Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга будет полезна психологам, медикам, педагогам, философам и всем людям, уже идущим по духовному Пути или стремящимся его найти




страница6/29
Дата12.06.2018
Размер3.16 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

СТУПЕНЬ ПРАВОСЛАВИЯ


Итак, нас осталось двое. Мы работали в одном из медицинских институтов. Всё свободное время посвящали целительству. Ездили в разные концы города по первому же зову к знакомым и незнакомым людям. Денег не брали, но если накормят — не отказывались. Попутно старались говорить больным об этических причинах их бед.

Большинство наших пациентов исцелялось. Некоторые были очень благодарны, относились к своему выздоровлению, как к чуду, видели проявление через нас “иной реальности”, сами становились на поиск запрещенной тогда в нашей стране правды.

Но были и другие ответы. Например, на следующий день после сеанса спрашиваем:

— Ну как, помогло?

— А, не дурите голову! Само прошло!

... В то время нам впервые удалось прочитать Новый Завет. Живущим сейчас россиянам это может показаться странным. Но ведь в те годы акт передачи или продажи религиозной литературы считался “иде­о­­ло­ги­чес­кой ди­версией с Запада”. Против таких “ди­вер­сан­тов”, как распространители религиозной литературы, целители, парапсихологи и т.п., сражался знаменитый КГБ. Свою целительскую деятельность нам приходилось вести с соблюдением максимальной конспирации.

Но вот, в наши руки попал Новый Завет — и он изменил наши жизни.

... Люди очень по-разному воспринимают эту книгу: каждый видит в ней только тот слой информации, который сам способен вместить.

Для нас проповеди Иисуса означали описание Пути к Богу-Отцу.

Но очень многие люди, тоже называющие себя христианами, под влиянием невежественных проповедников оказываются убежденными, например, в том, что “наш Бог” — это Иисус Христос, а у иудеев, мусульман и других народов — “другие Боги”.

И что на евреях лежит вечное проклятье за то, что они распяли нашего Бога (хотя Иисус был евреем, жил среди евреев и проповедовал тоже среди них).

И что мусульмане — “басурмане проклятые” и “языч­ники” (хотя как раз именно ислам является продолжателем чёткой монотеистической линии религиозного мировоззрения, заложенной еврейскими пророками и подтвержденной Иисусом Христом).

... Итак, мы стали христианами, и, стало быть, надо было принять крещение.

В поле нашего зрения тогда находилась только православная церковь. Но окреститься в ней — в те годы и это было проблемой. Дело в том, что КГБ требовал от служителей церкви обязательной регистрации всех принимающих крещение. Эти списки изучались в КГБ и ко многим окрестившимся принимались “меры”: за это вполне можно было оказаться уволенными “по сокращению штатов”, студентов выгоняли из институтов и т. п. А я тогда работал старшим научным сотрудником и пока ещё дорожил этой должностью.

С большим трудом, после многих неудачных попыток, нам удалось найти священника, который согласился окрестить нас нелегально, без регистрации.

Так православный храм стал на несколько лет нашим вторым домом. В нём мы осваивали благостность ментальной тишины, ощущали священные энер­гопотоки, изливающиеся через некоторые иконы.

С его помощью мы приучили себя к бдительности в отношении своих поступков, слов и мыслей — к ответственности за свои ошибки перед Богом.

Здесь мы освоили покаяние.

И что самое главное — в ответ на нашу искреннюю устремленность к Богу Он дал нам ощутить во всей полноте силу Святого Причащения, когда тело изнутри наполняется тончайшей радостью от свершившегося Прикосновения. Особый эффект давали именно частые, даже ежедневные причащения.

... У нас снова появились единомышленники, образовалась новая группа, объединенная устремленностью к познанию Бога и преображению себя в соответствии с Его Волей.

Он стал теперь для нас Сутью мироздания, Высшей Целью, Высшим Учителем. Теперь мы обращались за советами к Нему и от Него получали руководящие наставления и инструкции.

Например, Он говорил через Галину Вавер или через меня:


— Научись любить Меня так, как Я люблю тебя, как Я люблю всех. Если усвоишь это — станешь со Мной одно.

Будьте совершенны, как совершенен Бог. Эта мысль не должна оставлять ни на минуту.

Радость должна поселиться в твоей душе. И пусть ничто и никогда не омрачает той радости. И пусть всегда струится она светом из твоих глаз — радость души.

Не смей хмуриться. Это тебе настоятельное указание, почти приказ.

