина (урожд. Бубнова, 1848—1918) и Я.И. Билибин (1838—1904) — родители А.Я. и И.Я. Билибиных. 19 Приводим здесь более позднее письмо А.Я. Билибина к А.С. Ященко (хранящееся в архиве Николаевского), в котором он откликается на слухи о возвращении Ященко в Россию: 120VI 1924 Дорогой Сандро, Не сердись на меня за долгое мое молчание. Твое письмо, во-первых, пришло в тот период времени, когда я был выше головы завален работой: конец учебного года, качественная проверка студентов (массовые увольнения по разным признакам); разговоры о ликвидации II Полит Института и связанные с моим деканством работы по сему поводу etc. etc. Но это дела, так сказать, внешние. Внутренние — это упорная борьба с злым недугом моей жены. В ее болезни — туберкулез — начиная с этого января, опять наступило резкое ухудшение. Были моменты, когда мерещился последний акт этой грустной истории. За последние дни наступило маленькое улучшение и я свез ее в деревню, к ее тетке, куда и сам скоро поеду. И вот теперь хочу с тобой побеседовать. Как видишь, с моим семейным построением дело вышло не очень ладно. Вот уже пять лет, как я женат и из них — четыре: упорная борьба с болезнью. Теперь отвечу на твои вопросы. Первый вопрос — как живется на Руси. Отвечу так: если отбросить элементы личных оппортунистических интересов, если отбросить узкую шорность политических убеждений, если признать raison detre (а его нельзя не признать) всего того, что происходит, то в России не только можно, но должно жить. Я не понимаю эмиграции. Я считаю, что русский человек должен жить у себя дома. И я знаю, что, несмотря на все тяжелые моменты, которые пришлось пережить, я все время делал свое дело и, конечно, такая работа внесла долю в культурное возрождение нашей страны, а это культурное возрождение идет гигантскими шагами. Я, положим, всегда был далек от политики, ибо никогда не жил политической жизнью, но ведь теперь нельзя, невольно, не принимать участия в общественной жизни. И вот мои выводы: Ich grolle nicht... Многое с моей точки зрения, мне кажется неправильным. Но «в чем истина» Конечно, не в том кипении бессильного шипения, слабого негодования, бесконечного осуждения и т. д., которое доносится к нам с Запада, из уст людей, бежавших из Родины, чтобы негодовать и ничего для нее не делать. Поэтому я с самым искренним и радостным чувством услыхал от тебя о твоем намерении вернуться домой. Ты, конечно, работу себе найдешь. Единственно, что грустно, что ты хочешь жить не в Ленинграде. Ну, да и до Москвы не далеко. Я очень рад буду обнять тебя и соединиться с твоей новой «ориентацией», которой от меня самый, unbekannterweise, дружественный привет. Твой Бамбино. 20 В архиве Чулкова сохранилась относящаяся к этому моменту его визитная карточка. Она адресована М.А. Кузмину и снабжена следующим текстом: «Ждановская набер. 3, кв. 22 тел. 601-05 Георгий Иванович Чулков Явных всех мужчин и дам Принимает по средам. Тот же, кто — гермафродит, Пусть в субботу забежит». — Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина, фонд 371 (Г.И. Чулков), карт. 2, ед. хр. 17. Ср. в кн. Георгия Чулкова Годы странствий (М., 1930, стр. 203): «Из младших ревнителей Мира Искусства назову В.П. Белкина, которого я очень ценю, как человека и художника, и которого графические работы справедливо приветствовал АН. Бенуа». 21 В той же квартире 22 по Ждановской набережной, дом 3, Ф.К. Сологуб жил в 1922—1927 годах. См. комментарий С.