Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга третья управление и синергетика О. Я. Гелих, Е. Н. Князева




страница1/10
Дата05.06.2017
Размер1.59 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Серия

«Философия и социология управления»


Книга третья

УПРАВЛЕНИе и СИНЕРГЕТИка

О. Я. Гелих, Е.Н. Князева


Допущено Учебно-методическим объединением по направлениям педагогического образования в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 540400 «Социально-экономическое образование».


Научные рецензенты:

А.В. Тихонов, доктор социологических наук, профессор, руководитель Центра социологии управления и социальных технологий Института социологии РАН (Москва).

Г.Л. Тульчинский, заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор кафедры экономики и менеджмента факультета менеджмента и экономики в сфере культуры Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств.

Гелих О.Я., Князева Е.Н. Управление и синергетика: учебное пособие / 3-е изд. – СПб.: Книжный Дом, 2012. (Серия: «Философия и социология управления». Книга третья).


В этой книге синергетическая методология применяется для анализа управления и разработки наиболее эффективных его методов в современном мире. Синергетика как междисциплинарное научное направление, которое изучает закономерности самоорганизации и коэволюции сложных систем живой и неживой природы, социума и человека, помогает понять, что рациональное регулирование совместной деятельности людей, то есть управление, возникает в ходе эволюции природы и самого человека значительно позже самоорганизации. Руководители, добившиеся успеха в управленческой активности, не могут не учитывать того, как устроено в мире сложное вообще и как ведут себя самоорганизующиеся системы под внешними управляющими воздействиями.

Книга предназначена не только для специалистов и студентов, обучающихся по специальностям социально-экономического направления, но и для всех интересующихся новейшими мировоззренческими новациями, сделанными молодой и наиболее перспективной наукой современного мира – синергетикой.


Содержание
Глава 1. Рациональность и управление.

1.1. Различные определения управления.

2.1. Персонификация управления.

3.1. Гетерогенность и многофункциональность управления.

4.1. Менеджмент как вид наиболее рационального управления организацией.
Глава 2. Самоорганизация и управление.

2.1. Понятие самоорганизации.

2.2. Управление как дополнение к самоорганизации.

2.3. Антиэнтропийная функция управления.


Глава 3. Синергетика: история и научные школы.

3.1. Герман Хакен.

3.2. Илья Пригожин.

3.3. Нелинейная динамика в США.

3.4. Эдгар Морен.

3.5. Синергетика в России.


Глава 4. Основные понятия синергетики.

4.1. Центральная проблема синергетики.

4.2. Свойства самоорганизующихся систем.

4.3. Устойчивость развития и режимы с обострением.


Глава 5. Хаос и порядок в управлении.

5.1. Традиционный взгляд.

5.2. Новое понимание.

5.3. Как возникает новый порядок?

5.4. Практическое значение.

5.5. Порядок и хаос рынка.


Глава 6. Случайность и управление.

6.1. Традиционный взгляд.


6.2. Два вида случайности.

6.3. Точка бифуркации.


6.4. Случайность, мужество, риск.

6.5. Темпоральный горизонт и аттрактор.

6.6. Виды случайности и «масштаб зрения».

6.7. Случайность и новое.

6.8. Выводы.



Глава 7. Синергетические принципы успешного управления.

7.1. Линейный подход в управлении.

7.2. Синергетическая методология.

7.3. Принцип ненасилия в управлении.

7.4. Резонансное управление.

7.5. Выводы.



Глава 8. «Базовые ситуации» и типы управленческого поведения.

8.1. Управление в различных культурах.

8.2. Necessitas и управление.

8.3. Occasio и управление.

8.4. Fortuna и управление.

8.5. Выводы.


Глава 9. Экологический подход в управлении.

9.1. Ситуационность действия и управляющего воздействия.

9.2. Глобализация. Глобальный контекст локальных управленческих действий.

9.3. Коэволюция, сотрудничество, соучастие. Всеобщая связь и когерентность

9.4. Выводы.
Глава 10. Инновационное управление.

10.1. О природе инноваций в социальной среде.



Эпоха инноваций.

Что такое инновация?

Социальные инновации.

10.2. Социальная инноватика и ее предмет.



Типы социальных инноваций.

Диффузия инноваций.