Практикуйте медитацию: “Бог и всё сущее едины”. Это поможет воспринимать Божию благодать во всех земных проявлениях, начиная с пылинки — и до космических ощущений, солнечных затмений и светлых мыслей, которые посещают вас.

Очень важно для всех вас понимать, что Бог — всюду и во всём, везде, в вас — бережёт, хранит, совершенствует, любит.

Я хочу, чтобы вы думали обо Мне постоянно — с любовью, радостью, светом в душе. Я буду помогать вам каждую минуту ощущать Меня во всём, буду водить ваши глаза, показывать Меня во всех проявлениях сущего. Любовь — это тоже Я: любовь родителей, близких, любимых мужчин и женщин. Вы должны это не понять, а прочувствовать. Я — ваша любовь ко всем.

Суета не должна затягивать вас. Вы должны постоянно концентрироваться, думать и видеть Мои проявления во всём. Это — необычная работа — искать Меня в суете. Но в результате вы научитесь видеть неслучайность суетных вещей и находить закономерность в очевидной бессмыслице. Этому Я научу вас позже.

А теперь попробуйте начать присматриваться ко всему, от чего вы были отрешены: к атеистам-без­бож­ни­кам, распутным, пьяницам, просто славным малым. Это всё — люди. Это всё — Я. Это всё — не случайно. Вы должны понять каждого, почувствовать его связь с вашей судьбой, со Мной в вашей судьбе и принять его присутствие в вашей жизни как Меня, поучающего вас.

Постарайтесь запомнить это, Я прошу вас. Не отворачивайтесь от людей бессмысленных на первый взгляд. Любите их, любите людей и помните обо Мне.

Я люблю вас всех, всем дарю Свой Свет, Своё присутствие. Научитесь же проводить этот Свет через себя и нести его людям. Радуйтесь, любите, излучайте Свет! Сейчас это — главное для вас.

Научитесь объяснять людям их назначение, предназначение — так, чтобы люди чувствовали свою судьбу в ваших словах.

Помните, какими вы были до того, как пришли ко Мне? Через это научитесь чувствовать другого так, будто бы не он, а вы сидите в этом разорённом, грязном физическом теле и ищете выход из тупика.

При ваших встречах расслабляйтесь. Не должно быть напряжения ни физического, ни бурных эмоций, ни навязчивых мыслей. Только в состоянии покоя можно раскрыться друг перед другом. Состояние расслабления есть состояние раскрытости и спокойного доброжелательства по отношению к другим.

Пребывайте всегда в эмоционально светлом, положительном состоянии. Пусть будет полное отсутствие всяких отрицательных эмоций, страха, нетерпения. Оправданий быть не может. Создавайте для других благоприятное энергополе. Думайте не о себе, а о других. Не допускайте никакой озабоченности о своих проблемах. Выучите эти правила наизусть.

Не допускайте между собой никаких споров и разногласий. Полностью исключите какие-либо взаимоотталкивающие моменты, максимально способствуйте всеми силами взаимному сближению. При каждом слове или движении необходимо думать, не повредит ли это окружающим, не могут ли слова вызвать у другого отрицательную эмоциональную реакцию.

Думайте о своем посильном вкладе в работу: каждый должен чувствовать степень своей занятости.

Хочешь быть совершенным — будь им: делай, как Бог, думай, как Бог, люби, как Бог.

Учись любить Бога, как Он любит тебя. Проси — и будет дано. Проси — и Я научу тебя этому.

Твой порыв ко Мне должен быть непрестанным. Каждую секунду помни обо Мне, старайся наблюдать Меня, любить Меня. Пусть это будет всегда, что бы ты ни делал. Пусть руки будут заняты чем угодно, но голова должна думать обо Мне, а сердце должно быть заполнено устремленной ко Мне любовью.

Ты должен научиться любить Меня. Когда ты почувствуешь, что ты Меня любишь, — ты забудешь всё то, что сейчас волнует тебя, затрагивает твою душу. Этого всего не станет. Это уйдет, как тьма уходит с первыми лучами Солнца.

Следующее: будь всегда милосерден к людям, которые находятся рядом с тобой, — милостив сердцем. Проникни в смысл сказанных слов.

Даю вам молитву-медитацию:
“Господи! Соедини сердца наши в Тебе!

Озари нас светом Твоим, проницающим тьму страстей наших!

Да расширится простор всепоглощающей любви

И наполнит души наши ликованием о Тебе!

О разливайся и умножайся в нас, семя Господне,

Наполняя наши сердца светом мудрости и знания!

