Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга о том, как победить рак содержание эта книга о том, как победить рак




страница1/5
Дата06.07.2017
Размер1.01 Mb.
ТипПрограмма
  1   2   3   4   5
РАК   ИЗЛЕЧИМ
                                       А. Киреев

 

ЭТА КНИГА - О ТОМ, КАК ПОБЕДИТЬ РАК



СОДЕРЖАНИЕ

Эта книга — о том, как победить рак

Альтернатива смерти

Что такое рак и как он возникает

Летопись невозможного

Противостояние

Научные основы метода Качугиных

Другие методы нетрадиционной онкологии

Программа восстановления по Шевченко

Что делать здоровому, чтобы не стать больным
Речь, разумеется, не о том, как излечиться в домашних условиях самому, без врача, что называется, подручными средствами. Особенности раковых заболеваний таковы, что вопрос «как вылечиться» для здорового человека сводится к вопросу «как не заболеть», а для больного — «как выбрать врача». Вернее, так: соглашаться ли на операцию, если ее рекомендуют, проходить ли химию- или лучевую терапию, если таковую прописали. Общеизвестно, что так называемые традиционные онкологические методы эффективны лишь на самых ранних стадиях рака (и то не всякого) и к тому же крайне опасны для здоровых органов и тканей.

Любой разговор о злокачественных опухолях должен начинаться — нет, даже не с совета, а с заклинания: Боже упаси от самолечения! Сама болезнь такова, что даже диагноз может поставить — и должен ставить — только квалифицированный специалист, а уж лечить — тем более. Вот только чем и как лечить? И возможно ли это вообще — если большинство пациентов онкологических клиник в итоге переселяются с больничной койки на кладбище?!

Есть множество литературных источников, где утверждается: да, рак можно победить. И — множество горьких разочарований: вновь и вновь очередные сенсации оказываются либо заблуждением, либо заведомой ложью...

Впрочем, от этой книги сенсаций не ждите. Во-первых, потому, что врачебному методу, о котором здесь будет рассказано, вот-вот стукнет полвека. Во-вторых, никакого чуда он в себе не несет. И вообще не содержит ничего, кроме науки. Только не закоснелой в олимпийском самодовольстве, а гибкой, творческой, в чем-то неожиданной, но безукоризненно выдержанной теоретически и методологически и — что еще важнее — подтвержденной практикой.

АЛЬТЕРНАТИВА СМЕРТИ

Казалось бы, раковые заболевания — для публицистики тема заведомо проигрышная. Ей посвящены целые горы книг, брошюр, статей, лекций и т.д., а рак по-прежнему неисцелим и смертелен. Мало того, что не существует общепризнанного и хотя бы в половине случаев эффективного метода лечения — среди врачей и ученых кет даже единства взглядов по вопросу о том, что собой представляют злокачественные опухоли и откуда они берутся, каково их происхождение. Более того, нередко диагноз ставится с опозданием, и о том, что у пациента рак, долгое время не знает не только он сам, но и его врач.

Рак был и остается самой грозной болезнью (точнее, группой болезней) уходящего века, и едва ли приходится сомневаться, что он — наряду со СПИДом — будет и самой грозной болезнью века наступающего.

Официальная медицина, представленная в России школой академика Н.Н.Блохина, выдающегося хирурга-онколога, пользует раковых больных методами столь же жестокими, сколь, как правило, бесполезными. Вместе с тем чуть ли не каждый год в России и других странах изобретаются, поступают в продажу и рекламируются новые «надежные», «чудодейственные», «уникальные» и т.п. лекарственные препараты, эффект которых чаще всего оказывается нулевым.

Наряду официальной медициной пытается внести свой вклад в борьбу с онкологическими заболеваниями так называемая альтернативная медицина. О последней стоит сказать особо. Это далеко не всегда шарлатанство (т.е., попросту говоря, липа) и далеко не всегда знахарство (т.е. прописи, основанные на старинных рецептах, невесть когда и невесть кем найденных, скажем так, на ощупь, не по науке, а волей случая или путем проб и ошибок). Иногда альтернативные методы лечения рака базируются на научных принципах. Но это, как правило, принципы не медицины, а других наук, вплоть до оккультных.

Охаивать альтернативную медицину по меньшей мере неразумно: к ней обращаются многие больные, разуверившиеся в официальной онкологии, и обращаются не всегда безрезультатно. Тем не менее официальная школа отвергает все альтернативное с порога.

Причем иногда к альтернативным причисляются методы, которые объективно должны относиться к самой что ни на есть официальной, общепризнанной, строго научной онкологии — и только к ней.

Одному из таких методов посвящена эта книга.

Автор отнюдь не ставит своей целью пропагандировать методику супругов Качугиных путем уничижения любых других способов врачевания рака. Это было бы неправомерно хотя бы потому, что сами супруги Качугины никогда не порочили чужих рекомендаций за то, что они чужие.

Но факт остается фактом: поскольку рак — болезнь смертельная, мы готовы счесть сенсационной и гениальной любую врачебную методику, помогающую хотя бы 30 процентам больных, а метод Качугиных дает полное выздоровление более чем в половине случаев. В том числе — что особенно важно — на поздних стадиях болезни, когда опухоль уже дала метастазы (вторичные опухоли в других тканях и органах).

Разумеется, семикарбазид-кадмиевая терапия, разработанная Анатолием Трофимовичем и Беллой Яковлевной Качугиными, не панацея. Стопроцентной гарантии полного исцеления она не дает. Но, по данным многолетних наблюдений, подтвержденных лечащими врачами пациентов Беллы Яковлевны, положительный эффект терапии в той или иной степени отмечается у всех без исключения больных. Проще говоря, нет гарантии, что пациент полностью выздоровеет, но терапия по Качугиным наверняка значительно облегчит его страдания и хотя бы на несколько лет продлит ему жизнь.

А прежде чем обратиться к конкретному содержанию метода, нужно понять, что такое раковая опухоль: нельзя лечить больного, не зная, откуда его болезнь.

