Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга Анастасии Новых «Перекрестье. Исконный Шамбалы»




страница3/17
Дата06.07.2018
Размер4.78 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Глава 1 Задание Август 1994 года Генерал стоял задумчиво у окна, когда в дверь кабинета постучали. – Разрешите, товарищ генерал – А, Александр Иванович, входи. Располагайся. Судя по сосредоточенному виду своего шефа, полковник госбезопасности понял, что разговор предстоит очень серьёзный. Усевшись за рабочий стол, генерал нажал кнопку вызова: – Анна Петровна, принесите, пожалуйста, две чашки кофе. – Хорошо, Александр Васильевич, – вежливо ответил мягкий женский голос. Лицо генерала было уставшим и напряжённым. Видимо, сказалась суматоха последних событий. Но цепкий взгляд сохранял всё ту же неизменную проницательность и силу, присущую только опытным профессионалам в самые ответственные и сложные минуты их жизни. В кабинет вошла секретарь, миловидная женщина лет сорока. Она поставила поднос на стол. – Спасибо. На сегодня вы свободны, – сказал ей генерал. Женщина так же тихо удалилась, как и вошла. Ещё минут десять генерал задавал своему заму какие-то общие вопросы, касающиеся рутинной ежедневной работы. Но полковник, не первый год работающий со своим шефом, понял, что самое важное будет сказано позже. Наконец в приёмной послышался стук закрывающегося сейфа, а через некоторое время и захлопывающейся двери. Александр Васильевич ещё немного помолчал, а потом произнёс: – Ну, а теперь о главном. Он достал из личного сейфа серую папку и взял оттуда несколько исписанных листков бумаги: – Вот, ознакомься… По мере того, как полковник читал содержимое бумаг, лоб его покрывался мелкой испариной. Александр Иванович то и дело вопросительно поглядывал на своего шефа, отрываясь от чтения, и тот, понимая его, молча подтверждал написанное кивком головы. Конечно, полковник, с его богатым опытом работы, был готов к любым неожиданностям. Но эта информация потрясла его до глубины души. В это время генерал вновь погрузился в свои размышления, вспоминая в деталях недавний разговор со своим другом генерал-полковником, которого хорошо знал уже почти двадцать пять лет. – От этой операции зависит будущее и не только этого региона… Если мы не разорвём паутину беспредела сейчас, то через год паук окутает ею всю страну. И тогда, сам понимаешь, к чему это приведёт. Наших людей превратят в обыкновенных рабов, не говоря уже о простых гражданах, которые в своей массе станут жертвами его сплошного бандитизма и повального беспредела. – Я всё это прекрасно понимаю… Допустим, нам удастся разорвать паутину, но паук-то слишком высоко сидит, хрен его достанешь. Где гарантия, что он новую сеть не сплетёт – А вот об этом позаботятся наши единомышленники из соседнего отдела… И запомни, Саша, паук без паутины, что бабочка без крыльев. Не будет паутины, не будет и силы, а это его жизнь и власть. – И закурив сигарету, генерал добавил: – А насчёт того, что он высоко сидит, так ты вспомни былое. В панике пауки и не с таких высот быстро спускались, лишь бы уцелеть, да в щель поскорее забиться. Но глядишь, лет десять страна сможет жить спокойно. А там видно будет… Мы считаем, что в этом случае целесообразно задействовать «Остров», лучших из лучших. Рисковать нам сейчас никак нельзя… Рекомендовано обратиться к Сэнсэю. Александр Васильевич, вспоминая весь этот разговор, невольно вздрогнул при слове «Сэнсэй». Нет, ни единый мускул не шевельнулся на его лице. Это произошло где-то глубоко внутри. Сэнсэй был особым кадром в спецподразделении «Острова». Особым не только из-за аналитического склада ума, но и своего природного таланта к неестественным для обычного человека возможностям управления психикой. Взгляд этого агента словно сверлил человека изнутри, точно вычислял его разум и душу. Сэнсэй, как никто другой, мог добывать уникальные данные об «объекте», включая его здоровье и душевное состояние, чего не могли добиться другие, даже путём долгих часов наблюдений с применением дорогостоящей спецтехники. Он обладал какими-то особенными гипнотическими способностями и мог пройти абсолютно незамеченным мимо «объекта», а также поражал начальство своей логикой и не по годам развитым мышлением стратега. Кроме того, у Сэнсэя было уникальное сочетание зрительной и слуховой памяти. Он умел легко ориентироваться в темноте по своим, одному ему понятным, ощущениям. Именно по наитию Сэнсэй обнаруживал любые живые и неживые объекты с закрытыми глазами, даже не дотрагиваясь до них. Но самое удивительное было то, что он не только обладал этими способностями, но обучал необычной технике управления своей психикой товарищей, причём довольно-таки успешно, за что и получил кодовое имя – Сэнсэй. Те качества, которые разведчик приобретает с годами, юный агент получил от самой природы. «Грех не воспользоваться таким даром, – думало начальство. – Ведь не так уж и часто природа балует мир такими людьми». И всё-таки не всё было так гладко. Именно эти необычайные способности настораживали начальство. Они «прокопали» род этого агента вдоль и поперёк, но так и не смогли понять «откуда появилось то, что никогда не имело места быть» Личность Сэнсэя так и осталась неразгаданной до конца загадкой. Александр Васильевич по-отцовски привязался к этому парнишке. Он испытывал к нему какую-то смесь чувств: неестественного страха и в то же время неподдельного уважения, исходившего из глубины души. Наставник и сам не знал, что больше притягивало его: то ли то, что этот юный агент оказался самым смышлёным среди остальных, то ли то, что Александру Васильевичу так хотелось иметь сына, а не дочь, которую родила ему жена. Но выказывать привязанность к какому-либо агенту было не положено. Поэтому Александр Васильевич лелеял эту мечту где-то глубоко внутри себя и по возможности пытался оградить парня от различного рода неприятностей. Он