Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга будет полезна психологам, медикам, педагогам, философам и всем людям, уже идущим по духовному Пути или стремящимся его найти




страница7/29
Дата12.06.2018
Размер3.16 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   29
ЗАРОЖДЕНИЕ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ Я был по делам в Москве и там посетил впервые Третьяковскую Галерею. Особенное впечатление на меня произвела картина “Христос в пустыне”. На ней художник И.Н.Крамской изобразил Иисуса, принима­ю­ще­го решение идти, несмотря на грозящую Голгофу, спасать людей, проповедуя им Отца Небесного и Путь к Нему — Путь Любви. Я оставался перед этой картиной-иконой очень дол­го, принимая то же решение. И просил Бога помочь мне в этом. И почувствовал, что моя молитва принята. Но как это можно осуществить в условиях тотальной слежки, в стране, полностью подчинённой преступной банде, — этого я представить себе не мог. Вернувшись домой, я вдруг почувствовал потребность написать методику духовных занятий на основе уже наработанных приёмов: упражнений по релаксации, динамической медитации, с чакрами и меридианами, с утончением сознания, ну и, конечно же, с беседами по этике. Закончил. Тогда Бог говорит мне: — Одевайся, пойдём гулять, Я поведу. Одеваюсь, выхожу из дома, Он ведёт по улицам, приводит к общежитию слепых. — Хочешь, — говорит, — помочь этим людям — Да. А через несколько дней меня “вдруг” познакомили с преподавателем кружка в доме культуры слепых. И он помог мне туда устроиться в качестве преподавателя аутогенной тренировки. Так началась широкая апробация новой методики. Я читал лекции по этике, практической психологии, обучал приёмам психической саморегуляции. Занималось много народа — слепые, их зрячие друзья, просто те, кто услышали об этих занятиях. Слово “чакры” было в ту пору в СССР запретным для печати. Официальная позиция политиков, управлявших тогда наукой, состояла в том, что “су­щес­т­во­ва­ние чакр не доказано наукой”. Но мне впервые в СССР удалось подобрать правдивые и вместе с тем “наукообразные” слова, с помощью которых проблема работы с чакрами легализовалась. Я их обозначил как “рефлексогенные зоны эмоционально-волевой сферы”. Действительно: перемещая концентрацию сознания в ту или иную из этих “рефлексогенных зон”, мы получаем устойчивые, повторяемые и возникающие у всех успешно занимающихся адептов психические состояния. Поэтому именно работа с чакрами даёт наиболее разительное преображение человека на начальных этапах овладения психической саморегуляцией. Самой главной в нашей работе считалась чакра анахата — “духовное сердце”, с которым работали в старину и православные мистики исихасты, и адепты других религий. Эти упражнения раскрывают способность к “сердечной” эмоциональной любви. Люди на занятиях “оттаивали”, плакали от счастья, учились тонким эмоциям. Через несколько лет мы опубликовали отрывки из отзывов занимавшихся тогда учеников. Это была книга “Комплексная система психической саморегуляции” [33], которая есть в центральных научных и меди­цинских библиотеках. Но читать её надо, не обращая внимания на “камуфляжные” обороты речи, без ко­торых опубликовать такой материал в те годы было невозможно. Приведу здесь хоть несколько высказываний тех учеников: “На протяжении пяти месяцев занятий я наблюдала за тем, как меняется моё настроение: состояние близкое к неврастении сменилось радостным восприятием жизни, удовольствием от общения с окружающим; значительно возросла работоспособность... Исчезли раздражительность, вялость и так угнетав­шая меня ранее болезненная реакция на резкие перепады атмосферного давления и смену температур. Эти очевидные для себя успехи я отношу исклю­чи­тель­но за счёт необыкновенной эффективности курса психической саморегуляции”. “Большой сдвиг в моей жизни произошел с точки зрения нравственности и этики. моё отношение к ок­ру­жающему миру и людям значительно изменилось. Я понял, что истинно счастлив может быть только тот человек, жизнь которого — для всего общества в целом, а не для себя лично”. “Кем я был до прихода на занятия — 34-летний эгоист, могущий оправдать любую свою слабость и простить себе любой неэтичный (мягко