ЧТО ТАКОЕ РАК И КАК ОН ВОЗНИКАЕТ

Наука считает данный вопрос нерешенным или, по крайне мере, решенным не до конца. Но с учеными нередко бывает так: они говорят большую правду, нежели сами знают. Парадокса тут нет. Просто сплошь и рядом разные специалисты — в том числе из противоборствующих научных лагерей — порознь владеют разными компонентами одной истины. Достаточно интегрировать их, свести воедино — и вдруг выясняется, что все время, пока шли дискуссии, ответ лежал на блюдечке.

В самом деле, каковы причины возникновения злокачественной опухоли в том или ином органе или ткани человеческого организма? Чаще всего называют следующие: 

а) воздействие ионизирующей радиации; 

б) воздействие химических канцерогенов — веществ, непосредственно способствующих возникновению и росту опухоли; 

в) заражение вирусами (пока реальность «вирусов рака» не подтверждена, но и не опровергнута — следовательно, вероятность остается); 

г) патологические изменения в работе генов.

Есть и другие гипотезы. Например, химик Т.Я.Свищева выдвинула оригинальную теорию: любая злокачественная опухоль вызывается трихомонадами — паразитическими одноклеточными организмами из класса (или, по другим классификациям, подтипа) жгутиконосцев. Трихомонады проникают в человеческий организм, там сбрасывают жгутики и принимаются безудержно делиться — в итоге получается опухоль. Таким образом, раковых клеток в привычном понимании вообще не бывает — это всего лишь трихомонады без жгутиков.

А по версии знаменитого Николая Шевченко, рак начинается с гормональных нарушений, которые «провоцируются стрессами, неблагоприятной экологией, неправильным питанием, облучением, наследственными нарушениями» (цитата из монографии Шевченко «Масло и спирт против рака»). В итоге сужаются периферические кровеносные сосуды, клетки испытывают кислородное голодание — и тогда организм принимается восполнять нехватку кислорода, направляя в голодающие клетки гидроперекиси полиненасыщенных жирных кислот (в гидроперекисную форму кислоты переходят в печени). «В конце концов избыток гидроперекисей линолевой кислоты в задыхающихся клетках запускает механизм цепной реакции перекисного окисления (курсив автора.— А.К.) жировых молекул клеточных мембран. В итоге свойства таких «полусгоревших» клеток становятся совершенно непредсказуемыми, поражается и генетический аппарат клеток (курсив мой.— А.К.). Вновь рождающиеся клетки уже отличаются от материнских и перестают подчиняться вообще гормональной регуляции или извращенно на нее реагируют» (цитата оттуда же). Из них и формируется опухоль.

Казалось бы, шесть несовместимых друг с другом гипотез. В действительности их гораздо больше, но рассмотрим хотя бы эти.

1.ИОНИЗИРУЮЩАЯ РАДИАЦИЯ. 

Что она может сделать с живыми клетками? Например, убить их. Тогда раковая опухоль не образуется — ей попросту не из чего образоваться. 

Но возможен другой вариант: достаточно мягкое облучение (допустим, ультрафиолетовое, или ослабленная промышленная радиация) вызывает сбои в работе генов — структурные (мутации) и функциональные (нарушения экспрессии: разные гены начинают работать в неестественном для себя режиме, те, что на данной стадии развития организма должны работать, тормозятся, а те, что должны бездействовать — работают, и т.п.). Для краткости и удобства будем называть те и другие просто генетическими сбоями (хотя генетиков этот доморощенный термин в восторг не приведет...).

2.ХИМИЧЕСКИЕ КАНЦЕРОГЕНЫ.

Не станем тратить время и бумагу на воспроизведение их полного списка — сразу огласим результат: практически все они — одновременно и химические МУТАГЕНЫ, то есть вещества, вызывающие генетические сбои.

3.ВИРУСЫ. 

Науке известен лишь один способ, которым они могут вызвать болезнь. Вирус — это как бы голая «сама себе хромосома» без клетки, а только в белковой оболочке. Иначе говоря — молекула нуклеиновой кислоты (ДНК или РНК) в комплексе с белком. Или, что то же самое, последовательность ГЕНОВ. Вирус проникает в клетку, встраивается в одну из ее хромосом и принимается из аминокислот, имеющихся в клетке, строить белки, для нее не характерные и даже вредные, если не гибельные. ЭТО и есть — на молекулярном уровне — вирусное заболевание. По сути, то, что вытворяет вирус в чужом генетическом аппарате, равнозначно генетическому сбою.

4.ПАТОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В РАБОТЕ ГЕНОВ

— иными словами, опять-таки сбои. Но просто так, за здорово живешь, в нормальных клетках они не происходят: их что-то должно спровоцировать. Ведь наследственный аппарат человека, как и любого другого животного, спроектирован, построен и отрегулирован с расчетом на максимальную стандартность и надежность работы — иначе в наших организмах день и ночь творилось бы черт знает что, и ни одна функция ни одного органа не была бы обеспечена.

Отсюда вывод: пункт четвертый, который мы сейчас разбираем, из приведенного выше перечислительного ряда надо исключить и рассматривать особо.

5.ТРИХОМОНАДЫ.

Тут, видимо, логическая неувязка. Опубликованные описания экспериментов Свищевой не убеждают, что раковые клетки — непременно ПОТОМКИ трихомонад, причем именно тех, что в данном организме паразитируют. С другой стороны, любую клетку любого животного организма в принципе — и в известном смысле — можно считать потомком трихомонад вообще. Точнее, потомком жгутиконосцев. Дело в том, что клетка, несущая жгутик,— одна издревнейших эволюционных форм животных клеток. Ежели на то пошло, все они когда-то произошли либо от жгутиковых, либо от амебоидных клеток (а амебоидные, кстати, тоже эволюционно выводятся из жгутиковых...). Но, согласитесь, это все слишком общо и «заоблачно» — да к тому же случилось сотни миллионов лет назад. Но предположим, что Свищева права буквально, а не только «в известном смысле». Тогда что могло заставить трихомонаду сбросить жгутик, сменить обличье и приступить к безудержному делению? Только генетический сбой.