Риски инноваций. Неудачи инновационного процесса.

10.3. Принципы инновационного управления.

10.4. Революция в сознании.

10.5. Креативный менеджмент.

10.6. Образы будущего и стратегии инновационной управленческой деятельности.

Сегодня вряд ли встретишь человека, который бы ничего не слышал о научном направлении «синергетика». Чем же занимается синергетика? Как связана она с управлением? Как построить управленческую деятельность на синергетических принципах? И почему применение синергетических методов в управлении повышает его эффективность? Ответы на эти вопросы вы сможете найти в данной книге.

Начнем с управления, с его понимания.
Глава 1.

Рациональность и управление

Что такое управление? Это, прежде всего, сознательно организованное взаимодействие коллективов и групп людей. Ожидаемые результаты такого взаимодействия планируются, проектируются как близкое или отдаленное, но реальное будущее.

Управление – исключительно разнообразное и очень емкое явление. Ученые рассматривают его с различных сторон. Поэтому существует целый ряд дефиниций1 этого понятия. Вот некоторые из них.

1.1. Различные определения управления.

Под управлением, в широком смысле этого слова, понимается «функция организованных систем (биологических, технических, социальных), обеспечивающая сохранение их структуры, поддержание режима деятельности, реализации ее программы, цели». Такое определение дает философский словарь2.

Педагогический словарь находит ближайшее родовое слово в определении управления через возможность и способность «принятия решений». «Управление, - говорится здесь, – это взаимосвязанная совокупность циклически повторяющихся процессов выработки и осуществления решений, ориентированных на стабильное функционирование и эффективное развитие системы и основных ее частей»3.

«Выработка и осуществление решений» для обеспечения стабильности, устойчивого функционирования и динамичного развития организации как системы – это важнейшие характеристики управления, содержащиеся в приведенной дефиниции. В такой трактовке хоть косвенно, но уже просматривается человек. Ибо именно человек принимает решение о том, как действовать.

В этом толковании преодолевается опасность, содержащаяся в слишком широком определении управления – как «функции организованных систем (биологических, технических, социальных)», что мы увидели выше, где человек может быть, а может, вроде бы, и вовсе не присутствовать. Тогда и во взаимодействии планет, и в устойчивом поведении стай птиц, стад млекопитающих или организованных общностей других животных, то есть во всех сложившихся и устойчиво функционирующих системах в живой и неживой природе, можно усмотреть «управление».

Опасность размывания понятия при таком широком толковании почувствовал еще Владимир Даль, который в своем знаменитом словаре предложил более конкретное определение управления. «Управление, – говорится здесь, – это воздействие, которое сознательно организуется человеком, когда он стремится повлиять на ход того или иного процесса в правильном, благоприятном, нужном для человека направлении»4. Управление понимается В. Далем как деятельность, ведущаяся с целью создания благоприятных для человека условий. Такое понимание, как видим, оставляет за рамками управления процессы космического и иного до- и внечеловеческого регулирования, названного сегодняшней наукой самоорганизацией природы.

Под управлением мы понимаем «сознательное вмешательство»5 человека в какое-либо организационное функционирование, в функционирование живых и неживых, природных и социальных систем. Но вмешательство именно рационально мыслящего человека. В сегодняшнем виде управление – это вмешательство человека в социальную деятельность людей, в саму социальность, в социальную среду. Но «вмешательство», справедливо скажет любой из нас, может ведь быть и разрушительным, вмешательство может быть насилием. Поэтому необходимо уточнить формулировку. Управление – это конструктивное, организующее человеческую деятельность «вмешательство» в социальность. Управление выполняет важнейшую, а именно – антиэнтропийную – функцию в социальной среде, функцию преодоления социального хаоса, выстраивания его в организационный порядок. Используя слова французского философа и социолога Огюста Конта (1798-1857), мы можем сказать, что управление – это социальная функция, назначение которой состоит в сдерживании и предупреждении «фатальной склонности к основательному рассеиванию идей, чувств и интересов»6.

