Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Книга адресована лингвистам, а также всем интересующимся общими проблемами




страница1/45
Дата25.06.2017
Размер6.72 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45
Ferdinand de Saussure

Cows de linguistique generate

Public par Charles Bally et Albert Sechehaye avec la collaboration de Albert

Riedlinger

Фердинанд де Соссюр

Курс общей лингвистики

Екатеринбург

Издательство Уральского университета 1999

ББКШ1г(0)5 С 66

Научный редактор М. Э. Рут

Перевод «Примечаний» и «Биографических и критических заметок» Туллио де Мауро С.

В. Чистяковой

(по книге: Sossure F. de. Cours de linguistique generale / Publ. par Ch. Bally

et A.Sechehaye avec la collaboration de A. Riedlinger. Ed. critique prep. par

Tullio de Mauro. Paris, 1972)

Редактор Н. В. Чапаева

Ответственный редактор В. Е. Беспалов

Соссюр Ф. де.

С 66 Курс общей лингвистики/Редакция Ш. Балли и А. Сеше; Пер. с франц. А.

Сухотина. Де Мауро Т. Биографические и критические заметки о Ф. де Соссюре;

Примечания / Пер. с франц. С. В. Чистяковой. Под общ. рея. М. Э. Рут.—

Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1999.— 432 с.

ISBN 5—7525—0689—1

«Курс Общей лингвистики» Фердинанда де Соссюра — работа, определившая все

последующее развитие языкознания XX в. Соссюровская методология — различение

языка и речи, синхронии и диахронии, предложенный им анализ природы языкового

знака — вышла за рамки собственно лингвистики, найдя плодотворное применение в

целом ряде гуманитарных наук, от этнологии до психоанализа.

В настоящем издании уточнен перевод ряда понятий, а также впервые в

русскоязычном переводе в полной мере воспроизводится использованная автором

система фонетической транскрипции. Издание дополнено ставшим уже классическим

комментарием известнейшего итальянского лингвиста Туллио де Мауро.

Книга адресована лингвистам, а также всем интересующимся общими проблемами

методологии гуманитарных наук.

,4602000000—33

ББКШ1г(0)5)

ISBN 5—7525—0689—1

ι Издательство Уральского университета, 1999

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Сколько раз нам приходилось слышать из уст Фердинанда де Соссюра сетования на

недостаточность принципов и методов той лингвистики, в сфере которой развивалось

его дарование. Всю свою жизнь он упорно искал те руководящие законы, которые

могли бы ориентировать его мысль в этом хаосе [1]'. Только в 1906 г., приняв

после Вертгеймера [2] кафедру в Женевском университете, он получил возможность

публично излагать свои идеи, зревшие в нем в течение многих лет. Де Соссюр читал

курс по общей лингвистике три раза: в 1906-1907, 1908-1909 и 1910-1911 гг.;

правда, требования программы вынуждали его посвящать половину каждого из этих

курсов индоевропейским языкам: описанию их и изложению их истории, в связи с чем

ему приходилось значительно сокращать важнейшие разделы, составляющие основную

тематику читаемых лекций [З].

Все, кому посчастливилось слушать эти столь богатые идеями лекции де Соссюра,

жалели, что они не были опубликованы отдельной книгой. После смерти нашего

учителя мы надеялись найти в его рукописях, любезно предоставленных в наше

распоряжение г-жой де Соссюр, полное, или по крайней мере достаточное,

отображение этих гениальных лекций; мы предполагали, что, ограничившись простой

редакционной правкой, можно будет издать личные заметки де Соссюра с

привлечением записей слушателей. К великому нашему разочарованию, мы не нашли

ничего или почти ничего такого, что соответствовало бы конспектам его учеников:

де Соссюр уничтожал, как только отпадала в том необходимость, наспех

составленные черновики, в которых он фиксировал в общем виде те идеи, какие он

потом излагал в своих чтениях. В его письменном столе мы нашли лишь довольно

старые наброски [4], конечно, не лишенные ценности, но не пригодные для

самостоятельного использования, а также для соединения их с записями упомянутых

курсов его слушателями.

Это было для нас тем более огорчительно, что профессиональные обязанности в свое

время почти полностью помешали нам присутствовать лично на этих лекциях,

ознаменовавших в деятельности Фердинанда де Соссюра этап, столь же

блистательный, как и

Цифра в квадратных скобках после соответствующего слова или абзаца отсылает

читателя «Курса» к соответствующему примечанию Туллио де Мауро. Эти примечания в

нашем издании помещены в конце «Курса».—Прим. ред.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

тот, ныне уже далекий, когда появился «Мемуар о первоначальной системе гласных в

индоевропейских языках» [5].