говоря) поступок. “Обстоятельства” провоцировали еженедельное (и чаще) потребление вина, хотя сам был уверен, что имею силы прекратить это в любой момент (и так — на протяжении 15 лет). То же самое — с курением. Более того: как часто я не имел сил (иногда и желания) остановить вспышки злобы, хамства, мог унизить, сознательно причинить боль. Подчинение других себе, своим прихотям сделалось естественностью жизни, оправданной философией. Ещё немного — и обратного пути не было бы... Боюсь сказать, что всё это и многое другое изменено и исправлено, но появилась возможность оценить это и, ужаснувшись, начать работу по исправлению себя. Другого пути не мыслю и надеюсь на полученные и разбуженные силы для дальнейшей работы по очищению себя и помощи другим. А их — большинство — тех, кто ещё живут так, как я жил раньше... Просто удивляешься, сколько хороших, правильных знаний ложилось в меня наперекосяк из-за отсутствия фундамента. Не хочу сказать, что другие — такие же уроды, как я, но, уж если до меня дошло, — то другие и подавно получили пользу от занятий”. “Мои старые недуги — остеохондроз, меж­рё­бер­ная невралгия, трахеит, ларингит, гастрит и ещё ряд неприятностей. Постепенно всё стало проходить, у меня появился аппетит, сейчас ничто не болит, я стал значительно бодрее и активнее на работе. Последние месяцы у меня хорошее настроение... Занятия эти несут любовь, добро, щедрость, бескорыстие, честность, порядочность, выносливость и ещё много положительных качеств, необходимых каждому человеку”. “...После больших душевных переживаний я сломалась. Я не хотела видеть людей, хотелось замкнуться и молчать. Часто я даже не всегда могла находиться дома и убегала, порой не соображая, куда... Теперь я с этим справилась. Я не болею. Занимаясь, я наблюдала за собой и чувствовала, как с каж­дым занятием становлюсь увереннее и сильнее... Как я рада, что стала снова человеком! Я другими глазами смотрю на жизнь. Мне хочется жить!” “...Самое главное — ко мне пришло солнечное, радостное, юношеское ощущение жизни!.. Если бы мне сказали про такое полгода назад — я бы ни за что не поверил”. “Пришла я заниматься для здоровья — и действительно приобрела его: в результате избавилась от язвы желудка и гипертонии. Но кроме того, нас на­у­чи­ли и гораздо более важным вещам. Нас научили снимать физическую усталость и стресс, дали методы физической, умственной и духовной тренировки, мы научились находить этически верные решения в конфликтных ситуациях. Нас научили любить природу, видеть в ней гармонию и красоту, любить и охранять её. И жизнь стала от этого неизмеримо богаче. Мы научились необходимому умению находить общий язык с другими людьми, понимать их. Нас научили искусству общения, являющемуся частью духовной культуры человека. Жизнь стала радостней, гармоничней, наполненной красотой, любовью”. “Сейчас мне 22 года. А к 19 годам жизнь полностью потеряла для меня всякий смысл и интерес. Я разучилась радоваться. Я чувствовала лишь холод и боль в душе. Если раньше весеннее пробуждение при­ро­ды наполняло меня радостью, то теперь оно способно было лишь подчеркнуть беспросветный мрак моего внутреннего мира. Я ощущала свою дисгармонию с жизнью, я не видела её смысла, я больше не видела света... Теперь я чувствую, что заново родилась. Я встала на новый, единственно правильный путь. Я снова об­ре­ла свет, радость жизни. Я опять способна видеть красоту окружающего мира, природы, искусства. Теперь я знаю, что тем высшим, что имеешь, надо делиться с людьми, служить людям, надо стараться собою преобразить мир в лучшую сторону — и только тогда ты обретешь высшее счастье и высшую гармонию с окружающим миром. Надо не брать от людей, а давать им. И теперь у меня есть то, что я могу дать всем!” “Исчезло то страшное чувство безумного одино­чес­тва... Возникло чувство удивительной радости”. “Диагноз, установленный поликлиникой: ишеми­чес­­кая болезнь сердца, атеросклеротический кардиосклероз, стенокардия. Кроме того: спондилез, затемнение в правом лёгком, частые бронхиты, хрони­чес­кий фарингит, отит и проч. Также: хроническая бессонница, гипертония. Постоянно принимала эринит и другие препараты от боли в сердце и при отёках на лице и ногах. Почечная