6.ТЕОРИЯ ШЕВЧЕНКО.

Все в ней логично и подтверждается экспериментами. Но я не случайно выделил в цитате ключевую фразу: «поражается и генетический аппарат клеток». Каков может быть результат поражения? Очевидно, опять-таки генетический сбой.

Подведем предварительные итоги. Все рассмотренные гипотезы приводят к заключению, что непосредственный стартовый механизм любой раковой опухоли — генетические сбои. Они не наследуются, если происходят не в половыхклетках, а в соматических. Зато для своего «родного» организма они делают черное дело.

Какое же?

Опять-таки обратимся к фактам, давно известным науке. Злокачественная опухоль — это, грубо говоря, куча клеток, никак не дифференцированных, ни на каких функциях не специализированных, а умеющих только одно — безудержно делиться, вытесняя остающиеся здоровые клетки и совершенно поглощая тот или иной орган или ткань. С другой стороны, известно, что безудержное деление клеток нормально у зародыша — для него стадия структурной дифференциации и функциональной специализации клеток еще впереди, а на первых порах главное, чтобы их — пока что одинаковых и ничего, кроме как делиться, не умеющих — стало побольше.

Зато клетки взрослого организма в норме дифференцированы — разные их группы занимаются каждая своим делом, и соответственно функциям различается их структура. Весьма важно, что дифференцированные клетки в норме практически не размножаются (не делятся). За дифференциацию отвечает наследственный аппарат: гены, запускающие и регулирующие деление, «отдыхают» от зародышевой сверхактивности, зато те, чьи продукты (белки, в том числе ферменты) формируют «лицо» клетки данного органа (ткани) и обеспечивают ее «профпригодность», работают без устали — тогда как в зародышевый период они в основном бездействовали.

А что выйдет, если все сделать наоборот — последние угомонить, а первые расшевелить?

Ответ прост: сколько-то клеток взрослого организма «впадут в инфантилизм», растеряют все свои таланты и навыки, зато вновь приобретут давно утраченную и давно ненужную способность к беспрерывному и неограниченному делению.

Именно такого рода сбой и ведет к превращению нормальной клетки в раковую. Это не мутация, а один из вариантов нарушения экспрессии: гены, которым полагается работать, бездельничают, зато гены, которым полагается бездельничать, работают. Клетка принимается безудержно делиться, потомки же ее теряют всякую самобытность. Получается бесформенная масса безликих клеток, ни на что не годных, кроме одного — плодиться и впредь. В результате формируется раковая опухоль. Как видите, сам генезис ее таков, что без генетических сбоев она образоваться не может.

Выходит, чем бы ни был вызван и какую бы ткань ни поразил рак, в основе его непременно лежит нарушение генетического механизма клеточной дифференциации, - это и есть та правда, лежащая на поверхности, которую легко получить, интегрировав разные гипотезы о природе и причинах рака.

Поэтому, кстати, неправомерно считать разные теории рака взаимоисключающими. Нельзя ставить вопрос: генетический сбой ИЛИ нечто иное. Генетический сбой — по определению необходимое условие возникновения ВСЯКОЙ злокачественной опухоли. Но сам он бывает обусловлен какой-либо из причин, перечисленных выше. Впрочем, необязательно одной из них: факторов, так или иначе влияющих на работу генов, очень много, и совершенно невозможно предсказать, какие именно сбои вызовет тот или иной фактор (или их сочетание). А значит, теоретически любой из них способен обусловить нарушение экспрессии генов, ведущее к раку.

Итак, природа и причины онкологических заболеваний, по существу, давно открыты — просто многие этого не заметили! А не заметили потому, что впали в очень распространенную ошибку: располагая множеством точек зрения по одному вопросу, пытались выбрать ОДНУ из них. Здесь уместно было бы вспомнить давний спор физиков о том, что же такое электрон — частица или волна. Спорили чуть ли не до драк, но в конце концов догадались заменить союз «или» на союз «и» — и 90% неувязок и противоречий отпали сами собой...

Впрочем, это сейчас, располагая новейшими научными данными, легко так рассуждать: все, мол, лежало на поверхности. А когда Анатолий Трофимович Качугин сформулировал основные принципы будущего онкологического метода, наука вообще толком не знала, что такое ген. (А советской науке было запрещено это знать, поскольку сессия ВАСХНИЛ 1948 года уже прошла.) Авторы шли к своему открытию необычным путем: началось все не только с медицины, а еще и с физики — причем не с биофизики (термодинамики открытых систем), что было бы естественно, а с учения о радиоактивности. И сугубо медицинский подход оказался не совсем обычным: к злокачественным опухолям шли через туберкулез...

Но прежде чем углубляться в историю метода, нужно еще доказать, что он того заслуживает.

ЛЕТОПИСЬ НЕВОЗМОЖНОГО

Врачебная тайна запрещает предавать гласности имена пациентов, поэтому здесь они заменены инициалами.

В.И.М. из Москвы, 76 лет, страдала раком правого легкого с метастазами в пояснично-крестцовую область позвоночника. Больная задыхалась, испытывала почти постоянные боли, была прикована к постели. Из-за почтенного возраста пациентки — как нередко бывает в подобных случаях — онкологи по существу отказали ей в лечении. Сама она своего диагноза не знала, поэтому к Белле Яковлевне Качугиной обратились ее сыновья. В итоге длительного курса семикарбазид-кадмиевой терапии больная полностью выздоровела и прожила еще 10 лет.

Пациентке Н.В.К., 35 лет, из г. Хотьково Московской области, в кабинете компьютерной томографии столичной поликлиники № 129 поставили диагноз: миома матки и кисты обоих яичников. Длительное лечение гормонами, проводившееся в Загорской больнице, ни к чему не привело — ультразвуковые исследования регулярно выявляли миоматозные узлы диаметром до 1,3 см. В конце июля 1997 г. муж больной обратился к Качугиной с просьбой (скорее с мольбой.) вылечить жену. В середине сентября та прошла очередное УЗИ. Результат: узлы в матке исчезли, кистозные включения в яичниках — тоже. В настоящее время Н.В.К. совершенно здорова.