прекрасно понимал, что даже это внутреннее чувство – опасно в их работе, поскольку не исключено, что в какой-то день ему самому придётся вручить Сэнсэю билет в один конец. От таких мыслей у Александра Васильевича внезапно заныло сердце. Генерал нахмурился и слегка помассировал грудь. Он вспомнил, как по прошествии времени планировал сделать Сэнсэя своим зятем. Тогда наверняка смог бы вытащить парня из этой игры и подключить к своим делам, реализовав тем самым давнюю мечту. Но, играя в чужие игры, он не заметил, как проморгал свою собственную партию. Его дочь успела влюбиться в какого-то олуха «без рук и без башки» и выскочить за него замуж. Это перечеркнуло все далеко идущие планы Александра Васильевича на жизнь. Генерал чертыхнулся про себя, со злостью проклиная свалившегося на его голову зятя. Но тут же вспомнил очаровательную внучку Сашеньку, названную в его честь, и сердце смягчилось: «Ну хоть какой-то толк от него». В это время полковник, дочитав бумаги, произнёс: – Да уж… не было печали… – Это точно, – подтвердил генерал, складывая листки обратно в сейф. – Я надеюсь, ты понял, какая ответственность возложена на нас. Здесь слишком высоки ставки. – Дело действительно сложное и щепетильное, – задумчиво проговорил полковник. – Но кого назначить исполнителем Для такой тонкой работы нужен очень опытный человек, профессионал, которому можно доверять. В то же время это должна быть достаточно значительная фигура, которой бы в полной мере доверяли и гражданские лица… И, как я понял, он не должен работать в официальных структурах, включая и наше управление. Ведь у… – полковник осёкся на полуслове и быстро нашёлся: – у Лорда, судя по вашим данным, везде крепко посажены свои информаторы. – Совершенно верно. Поэтому, к сожалению, исполнитель должен работать на свой страх и риск. Официальную помощь, конечно, мы ему предложить не сможем. Нам приказано не высвечиваться. Но сделаем для него всё возможное, что в наших силах. – Да, задача… Тогда для этого дела нужна действительно неординарная личность и совершенно нестандартный подход. – Абсолютно верно, – подметил генерал, и, нахмурившись, как-то грузно произнёс: – Рекомендую обратиться к Сэнсэю. Полковник поднял на него удивлённые глаза. Если генерал решил обратиться к Сэнсэю, значит дело обстояло ещё хуже, чем описано в бумагах. Насколько он помнил, генерал прибегал к помощи этого человека крайне редко, в самые критические и переломные моменты в жизни государства. – Всю необходимую документацию вы получите позже. Вопросы ещё есть – спросил шеф. – Нет. – Ну, тогда с Богом. Желаю удачи! – Разрешите идти – Идите. Александр Васильевич крепко пожал руку своему заму. И когда тот вышел, генерал подумал: «Теперь всё… Ставки сделаны. Осталось самое сложное – мучительное ожидание».  В придорожном кафе, располагающемся между двумя крупными областными центрами, было мало посетителей. За одним из столиков сидела странная парочка: молодой священник в чёрной рясе и молодой мужчина, который, судя по накачанной спортивной фигуре, имел непосредственное отношение к мирским делам. На первый взгляд эти люди были совершенно разными не только по социальной принадлежности, но и по внешности. Священник был худощав, с бледным лицом, со светлыми волосами и жидкой рыжеватой бородкой. А его собеседник – блондин с волевым лицом и волосами редкого природного белокурого цвета и с такими же усами. Внимательный наблюдатель при долгом созерцании всё же смог бы заметить одну общую черту этих совершенно разных людей – их глаза. Они казались бездонными, в них светилась глубинная сила, которая объединяла этих людей какой-то тайной. И чем больше они общались между собой, тем больше они обнажали свой скрытый облик, проступающий из-под маски бытия. Сэнсэй был знаком с Вано ещё с «Острова». Они были не только хорошими друзьями, не раз попадавшими в сложные переплёты, но и отлично подготовленными профессионалами, на счету которых – сотни успешно проведённых операций. Несмотря на молодость, глаза товарищей выдавали многолетний опыт и усталость от всей этой грязной каши жизни, в гущу которой их постоянно впихивали. В редкие минуты случайных встреч друзья всегда пытались приглушить неприятные воспоминания прошлого хорошей порцией доброго юмора. Но сегодняшний случай был особенным. Контора пригласила их на встречу. А здесь не надо быть пророком, чтобы усмотреть за этим очередное задание. Контора просто так, шутки ради, встречи не назначает. Родина вновь нуждалась в своих «невидимых» героях, чтобы благодаря их помощи в очередной раз освободить свои затёкшие конечности от тяжких пут безжалостной коррупции. Началось всё как обычно, со звонка генерала Сэнсэю. Те, кто случайно мог подслушать этот разговор, не услышал бы ничего интересного. Обычная беседа о жизни, о здоровье двух знакомых людей. Но в этом ненавязчивом диалоге ни о чём Сэнсэй услышал кодовые фразы, которые означали, что необходимо встретиться, есть задание. Спустя сутки, ровно в то же время, он ждал уже другого условного звонка от человека, с кем непосредственно должен встретиться. Было предложено «прийти с другом». Ничего хорошего это не сулило. Фраза «прийти с другом» указывала на серьёзность предстоящей операции, где одного Сэнсэя со своей группой было маловато. Требовалась дополнительная помощь, чтобы подстраховать свои тылы. И Сэнсэй решил взять с собой Вано, или отца Иоанна, как теперь его называли прихожане в церкви. Когда Сэнсэй подъехал на своём «Москвиче» к назначенному месту, по привычке заблаговременно, он увидел достаточно смешную для «посвящённых» картину. На противоположной стороне трассы, возле единственной в этих краях остановки, пытаясь незаметно потеряться среди случайных прохожих и нескольких ожидающих автобуса селян, сновал туда-сюда батюшка. Человек в рясе, видимо инстинктивно соблюдая правила конспирации, старался быть незамеченным. Но ряса «кричаще» выставляла