Да будем вечно стремиться к Тебе!

Аминь”.
Даю материал для размышления. Есть три подхода:

1. Совершенствование зависит только от Бога.

2. Только от самого человека.

3. От совместных усилий.

Отсюда — разные Школы.

Вы должны найти своё место в Эволюции на Зем­ле и в Эволюции вселенной.
За нашей деятельностью наблюдали сотрудники КГБ. Чаша их терпения переполнилась тогда, когда у одной из сотрудниц на работе я на расстоянии заметил биоэнергетическое затемнение в горле и сказал, что вижу у неё ангину. Она — врач — была изумлена этому чуду и стала об этом рассказывать своим подругам. Рассказала и той, у которой муж был офицером КГБ. Меня тут же уволили “по сокращению штатов”. Хотя по закону сделать этого не могли: я был профгруппоргом и только что оформил серию рацпредложений. Но сопротивляться я не стал, знал, что тогда будет ещё хуже.

Директор — настоящий умный ученый и знающий врач — предупредил меня заранее: пожал руку и извинился, что ничем не может помочь.

Через некоторое время “досталось” и ему. У него умерла дочь, её отпевали в церкви. Об этом донесли в КГБ, его уволили, и он умер от инфаркта.

... Когда меня уволили, я впервые ощутил, что за этим стояла Воля Бога: это Он свершил для меня благо, натравив на меня КГБ. Я это событие воспринял спокойней других, хотя и не знал ещё, что должно быть за этим поворотом.

Больше всех переживал мой отец. Его возмущало моё спокойствие. Он кричал на меня:

— Чего ты молчишь? Ведь тебя же ... выгнали!!!

Он ждал от меня бурных реакций. Но ведь я был уже христианином и мистиком...

А вскоре отец мой умер.

Когда смерть пришла к нему в первый раз, у него началась боль в сердце, он позвал меня. Я вошёл и увидел ясновидением чёрную энергетическую сущность наподобие спелёнутого младенца, прикоснувшуюся к его сердцу. Мне удалось её отвести. Я просил Бога, чтобы Он дал отцу лёгкую смерть без боли. Услышал ответ:

— Твоя молитва принята.

Он умер через несколько дней, когда меня не было дома, от инсульта. Он вдруг упал на пол, спокойно сказал:

— Ничего, я сейчас встану.

И покинул тело.

... После увольнения с записью в досье “создание религиозной секты” мне долго не удавалось устроиться на работу. Путь в официальную науку был закрыт.

С трудом устроился лаборантом в ботанический сад. Стал поливать растения, подметать дорожки... Обедал каждый день под бананом, купался в бассейне с лотосами. Тело работало — ум был свободен для размышления о Боге и Пути к Нему. Вот для чего Бог вывел меня из НИИ!

Свободное от работы время я продолжал проводить в библиотеках. Но читал теперь не медицинские труды, а только духовную литературу. Наибольшее впечатление, помню, тогда произвели Добротолюбие [38], Бхагавадгита, Дао-дэ-цзин [28] и книги Школы Г.И.Гу­р­д­жи­ева.

Ощущая свою принадлежность к православной церкви, мы очень строго соблюдали все её посты. При этом мы, конечно, понимали, что пост был задуман и должен исполняться не только как ограничение в животной пище, но прежде всего как духовное труждение, превышающее обычный уровень.

А тот Великий Пост, о котором хочу рассказать, был для меня особо аскетическим.

Мне тогда на работе приходилось почти целыми днями долбить ломом и перекидывать лопатой смёр­з­шу­юся землю. А Бог, тем не менее, советовал всё боль­шие и большие ограничения в диете: я ел через 1—2 дня, и то почти одну сырую траву с рынка.

Делал всё это я не с унынием и не ради каких-то личных достижений, а посвящал пост Памяти страдавшего ради нас Иисуса.

По окончании поста, на Пасху, мы собрались у меня дома. Перед праздничной трапезой прочитали приведённую выше молитву — как вдруг все ощутили присутствие в комнате Иисуса.

Он поблагодарил нас за пост и, обратившись ко мне, сказал, что мне предстоит в будущем создать духовную Школу, а все её адепты должны будут навсегда отказаться от употребления всего спиртного. Затем Он сказал:

— Ну, ешьте!

И покинул нас, переполненных счастьем такого близкого общения с Ним.