Из собственноручного письма А.А.С., москвича, 1958 года рождения: «Первые признаки болезни появились в середине июля 1996 г. На протяжении августа и сентября я наблюдался у нескольких врачей, которые ставили различные диагнозы: хронический тонзиллит, грибковая ангина и даже сифилис. 1 октября в городском онкологическом диспансере заведующая ЛОР-отделением Н.Х.Шацкая взяла у меня анализ на биопсию. Результат подтвердил предположение о злокачественной опухоли. У докторов, к которым я в дальнейшем обращался за консультациями, было единодушное мнение, что опухоль не в начальной стадии развития и расположена так, что оперировать ее невозможно. Я категорически отказался от предложенных мне «традиционных» методов лечения и с 28 сентября строго придерживаюсь методики, рекомендованной Б.Я.Качугиной, под ее наблюдением.

С первых дней лечения мое состояние постепенно, но неизменно улучшалось: сначала прошли воспаление и язвы, затем стала уменьшаться опухоль и лимфатические узлы. Как "видно на прилагаемой видеозаписи в начале лечения размер опухоли у основания языка достигал 2 см, а один из лимфатических узлов на шее напоминал половинку куриного яйца. К концу ноября того же года никаких признаков болезни не осталось. Немаловажно, что при этом отсутствуют какие бы то ни было побочные действия препаратов. Выражаю огромную благодарность Белле Яковлевне и надеюсь, что ее метод найдет заслуженное и скорейшее признание, так как речь идет о жизни многих людей».

Имя следующей больной можно привести полностью, поскольку в 1971 г. она рассказала историю своей болезни и выздоровления в открытом письме XXIV съезду партии. Анна Семеновна Пашковская, 52 лет, жительница подмосковного Нахабина, в 1967 г. была направлена от Волоколамской онкологической больницы на обследование в Балашиху. Там ей поставили окончательный диагноз: рак молочной железы. Дочери больной сказали: «Вашей маме осталось жить месяца три — течение болезни очень быстрое». Предложили ТРИ (!) операции: удаление обеих грудей и яичников. Анна Семеновна отказалась. Случайно узнав о методе Качугиных, решила попробовать лечиться им. Курс продолжался четыре года. В письме к XXIV съезду Анна Семеновна писала: «Желваки рассосались, чувствую я себя хорошо. На протяжении всего лечения я не теряла трудоспособности и в данное время не имею никаких осложнений, продолжаю трудиться... Я очень благодарна дорогим Качугиным, которые спасли мне жизнь». Пашковская просила родную партию обратить внимание на прогрессивный метод, снять объявленный ему официальный бойкот и внедрить его в клиническую практику.

Спустя месяц Анна Семеновна получила ответ из института онкологии за подписью Блохина, где ее заверили, что болезнь обязательно повторится через 7 лет, так как метод Качугиных проверялся в Ленинграде и доказал свою неэффективность (к этому мы еще вернемся). Прошло 10 лет — никакого рецидива! Пашковская написала Блохину: «С огорчением узнаю, что Вы, уважаемый доктор, можно сказать, состарившийся на моих глазах, до сих пор мыкаетесь, хотя есть такой чудесный метод лечения, и проявляете полное равнодушие к тем, кому Вы должны были бы помочь».

Последнее по времени сообщение от Анны Семеновны Качугина получила в марте 1997 г.: бывшая смертельная больная по-прежнему здорова, прекрасно себя чувствует и занимается хозяйством, несмотря на свои 82 года. Здорова и ее дочь, которую Белла Яковлевна в 1992-1995 гг. вылечила от миомы матки...

У 60-летнего москвича В.П.Н. в 1977 г. специалисты клинической больницы имени Баумана выявили рак прямой кишки. В то время больной уже почти не вставал с постели. Врачи определили его состояние как скоротекущее. Предлагали операцию — он отказался. Семья готовилась к самому худшему... В январе 1977-го дочь В.П.Н. по рекомендации сослуживцев обратилась за помощью к Качугиной. Спустя 6 лет, в феврале 1983-го, она писала Белле Яковлевне: «Позвольте выразить огромную благодарность за помощь, которую Вы оказали нам в тяжкую для нашей семьи минуту... В результате проведенного Вами лечения отец ведет активный образ жизни, практически здоров, бодр. На боли не жалуется, кровотечения полностью прекратились. Огромное, огромное Вам спасибо! Недоумеваем, почему Ваш метод до сих пор не получил широкого применения. Скольким людям можно было бы помочь!»

После удаления левой почки полуторагодовалому Р. (диагноз — опухоль Вильямса) назначили химиотерапию. В результате первых же процедур у малыша резко подскочил уровень трансаминазы в крови и сильно увеличилась печень. Курс пришлось прекратить. По совету знакомых мать привезла мальчика к Качугиной... За полгода лечения по ее методу полностью исчезли как послеоперационные явления, так и признаки самой болезни. Препараты Р. переносил хорошо. Объем печени сократился до нормы. Сейчас Р. работает диктором местного телевидения в одном из российских регионов...

«Выписка из истории болезни. Больной И.И.К., 4S лет, поступил в I хирургическое отделение Республиканского онкологического диспансера Башкирской АССР 31 марта 1978 г. с жалобами на постоянные боли в грудной клетке опоясывающего характера, затруднение при прохождении жидкой пищи, похудание, слабость. 10 лет страдает язвенной болезнью 12-перстной кишки, по поводу которой неоднократно лечился в стационарных условиях. При поступлении состояние тяжелое. Питание резко понижено. Кожные покровы бледные... На основании жалоб, объективных клинических и эндоскопических данных установлен рак нижней трети пищевода. Ввиду тяжелого состояния 7 апреля 1978 г. произведена паллиативная операция... 19 апреля выписывается домой. Рекомендовано симптоматическое лечение по месту жительства». («Паллиатив» — означает «полумера». «Выписывается домой» — читай: «медицина бессильна». «Симптоматическое лечение» — читай: «обезболивающие, чтобы облегчить страдания».)