С. Гречишкина и А.В. Лаврова к публикации «Воспоминаний» Конст. Эрберга (К.А. Сюннерберга), Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 1977 год. Л., 1979, стр. 145, примеч. 19. 22 В.Г. Каратыгин (1875—1925), известный музыкальный критик. 23 Речь идет об альянсе А.Н. Толстого с Накануне, и данные слова В.П. Белкина представляют собой отклик на публикацию письма А.Н. Толстого к Н.В. Чайковскому в московской газете Известия 25 апреля 1922 г. 24 Ср. извещение в РК, № 9, стр. 31 об исчезновении А.Н. Чеботаревской, Ср. также заметку «Судьба А.Н. Чеботаревской» в гельсингфорсской газете Путь, № 203, 21 октября 1921, перепечатанную в Руле, № 291, 1 ноября (19 октября) 1921 г. См. также в ряде мемуарных источников — Александр Амфитеатров, «А.Н. Чеботаревская», в его кн. Горестные заметы. Очерки красного Петрограда. Берлин, «Грани», 1922, стр. 94—104; 3. Гиппиус. Живые лица. Прага, 1925, II, стр. 112 (ср. также рецензию В.Ф. Ходасевича— Современные Записки 25, 1925, стр. 540—541); Георгий Чулков. Годы странствий, стр. 162—163; Лидия Чуковская. Записки об Анне Ахматовой. I. Париж, 1976, стр. 119; Чукоккала. Рукописный альманах Корнея Чуковского. М., 1979, стр. 147; воспоминания М.В. Добужинского (Новый Журнал, 11, 1945, стр. 288); комментарии в кн.: Вячеслав Иванов. Собрание сочинений. Том 2. Брюссель, 1974, стр. 725—726. 25 В дневнике художника К. Сомова от 4 января 1923 г. рассказывается о встрече с Белкиными у А.П. Остроумовой-Лебедевой: «Он показывал свой жалкий сезаннистый неоконченный и непохожий портрет А. Ахматовой, который я не удержался жестоко раскритиковать. По этому поводу начался спор, продолжавшийся за чайным столом » (Константин Андреевич Сомов. Письма. Дневники. Суждения современников. М., 1979, стр. 212.) Ср. упоминание о Белкиных в 1913 г. в автобиографическом наброске Ахматовой, процитированном в комментарии В.М. Жирмунского в кн.: Анна Ахматова. Стихотворения и поэмы. Л., 1976 (Библиотека поэта. Большая серия), стр. 504. 26 Полное собрание сочинений Платона в 15 томах. Новый перевод под ред. С.А. Жебелева, Л.П. Карсавина, Э.Л. Радлова. Том I. Пб., Academia, 1923 (Труды Петербургского философского общества). 27 Относительно религиозно-философского сборника для издательства YMCA- Press. 28 Брат В.А. Белкиной (). 29 А.А. Васильев (1868—1953) — знаменитый историк-византинист, с 1904 г. — проф. Юрьевского, а в 1917—1925 гг. — проф. Петроградского университета. В 1925 г. эмигрировал в США. Его письма к А.С. Ященко хранятся в архиве Никола евского. 30 Вениамин Белкин. «Петербургские письма. Выставка Мир Искусства» НРК. 1922, № 7, стр. 23—25. Ср. рецензию Д.А. Лутохнна на эту же выставку в петроград ском журнале Утренники, кн. II (1922), стр. 123—124. 31 Этот проект реализован не был. 32 Часть письма, состоящая из расспросов о распределении посылок АРА, нами опущена. 33 Справки о Сологубе, Кузмине и Иванове помещены в НРК, № 7 в разделе «Судьба и работы...». 34 Сведениями об этих лицах мы не располагаем. 35 Речь идет о сотрудничестве в издательстве «Былое». 36 СИ. Дымшиц-Толстая (Пессати) (1889—1963), живописец и график, в 1907— 1914 гг. — жена АН. Толстого. 37 Дочь А.Н. Толстого (род. в 1911 г.). 38 Новая жена А.С. Яшенко. 39 Арестованные участники подготовлявшегося религиозно-философского сбор ника. 40 Звезда, 1924, № 2; отд. издание — Л., «Время», 1924. См. об этой пьесе статью: З.Г. Минц и О.М. Малевич. «К. Чапек и А.