недостаточность — постоянная. Дышала почти постоянно ртом в связи с хроническими носоглоточными заболеваниями. Ухудшена память. Настроение — почти всегда плохое. После занятий: бессонницы не стало сразу после первых уроков, стала стабильно спокойной, уравновешенной, сдержанной; повышения артериального дав­ления не ощущаю даже при физической нагрузке, одышка, правда, ещё бывает (небольшая) при подъё­ме на 5-й этаж; головных болей и тяжести в голове, спазмов сосудов не бывает, ноги не отекают и не болят. Боли в сердце в начале курса ещё были, а сейчас уже в течение более месяца никаких болей в сердце и за грудиной не наблюдаю. Лекарства не принимаю: отпала надобность...” “Мое состояние полгода назад: бронхиальная астма (5 лет), частые удушья, одышка, состояние — по­давленное, крайне раздражительна, нелюдима. Жизнь — на лекарствах и “неотложках”... Из-за этого — тяжёлая обстановка в доме, плохие отношения с мужем, дети раздражали... Теперь — приступов затрудненного дыхания и удушья нет. Сплю без подушки (раньше спала только сидя). Хочется жить. Дети радуют. Нормализовалась обстановка дома. Хочу заниматься детьми, твор­чес­т­вом. Детям стало легко в доме... Нравится находиться в обществе людей, легко с ними. Огромное спасибо!” “После занятий я — как бы умытая душой и сердцем, нахожусь в чудном состоянии духа. Испытываю в себе любовь ко всему, что меня окружает, и это так прекрасно...” “С 15 лет страдаю от сильных головных болей, доводивших до рвоты, приступы длились по несколько дней... В последние месяцы после курсов обучения чувствую себя хорошо...” “До начала занятий состояние — жуткое: истощение сил от нестерпимой боли в позвоночнике, без­ысходность, удушье... Сейчас — воскрес!” “Жизнь в коммунальной квартире стала совершен­но спокойной. Раньше меня соседи очень раздражали. Временами я их ненавидела только за то, что вынуждена видеть их каждый день”. “Моё когда-то очень больное, почти инвалидное тело благодаря занятиям уменьшилось на 28 кг, стало живым, гибким, подвижным, послушным. За год — ни одного больничного листа! А раньше — по три месяца, по полгода на больничных койках ежегодно. Исчезли все зловещие признаки, которые пугали медиков, про­ро­чивших мне в недалеком будущем полную слепоту и неподвижность...” “Занятия дали мне счастье общения с природой и людьми с такой необыкновенной силой, что единственное моё желание — овладеть в совершенстве способностью делиться им с другими людьми, чтобы помочь им осуществить их мечты о гармоничной и счастливой жизни”. “Мир очень изменился к лучшему, и как прекрасно жить в этом мире, и сколько вокруг хороших, добрых людей, и хочется всем людям приносить тепло и радость”. “Считаем, что такой курс должен пройти каждый человек”. “Теперь знаю: смысл жизни в том, чтобы служить людям, приносить им пользу, посвятив этому всю жизнь. Только для этого имеет смысл совершенствовать себя и развивать свои способности”. Таких свидетельств были сотни. Надо учесть, что ученики не писали о своем религиозном пробуждении: об этом в те годы писать было нельзя. ... Мне удалось провести в том доме культуры несколько циклов занятий, пока не произошли почти одновременно два инцидента. Во-первых, поступивший в группу сын запойного пьяницы заявил отцу, что пить с ним больше не будет. Отец возмутился и подал заявления в дирекцию дома культуры и райком КПСС о том, что я “разрушаю семьи”. Во-вторых, я тогда, как и раньше, пытался исцелять всех больных, попадавшихся на моём пути. И решил, в частности, попытаться “промыть” глаза энер­гией за несколько сеансов у слепого ученика, который вообще не мог различать даже света и темноты. После первого же сеанса он воскликнул: — О! Я вижу: вот окно! Другому слепому, другу первого, я сделал то же самое — и он тут же впервые увидел моё лицо. Но... первый вдруг возненавидел меня за то, что я напомнил ему о том, как хорошо быть зрячим. А второму моё лицо показалось слишком привлекательным для женщин, и его ненависть ко мне взросла из зависти... Оба объединились и написали директору жалобу, что я на занятиях распространяю религиозную литературу. Мне предложили уволиться. ... Но начало работы уже было положено: я получил уверенность в своих силах и