«Отдел народного образования Калининского района г. Уфы, 4 июня 1978 года. Справка. Дана ... в том, что ее муж И.И.К. действительно нуждается в онкологическом лечении. Справка дана для предъявления врачу Б. Я. Качугиной в г. Москву».

Телеграмма от жены пациента: «4 сентября 1978, Качугиной. Здоровье улучшилось, занимается физическим трудом, большое спасибо. Вышлите, пожалуйста, лекарств»...

С четырехлетнего возраста М. состоял на учете у аллерголога: бронхиальная астма. С июля 1980-го лечился в Нижегородской (тогда Горьковской) детской областной больнице. Диагноз — медиостинально-легочный лимфогранулематоз (рак лимфатических узлов) II стадии. В сентябре того же года десятилетнему мальчику вырезали селезенку, он прошел полный курс лучевой терапии и два курса химиотерапии. В марте 1981-го М. сильно простудили в больнице — вышла из строя отопительная система. Мальчик заболел воспалением легких, ему стали колоть антибиотики — чем вызвали приступ астмы. Состояние его было настолько тяжелым, что в диагнозе заменили II стадию на IV (?!). Начали третий курс химиотерапии. После первого же укола пациенту стало так плохо, что курс пришлось прервать и выписать мальчика домой. Дома его состояние слегка улучшилось, но при ходьбе было трудно дышать. Обнаружился также новый узелок под подбородком... В конце декабря 1981 г. мать мальчика решила показать его Качугиной.

Курс семикарбазид-кадмиевой терапии длился более двух лет. В марте 1984-го мать М. писала Белле Яковлевне: «Участковые врачи считают состояние сына удовлетворительным. Вчера он проходил обследование у пульмонолога как хроник по бронхиальной астме — та сказала, что все в порядке, в легких чисто, хрипов нет... Успешно учится в школе, живет, почти не ограничивая себя ни в чем, занимается в фотокружке, гуляет с друзьями...» Остается добавить, что М. по сей день жив-здоров.

Когда раковому больному 83 года, официальная медицина предпочитает вообще не ставить вопроса о лечении. В 1986 г. у престарелой жительницы подмосковного города Ивантеевки Е.Н.Ш.-Л. обнаружили рак желудка. Врачи местной больницы, поставившие диагноз, прямо заявили сыну больной, явившемуся по повестке: ваша мама по возрасту неоперабельна и никакого лечения мы ей предложить не можем, так что будьте готовы к худшему — а поскольку рак в пожилом возрасте развивается медленно, проживет она еще столько, сколько сердце выдержит, от силы полгода — год. Но сын не внял этому «голосу разума» и, по какому-то многоступенчатому блату раздобыв телефон Качугиной, обратился к ней.

Лечение протекало необычно: первые месяцы без ощутимых сдвигов, а потом у пациентки вдруг случился сильнейший приступ рвоты и поноса — и ее организм «одним махом» очистился от опухоли. Е.Н.Ш.-Л. прожила еще девять лет (!!!) и мирно скончалась от старости на 95-м году жизни.

В 1991 г. 43-летний полковник госбезопасности Б.Ф.Б. заметил, что родинка на его левой лопатке, существовавшая с раннего детства, стала мокнуть. Немного погодя она исчезла. А в сентябре 1993-го он обнаружил опухоль в левой подмышечной впадине. Опухоль быстро росла. В ноябре полковник обратился в Центральный военный госпиталь. Диагноз, поставленный ему там, мало чем отличался от приговора: резор-бированная меланома (рак кожи) левой лопатки с метастазами в подмышечные лимфоузлы слева, III стадия. Пациента подвергли «жесткой» терапии: однократное облучение, затем — в тот же день — операция. Из выписного эпикриза: «Опухолевый конгломерат удален с техническими трудностями в связи с большими размерами и тесной связью с подключичными сосудами... Больному показана цикловая полихимиотерапия, от которой он в настоящее время воздерживается». В январе 1994-го Б.Ф.Б. подвергли сеансу гипертермии (пытались разрушить опухоль воздействием высокой температуры). Обследование в мае того же года «не выявило отдаленных метастазов и рецидива опухоли», но и не констатировало выздоровления: больного выписали под онкологическое наблюдение, прописав ему курсы полихимиотерапии каждые 4 — 6 недель.

Вскоре состояние больного заметно ухудшилось: надежды врачей на химиотерапию не оправдались (а пациент их и не питал). В марте 1995 г. полковника, по заявлению его жены, взялась лечить Белла Яковлевна. В апреле 1996-го пациент рапортовал: «Лечусь около года. Препараты переношу нормально. Чувствую себя хорошо.» Врачи Центрального военного госпиталя были крайне удивлены, но от восторгов воздержались — это был не их успех... По сей день Б.Ф.Б здоров и прекрасно себя чувствует.

16-летнего К. перевели в 6-ю московскую клиническую больницу из ЦНХИ им. Бурденко, где ему оперировали злокачественную опухоль ствола головного мозга и верхних отделов спинного мозга. Из медицинского заключения: «Ультразвуковым отсосом удалена большая часть опухоли. Причем справа почти на всем протяжении удается дифференцировать границу между опухолью и мозгом, а слева и вентрально опухоль диффузно входит в мозг... Очень тяжелое послеоперационное течение с грубейшими расстройствами дыхания... длительное питание через зонд... Почти 2 месяца находился в реанимационном отделении. Состояние постепенно улучшилось... резко уменьшилась дискоординация, улучшилась статика, вполне удовлетворительно ходит... Не полностью смыкает левую глазную щель, плохо поднимает левую бровь, грубо опущен левый угол рта... Грубо снижено мышечно-суставное чувство в левых конечностях...»