Н. Толстой», Труды по русской и славянской филологии (Уч. зап. Тартуского университета, Тарту), 1, 1958, стр. 120—164. 41 Вышла в 1924 г. в Ленинграде. 42 Докторская диссертация А.С. Ященко Теория федерализма. Опыт синтетической теории права и государства (Юрьев, 1912). 43 См.: «Полина Гебль (Декабристы). Драматическая поэма». Новая Россия. 1926. № 1, стр. 37—58. Опера о декабристах была задумана А.Н. Толстым и Ю.А. Шапориным в 1923 г. См. об этой работе и о конфликте с Шапориным в связи с либретто — в воспоминаниях Дмитрия Толстого, в кн.: Воспоминания об А.Н. Толстом. Сборник. М„ 1973, стр. 235—236. 44 С мая 1928 года. 45 О библиотеке историка, пушкиниста П.Е. Щеголева (1877—1931) см. в воспоминаниях Ф. Шилова. Записки старого книжника, М., 1965, стр. 111. 46 Павел Павлович Щеголев (1903—1936), крупный специалист по истории Французской революции XVIII в., с 1926 г. — профессор Ленинградского университета. См. о нем в кн. А.В. Бахраха По памяти, по записям... Париж, 1979, стр. 186—190. 47 Установить имена этих сосланных из Ленинграда друзей А.С. Ященко нам не удалось, — как и определить, кем являются упомянутые дальше в письме Юрий и Лина Богдановна, выехавшие на Запад. ПРИЛОЖЕНИЕ (письмо Ал. Н. Чеботаревской) Ленинград 17 марта 1924 г. Ждановская наб. д.З, кв.32 Дорогой Александр Семенович! Очень порадовала меня весточка о Вашем намерении вернуться на родину. Пора, давно пора. Буду рада познакомиться и с Вашею молодою женою, которую я искренне приветствую. Много пережито за эти пять лет, особенно нами, здесь. Относительно того, что «я вернулась домой», не совсем точно. Я считаю, что мой дом всегда в Питере, особенно с тех пор, как в нашем доме на Ждановке, в 1918 году, на нашей же лестнице, но в 5-ом этаже, поселилась старшая из моих сестер, замужняя, с большою семьею, со взрослыми дочерьми, из которых две старшие уже вышли замуж, и с которыми я живу все время как бы вместе, хотя и в разных этажах. Уезжала, я, главным образом, в Москву, зачастую оставалась там по нескольку месяцев, так как литературная работа перемещалась в тяжелые годы в Москву, которая до сих пор остается средоточием всей деловой, торговой и хозяйственной жизни России. Наш Питер — затишье, и сейчас пышная и прекрасная, но все же провинция! Один раз я уезжала надолго, — почти на год, в Баку, когда там тяжело заболел Вячеслав Иванович и его дочь — тифом. В 1921 году скончалась моя сестра Сологуб, и после ее кончины Федор Кузьмич Сологуб переселился к нам, т. е. к сестре и ко мне. Живет он в кв. 22-й, у меня, и занимает там две центральные комнаты, налево из прихожей, быв Вашу столовую, с балконом, и следующую, где было нечто вроде гостиной, и оплачивает свою третью долю квартирной платы. Перевезли его, удрученного горем, годами обострившеюся болезнью сердца; врачи требуют для него покоя и постоянного ухода за ним, который и лежит совместно на всей семье моей сестры и на мне. Последнее время ему, к сожалению, приходится довольно много работать, что сильно его утомляет. Прошлым летом в наш дом приехал Алексей Николаевич и, так как в Москве квартиру невозможно было , а в нашем доме отдавались 3 квартиры, за выездом воинского управления, правда, с большим ремонтом, — он с семьею поселился тоже у нас, в 4-ом этаже, между моей квартирой (в 3) и квартирой сестры, в 5-м. Мы все очень следим за друзьями, которых жизнь разметала по всему белу свету, и я за эти годы