... Я выполнил эти Его заветы. В том числе, всех, кто шли за мной, работая по методикам созданной Школы, я предупреждал о недопустимости употребления алкоголя в любой форме. Но несколько человек решались проверить: например, неужели же что-то может случиться от бокала шампанского на Новый год? ... И они надолго попадали в больницы с симптомами непонятного заболевания, похожего на острое инфекционное.

... Через некоторое время в администрацию ботанического сада из КГБ поступили сведения о том, что у них работает “известный сектант”. Вскоре об этом узнали все сотрудники. Стали приходить, как на экскурсии, смотреть на “известного сектанта”. Я понял, что пора “сваливать” по-хорошему. Уволился.

Поступил кочегаром в сельской местности. Впервые теперь у меня была своя келья — маленькая комнатушка в кочегарке. Кочегарил, читал книги, колол дрова... — блаженство!

... Но однажды у меня заболел сустав на ноге. Да так сильно, что пришлось залечь в постель.

— В чём дело, Господи?

— Кайся!


Я в очередной раз проанализировал всё, что мог вспомнить о проступках этой жизни. Но облегчения не наступало.

— Господи! В чём же дело?

— Ты не покаял грехи прошлой жизни.

Так я настроился на анализ прошлого воплощения, и Он показал то, о чём я уже говорил в начале книги.

Затем Он раскрыл передо мной “перспективу”. По “закону кармы” мне за те выстрелы полагалось в этой жизни следующее: за выстрел в ногу — то, что я уже имел в это время, за выстрел в грудь — ножевое ранение в грудь от хулиганов в том месте, где я уже в то время работал.

Я поблагодарил Господа, и нога очень быстро выздоровела.

Сейчас каждый может прикинуть, что бы он стал делать, располагая такой информацией...

А я привык не отступать перед трудностями. И очень хотелось как можно скорей избавиться от всего груза прошлого, который мешал идти вперёд, к Богу.

Я надел одежду похуже, которую не жаль было порезать и испачкать кровью, положил в карман пакетик мумиё — лечиться им в больнице — и пошёл искать тех хулиганов.

Подхожу к одной группе алкашей — нет, не нападают, к другой — снова нет, к третьей, к четвёртой — нет и нет.

— Да что же это такое, Господи?!

— Всё хорошо, расслабься. Ты нашёл правильное решение, и Я засчитываю тебе твою ментальную проработку как исполнение твоей кармы. Ты от тех грехов свободен. Иди в свою кочегарку.

... Та кочегарка принадлежала общежитию музыкального училища. Ко мне подходили студенты училища, задавали разные вопросы. Я отвечал на многие из них с религиозных позиций. Об этом узнали в администрации. Начался переполох.

Как раз в это время лопнула труба. Меня уволили “в связи с досрочным окончанием отопительного сезона”. Трубу заменили и взяли на работу нового кочегара...

Так Бог, меняя учебные ситуации, обогащал меня опытом общения с множеством очень разных людей.

Вскоре после этого мы с Галиной Вавер работали в лесничестве с алкашами и “химиками”. Потом — сборщиками лекарственных растений при аптеке, затем — в детских яслях.

... Эзотерическая работа в нашей группе в то время концентрировалась вокруг поиска методов развития чакр. Продолжали также исцелять больных. Во время сеансов из больных стали выходить бесы. Их можно было наблюдать ясновидением как тёмные подвижные энергии. Исцеляемые воспринимали момент выхода, например, так: “Как будто пузырь лопнул — и стало легко”.

Бог нам говорил:


— Поселитесь в мире прекрасного! Пусть ваша жизнь будет заполнена светом и музыкой Природы, Гармонии, Солнца и Любви! Мне необходимо, чтобы вы все перешли в тонкое, высокое состояние. Только тогда будет возможно ваше дальнейшее продвижение.

В группе, чтобы было полное взаимопонимание, нужен единый для всех язык. Вы должны выучить этот язык. Это — язык любви, эмоциональной любви.

Принцип невмешательства пусть станет для вас основным при взаимоотношениях с другими людьми, имеющими мистический опыт. Только соблюдая этот принцип полностью, можно оказывать таким людям помощь. Не надо сейчас никого “учить”, не надо никому “раскрывать глаза”, надо просто любить, всё прощая, ни на чём не заостряя внимания, а затем помогать — по мере возможности.

Это — общий принцип работы, который должен применяться во всех случаях без исключения. Тогда не будет никаких дисгармоний.