Часть опухоли, которую не удалось извлечь при операции, попытались «расплавить» с помощью лучевой терапии. Как сказано в медицинском заключении, больной ее «перенес хорошо». В итоге ему определили I группу инвалидности и в октябре 1990 г. выписали под наблюдение невропатолога.

Еще в августе, когда К. находился в больнице, его мать по совету одного из врачей обратилась к Б.Я.Качугиной. С октября 1990-го, после того как юношу выписали из больницы, она начала его лечить. Уже через год его состояние намного улучшилось. Правда, не удалось полностью избавить больного от некоторых невротических последствий болезни (все-таки она зашла очень далеко, а мозг есть мозг!), но от самой опухоли давно не осталось и следа. Сейчас К. заканчивает художественный институт. Обещал прислать Белле Яковлевне свою дипломную картину...

...Диагноз, поставленный подмосковному жителю Н.Ф.К. в Московском городском онкодиспансере,— саркому лимфоузлов — от пациента скрыли. Но он догадывался, что дела его обстоят скверно, и буквально взял за грудки лечащего врача: скажи, мол, сколько мне жить осталось, хочу развязаться с делами, боюсь не успеть. Врач подумал-подумал да и решил дать откровенный ответ. Н.Ф.К. ожидал чего-то подобного — и все-таки был страшно потрясен. Каждый человек до последнего надеется на лучшее... Потом Н.Ф.К. в припадке ярости чуть не зарезал косой бедного врача — за то, что тот ему «срок определил». А срок был — месяц, от силы два. Случайно узнав о методе Качугиных, Н.Ф.К., что называется, ухватился за него как за соломинку. Белла Яковлевна лечила его около полугода — после чего направила на обследование. В горбольнице № 38 им. Остроумова врач Осипова признала пациента практически здоровым и трудоспособным. Как сказано в истории болезни, «больной настолько хорошо себя чувствовал, что вскоре женился»...

Пожилой ленинградский инженер А.А.Э. полностью потерял голос. Кроме того, ему было больно глотать, трудно дышать, он плохо спал, постоянно чувствовал слабость. Из районной поликлиники № 9 его направили на обследование в Москву, в Институт им. Герцена, а там первичный диагноз подтвердился: рак гортани. Больному предложили операцию, он отказался. Тогда кто-то из специалистов института рекомендовал ему — разумеется, неофициально — обратиться к Качугиной (все равно медицина бессильна, так отчего ж не отдать безнадежного больного «конкурирующей фирме»!). Курс семикарбазид-кадмиевой терапии продолжался с октября1954г. до середины лета 1955-го, затем А.А.Э. вновь лег на обследование в Институт Герцена. Там с удивлением констатировали полное клиническое выздоровление, что и засвидетельствовано справкой. Голос и нормальное дыхание восстановились. Регулярные обследования в течение 10 последующих лет давали неизменный результат: пациент практически здоров и трудоспособен.

В отличие от многих онкобольных, 40-летняя Л.П.Н. из Бердянска знала о своем диагнозе:_ плоскоклеточный рак носоглотки. Интенсивная лучевая терапия не дала результата — больную выписали «в удовлетворительном состоянии»,рекомендовав «динамическое наблюдение у ЛОР-врача». С января 1990 г. Л.П.Н. лечилась у Беллы Яковлевны Качугиной. Уже в августе наблюдавший больную ЛОР-врач нашел, что ееносоглотка «без патологий». С тех пор прошло более 8 лет. Л.П.Н. полностью выздоровела.

«Больной Г.Т., 32 лет, находился под наблюдением Тюменского облонкодиспансера с 6 июля 1970 г. Заболел 5 лет назад, когда впервые появилась опухоль на левом бедре. 4 июня 1970 г. оперирован в городской больнице г. Тюмени, удалена опухоль левого бедра... Проведен курс гамма-терапии... В онкологическом диспансере 8 октября произведена биопсия опухоли голеностопного сустава... В связи с неясным диагнозом препараты направлены в Институт онкологии им. Герцена... Мнения о характере процесса предположительные... Больной был направлен повторно в Институт онкологии им. Герцена... Заключение: распространенная саркома мягких тканей левого голеностопного сустава с выраженными трофическими изменениями конечности. Рекомендовано: ампутация бедра и операция Дюкена слева. Больной от операции отказался». (Из заключения главного онколога Тюменской области А,А.Шайна, 18 декабря 1970 г.).

Когда ситуация казалась совсем безнадежной, родные Г.Т. случайно прочли в журнале «Изобретатель и рационализатор» статью В.Брагина «Гаситель биологического пожара», посвященную методу Качугиных, и срочно привезли Г.Т., уже не способного самостоятельно передвигаться, в Москву. Едва устроив больного в гостиницу, родственники бросились в редакцию журнала. Там им дали телефон Качугиной...

Первые же месяцы лечения (курс начали в мае) принесли ощутимые результаты. Как раз в то время «Правда» напечатала отклик академика Блохина на статью в «ИР», озаглавленный «О «биологическом пожаре» и подпольном врачевании». Разъяренный глава советской онкологической школы обвинял Анатолия Трофимовича Качугина сразу в двух смертных грехах — шарлатанстве и частной врачебной практике. Сам Качугин тогда уже лежал на смертном одре — нет сомнения, что это клеветническое выступление приблизило его кончину...

Сослуживцы Г.Т, отправили Качугиной срочную телеграмму (копию послали в редакцию «Правды»), где свидетельствовали: «Безнадежный больной Г.Т. с диагнозом «распространенная саркома левого голеностопного сустава» начал лечение методом Качугина 29 мая, три месяца лечения принесли больному огромное облегчение, исчезли боли, больной нормально ходит, чувствует себя вернувшимся к жизни, необходимые материалы можем предоставить. Сотрудники института Гипротюменнефтегаз». Но «Правда» не изъявила ни малейшего желания знакомиться с какими бы то ни было материалами.