два раза посылала Вам вести с друзьями, ездившими, на короткое время и по делам, в Берлин. О Вашей жизни там я осведомлена, отдельные номера Вашего журнала читала здесь, с удовлетворением. О работе здесь не беспокойтесь; у Вас будет ее даже с избытком, как только Вы немного оглядитесь и ознакомитесь с новыми условиями нашей жизни. Жизнь у нас и сейчас еще нелегкая, но зато своя, которую страна строит по-своему. Я давно, с ноября, не была в Москве и не видала Георг Ив, но недавно получила письмо от Надежды Григорьевны, из которого видно, что у них все благополучно. Геор Ив ведь давно уже хворает легкими, и нынешнее лето (в июне) и осенью (в октябре) он ездил в Крым в санаторию «ученых», где отдохнул и поправился. Собираюсь недели на две поехать весною в Москву, а пока большего ничего о нем сказать не могу. Теперь немного о делах. Несмотря на тяжкие годы, несмотря на вынужденные мои отъезды из Питера, как-то прямо Бог помог сохранить в целости все, чем Вы особенно дорожите. Помогла еще и сестра моя, которая в мое отсутствие брала на себя попечение о моей половине квартиры. Книги Ваши я до сих пор не выпускаю из своей комнаты, и м б этим удалось сохранить их. Мебель и вещи тоже все целы, но вследствие тесноты у меня, я постепенно многое передала на хранение Белкиным. У Сологуба своя обстановка и, как у писателя, много книг. У меня сохранился и полный список Ваших вещей, составленный мною после Вашего отъезда в Пермь, — можно все проверить. Хуже обстоит дело с территорией. Белкины потребовали прирезки им еще третьей комнаты, — бывш вашей спальни, т к к ним приехала мать Веры Алексы, и ему нужна комната для работы. Я занимаю по-прежнему угловую комнату — ваш быв кабинет, всю заставленную сейчас и вещами, и сундуками, и ящиками с книгами, и по которой приходится пробираться, как по лабиринту. Это объясняется тем, что в прошлом году, когда в Москве была ликвидирована квартира Вячеслава Ивановича, то кроме вещей, оставленных в Москве, прислали и мне в Питер, с просьбою похранить до его приезда, часть его библиотеки и кое-какие из вещей. К тому же и сам он грозит, по окончании весенних экзаменов в Университете, приехать месяца на 3—4 в Питер и Москву, а так как у него квартиры нет, то намеревался остановиться с семьею — дочерью и сыном — у меня, хотя бы временно, пока не подыщет местожительства. После этого всего я получаю весточку от Вас и теперь ломаю голову что тут можно поделать Одна комната у меня, три у Белкиных, две у Сологуба; последняя, маленькая, около кухни и ванной, выбыла из строя — отсырела, протек потолок, и она требует ремонта нынешним летом. Не зная хотя бы приблизительно времени Вашего предполагаемого приезда, устроить что-либо еще труднее. Когда этот вопрос у Вас выяснится окончательно, дайте мне знать точно, и тогда я употреблю все усилия, чтобы помочь Вам в этом деле. Чтобы найти в Питере квартиру, или часть квартиры, надо хоть немного времени. Весною это еще будет возможно, но осенью уже мало надежды, т к уж очень много народа едет в Ленинград, за полною невозможностью селиться в Москве. Вы же должны ехать к нам, и жить здесь, а в Москву ездить только на время — по делам. Я думаю, что если ничего особенного, Бог даст, не случится, Вы все-таки прямо с вокзала приезжайте ко мне, я вас устрою временно, а там что-нибудь придумаем вместе. Белкину я сообщила о Вашем письме, — и он хотел Вам написать. А пока будьте аккуратны и уведомьте о времени приезда. Привет жене вашей. Сердечно преданная Ал. Чеботаревская. Фед. К. Сологуб шлет привет. При получении от Вас ответа о сроке В приезда тотчас напишу Вам. С.