Итак, первое — анахата. Обратите на неё максимум внимания. Это — то, что вам предстоит освоить в первую очередь и в полной мере, а также отработать на практике. Обратите внимание на тех людей, с которыми у вас не получается контакт: именно через взаимодействие с ними вы получите наилучшую возможность развития анахаты.

Энергетические опустошения при целительстве рас­ширяют и укрепляют ваши энергоёмкости, что позволяет пропускать через них всё более сильные потоки. Но сейчас Я хочу от вас не этого. Используйте свои силы на качественное преобразование энерговибраций. Сила тут не нужна, нужно иное качество работы.

При режиме работы, о котором Я говорю, вы не будете иссякать и будете подпитывать других именно более тонкими вибрациями, т.е. более высокока­чес­т­вен­ной “пищей”. Это — более квалифицированная помощь.

В энергетической работе тоже нужна нежность, умение пропускать только тонкие вибрации, задерживая всё грубое. Это — искусство.

Каждый должен представлять, из чего он состоит, “разложить” себя на отдельные части, механизмы, чтобы потом “собрать” всё в единое целое и использовать эту “машину” своего организма в своих целях.

Система чакр должна быть отлажена. Тогда работа будет идти, как на клавишах, на автоматизме.

Вы знаете, что каждый человек имеет систему чакр. Это — звенья одной цепи, представляющие собой одну большую энергетическую систему. Каждая чакра обладает в том числе удивительным свойством обеспечивать проникновение в другие планы мироздания.

Человек при помощи чакр может переходить из одного измерения в другое и возвращаться обратно.


Мы стали ездить по православным монастырям, жили в них, работали. Это дало много новых ценных наблюдений.

Например, пьянство в мужском монастыре, склоки и скандалы — в женском. Сами монахини говорили: “У нас — как в "миру". Только общая молитва сближает”.

А мужским монастырём правил монах-наместник, которого прозвали “Свирепым”... Когда у него было плохое настроение, ему ничего не стоило огреть посохом по спине старушку, оказавшуюся у него на пути... Вместе со своим помощником он избивал в кельях недовольных его поведением монахов...

В том же монастыре проводились обряды “от­чи­ты­ва­ния” — попытки изгнания бесов при помощи спе­ци­альных магических заклинаний-проклятий. Боль­­ные визжат, лают, квакают, бьются в судорогах, храм наполняется матом...

Эти мучительства больных не дают им никакой пользы. Даже если бес и выходит в храме, то заходит сразу вновь за его дверями. Зато “отчитывания” ведут к наращиванию у прихожан таких качеств, как ненависть и страх. Люди здесь учатся ненавидеть и бояться как бесов, так и всех людей, подозревая в них колдунов, натравливающих бесов.

А ведь энергии эмоций ненависти и страха как раз созвучны бесам и являются для них лакомой пищей.

Бесы входят по Воле Бога — и выходят по Его же Воле. Выходят тогда, когда человек справляется с этим испытанием, отказавшись от ненависти, страха, эгоизма и начав делать усилия по взращиванию в себе любви.

Вокруг православных центров, где совершаются обряды “отчитывания”, собираются сотни и тысячи психически больных — жертв религиозного невежества.

... Мы стали посещать храмы других религиозных конфессий: синагогу, мечеть, католический костёл, дома молитвы баптистов, пятидесятников, лютеран, ад­­вентистов.

Однажды мы были на празднике Пасхи у евангельских христиан — баптистов. И я передал пресвитеру записку: “Поздравление братьям и сестрам Вашей церкви от православных христиан!” Записку прочитали вслух всем собравшимся. Это вызвало у них много удивлённой радости: ведь кроме ненависти они от православных раньше не получали ничего.

Прямое наблюдение за происходящим в нематериальном мире показало, что при освящении хлеба и вина в протестантских церквах происходит то же самое, что и у православных при освящении Святых Даров. Так что обвинение со стороны православных, будто протестанты “растеряли Таинства”, оказалось несостоятельным: Бог дарует Свою Любовь всем.

При этом я не наблюдал ни одной религиозной общины, где была бы столь выражена сектантская не­тер­пимость к инакомыслящим, как в русском православии.

Как, к примеру, учат будущих священников в православных семинариях произносить слово “Будда”? С ударением на последней букве! Чтоб попрезрительней звучало.

И ведь когда-то эта же церковь прокляла всех ев­ре­ев! Потом проклятье было снято. Но не снялось нацистское отношение к народу, подарившему нам и Биб­лию, и Самого Иисуса Христа.

И неспроста же некоторые современные фашистские организации России выродились именно из православной церкви!