Тем временем Г.Т. поправлялся. За два года лечения у Беллы Яковлевны отек ноги у него прошел, раневая поверхность зарубцевалась. К лету 1973 г. Г.Т. практически выздоровел. Правда, спустя 8 лет болевые ощущения возобновились — но совсем по другой причине: флебит и воспаление лимфатических путей...

...После операции по удалению опухоли мозга 32-летний О.А.В. был выписан из НИИ нейрохирургии им. Бурденко с обычной для таких случаев рекомендацией — «провести лучевую терапию». Пациента беспокоили сильные и почти непрерывные головные боли, у него часто двоилось в глазах, была нарушена координация движений при ходьбе, плохо работал кишечник. ВТЭК определил ему первую группу инвалидности. В январе 1985 г.— по чьей-то неофициальной рекомендации — О.А.В. обратился к Качугиной. Осмотрев его и изучив историю его болезни, она назначила комплексную терапию, рассчитанную не столько на быстроту эффекта, сколько на его надежность.

Через несколько месяцев у пациента прекратились головные боли и двоение в глазах, стали значительно реже головокружения, восстановились функции кишечника, нормализовалась походка. Специалисты НИИ нейрохирургии, наблюдавшие О.А.В., отметили значительное улучшение его состояния и, по его собственным словам, «приветствовали» методику Качугиной (лучше бы они это сделали публично, а не только в приватной беседе с больным...). В 1989-м О.А.В. вновь прошел ВТЭК — его перевели во II группу инвалидности. Вскоре он поступил на работу — завхозом в аптеке. Сегодня О.А.В. практически здоров.

Ветеран труда и депутат райсовета К.С.Ф. стала одной из первых пациенток супругов Качугиных. В 1952 г. в Центральной консультативной онкологической поликлинике у нее нашли рак гортани II стадии. К тому времени 60-летняя женщина находилась уже в очень тяжелом состоянии: страшно похудела, почти не могла говорить, с трудом дышала и глотала, к вечеру нее неизменно повышалась температура, постоянно болела голова, пропал аппетит... От операции К.С.Ф. наотрез отказалась и явилась на прием к Качуганой — с письменным ходатайством от предприятия, где работала. Лечебный курсдлился чуть больше года... Весной 1953-го пациентка была ужепрактически здорова — что засвидетельствовано справкой консультанта из Кировской поликлиники. Онкологическое наблюдение за ней продолжалось 12 лет — рецидива опухоли не было, и почти все эти годы пожилая женщина, совсем недавно страдавшая раком гортани, пела в хоре...

«Дорогая Белла Яковлевна, хочется тысячу и тысячу раз сказать Вам спасибо за все, что Вы для меня сделали. Ведь Вы мне подарили жизнь и здоровье. А это главное богатство. Вот уже девять лет прошло после лечения по методу Анатолия Трофимовича и Вашему, я чувствую себя прекрасно. Лечение проводилось по поводу неоплазмы шейки матки. Весь курс лечения проходил под наблюдением опытных врачей-онкологов г. Уфы, и они дали этому методу положительную оценку.

Еще раз Вам огромное спасибо за Вашу заботу и то человеческое тепло, с которым Вы отнеслись ко мне и моим родственникам. Для всех нас Вы стали самым дорогим и близким человеком.

29 сентября 1983 г., Г.Ш., г. Салават, Башкирия».

Как говорится, комментарии излишни...

«Главному редактору журнала «Изобретатель и рационализатор». Выражаю благодарность Вашему журналу за публикацию «Гаситель биологического пожара». Только благодаря ей я узнала о методе Качугиных. Почти год назад я была в отчаянном положении с годовалым ребенком на руках: у мужа — рак желудка. Никакой перспективы. Инвалидность... нетрудоспособность... но это не самое страшное. Главное — приближающийся НЕОТВРАТИМЫЙ КОНЕЦ. Местные врачи считали его неизбежным. А вот теперь прошло семь месяцев, мой муж чувствует себя хорошо — и это благодаря Белле Яковлевне. Мой «нетрудоспособный» супруг теперь занимается тяжелой физической работой, и плюс к тому на его руках дочурка (теперь уже двухлетняя), так как я каждый день работаю.

Сейчас у мужа прилив сил, он бодр, у него посвежело лицо, прекрасный аппетит, и пищеварительный тракт работает безупречно! Диагноз «рак» был поставлен в поликлинике ст. Быково при Авиационном ремзаводе, а лежал мой муж в Балашихинской больнице. Так хочется, чтобы Ваш журнал помог внедрить этот метод в жизнь. И чтобы не только мой муж, а многие и многие больные были спасены. Еще и еще раз благодарю врача Беллу Яковлевну Качугину и преклоняюсь перед светлой памятью Анатолия Трофимовича Качугина. С уважением, М.П.К., г. Жуковский Московской области».

К сожалению, тогдашний медицинский официоз прислушался не к статье в «ИР», а к «реплике» академика Блохина в «Правде»...

Впрочем, хотелось бы избежать тенденциозности. В онкологии не бывает рождественских кантат и святочных рассказов. Любое успешное исцеление — это тяжелый труд врача, страдания и неустанное упорство больного (которое мало чего стоит, если у него сломлена воля к жизни), иногда осложнения, побочные реакции. Бывает, что пациенты, приговоренные официальной медициной к смерти, поступают к Качугиной уже в таком состоянии, что им действительно ничто не может помочь. Например, однажды Белле Яковлевне не удалось спасти 6-летнего мальчика от тяжелейшей саркомы шейных лимфоузлов...

Были и случаи совсем иного рода: когда в процесс лечения, уже принесшего первые успехи, вмешивались некие «инстанции» и вынуждали пациента прекратить визиты к «подпольной врачевательнице». Особенно это касалось высокопоставленных больных, номенклатурных работников — как известно, в советскую эпоху жизнь каждого из них принадлежала партии. Ситуация здесь обстояла так: нередко партийных чиновников направляли к Качугиной (разумеется, неофициально) сами онкологи, иногда с личного (опять-таки не афишируемого) благословения Блохина. Но тогда правила игры требовали от пациента скромности: получив в подарок жизнь, он не должен был повсюду трезвонить, от кого именно получил сей подарок. Иначе...