Как видим, многообразие эмпирических и практических проявлений управления требует не одной формулировки, не одной дефиниции этого явления. При этом для нас важно то, через какие логические и гносеологические (то есть познавательные) «очки» смотрит человек на данный феномен. В разнообразных взглядах на управление мы не можем допустить пустых и бессмысленных споров о нем. Как в исследовании, к примеру, автомобиля бессмысленно спорить о том, что, по утверждению одних, этот автомобиль синий, вторых – железный, третьих – приземистый, четвертых – быстрый, пятых – экономичный. Понятно, что и то, и другое, и третье, и все остальное – правильно. Всё это – верные характеристики автомобиля, которые нельзя противопоставлять друг другу. Поэтому и в рассмотрении управления важно понимать, о каком виде управления идет речь. Даже авторы классического учебника по менеджменту заостряют внимание читателей на данной особенности феномена управления. Они говорят, что «управление – это процесс планирования, организации, мотивации и контроля, необходимый для того, чтобы сформулировать и достичь целей организации»7. Но они же ссылаются и на определение Питера Друкера, ведущего в мире специалиста в области теории управления. А Друкер подчеркивает прежде всего то, что «управление – это особый род деятельности, превращающий неорганизованную толпу в эффективную целенаправленную и производительную группу»8. То есть, как и в случае с автомобилем, управление – это и процесс, и особый вид человеческой деятельности, и функции (планирования, организации, мотивации, контроля и др.), выполняемые определенными людьми и субъектами.

Из того, что функции управления выполняются не сами по себе, их, разумеется, выполняют и реализуют люди, мы видим и понимаем, что управление – это личностно окрашенное (поведением, персоной руководителя) организационное воздействие на совместную деятельность людей, представляющее собой рациональную координацию этой деятельности.
1.2. Персонификация управления.

Управление, таким образом, - это действие такого координирующего центра, который неизбежно персонифицирован личностью и/или личностями. Мы говорим «петровская Россия», «Россия времен Екатерины Великой», «ельцинские реформы», «Россия эпохи Владимира Путина», подразумевая одно и то же государство не только в его различные исторические эпохи, но и показывая заметную зависимость государственно-исторических структур России и характера управления ею от стиля и характера действий исторических личностей, стоящих, как принято говорить, у «рычагов» системы государственного управления. Мы говорим, «автомобильная корпорация Генри Форда», «школа Шалвы Амонашвили», «клиника Бориса Федорова» и т.д., подчеркивая значение личности и влияние ее интеллектуальных и психологических особенностей на качество и характер управления соответствующей промышленной, образовательной, медицинской и т.п. организации.

Таким образом, управление, – это в высшей степени персонифицированный феномен9. Личность, персона руководителя, его харизма, имидж, авторитет, – не второстепенные, а сущностные характеристики если не самого управления как такового, то процесса функционирования управляемой организации.

И все разговоры о деперсонификации управления малопродуктивны, если не рассматривать их в той плоскости, что деперсонификация есть инобытие управления, всегда и неизбежно связанного с воздействием на отношения людей конкретной (управляющей) персоны, личности.

Возможны лишь формализованные, деперсонифицированные звенья в передаточной цепи управления. Деперсонификация (всегда персонифицированного) управления складывается и обнаруживается там и тогда, где и когда осуществляется управление большими массами людей, отношения управленческого воздействия – подчинения которых преимущественно переходят из качества непосредственных в качество опосредованных. Тут возникает феномен формализации и связанной с ним деперсонификации (всегда персонифицированного управления).

За деперсонификацию управления нередко выдается и не вполне осознаваемая исследователями самоорганизация социальных объединений и отношений с их «векторами равнодействующих и/или противодействующих сил», приводящих к событиям, «которых не хотел ни кто». Явление самоорганизации в его взаимодействии с управлением заслуживает специального рассмотрения.

Таким образом, управление – это, по своей сути, организационно-систематическое сознательное (осознанное, рациональное) воздействие одного или нескольких человек на группы, коллективы, объединения людей с целью достижения намеченного результата их совместной деятельности, который предвидится, прогнозируется как ближайшее или отдаленное будущее10.

При этом следует акцентировать внимание на том, что управление, несмотря на важность его характеристики как способа формирования отношений и осуществления регулирующих воздействий, не сводится только к этим его сущностным чертам.

Управление – это многоаспектный, полифоничный, многофункциональный феномен – в целом, гетерогенный11, то есть неоднородный, феномен. Именно по этой причине в научной литературе, как было показано выше, наличествует такое множество определений управления.