напоказ своё «содержимое». Предназначение у неё такое – выделять человека из толпы, что поделаешь. Сэнсэй усмехнулся, заметив такую возню «единства и борьбы противоположностей» и пошёл на «рассекретку». Подкравшись сзади, он тихо шепнул на ушко другу: «Конспирируемся, батюшка» Вано с удивлением обернулся и, увидев Сэнсэя, расплылся в улыбке. Тепло поздоровавшись, они двинулись к месту встречи. Как и положено, друзья незаметно для окружающих обследовали близлежащую территорию и кафе. И, убедившись в безопасности, уселись за столиком, смакуя кофе и подтрунивая друг над другом. – Вы, батюшка, чай, с ночи здесь околачиваетесь – иронично произнёс Сэнсэй. – Ну, с ночи не с ночи, а всё-таки раньше тебя прибыл, – похвастался отец Иоанн, выделяя, как обычно, своё любимое «о» в словах. И, как в давние времена, добавил: – У меня, считай, фора. 1 : 0 в мою пользу. – Ага, размечтался, «фора»! Прибыть ты прибыл. Да приближение «объекта» не заметил. Значит 1 : 1. Да ещё своей чёрной рясой всех ворон в округе распугал. – Ряса не в счёт, – улыбаясь, запротестовал Вано. – Это издержки производства. Они тихо засмеялись. – Я смотрю, ты в церковных званиях растёшь, – уже серьёзней произнёс Сэнсэй. – Да, семинарию вот закончил, даже с отличием. – Молодцом. В церкви решил всё-таки остаться – Да… Господь к этому привёл милосердием своим мя, раба грешного и недостойного… Сэнсэй тяжело вздохнул и задумчиво произнёс: – Теперь только Бог и остаётся единственной нашей надеждой и утешением. Друзья некоторое время помолчали, а потом Сэнсэй сказал: – Ну что, раб грешный, давай закажем ещё по чашке кофе, а то я что-то совсем продрог в этом заведении. – Согласен, – произнёс отец Иоанн. – Душу прогреть надо, бо мя ента окрестность все косточки холодом пересчитала. Как бы ревматизм не заработать. – Ничего, «старик», подлечим. Увидев молодую официантку, которая принесла очередную порцию кофе, отец Иоанн сразу по-молодецки выпрямился, проводив девушку недвусмысленным взглядом, а потом поинтересовался у Сэнсэя, приняв свой прежний облик: – А ты, чадо, всё так же исцеляешь болезни телесныя рабов Божьих благословением рук своих – Аки пчела, – подыграл ему Сэнсэй. – Это хорошо… А что, из наших «братиев» кого-нибудь видел – Конечно… И далее друзья начали рассказывать друг другу, что им было известно о своих бывших «соплеменниках», кто как устроился в этой нелёгкой жизни. – А… Певца ещё недавно видел. – Где он сейчас – В спецназе солирует. У меня практически под городом на полигоне стоят. – Понятно. В это время Сэнсэй увидел, как к кафе подъехала машина. – О, вон и полковник прибыл. Иоанн перекрестился и полушутя-полусерьёзно произнёс, вновь переходя на церковный тон: – Ну, чадо, трезвись и бодрствуй, ибо чудное и ужасное посещение готовится сейчас нам. Сэнсэй горько усмехнулся: – Что поделать, се грядёт. К столику подошёл Александр Иванович. Вряд ли кто из посетителей мог предположить, что этот добродушный человек – полковник госбезопасности. Поздоровавшись с необычной парочкой и заказав себе чашечку кофе, Александр Иванович проверил карманный прибор на наличие в помещении подслушивающих устройств. Удовлетворившись его данными и окинув опытным взглядом полуопустевшее к тому времени кафе на предмет посетителей, он включил спрятанный под пиджаком акустический глушитель и перешёл к разговору: – По нашим данным, появилась мощная коррумпированная группа, тесно переплетённая с властью. В последнее время она стала неуправляемой и творит полный беспредел сразу в двух подконтрольных ей областях. Кое-кто из власть имущих использует эту банду для того, чтобы вершить свои грязные делишки. Здесь отмываются крупные деньги. Поэтому группа находится под прикрытием некоторых влиятельных лиц из официальных структур, которым это выгодно. Ваша задача: внедриться в банду любыми путями и разрушить её изнутри. Необходимо остановить беспредел сейчас, иначе через год эта раковая опухоль охватит всю страну и с ней будет гораздо сложнее справиться. Как вы сами понимаете, здесь невозможно действовать через официальные структуры. Вся надежда на вас. Необходимой информацией мы вас обеспечим. Но, к сожалению, в остальном вам придётся действовать на свой страх и риск. – А известно, к кому все эти ниточки ведут – спросил Сэнсэй. – Да. К одному опасному для государства человеку, который сейчас очень быстро набирает обороты за счёт беспредела в стране… – полковник, вытащив из дипломата папки, передал их Сэнсэю, указав, где находится соответствующее фото – К Лорду. Отец Иоанн аж поперхнулся: – Ничего себе! Да тут до «Хозяина» рукой подать. – Вам лично с этим объектом не придётся иметь дело. О нём другие позаботятся, если, конечно, ваша операция пройдёт успешно. Отец Иоанн с облегчением выдохнул, но не удержался и в шутку произнёс: – Вот так всегда, как чё поприличней, так другие. А я уж грешным делом подумал, что, может, для внедрения к нему вы нам с пяток заводиков-гигантов «подарите» да снабдите парой лимончиков. Так сказать, чтоб совсем за своих сошли. Полковник усмехнулся: – Ты же знаешь, в нашем ведомстве только два типа лимонов: железные с кольцом и деревянные с «торцом» (фальшивые меченые деньги). Тебе которые из них – По мне, так лучше зелёные налом, – с улыбкой ответил Вано. – Чего нет, того нет, – развёл руками Александр Иванович. – Да, обнищало государство, обнищало… Наверное, скоро придётся к Папе Римскому за ссудой обращаться. Так сказать, для благой борьбы с делами преисподней, – по-поповски запричитал отец Иоанн, вызвав тем самым общий смех. – Ну ладно. Надеюсь, вы поняли, какая на вас возлагается ответственность. От вас зависит ответ на вопрос: «Быть или не быть» Так что необходимо всё детально продумать и просчитать. Повторяю, весь дальнейший ход событий будет зависеть от вашей операции. Вопросы есть – Есть. Кто является правой рукой Лорда в указанных областях – спросил Вано. – Небезызвестный