В качестве примера — одна история с трагическим финалом. Здесь мы не сообщаем не только имени больного, но и места его проживания — поскольку он работал ни много ни мало секретарем горкома в одном из российских городов не последней величины.

В марте 1969 г. 40-летний Ф.Т.П. лечился в урологическом отделении местной больницы по поводу острого простатита и затем был выписан на амбулаторное лечение — вернее, долечивание. Но уже в ноябре его пришлось срочно везти в 1-ю больницу знаменитого 4-го управления Минздрава, где диагноз поставили более грозный: абсцедирующий простатит. В январе 1970-го больного выписали, а в феврале снова положили в ту же больницу: острый пиелонефрит, отказ правой почки. Решили делать операцию. Только благодаря хирургическому вмешательству и нашли опухоль, охватывающую шейку мочевого пузыря и распространяющуюся в малый таз. Через месяц последовала вторая операция — теперь уже на малом тазе. Делал ее профессор Н.А.Лопаткин. На сей раз обнаружились метастазы по ходу сосудов... Словом, в мае 1970 г. пришлось перевести пациента в лучевое отделение ЦКБ, где он прошел курс облучения. Опухоль значительно уменьшилась в размерах. Ф.Т.П. был выписан и вернулся домой. Но первое же обследование в местной больнице вьывило разрастание опухоли и множественные метастазы в кости таза...

В январе 1971 г. полуживого Ф.Т.П. вновь доставили в Москву. Врачам было ясно, что надежды для него нет. Тогда и пригласили к больному Беллу Яковлевну. Она, как полагается, осмотрела его, назначила курс лечения... Далее приводим выдержки из официальных писем к Качутиной доктора Замского, главврача местной больницы, наблюдавшего Ф.Т.П. по месту жительства.

«16 марта 1971 г. Довожу до Вашего сведения, что у больного... за полтора месяца лечения по методу А.Т.Качугина наступили следующие изменения. Опухоль в нижней части живота, которая занимала полость малого таза и всю правую подвздошную область, значительно рассосалась и уменьшилась в размерах. Передняя стенка живота стала мягкой, безболезненной. Отек правой ноги уменьшился, хотя еще держится... Анализ мочи — нормальный. Общее самочувствие — вполне удовлетворительное, сон и аппетит хорошие. Цвет лица стал нормальным. Больного иногда беспокоят боли под левой лопаткой и рвота после еды... Больной много ходит. Объективно и субъективно налицо значительное улучшение».

«4 июля 1972 г. Больной... лечится по Вашему методу 6 месяцев. Препараты переносит хорошо. За время лечения наступило заметное улучшение: рассосалась опухоль в малом тазе, предстательная железа нормальная. Общее состояние и самочувствие вполне удовлетворительное. Метастазы в позвоночнике и костях таза не имеют тенденции к прогрессированию — наоборот, имеются признаки их обратного развития. Боли в грудном отделе позвоночника — умеренные и непостоянные».

Словом, обреченный пациент явно пошел на поправку — более того, стал в открытую заявлять, что его спасла Качугина. Это, конечно, было неосторожно с его стороны: немедля вмешался онколог 4-го управления (имени не приводим: Бог ему судья...), который фактически заставил Ф.Т.П. отказаться от «шарлатанского» лечения. И тот не посмел ослушаться — партийно-бюрократическая машина умела давить... Выдержка из последнего письма доктора Замского доктору Качугиной: «14 мая 1974 г. На Ваш запрос сообщаю, что больной Ф.Т.П. в октябре 1973 г. прекратил лечение по методу Качугина. Через месяц-два у него началось резкое усиление болей в позвоночнике, ухудшение общего состояния. Ханван (химиотерапевтический препарат.— А.К.) в больших дозах не давал результата. В настоящее время его состояние безнадежно».

В том же году он умер.

Мы привели этот трагический случай не как пример «провала» качугинского метода, а как опровержение попыток официальной школы приписать исцеление пациентов Качугиной воле случая («рак иногда проходит спонтанно») или ошибке в диагнозе («рака на самом деле и не было»). Здесь все факты бесспорны: рак мочевого пузыря действительно был, улучшение наступило именно в результате семикарбазид-кадмиевой терапии, а последующее ухудшение со смертельным исходом — вследствие отказа от нее.

Здесь приведены лишь два десятка случаев полного выздоровления онкологических больных в результате лечения по качугинскому методу. Исчерпывающий список таких пациентов включал бы не одну сотню человек. Я же выбрал... нет, не самые показательные случаи, даже не самые «положительные» или сложные — а, честно говоря, первые попавшиеся. Разве что постарался, так сказать, охватить злокачественные опухоли различной этиологии (происхождения).

Думаю, все изложенное вполне убеждает, что метод Качугиных эффективен и заслуживает самого пристального внимания. По крайней мере, в этом убеждены те, кого без него давно бы уже не было на свете. И не только они — многие врачи, наблюдавшие пациентов Беллы Яковлевны, уверены в оправданности и действенности ее прописей.

Но как же могло случиться, что такой метод до сих пор не получил официального признания?

Впрочем, о пресловутых «сих порах» мы лучше помолчим: в нынешнюю эпоху временщиков, не умеющих видеть дальше собственного носа, кто и что угодно останется незамеченным. Ни у одного российского новатора сейчас нет врагов в точном смысле слова: есть равнодушная власть, которой на все плевать с высокой колокольни. Зато в советское время у супругов Качугиных был настоящий враг — «фирма-монополист», официальная онкологическая школа.

Но лучше по порядку.

  1   2   3   4   5

  • Противостояние Научные основы метода Качугиных Другие методы нетрадиционной онкологии
  • АЛЬТЕРНАТИВА СМЕРТИ
  • ЧТО ТАКОЕ РАК И КАК ОН ВОЗНИКАЕТ
  • ЛЕТОПИСЬ НЕВОЗМОЖНОГО