1.3. Гетерогенность и многофункциональность управления.

Многоаспектоность управления связана с тем, что управление «имеет дело с объектами различной природы: материальными, социальными и духовными»12. С одной стороны, управление, как отмечает А.В. Тихонов, представляет собой устойчивую процессуальную структуру, то есть имеет цель, средства, результат, субъекта, объекта, начало и завершение. С другой стороны, говорит он, управление – многофункционально, ибо выполняет различные функции: инструментальную, проективную, познавательную, аксиологическую, методологическую, социально-интегративную и социально-преобразовательную. Поэтому, когда говорят о проблематике управления, желательно уточнять, о чем именно идет речь, ибо, поскольку на первом плане чаще всего оказывается инструментальная функция управления, вся практическая и научная проблематика управления обычно вращается вокруг этой функции. Основным показателем ценности управления признается достижение запланированного результата в преобразовании объекта, что и привлекает наибольшее внимание к проблеме объекта в терминах «цель – средство – результат» и к разработке различных технологий осуществления операций в указанном треугольнике. Близко к этому прилегает проективная функция, что проявляется в предварительной разработке планов, проектов, моделей, которые подлежат осуществлению. Однако еще сложнее обстоит дело с познавательной функцией управления13.

Итак, управление – явление сложное, содержащее в себе целую палитру аспектов, а изучение множества его функций «предполагает исследование всей совокупности отношений и взаимодействий между людьми в процессе производства, обмена, реализации товаров и услуг, взаимодействия в сфере собственно управления и т.п., то есть всего того, что связано с организацией совместной деятельности людей»14.

Ввиду сложности и многоаспектности феномена управления, очень непросто, как мы убедились, определить управление как понятие. Однако эта задача не относится к числу невыполнимых и, в то же время, не исчерпывается введением – что мы также увидели – универсальной и единственной дефиниции. Наиболее распространенным способом определения понятий в логике является, как известно, определение понятий через ближайшее родовое, то есть более широкое рядом расположенное (рядоположенное), понятие. При этом, как было отмечено выше, совместная деятельность, сами человеческие отношения представляют собой тот субстрат, то основание, на котором управление и вырастает. С этой точки зрения управление предстает как отношения между индивидами, складывающиеся в их совместной регулируемой сознательным образом деятельности.

Управление как собственно инструментарий характеризуют при этом такие понятия, как «воздействие», «координация», «регулирование», «вмешательство», «использование», которые отличаются двумя неизменными прилагательными: сознательное и систематическое и в основе которых лежит более широкое понятие – «социальное действие».

При этом «социальное действие» выступает, вообще говоря, одним из базовых для управления понятий, и потому его обстоятельное рассмотрение мы проводим далее. Здесь же кратко заметим, что «действие» как таковое немецкий социолог и историк Макс Вебер (1864-1920) определяет как поступки и поведение индивида, с которыми последний связывает субъективный смысл. «Смысл» оказывается решающим и в определении «социального действия», под которым Вебер понимает такое действие, «которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действиями других людей и ориентируется на него»15.

Потому «воздействие», «координация», «регулирование» и другие приведенными нами ближайшие родовые понятия могут быть использованы в характеристике и в определениях управления как инструментального центра. Все это понятия, неизменно производные от понятия «социального действия». «Координация» и «регулирование» близки по своему значению понятиям «согласование», «согласованность», но полностью не совпадают с ними. В этом смысле управление может определяться как рациональное согласование деятельности отдельных индивидов с целью получения желаемого совместного результата.

Управление, как отмечено нами, можно характеризовать и как вмешательство в социальность, в социальную среду. Примерно в таком же значении управление может быть рассмотрено и как «использование труда других людей»16 для реализации каких-либо своих целей. Понятно, что «использовать» другого человека или других людей можно весьма по-разному. «Использование» с ущербом для этих самых других людей называется насилием, а также эксплуатацией. Но управление, по сути своей, всегда и неизбежно есть использование труда и интеллекта других людей. Справедливое и в полном смысле рациональное управление – это «человеческое использование человеческих существ», что отмечал еще родоначальник кибернетики Норберт Винер (1894-1964)17. Это – такое использование, которое выгодно и приемлемо как тем, кто использует (что было всегда), так и тем – что немаловажно, – кого используют, что стало важнейшей сущностной чертой демократического управления, в котором свобода человека рассматривается как первостепенная социальная ценность.