вам авторитет Кронос. – Я так и подозревал, что нам придётся иметь дело с фирмой «Олимп», – вздохнул Сэнсэй. Полковник рассказал в общих чертах о негласной деятельности фирмы, её членах, передал друзьям последнюю папку с дополнительной информацией и распрощался, пожелав удачи. Сэнсэй и Вано ещё некоторое время сидели в кафе, обдумывая и анализируя услышанное. – Да, Лорд – хищная птица. Это стервятник ещё тот. Надо же, какую схему придумал, – проговорил Сэнсэй, изучая исчерченный стрелками и фамилиями лист. – Не зря же говорят, праздный мозг – мастерская дьявола. – Вот именно, мастерская. В самое пекло нас суют, – проскрипел недовольно отец Иоанн. – Называется, широка дорога в ад, да выход из него узок. Полная ж… прости меня Господи. Вано перекрестился. – Ничего, прорвёмся, не впервой, – подбодрил его Сэнсэй и как-то по-особому произнёс: – Зато благое дело для людей сделаем. Чай карающие ангелы всё-таки будут пострашнее карающих демонов. Не так ли – Всё, конечно, так. Но мы не ангелы, а они не демоны. Все мы человеки, все под Богом ходим, – с грустью заключил Вано. Договорившись о новой встрече, первым ушёл Вано, потом Сэнсэй. Выйдя из кафе, он обратил внимание, какое необычное место для встречи выбрало их бывшее начальство. Это был своеобразный перекрёсток между прошлым и будущим. Дорожная магистраль, соединяющая две крупные области, с одной из которых было связано незабываемое прошлое Сэнсэя, а с другой – напряжённое настоящее. И если провести от этого места воображаемую поперечную линию, то один её конец вёл к месту бывших тренировок их некогда засекреченного учебного центра, а другой – непосредственно к эпицентру всего местного ажиотажа послед­них лет, то бишь к виновнику «кровавого торжества» – фирме «Олимп». Сэнсэй закурил сигарету и с горечью подумал: «Интересно, начальство специально придумало данное место для встречи или же это мой крест по жизни». В это время лёгкий ветерок утих, и природа замерла в полной тишине. Сэнсэю на миг показалось, что время как будто остановилось на этом перекрёстке, словно вовсе не было ни прошлого, ни будущего. Словно вся эта жизнь – лишь игра иллюзии или чьей-то роковой мысли. По дороге домой Сэнсэй размышлял о новом задании. Ситуация действительно была очень серьёзная. Видимо, её уже неоднократно пытались разрешить мирным путём, но тщетно. Если решить её путём ликвидации отдельных лиц – слишком много ненужной крови. Да и освободившиеся вакантные места быстро займут другие. А это ещё более накладно, так как неизвестно, как те, другие, поведут себя в сложившейся ситуации. Нет, тут надо действовать очень умело, тактично и наверняка. Нужно точно всё рассчитать, учесть психологию этих личностей, предугадать их действия и использовать эти же действия против них самих. Здесь нужен мягкий стиль, стиль по принципу айкидо или тайцзицюаня. Как там писали в трактате древние мастера: «Движения малые, а изменения большие, податливое преодолевает жёсткое; заняв силу у противника, её используют; нападают внезапно, воздействуют на точки». Абсолютно точно для данной ситуации… «Надо же, сколько тысячелетий прошло, а способы влияния на сущность человеческой природы так и не изменились. Следовательно, не изменился и сам человек», – с сожалением подумал Сэнсэй. Линия стратегии была намечена. Теперь нужно подробнее разработать тактику. Для того чтобы забраться в самое логово преступного мира, необходимо было привлечь его внимание. А чем можно быстро привлечь внимание преступных группировок Конечно, большими деньгами, нажитыми нечестным путём, желательно непосредственно на их «территории». Хозяева уж точно не заставят себя долго ждать. Но в этом случае дело ограничится «крышами» данного города. А это всего лишь ниточка многосложных переплетений паутины. Нужно было добраться до самого центра. Второй вариант – пойти путём завоевания «подрастающего авторитета». Вот тогда есть шанс быть замеченным наверху. Это, правда, займёт больше времени, зато работа будет качественнее. Сэнсэй внимательно продумывал весь намеченный план действий, подбирая в уме кандидатуры людей, которых можно использовать в этой игре. Ему почему-то вспомнилось, как на «Острове» наставники группы «аналитиков», в которую входил Сэнсэй, требовали всегда тщательнейшим образом обдумывать каждую деталь операции. Они неустанно повторяли, что лучше потратить дни на «усердный труд мозгами», чем проколоться на первой же мелочи и подставить не только себя, но и всю вверенную группу. А группа была особая. Все – лучшие в своём роде деятельности. И потеря хотя бы одного из них, даже по пресловутой случайности, считалась грубейшим просчётом именно «аналитика». Поэтому, чтобы не допустить просчёта и тем более случайности, «аналитиков», кроме своей специфической работы, обучали всему, что умел каждый из членов группы. А основных «специальностей» там было несколько: «наружка» (наружное наблюдение), «ликвидатор», «технарь» (обеспечивающий работу спецтехники). Учили так, чтобы каждый из членов группы при необходимости мог подменить товарища. Но больше всех и доскональней гоняли «аналитиков». Это были в своём роде универсалы. Сэнсэй добросовестно тянул эту бурлацкую лямку вожака. И то, что его группа до сих пор осталась в целости и сохранности, по сей день не рассекреченная, говорило само за себя. Сэнсэй, как никто другой, ценил жизни своих товарищей и поэтому всегда стремился опережать противника на один ход вперёд. Сэнсэй старался не прибегать к помощи группы без особой надобности. И ребята, понимая это, платили ему своим доверием и такой же профессиональной, отлично слаженной работой. Наверное, в этом гармоничном сочетании группы, действующей, словно единый организм, и заключался успех проведённых ими операций. Сегодняшнее задание было особенным. Поэтому по приезду домой Сэнсэй сделал кодовый звонок своему человеку, возглавлявшему группу наружного