Н. СЕРГЕЕВ-ЦЕНСКИЙ Сергей Николаевич Сергеев-Ценский (1875—1958) — известный русский романист, автор «эпопеи» «Преображение России», названной Горьким «величайшей» из всех вышедших в России с начала века книг. В 1915— 1928 гг. жил безвыездно в Крыму, в Алуште, совершенно отойдя в период Гражданской войны от литературы и целиком посвятив себя уходу за собственным коровьим хозяйством. Справки о нем помещены в РК, № 1, стр. 30 и в НРК, 1922, № 6, стр. 34 и № 11—12, стр. 39. Он упомянут также в обзоре литературы послереволюционного пятилетия А.С. Ященко в НРК, № 11— 12, стр. 6. О колебаниях Сергеева-Ценского относительно отъезда из России см.: П.И. Плукш. С.Н. Сергеев-Ценский — писатель, человек. М., 1975, стр. 103—104. Многоуважаемый Александр Семенович. Простите, что беспокою Вас просьбой, не будучи знаком с Вами лично. Просьба эта — о германской визе. При отсутствии в Совроссии прессы, бытие в ней писателя является полнейшим абсурдом, однако выехать за границу — это необыкновенно сложная и трудная вещь. Почему-то надо непременно ехать в Москву, жить там в какой-то писательской фаланстере и хлопотать, хлопотать, хлопотать... месяцев пять, шесть и более. Словом, гораздо раньше можно помереть, чем выехать. Однако, если нет визы из той страны, куда желаешь ехать, то эти хлопоты — ничто. У меня не имеется за границей никого, к кому бы я мог обратиться с просьбой о визе. Адресов братьев-писателей я не знаю. Ваш адрес узнал случайно, благодаря журналу «Нов Русск Кн». Говорят, в Берлине Горький. Передайте ему аналогичную просьбу. Я ему писал, но без адреса, — едва ли дошло1. Виза нужна мне — Сергею Николаевичу Сергееву-Ценскому и моей жене Христине Михайловне Серг-Ценской. Я не знаю, какая мотивация считается уважительной для получения визы, но я беспартийный, нигде не служил и не служу, живу чисто — физическим трудом (сельское хозяйство), так как в труде умственном не нуждаются, и он не имеет спроса. Искренне уважающий Вас С. Сергеев-Ценский. Адрес: Крым. г. Алушта. 2 сент. 22 г. КОММЕНТАРИИ 1 В первом из-за границы письме к Сергееву-Ценскому Горький рекомендовал ему безотлагательно ехать в Германию. См.: «Моя переписка и знакомство с A.M. Горьким», в кн.: С.Н. Сергеев-Ценский. Собрание сочинений в 12 томах. Том 4, М., 1967, стр. 214—215. Ср. письмо А.Н. Толстого к Горькому (середина августа 1922 года, из Misdroy), обусловливающее выезд Ценского из Советской России сотрудничеством в сменовеховской газете Накануне: «Дорогой Алексей Максимович, сейчас получил от Ценского два письма — мне и вам. Пересылаю вам ваше. До приезда в Берлин мне трудно будет что-либо сделать с визой Ценскому. Я напишу ему — если он пришлет рукопись в Накануне, редакция устроит ему визу (таков обычай в Накануне). Но боюсь, что это немного похоже на провокацию и принуждение. Я также напишу ему это. Обнимаю Вас. Ваш Толстой». Цит. по изд.: Литературное Наследство. Том 70. Горький и советские писатели. Неизданная переписка. М., 1963, стр. 400. Ср. также письмо Горького к Ходасевичу от начала июня 1923, Новый Журнал, 29, 1952, стр. 208. И.С. ШМЕЛЕВ Иван Сергеевич Шмелев (1873—1950) — писатель-прозаик. Гражданскую войну провел в Алуште в Крыму. В 1921 году по приказу Белы Куна был расстрелян его единственный сын, офицер Добровольческой армии — см. заметку: «Расстрелы в Крыму. Расстрел сына И.