1.4. Менеджмент как вид наиболее рационального управления организацией.

Видом справедливого управления деловой организацией в современных условиях стал менеджмент, который задается главным вопросом о том, а как привлечь в фирмы, корпорацию свободного человека в качестве работника с тем, чтобы его работа в данной организации была выгодна этому работнику и одновременно приносила прибыль организации (фирме, корпорации, фабрике и т.д., как бы эта организация ни называлась).



Менеджмент, в силу данных причин, – это такой тип управления, в котором уровень рациональности, разумности регулирующих целенаправленных действий значительно возрастает по сравнению с другими, предшествующими ему, типами и видами управления.

Исторически управление прошло такие стадии «использования других людей», как:

- интердикция (подавление, запрещение)18;

- инфлюация19 (влияние), в первую очередь в виде суггестии20, то есть внушения21;

- рациональное регулирование совместных действий, совместного труда людей.

И к этому рациональному регулированию управление идет долгие годы: века, тысячелетия и даже миллионы лет.

У кого из нас есть хвост? Конечно, ни один человек не прячет сегодня в своих штанах собственный хвост, маленький или большой, оставшийся как атавизм эволюции, которую прошел наш предок за миллионы лет. Хвост давно исчез из нашего организма. Однако остаточек его в виде копчика у нас все же есть. Так вот, интердикция, инфлюация, суггестия – это сегодня не просто «остаток» из эволюции и истории человеческих отношений. Запрещение, подавление, внушение, обман – заметные факты социальных отношений современного общества. Нельзя не замечать эти факты. Они рядом и вместе с нами. Это не просто «остаток», «остаточек», «копчик» общественных отношений – это настоящий хвостище, который волочится-тянется за человечеством в его многолетней истории, ни как не желая «отваливаться» и «отсыхать».

Люди медленно и упорно ищут и находят все более рациональные способы построения собственных отношений и социальных действий, их регулирования, координации. «Регулирование силой», силовое регулирование все еще играет заметную роль в современном обществе. Наличие «силовых структур» в любом государстве и обществе постоянно подчеркивают телепередачи, другая печатная и электронная пресса, наш бытовой язык. Но люди борются с социальными атавизмами, оставленными эволюцией и историей.

Поэтому управление организацией сегодня проявляет себя также и прежде всего как «мотивация» деятельности индивидов22. Ее внешний вид – «стимулирование» деятельности и поведения людей.

Таким образом, через названные и некоторые другие понятия можно получить не только базовые или частные дефиниции управления, но и достаточно широкое представление о нем как явлении.

В своем оптимальном виде управление – это мотивированное действие или воздействие, это рациональная и искусная мотивация совместной деятельности людей для достижения определенных целей, выгодных всем объединившимся индивидам (в одинаковой или разной мере).

Управление, таким образом, – это социальный феномен, представляющий собой целенаправленное воздействие на общественные процессы, осуществляемое посредством специальных органов и организаций, призванных совершенствовать целостность и структуру социальной системы23.


Глава 2.

Самоорганизация и управление

2.1. Понятие самоорганизации.

Для нас привычно слово «организация». Теперь настала необходимость рассмотреть именно самоорганизацию в ее отношениях с управлением.

На бытовом уровне, то есть в нашей повседневной жизни, под словом «самоорганизация» мы понимаем свою собственную способность делать все правильно. Вовремя вставать, рассчитывать время, сочетать в жизни работу и отдых, умываться, чистить зубы и пр.

Научное понятие «самоорганизация» существенно отличается от бытового. Оно шире и глубже. В определенной мере это научное понятие включает в себя обыденное, бытовое. Но следует заметить, что делать утреннюю зарядку, означает не только самоорганизовываться, но прежде всего отдавать себе отчет, что мы делаем и зачем мы это делаем. Только потом утренняя гимнастика входит в привычку, становится условным рефлексом и потребностью нашего организма.

Однако самоорганизация (в соответствии с представлениями современной научной картины мира) существует во всей неживой и живой природе.