наблюдения. Это была особая личность в группе Сэнсэя – его страховка, глаза и уши, от которых зависело добрых пятьдесят процентов успеха операции. Его прозвище было Филёр. Причём это было не просто прозвище, а почётное звание, присвоенное ему наставником по спецподготовке, который сам некогда учился у настоящего филёра царской охранки. Учитель с гордостью рассказывал: «В царской России филёром называли высокопрофессионального разведчика. Содержание такого офицера обходилось государству в два раза дороже, чем обычного. Почему Да потому, что филёры были поставщиками ценной информации. А в любой игре выигрывает тот, кто владеет большей информацией о противнике. Филёры – необычные люди, обладающие всеми качествами индивидуального разведчика. Это сейчас разведке легче, потому что у неё на вооружении спецтехника. А раньше этого всего не было. И разведчики общались с помощью особой мимики и жестов, которые, с одной стороны, были естественны для окружающих, а с другой – являлись целым потоком информации для своих. Эти люди совмещали в себе гениальность актёра, психолога и аналитика. Поэтому весь преступный мир боялся не тех, кто ходил в погонах, а тех, кто являлся для них инкогнито». На «Острове» обучали наружному наблюдению необычно, сочетая старые методы с новыми. Поэтому звания Филёра из всего потока удостоились единицы, те, кто смог успешно освоить этот многогранный, психологически сложный, напряжённый труд. И усилия отличников не были напрасны. Как показала практика, именно группы с Филёрами выживали и чаще других выходили из операций «сухими». Поэтому Сэнсэй был спокоен за добросовестную работу своего Филёра. Это давало возможность уделить больше внимания непосредственной разработке тактики действий.  Итак, для начала необходимо было создать базу, то есть фирму, от которой поползли бы дочерние предприятия. Деньги на это предприятие у Сэнсэя были. Как вертебролог он имел неплохие доходы в собственном медицинском центре по заболеваниям опорно-двигательного аппарата. Благо в своё время получил соответствующие практические навыки в Конторе, когда проходил медицинский курс. Естественно, этот курс, содержащий все лучшие и наиболее эффективные знания военной медицины, ни в какое сравнение не шёл с теоретическими знаниями мединститута. К тому же природные способности Сэнсэя по безошибочной диагностике заболеваний сделали своё дело – прославили его как специалиста-костоправа далеко за пределами данной области. И это даже в какой-то степени оказалось хорошей подоплёкой для сегодняшнего задания, так как его пациентами были разные люди. Ведь болезнь не выбирает человека по социальному статусу. Она без стука может войти в дом к любому. Поэтому к косто­праву шли со своей болью как бедные, так и богатые, как бандиты, так и опера, как депутаты, так и домохозяйки. И оголяя перед врачом свою наболевшую спину, все становились в какой-то степени равными – просто людьми со своим горем. Сэнсэй никому не отказывал в помощи. Он вёл приём до последнего пациента, даже если это выходило за рамки рабочего времени. Так что раскрутить фирму ему не составляло труда. К тому же имелись и хорошие связи. Дело оставалось за кадрами. А этот вопрос был особый. Потому что фирмы, которые эти люди бы возглавили, заведомо были обречены на провал. Это был своеобразный гамбит в большой игре, в процессе которого пришлось бы пожертвовать данными фирмами как пешками. Следовательно, в руководство этих фирм необходимо было брать вместо опытных людей молодёжь, дабы игра выглядела более естественной. Ведь опытный человек, знавший дела фирмы изнутри, мог быстро понять что к чему. А значит, у него появились бы соответствующие вопросы. Посвящать такого человека в тонкости большой игры означало подвергать его жизнь неоправданной опасности, как носителя данной информации. Это, во-первых. Во-вторых, зная об этом, он начал бы уже играть роль руководителя подставной фирмы, а не быть им. А это фальшивое усердие быстро бы заметил противник и вычислил планы Сэнсэя раньше, чем тот успел бы что-либо предпринять. Поэтому Сэнсэй, предвидя подобное развитие событий, решил взять для руководства этими фирмами молодёжь с соответствующими этому делу типом и параметрами мышления. Амбиции молодости, неопытность в вопросах бизнеса сделали бы ситуацию более естественной, что было немаловажно для успеха основной игры. Да и для парней это стало бы бесценным опытом, который позволил бы расстаться с иллюзиями детства и понять, что такое жизнь, в которой ничего просто так не делается и не даётся. Ещё раз всё проанализировав и приблизительно наметив психологические характеристики необходимых участников, Сэнсэй подыскал в памяти соответствующие кандидатуры. В секции по восточным единоборствам, которую он вёл, имелась подходящая компания ребят. Они были, что называется, «дети своего времени» и жили в амбициях его запросов. Эти ребята давно стремились стать значимыми в коллективе Сэнсэя, пытаясь влиться в старшую группу. Дело в том, что у Сэнсэя уже была хорошо сколоченная группа людей, которых в равной степени притягивало не только боевое искусство, но и духовная внутренняя практика. Они были прекрасно обучены, поражая окружающих своей работоспособностью, молниеносной скоростью ударов и технически совершенными спаррингами. Поэтому многие из занимающихся в секции, заворожённо наблюдая за их мастерством, естественно, сами мечтали достичь таких же результатов. Не стала исключением и эта компания ребят. Но мечтать легко, а добросовестно работать над собой – это тяжело. А в спортзале сразу видно кто есть кто. Так что все желания и мечты этих «детей своего времени» просматривались, как на ладони – всё для них должно совершаться, как в сказке про Емелю, по волшебству, без их особого усердия и участия. И хотя им было от двадцати трёх до двадцати шести лет, они оставались людьми далеко не зрелыми. Поэтому Сэнсэй и решил