Христос учил: Не проклинайте! Не ненавидьте! Вместо этого — прощайте, благословляйте, любите! А русские православные только и делают, что проклинают и ненавидят — нации, религии, конкретных людей. Так что это — христианство? Или наоборот?

Хотя есть и много добрых, ищущих Истину православных. И многие люди, как и мы, получают первый религиозный опыт в нём. Затем идут дальше.

С очень многими священниками в православной церкви я общался. Среди них видел и высоких в духовном отношении людей, и простоватых, и тех, кто, возможно, получили сан духовного пастыря “по распределению” из КГБ. Не последние ли теперь благословляют фашистов?

Поэтому с какого-то момента я определил для себя: я — христианин, но не православный. Я — Христов!

Я храню добрую память о православной церкви, благодарен ей за своё ученичество в ней и огромный жизненный опыт — позитивный и негативный — который через неё получил.

* * *
В Псково-Печорском мужском монастыре во Псковской области жил старец-схимник по имени Савва. Мне довелось с ним повидаться. Он обладал способностью знать всё обо всех, к нему приходящих людях. Вопросы ему можно было вслух не задавать: он их уже знал. И сразу начинал отвечать.

... Приезжают в монастырь две женщины из Гат­чи­ны — пригорода Петербурга. Встречаются в коридоре с ним. Он — приветствует, спрашивает:

— Откуда приехали?

— Из Питера.

— Да? А я-то думал: из Гатчины. Значит, иногда ошибаюсь...

... Когда он покинул тело, не упустил возможности сотворить ещё одно чудо: пока оно три дня лежало в часовенке во дворе монастыря — на весь этот срок исчезла вода в колодце рядом. Тело унесли — вода снова появилась...

... В те же годы в этом монастыре прославился и другой иеромонах — Иоанн Крестьянкин. Прежде он был женат, имел детей, получил образование врача, служил военным врачом во время Второй мировой войны. А после войны, потеряв семью, подался в монахи.

Он не творил только что описанных чудес. Его чу­до было в другом: в носимом им вокруг тела сильнейшем поле блаженной любви огромного духовного сердца. О его приближении можно было узнать за десятки метров, ещё до того, как увидишь его тело глазами...

... Конечно же, существование таких людей в монастыре служило для очень многих подтверждением истинности русской православной веры. И в те годы, когда в нашей стране противостояли две главные силы: КПСС и православие, — в те годы подкрепление авторитета русского православия было вполне умес­т­ным. Ради этого-то Бог и создал такую ситуацию их воплощения в СССР и поселения в том монастыре.

Но вот главный вопрос: православие ли сделало их такими? Если “да”, то почему же столь мало в нём подобным им: всего лишь... двое?

Но в том-то и дело, что они уже пришли в извес­т­ные нам жизни высокопродвинувшимися душами. А совершенствовались они намного раньше, в других своих телах — там, где существовали для этого действительно благоприятные условия.

... Я был хорошо знаком с Иоанном Крестьянкиным, навещая его в монастыре при его жизни там. А в последующие годы он стал приходить ко мне на свидания уже без тела. И он повторял мне на разные лады всего одну мысль:

— Берегись! Вокруг тебя столько врагов! Себя сохрани: тогда — только тем, кто достойны, — послужишь! Берегись! Вокруг тебя — враги!...

* * *
Однажды пьяный остановил меня в парке, насильно удерживает и “изливает душу”: Ельцина — ненавижу, баб молодых — ненавижу, врачей — ненавижу, всех их — ненавижу! Вот дочка родила сына — окрестили!!!

Говорю:

— Вы задумайтесь о себе: ведь ненависть — это самый страшный порок! Вы знаете, куда с ней попа­дё­те после смерти? Не боитесь ада?

— Вы что — верующий?

— Да.


— Вот скажите... не пойму: Иисус кем был — русским или евреем?

— Евреем.

— Нет, тогда не принимаю...

* * *
Как-то Бог сказал мне, что не будет больше передавать информацию для членов группы через меня. Я об этом объявил им. Они отреагировали неожиданным для меня образом — ненавистью за то, что я якобы “развалил группу”. Хотя ведь сами все уже уме­ли слышать Бога.

Я увидел, что многие люди готовы любить, только пока делаешь им приятно. Но как только перестаёшь это делать — в них сразу вскипает вражда. Всего лишь “рефлексы”, по И.П.Павлову? Не больше?

Пришлось с ними расстаться.

Снова мы остались вдвоем с Галиной Вавер.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29