Выходит, что управление дополняет самоорганизацию?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо также, как мы сделали с управлением, определить понятие.

Самоорганизация отличается от процесса организации тем, что сущность процесса здесь объясняется уже природой самой системы (а не действием внешних факторов). То есть организация как система называется самоорганизующейся, если она без дополнительного воздействия извне, обретает определенную пространственную, временную или функциональную структуру.

Самоорганизацию как феномен, свойственный открытым системам, изучает синергетика.

Открытые системы, к которым относятся и все человеческие организации (даже если на первый взгляд они кажутся «закрытыми»), – это организации, активно взаимодействующие с внешней средой, обменивающиеся с ней веществом, энергией и/или информацией. Живой человек как открытая система тем отличается от восковой фигуры, копирующей его облик, что он дышит, двигается, пьет воду, питается, активно функционирует. Человек деятелен. Он «питается» окружающей средой. Человек тем более жизнеспособен, чем больше он деятелен и чем разумнее (для наращивания способности действовать) сочетает режим труда и отдыха. Восковая фигура этого же человека останется в большей сохранности в режиме с точностью до наоборот. Чем меньше она взаимодействует с внешней средой, чем лучше она изолирована от воздействия воздуха и механических воздействий, тем более длительное время способна она сохраняться. Восковая фигура – закрытая система, которая не способная к самоорганизации. Человек – открытая система, способная действовать спонтанно и самоорганизовываться. Человеческое общество (даже так называемое «закрытое», например, отделенные от цивилизации и веками устойчиво существующие племена Амазонии) – это также открытая организация и система, способная к самоорганизации.

Подчеркнем: самоорганизация – это свойство всех открытых систем. В отличие от управления, которое – свойство и феномен только человеческих систем.

Самоорганизация существует в живой и неживой природе, в живых системах и в системах неживой природы, как, например, в сложных процессах формирования нефти или каменного угля в недрах земной коры, в системных процессах движения планет и «жизни» Солнца как плазменного образования.

В человеческих объединениях, даже при всей управляемости этих объединений, доля самоорганизации весьма велика. Она ни как не меньше, чем даже доля современного управленческого регулирования. Ведь человек, как и другие животные, представляет собой биологический вид. «Объем» самоорганизации людей и взаимодействующих с ними систем оказывается даже значительно большим, чем мы обычно это себе представляем. Но исходная коллективная природа людей для выживания человека как биологического вида потребовала когда-то и требует также сегодня от человека чего-то еще, дополнительного – управления. Так человек создает (первоначально очень робкие) элементы рациональной координации усилий собратьев по виду – создает управление. При этом человек становиться еще и социальным индивидом, а не остается только биологическим видом в природном многообразии.



2.2. Управление как дополнение к самоорганизации.

Управление появляется в объединении людей там и тогда, где и когда самоорганизация не справляется с регулированием совместного поведения индивидов, стремящихся выжить в природе.

Возникает закономерный вопрос, где и когда к самоорганизации прибавляется, «прирастает» рациональное регулирование поведения? Как и когда появляется, формируется управление? И каковы возможности управления в координации и регулировании общественных отношений, основанных генетически на самоорганизации?

Известный отечественный исследователь управления А.И. Пригожин уже в 1970 году «нащупывает» тайну управления как тайну его самоорганизующейся основы24. Хотя первые открытые и значимые научные обсуждения по проблемам самоорганизующихся систем, пожалуй, берут свой отсчет гораздо раньше, от конференции 5-6 мая 1959 года, состоявшейся в Чикаго25. Научный мир в целом находится в 1950-60-е годы на пороге открытий, сделанных позднее, на рубеже 1960-70-х гг. Практически одновременно штуттгартской научной школой по руководством Германа Хакена (р. 1927) и брюссельской научной школой под руководством нашего соотечественника и бельгийского гражданина, лауреата Нобелевской премии по химии (1977) Ильи Романовича Пригожина (1917-2003), которого не следует путать с известным отечественным специалистом в области теории организации и организационных систем российским гражданином Аркадием Ивановичем Пригожиным. В то время А.И. Пригожин говорит о самоорганизации в терминах «спонтанной организованности».