задействовать их в своей игре, дабы те принесли хоть какую-то пользу обществу, да ума-разума немного набрались. В первую же тренировку Сэнсэй подпустил их к себе поближе, узнал, кто чем занимается, у кого какое образование. И даже удивился, когда выяснил, что несколько человек окончили институт. Как он и предполагал, в основном ребята жили на родительские деньги, иногда подторговывая запчастями в отдалённых закоулках рынка. После тренировки у них состоялся разговор. – Может, хватит вам жить, как барыгам, – используя их жаргон, произнёс Сэнсэй. – Пора уже самим настоящие деньги зарабатывать. – Хорошо бы, – ответил Макс, более-менее смышлёный среди остальных. – Но как Я вот автозапчастями целыми днями торгую и всё равно в долгах, как в шелках. То за место плати, то базарной братве дай, то на бензин, чтобы за деталями смотаться. Еле-еле концы с концами свожу. А если ещё недосмотришь и что-нибудь сопрут, то вообще хана. Как в этих условиях заработаешь – Вот именно. Хотя если сравнить заработки Макса с моей зарплатой на заводе, он просто миллионер, – вставил своё слово Саня, курчавый паренёк небольшого роста по кличке Еврей. Эту кличку ребята ему дали не только потому, что он наполовину был евреем, но и потому, что слыл настоящим пронырой. – И зачем только я в институте учился – вздохнул Саня. – Так ты ж всё равно на работе ничего не делаешь, – подтрунил над ним долговязый Андрей. – Сидишь себе в кабинете да в потолок плюёшь. – А ты думаешь, за такую зарплату легко в потолок плевать – ответил тот. Все рассмеялись. – Да, на государственных харчах сыт не будешь, – продолжил Андрей. – Я вот потаскал на металлургическом комбинате болванки, как дурак, месяц ишачил. А потом копейки получил и сразу уволился. На фига пупок надрывал! Я те же деньги за две недели с Максом на рынке заработал, сильно не напрягаясь. Но всё равно разве это деньги – Безусловно, – согласился Сэнсэй. – Хорошие деньги в наше время только частные фирмы зарабатывают. – Точно! – Вот бы самому что-нибудь эдакое-такое открыть, – мечтательно произнёс Валера. – Ты сначала нам должок за пиво верни, – полушутя пригрозил Андрей. – А то не успеешь открыть «эдакое-такое», как рэкет нагрянет в виде нас с Саней. – Да ладно вам, сказал же – верну. Сэнсэй усмехнулся, слушая такой разговор, и, как бы между прочим, предложил: – Ребята, а если серьёзно. Давайте действительно откроем настоящую фирму. Ну, к примеру, по торговле лакокрасочными изделиями для автомобилей. Тем более, у Макса и Андрея опыт в этом деле есть. Все напряглись. – А что, это идея! – вдохновенно произнёс Андрей. – А где деньги возьмём – осторожно поинтересовался Еврей. – У меня, например, нет. – Да если мы даже все скинемся и, допустим, я свои базарные вложу, – рассуждал Макс, – всё равно не хватит на минимальную закупку, не говоря уже об остальном. – Деньги я дам, это не проблема, – просто сказал Сэнсэй. – Главное оформить документы и найти помещение. Некоторое время ребята сидели, как заворожённые. Когда до их сознания дошло, что это вовсе не розыгрыш, они взорвались в бурном обсуждении. Глазки у всех заблестели от открывающихся перспектив. Но напряжение ещё больше увеличилось, когда стали выбирать директора, поскольку Сэнсэй сразу отказался от этой должности ввиду своей занятости. – Тут нужен умный человек, чтобы всё мог просчитать, – неустанно повторял Еврей. – И чтобы день и ночь посвящал себя работе, – приговаривал Валера, который нигде не работал. – И продукцию хорошо знал, – добавил Андрей. – Да это всё решаемые вопросы. Главное ― найти рынки сбыта, – внёс Макс более здравую мысль. В конце концов, после долгих дебатов, с лёгкой руки Сэнсэя директором выбрали Андрея, Макса – замом по сбыту, Валеру – замом по закупке, а Еврея – бухгалтером. При этом, по словам Сэнсэя, при хорошей раскрутке, каждому из них светило по собственной фирме. – Главное удачно стартовать, – подбадривал он. Эти слова ещё больше сплотили новоявленный коллектив. Остальных ребят, не участвовавших активно в разговоре, но проявивших желание подзаработать, назначили помощниками. После того как спортзал покинула новоиспеченная «администрация», к Сэнсэю подошли ребята из старшей группы. – Сэнсэй, мы можем тебе чем-то помочь – поинтересовался Володя, крепкий парень лет тридцати, невысокий, с военной выправкой. – Да нет, спасибо. – Ну, если чего, ты же знаешь, – приложив руку к сердцу, с улыбкой проговорил неутомимый хохмач Женька, – Тут у нас один Володя чего стоит с его заморским стажем в «горячих точках»! Да даже лично у меня, так сказать «монаха», не покидающего своей земли обетованной, ежели уже на то пошло, и то от риска благородный комфорт в теле наступает. Адреналин с такой силой выплёскивается, что аж всё на свете подымается… Хм, чё вы хохочете Я имею в виду настроение, мышечный тонус, даже волосы в некоторых местах… Но то по большей части от неожиданности. Ребята вновь покатились со смеху. – Нет, правда, Сэнсэй, ты же знаешь, если надо, мы за тебя горой, – ответил за всех Стас. – Да, ребята, спасибо. Пока не надо. – Ну, как скажешь, – пожал плечами Володя. – Если чего, мы рядом. – Добро. На том разговор и закончился. Одним из достоинств Сэнсэя ребята считали то, что он никогда не говорил ничего лишнего сам и не проявлял излишнего любопытства в отношении других. Поэтому они старались быть столь же деликатными в подобных вопросах. Да и по большому счёту их в основном интересовала духовная сторона этой неординарной личности, чем его жизнь в материальных сферах бытия. С ним они познавали то, что невозможно прочесть ни в одной книге, и с лёгкостью понимали то, над чем бились Мудрецы человечества. Для самого же Сэнсэя этот небольшой коллектив был своеобразной отдушиной от суеты мира. Так что эта дружба крепилась исключительно на духовной основе – самом крепком фундаменте человеческих отношений.  