ценности методики, да и сама методика стала приобретать известность. Меня очень быстро пригласили в другой дом куль­ту­ры. Учеников становилось всё больше. Специальные упражнения позволяли атеистам почувствовать себя как душу, как живой сгусток энергии. Этот факт обращал их к поиску религиозных истин. Ученики массово принимали крещение. Все успешно занимавшиеся получали также крещение Святым Духом через медитацию под названием “Пранава”. Галина Вавер разработала эстетическую программу, дополняющую и закрепляющую мою. Так родился второй курс.10 Приведу некоторые медитации из него, которые перемежались со множеством других вариантов меди­таций и упражнений: “Почувствуем под своими ногами Землю как живой организм. Огромная масса Земли, а мы — на её поверхности. Земля — несущая на себе такое множество единиц жизни! Погружаемся вглубь её тела, чувствуем пульсацию, ритм Земли. Входим в резонанс с этим ритмом... Он заполняет всё тело, отзываясь в каждой час­ти­це сознания. Это он — вместе с солнечным светом — питает жизненной силой растения, растущие на поверхности Земли. Ощущаем мир растений. Разольемся по полям и лугам, проникая в жизнь трав и цветов. Чувствуем музыку колыхания ветра. Ощущаем зеленые кроны деревьев. Вникаем в щебетанье птиц... Окидываем общим взором леса, поля, поймы рек и озера, восходящее солнце... ... Улетаем в горы. Созерцаем их склоны, скалистые уступы, нагромождения камней. Проникаем в характер гор, чувствуем их стойкость, твердость, устойчивость. Каждая гора имеет свой характер и свою песню. Ее можно услышать, если взлететь на вершину и погрузиться затем в центр горы. Гора поёт изнутри, когда её согревает солнце, овевает ветер. У каждой горы — своя песня. Переносимся от одной горы к другой, сонастраиваемся с устремлённостью их вершин вверх к тонкой гармонии небес”. “Видим бесконечные пески пустыни и ощущаем себя во всех песчинках... Чувствуем тёплый, бархатный мох и утопаем в его мягком ковре... Становимся развевающимися степными травами... Превращаемся в деревья и шелестим зелёной листвой... Ощущаем себя молоденькой берёзкой... Преображаемся в нарядный, раскидистый клён..., в стройную сосну, заполненную вечерним сол­нцем..., в большой, плоский, покрытый зеленым мхом ка­мень под высокой берёзой... Ощущаем отдых, покой, прохладу... Камень прилёг отдохнуть под деревом. А рядом — маленький камень, “детёныш”. Почувствуем его. В нём — затаившаяся динамичность, прыткость и любопытство. Маленький камень прочно связан с большим: они — семья. В постоянной гармонии время от времени большой камень учит малыша жизни... Переносимся теперь на берег моря. Там на мелководье — целое лежбище камней. Гладкие, с блестящими спинами, греются они под солнцем... Мягкий плеск волн, крики чаек и голоса камней, беседующих друг с другом...” “Мы на морском берегу. Раннее утро. Едва-едва колышется морская гладь. Сквозь прозрачность воды видны гладкие камни, парят в толще воды ажурные водоросли... Погружаемся в приятную прохладу, ощущаем её мягкое прикосновение к коже... Растворяемся в воде, полностью ощущаем себя в каждой частичке моря... ... Подул лёгкий ветерок, осторожно коснулся поверхности... Чувствуем его ласку... Нам нравится ветерок. Хочется стать — как он... Выскальзываем из воды и становимся ветерком... Поднимаемся в небесную высь, ощущаем простор... Растворяемся в небесной синеве... ... Ветер гонит по небу стада белых облаков. Подлетаем к облаку и становимся им... Разгораемся своей радостной белизной. Подплываем к группе других облаков и включаемся в их дружный танец-полет...” “Весна. Уже почти растаял снег. Обнажилась пахучая земля. Мы на опушке леса слушаем весёлое звучание ру­чья. Оно сливается с песнями птиц в единую весеннюю симфонию. Всё ожило в лесу. Из-под только что оттаявшей земли пробиваются первые травинки. Набухают почки... Вдохнем аромат весеннего утреннего леса! Ощутим тончайшие эмоции в запахах, звуках, красках весны! Проникнемся насквозь весенней свежестью! ... Переносимся в лето. Летнее утро, солнце уже припекает. Мы на лугу, покрытом цветами. Летают друг за дружкой бабочки, жужжат шмели, копошатся в цветках пчелы. Цветы и травы пьют солнечный свет. Воздух над лугом пропитан летней