«Человечеству всегда были свойственны различные формы и степени спонтанной организованности, - говорит он, - источником которой выступает сама социальная природа человеческих ассоциаций»26. Как выяснилось позднее, не только человеческих – самоорганизация оказалась всеобщим природным свойством любых открытых систем.

Как отмечает другой отечественный исследователь А.П. Назаретян, в науке «обнаружилась взаимодополнительность категорий самоорганизации и управления» и «в современной версии синергетика как наука о самоорганизации превращается в науку об устойчивом неравновесии»27. Точнее было бы сказать, науку о динамическом равновесии, об устойчивости через неустойчивость.

Итак, управление – это человеческая «надстройка» над природным «зданием» самоорганизации. Это «надстройка», ставшая возможной в результате роста рационального мышления и сознания человека как способа адекватного отражения действительности и, вследствие этого, столь же адекватной (в большей или меньшей степени) способности вмешиваться в регулирование поведения, в координацию действий, совместной деятельности людей. Именно в рациональном мышлении выделяются такие категории, как цель, оптимальность, субъект, информация, ценность.

Исходя из этого, «в управлении всегда нужно учитывать соотношение управленческих усилий, - как отмечает философский словарь, созданный уже в эпоху признания синергетики, - …и собственных внутренних тенденций самоорганизации обществ».28 Вследствие этого и результат управляемого воздействия – это не однозначно и линейно предсказуемое следствие приложенных усилий. Управление – это сложное прогнозирование результатов вмешательства в социальную среду, требующее тонкого учета особенностей ситуации и законов самоорганизации29. Управление, в силу сказанного, – это не абсолютно, а всегда вероятностно прогнозируемое регулирование деятельности множества индивидов.

Этот факт стал достоянием не только принципов менеджмента и основой принятия управленческих решений, но и принципом политического управления. «Мирорегулирование, - отмечает, к примеру, Ю.П. Давыдов, - предполагает возможность и саморегулирования, а не только управления извне»30.

«Управление извне» (у Давыдова), «внешнее управление» (у Назаретяна) – это и есть собственно управление. Поэтому управленческое решение31 представляет собой неизбежный риск, а, следовательно, – социальную, рациональную ответственность за это решение, за последовавшие за ним регулирующие воздействия, за их результаты32.

2.3. Антиэнтропийная функция управления.

«Сама система управления, - говорит А.И. Пригожин уже в более поздней своей работе, - состоит из трех взаимосвязанных компонентов: целенаправленного воздействия, саморегулирования (читай, в более широком смысле, – самоорганизации, – Авт.) и организационного порядка»33.

Или, как преломляет это понимание проблемы самоорганизации систем американский классик практико-ориентированных концепций промышленного управления М. Уорд, «концепция открытых систем предполагает, что организации и отдельные личности могут взаимодействовать с потенциально неограниченным множеством других организаций и личностей»34. «Такое взаимодействие, - говорит он, - может создать возможности, опасности (угрозы), либо и то и другое. Если эти взаимодействия не находятся под контролем, или, хуже того, если ключевые "игроки" из внешнего окружения своевременно не идентифицированы, у организации может не быть времени для изменения ее сильных и слабых сторон с целью своевременной реакции на изменения во вне ее, например, на внезапно проявившуюся конкуренцию или неожиданное предложение по поглощению».

Итак, управление рождается как рациональное регулирующее воздействие, как разумное вмешательство индивида в коллективное взаимодействие людей (или пралюдей), объединенных до той поры самоорганизованным, спонтанным порядком.

Управление, выполняя своего рода антиэнтропийную функцию, дополняющую природную самоорганизацию, восстанавливает естественный порядок и биологическое равновесие, нарушенные какими-то внешними возмущениями.35

Как же осуществляется переход от хаоса как порядку? Каков внутренний механизм возникновения и трансформации сложных структур? Какова необходимая доля самоорганизации и внешнего управляющего воздействия в обществе? И меняется ли их соотношение в зависимости от стадии эволюции сложных социальных структур? Именно синергетика как новое междисциплинарное научное направление впервые поставила все эти вопросы. Синергетика дала обществу и первые ответы на них. Как же это происходило? Как рождалось и развивалось синергетическое знание?


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

  • 6.1. Традиционный взгляд.
  • 6.6. Виды случайности и «масштаб зрения».