На следующий день Сэнсэй, как и обещал, представил необходимую сумму сияющей от счастья «администрации» новоявленной фирмы. Андрей с Валерой сразу же побежали оформлять документы. Но в первом же кабинете им задали вопрос на засыпку: «Как будет называться ваша фирма» Ещё ближайшие две недели ребята усиленно пыжились, придумывая подходящее название. Андрей как самое ответственное лицо перерыл «ворох» имеющейся в доме скудной литературы и наконец наткнулся на слово «Кассандра». Оно ему показалось даже поэтичным. От охватившего его вдохновения он тут же придумал стишок-рекламу из цикла «Всё для вашего автомобиля»: «Кассандра – это краски, Кассандра – это цвет. Придите к нам в Кассандру, Получите … «Нет, – подумал он, – что-то не то». Ещё около часа он подбирал соответствующую рифму, но на ум приходили только матерные слова. В конце концов он плюнул на это неблагодарное дело и понёсся с блистательной идеей к ребятам, не удосужившись даже прочитать об этой самой Кассандре. А ведь Кассандра, по греческой мифологии, была дочерью Приама, последнего царя Трои. Она получила пророческий дар от Аполлона. Сначала над её трагическими пророчествами смеялись, но затем они воплотились в гибель её семьи и разрушение Трои. Назвать так беспечно фирму могли только такие «лихие» ребята. Сэнсэй чуть со стула не свалился, когда они стали хвастаться своим выстраданным в муках названием. После повторного прихода в тот же злополучный кабинет, бронированный стеной инструкций, необъятная женщина, прочитав название фирмы, посмотрела исподлобья на довольного Андрея и Валеру и с подозрением спросила: – А где будет располагаться ваша фирма Матерясь на чём свет стоит, они вылетели из здания исполкома. Но эта неприятность не охладила их энтузиазм. С таким же размахом, как назвали фирму, они решили найти соответствующее помещение. И не где-нибудь, а в центре областного города. Сэнсэй еле унял их строптивый пыл, благодаря которому они ещё наверное целый год пытались бы прийти к единому решению. Всё решилось гораздо проще, так, как и запланировал Сэнсэй. К тому времени он уже успел несколько раз изучить и проанализировать все детали операции, подключить необходимых людей, собрать свою исходную информацию. И когда раскидал текущие дела и подключился к горе-предпринимателям, всё пошло как по маслу, на радость последним. Сэнсэй помог им арендовать помещение в здании, где находился его медицинский центр. Только он занимал первый этаж, а «Кассандра» разместилась на втором. После того как они получили права на аренду помещения, туда пришли рабочие и в короткий срок сделали шикарный ремонт. Сэнсэй специально пригласил несколько бригад рабочих. Во-первых, работа продвигалась быстрее, а во-вторых, в этой толпе незнакомых людей затесались и его «технари», которые искусно и незаметно нашпиговали помещение подслушивающими аппаратами и видеоустройствами. Монитор вывели Сэнсэю на первый этаж, в личный кабинет, и тщательно замаскировали. И когда офис засиял в своём новом мебельном убранстве, Сэнсэй внёс последние штришки, установив на всякий случай дополнительные «жучки». Он всегда так подстраховывался. Сделав пару звонков, Сэнсэй договорился со своими знакомыми, бывшими пациентами, об оформлении соответствующих документов. Так что Андрея, Валеру и Макса принимали в исполкоме чуть ли не с распростёртыми объятиями. В рекордно короткие сроки они получили необходимые документы на торговлю. Закупили товар. И опять-таки с лёгкой руки Сэнсэя сделали хорошую рекламу. Авторитет Сэнсэя, которого ребята называли не иначе, как «шеф», вырос в их глазах многократно. Кроме всего, перед самым открытием их «крёстный отец» вывез всю «голодраную» администрацию на рынок и одел «с иголочки», прикупив ещё для каждого последний «писк» сезона – малиновые пиджаки. За каких-то два месяца ребята стали, по своим меркам, «крутыми пацанами». «Кассандра» заработала на полную мощность. Через четыре месяца были приобретены иномарки. Правда подержанные, но всё же иномарки... Видя такой резкий взлёт, к ребятам в команду стали напрашиваться дворовые друзья, бывшие одноклассники и знакомые. «Парни в малиновых пиджаках» при таком спросе тешили себя мыслями покровителей и благодетелей судеб. Вскоре негласный штат фирмы «Кассандра» значительно разросся. Сэнсэй только этого и ждал. Постепенно формировалась бригада. Сэнсэй медленно, но уверенно прокладывал себе дорогу в «авторитеты». А «авторитетом» среди местных считался тот, у кого больше и организованнее банда. Поэтому Сэнсэю было лишь на руку возросшее количество поклонников «Кассандры». И чтоб они не болтались без дела, смущая народ, он предложил ребятам открыть дочерние фирмы. Так появились фирма «Логос» по выпечке хлеба и изготовлению полуфабрикатов, которую возглавил Еврей, спортивный клуб «Купидон» под руководством Макса, бильярдный клуб «Валера», с одноимённым директором. Ребята просто сияли от счастья. Сбылась их мечта: словно по мановению волшебной палочки они стали всего за полгода директорами собственных предприятий. Нельзя сказать, что их предприятия стали супердоходными. Нет. Сэнсэй лишь планомерно создавал ложную иллюзию, заведомо пуская соответствующие слухи о больших дивидендах предприятий. На самом же деле фирмам хватало денег только для оплаты текущих расходов, то есть чтобы прокормить себя. Но при постоянной денежной подпитке Сэнсэя это было незаметно. Почти все ребята, окунувшись с головой в неожиданное счастье, на этот факт не обращали внимания. Один Еврей чесал затылок и от волнения грыз ногти, не понимая, почему у него каждый раз дебет не сходится с кредитом. Но очередная порция шелестящих купюр, полученных от шефа, заставляла забыть обо всём на свете, разумеется до следующего отчёта.  