С. Шмелева», газ. Руль, № 203, 20 (7) июля 1921; см. также: Георгий Гребенщиков. «Как много в этом звуке...», Памяти Ивана Сергеевича Шмелева. Сборник под ред. Вл.А. Маевского, Мюнхен, 1956, стр. 58—59. В апреле 1922 года Шмелев переехал в Москву, а оттуда в ноябре 1922 года выехал в Берлин. С 1923 года жил в Париже. Апр 2916 1922 Москва, Мал. Полянка, д. 7, кв. 7 Многоуважаемый Александр Семенович. Только-только вернулся в Москву из Крыма. Чувствую себя очень плохо — постоянная лихорадка, увеличивающаяся слабость зрения, душевная разбитость. Чувствую, что необходимо мне (и жене моей) отдохнуть и полечиться в условиях более благоприятных для этого, чем Москва, где ютишься в сырой комнате, где не найдешь средств не только на леченье, но и на питанье сносное. Чувствую, что мне необходимо — душу свою собрать, переменить обстановку хотя бы на короткое время. Я буду хлопотать о разрешении мне и жене выезда за границу на 4—6 мес. Хотел бы поселиться г-ниб в южн Германии. Кроме сего, для задуманной мною работы новой (пов или роман — не знаю пока), мне нужна заграница1. Мне нужна Бельгия — Остенде, Гент, Брюсс — Париж. Работа не имеет никакого отношения ни к современности, ни к войне 1917 г. Мне нужно понять нюхом «европейское», т. к. мой герой жил лет 15 за границей2. — Для всего сего мне нужно получить, как мне говорили, помимо разрешения на выезд, еще и какие-то «визы» на въезд в Берлин. У меня нет никого из близких в Берлине, кого я мог бы просить об этом. Позволяю себе просить Вас, деятеля и друга литературы русской, если это не очень затруднит Вас (или через Вас кого-либо, кто знает меня и пожелал бы помочь мне в получении виз), — не откажите исхлопотать мне (Ив Серг Шмву, 49 л. и моей жене — Ольге Александровне, 47 л.) разрешение на приезд в Берлин. Обратиться к Вам мне присоветовал Б.К. Зайцев3. Не посетуйте на меня за сие хлопотливое домогательство. И еще вот о чем хочется спросить Вас. Слыхал я, что какие-то издательства издают что-то мое, какие-то «сказки», м б еще что Я никому ничего подобн не разрешал, никаких денег не получал. Единственно Ив А Бунину еще летом 1920 г. я послал «Неупив чашу»5, прося издать ее и указав для книжки «избранных рассказов» — рассказы из своих восьми томиков, издававшихся книгоиздм писателей. Только Ив Бунину и дана была доверенность. Причем издавать «Сказки», которым я не придаю ни малейшего литерат-худож значения, я не считаю нужным. Теперь я положительно считаю ненужным, никчемным, ни в как отнош, издавать их. Не откажите уведомить, если знаете, кто издавал, и, вообще, кто и что из моего издавал. Б мож, идет беззастенчивое расхищение писательской нищеты Я совсем не знаю, что делается в издательском (русском) мире за границей. Можно ли, и как, получить гонорар за «Неупив чашу» По всей вероятности это знает Ал Ник Толстой6. Если можно получить, то я предпочту его получить, когда приеду, если мне разрешат приехать. Прошу Вас, передайте мой товарищеский привет друзьям и деятелям русского искусства. О, как бы славно было, если бы Европа ближе могла узнать глубины и красоты нашей литературы и полюбить наше родное, — духовно постигнуть его сокровища! Еще раз простите за беспокойство. Кроме Вас — никого не имею. Уважающий Вас Ив. Шмелев.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   23

  • С.Н. СЕРГЕЕВ-ЦЕНСКИЙ