истомой... Вдохнем — и наполним себя ароматом душистой травы! Этим запахом растечёмся над лугом и пропитаемся летом... ... Пришла осень. Деревья в лесу надели праздничные наряды. Запахи леса стали острее, они манят и дразнят тех, кто дружат с грибной корзинкой... Осень — богатая и щедрая! Наслаждаемся переливами красок листвы... В свете опускающегося солнца и в криках улетающих птиц слышим осеннюю мелодию... Лес, расцвеченный ярким закатом, зачаровывает и погружает в созерцание... ... Зима. Нежность и чистота позолоченного низким и тихим солнцем белого убранства дарит тонкую радость. Тишина. Уютно жмурятся ели под пушистыми шапками снега. Лыжи скрипят. На лице — отражение глубокой радостной тишины, пропитавшей всё вокруг и внутри — до самого сердца...” В 1984 году я получил предложение опубликовать методику 1 курса. Так появилась моя первая книжка “Искусство быть счастливым” [20]. В те годы это было сенсацией. “Самиздат” увеличил тираж в нес­коль­ко раз. Но КГБ, наконец, встрепенулся — и мы были уволены. За этим последовал вызов в прокуратуру. Присутствовала и журналистка одной из газет — злобная воинствующая коммунистка, из тех, кто только и ищут, кого бы поненавидеть. Они мне учинили “перекрёстный допрос”: как я по­с­мел написать такую книгу со словом “Любовь” с большой буквы, кто разрешил её издать, какое я имел право рекомендовать не есть мясо, почему весь этот вздор я называю “духовностью”, когда всем известно, что “духовность” — это значит ходить в кино... Я отбивался цитатами из Программы КПСС. Отбился. Прокурор поставил “диагноз”: “утопический ком­му­низм”. Отпустил. Молодец! Но журналистка опубликовала грязную “об­ли­чи­тель­ную” статью, “перемонтировав” наш диалог так, что мои слова стали выглядеть, как речь дебила. Отстаивать “честь и достоинство” я не стал, пред­по­чёл не отвлекаться, пошёл дальше. Только маму жалко: она прочитала, очень переживала... Атеист или маловер может спросить: “А Бог-то ваш — почему не помогал Почему не спасал, не защищал” Но все эти катаклизмы сотворял как раз Он, направляя действия способных на грязные дела людей. Просто ситуация должна была сменяться, и мы должны были получать новые импульсы к развитию. Бог тогда задумал создать третий курс нашей методики. ... Мы снова сидели без работы и без денег, запасали грибы, сушили на зиму травы, собирали и сдавали пустые бутылки. И вдруг кто-то из знакомых пригласил на занятия тибетского лун-гом (“медитативного бега”). Эта методика впервые в России стала внедряться Яном Ивановичем Колтуновым — создателем одной из московских духовных Школ, в дальнейшем получившей широкую известность по всей стране. Суть методики в том, что медитации или пранаямы задаются не стоящим, сидящим или лежащим ученикам в зале, а бегущей в парке или по лесным до­рожкам группе. Это и бег делает лёгким и радостным, и даёт возможность отрабатывать некоторые медитации на гораздо более благоприятном, более высоком энергетическом уровне. Мы освоили методику, модифицировали её “на свой вкус”, дополнили “моржеванием” и новыми упражнениями для работы в зале — и как раз поступило приглашение на работу из одного подросткового клуба, возглавляемого энтузиастом дела духовного спасения людей нашей страны — Владимиром Владимировичем Михайловым. Любопытное совпадение: клуб тоже назывался “Космос”, как и клуб, созданный Колтуновым. Мы собрали старых учеников, прошедших первые два курса, и развернули работу на новом месте. К этому времени у нас уже подросли ученики, которым можно было доверить начальные этапы преподавания. Работа по нашим методикам расширялась по всему городу. Ученики расцветали, как весенние цветы... Расцветали и исцелялись не только взрослые, но и дети, которых родители брали с собой в лес. В том числе от “моржевания” у детей быстро проходил типичный и столь тяжёлый недуг — ночное недержание мочи. Данные факты заставили меня обратить большее внимание на духовную работу с детьми. В нашей Школе начались соответствующие разнопрофильные занятия с ними, в том числе лечебные на базе психо-неврологического детского санатория. Весь накоп­лен­ный опыт такой работы позволил сделать следующие обобщения:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   29