Филёр тоже зря времени не терял. Он со своими ребятами усиленно обхаживал фирму «Олимп», словно кот вокруг куска мяса. То с одной стороны пытался подойти, то с другой. Но создавалось такое впечатление, что Хозяин заранее учёл все повадки «домашних животных» и принял надлежащие меры защиты. Однако и Филёр был на редкость упорный в достижении своих целей. Сложность ситуации лишь разжигала в нём азарт игрока и активизировала фантазию по обдумыванию нестандартного подхода. Он ещё с учебки знал, что идеальной защиты не существует. Люди всегда остаются людьми, со своими слабостями и недостатками. А техника – это всего-навсего техника, которую нетрудно перемоделировать и заблокировать. Главное – не ограничивать своё сознание приказом «Это невозможно!» Всё возможно, если хорошенько подумать. Надо просто как следует напрячь мозги и набраться терпения. Филёр пошёл путём от простого к сложному. Он начал с обслуживающего персонала «Олимпа». Ведь персонал только на работе такой грозный, дисциплину соблюдает да обет молчания хранит. А в частной жизни это обыкновенные люди с массой своих проблем и комплексов, с семейными неурядицами и любопытными соседями. У них есть свои друзья да подруги, которым, кстати, тоже есть с кем поделиться новыми событиями и впечатлениями. Ну и, конечно, родственники, подчас также неплохо осведомлённые. Персонал ведь не железный и любит иногда сболтнуть лишнее в разговорах по душам. Так что это просто кажется, что сотрудники фирмы недоступны и о них и их работе мало кто знает. На самом деле при умелой добыче и обработке информации можно много интересного узнать и о делах, и о защите «Олимпа». Хлопотно, конечно, длительно. Но, как говорится, медленно, но уверенно. Ну, а уволенные кадры – это вообще «находка для шпиона». Те в порыве незабываемой обиды всю правду-матку на блюдечке с голубой каёмочкой выложат. Да ещё тщательно обсмакуют самые отвратительные подробности о своём начальстве, чтобы вызвать долгожданное сочувствие у собеседника по поводу своей до глубины души оскорблённой личности. Параллельно Филёр вёл «осаду» самого «Олимпа». Встретившись очередной раз с Сэнсэем, он развернул перед ним чертёж с тщательно составленным планом местности. – Хитро они обустроились. Место себе выбрали идеальное. Вот тут поле. Вокруг никаких жилых строений. Сзади здания, метрах в двухстах, небольшой лесок… Здесь трасса… Тут дорога к ним ведёт. Вдоль неё посадка небольшая. А вот тут, наискосок, метрах в восьмистах, заводик имеется… Их строение длинное, двух­этажное. Вообще, в Союзе, это здание строили под дорожную гостиницу. Основные окна выходят в сторону поля. Они плотно зашторены даже днём. На крыше – спутниковые антенны. А во дворе, когда открывали ворота, ребята заметили замаскированную вентиляционную шахту. Скорее всего под зданием находится жилое помещение… Весь периметр их территории обнесён трёхметровым бетонным забором. Наверху в несколько рядов протянута колючая проволока. Ночью она под током. Приезжающие машины паркуются в большом внутреннем гараже. Да, выезжают они, кстати, на скорости. Разгоняются во дворе. Восемь охранников с собаками дежурят круглосуточно. Одеты в чёрные камуфляжи, видимо с «брониками», без каких-либо опознавательных знаков. Ещё по одному охраннику находится на каждой из двенадцати наблюдательных башен, – указал Филёр на плане. – Они вооружены стволами. Не сомневаюсь, что у них есть на это официальное разрешение. Уж слишком демонстративно носят… Так… А, вот ещё. На крыше «Олимпа», вот здесь и здесь, заметили два замаскированных наблюдательных пункта… Теперь интересные подробности относительно этого леска. Вот тут сосны. А здесь ложбинка. Она постепенно переходит в овраг. Здесь проходит грунтовая дорога к ближайшему селу. А здесь возвышенность… Теперь самое интересное. В этой группе сосен мы обнаружили дерево с повреждённой корой. Явно кто-то недавно взбирался туда и пытался обустроиться. По крайней мере место отсидки тщательно пытались замаскировать. Всё остальное вокруг просто идеально. Ни следов, ни отпечатков от протекторов шин в округе. Прямо тебе лесной призрак, леший собственной персоной. – Ты думаешь, там побывал снайпер – спросил озадаченно Сэнсэй. – Скорее всего. Очень характерно для «наседки». – Но чей «Олимповский» – Не знаю. Но, думаю, что не их. Скорее всего по их душу… Понимаешь, эти сосны окружены ложбинкой. А она утыкана всякими мелкопакостными «контрольками». Тут явно поработал специалист от «Олимпа». Один неверный шаг – и там такой фейерверк будет, что подымет шум на пол-округи. Безвредный, конечно, пшик, но вполне оглушительный. Мы сами чуть не попались на эти «секретки». Виден почерк профессионала. И я не удивлюсь, если все эти двести метров до здания имеют свои безобидные сюрпризы… Ну так вот. Поскольку стратегические подходы к зданию нашпигованы всякими премудростями, значит им незачем ставить сюда ещё и своих снайперов. Следовательно, это был кто-то другой. И, судя по обустройству логова и по тому, как он обошёл «секретки» – это был профи… Так что ещё кто-то охотится на наших «божков». – Да-а-а… Вот так сюрприз! Они же всю игру нам могут поломать… Ладно. Попробуй аккуратно разу­знать, что за конкуренты у нас появились. И будьте вдвойне осторожны… К «Олимпу» близко не подходите… Где вы осели – На этом заводе. – Чудненько… Лишний раз не светитесь… Какие у вас ближайшие планы по поводу «Олимпа» – Да тут технари дельное дело предлагают. Они умудрились сконструировать аналог «Французской трубки» направленного действия. Чётко фиксирует разговор на расстоянии 600–800 метров. С её помощью попробуем прослушивать разговор охранников на башнях. В такой ситуации это самое безопасное. Можно ещё два сотовых трансформатора оборудовать и прослушать разговоры по сотовому. Ну и обычное наружное наблюдение объектов вне стен «Олимпа». – Ясно. Я бы посоветовал вам пока повременить с сотовыми трансформаторами… Мне кажется, у них на этот счёт своя ловушка имеется… Рисковать в самом начале дела нам ни к чему. – Добро. Ограничимся старыми проверенными методами.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17