Итак, нам пришлось ограничиться только записями, которые вели слушатели в

течение трех упомянутых лекционных курсов. Весьма полные конспекты предоставили

в наше распоряжение слушатели двух первых курсов: Луи Кай, Леопольд Го-тье, Поль

Регар и Альберт Ридлингер, а также слушатели третьего, наиболее важного курса:

г-жа Сеше, Жорж Дегалье и Франсис Жозеф [б]. Свои заметки по одному специальному

вопросу предоставил нам Луи Брютш [7]. Всем перечисленным лицам мы выражаем свою

искреннюю признательность. Мы выражаем также живейшую благодарность выдающемуся

романисту Жюлю Ронжа, который любезно согласился просмотреть рукопись перед

сдачей ее в печать и сообщил нам свои ценнейшие замечания.

Что же мы стали делать с этим материалом? Прежде всего потребовался серьезный

критический анализ: в отношении каждого курса вплоть до отдельных деталей надо

было путем сопоставления всех версий добраться до авторской мысли, от которой у

нас остались только отголоски, порой противоречивые. Для первых двух курсов мы

прибегли к сотрудничеству с А. Ридлингером, одного из тех слушателей, кто с

наибольшим интересом следил за мыслью учителя; его работа в этом отношении была

нам очень полезна [8]. Для третьего курса та же кропотливая работа по сличению

версий и редактированию была произведена одним из нас—А. Сеше [9].

Однако это еще не все. Форма устного изложения, часто противоречащая нормам

книжной речи, создавала для нас величайшие затруднения. К тому же де Соссюр

принадлежал к числу тех людей, которые никогда не останавливаются на

достигнутом: его мысль свободно развивалась во всех направлениях, не вступая тем

не менее в противоречие с самой собою. Публиковать все в оригинальной форме

устного изложения было невозможно: неизбежные при этом повторения,

шероховатости, меняющиеся формулировки лишили бы подобное издание цельности.

Ограничиться только одним курсом (спрашивается, каким?) значило бы лишить книгу

всех богатств, в изобилии разбросанных в остальных двух курсах;

даже третий курс, наиболее законченный, не мог бы сам по себе дать полное

представление о теориях и методах де Соссюра [10].

Нам советовали издать некоторые отрывки, наиболее оригинальные по своему

содержанию, в том виде, в каком они остались после де Соссюра; идея эта нам

сперва понравилась, но вскоре стало ясно, что осуществление ее исказило бы

концепцию нашего учителя, которая предстала бы в виде обломков постройки,

имеющей подлинную ценность лишь как стройное целое [11].

Поэтому мы остановились на решении более смелом, но вместе с тем, думается, и

более разумном: мы решились на реконструкцию, на синтез на основе третьего

курса, используя при этом все

бывшие в нашем распоряжении материалы, включая личные заметки де Соссюра. Дело

это было исключительно трудным, тем более что речь шла о воссоздании, которое

должно было быть совершенно объективным: по каждому пункту нужно было, проникнув

до самых основ каждой отдельной мысли и руководствуясь всей системой в целом,

попытаться увидеть эту мысль в ее окончательной форме, освободить ее от

многообразных форм выражения и зыбкости, присущей устному изложению, затем найти

ей надлежащее место и при всем том представить все составные части ее в

последовательности, соответствующей авторскому намерению даже в тех случаях, где

это намерение надо было не столько обнаружить, сколько угадать [12].

Из этой работы по объединению отдельных версий и реконструкции целого и выросла

настоящая книга, которую мы ныне не без робости представляем на суд ученых

кругов и всех друзей лингвистики [13].

Наша основная идея сводилась к тому, чтобы воссоздать органическое единство, не

пренебрегая ничем, что помогло бы создать впечатление стройного целого. Но

именно как раз за это мы, быть может, и рискуем подвергнуться критике с двух

сторон.


С одной стороны, нам могут сказать, что это «стройное целое» неполно. Но ведь

наш учитель никогда и не претендовал на то, чтобы охватить все разделы

лингвистики и осветить их все равномерно ярким светом; фактически он этого

сделать не мог, да и цель его была совершенно иная. Руководствуясь несколькими

сформулированными им самим основными принципами, которые мы постоянно находим в

его работе и которые образуют основу ткани, столь же прочной, сколь и

разнообразной, он работал вглубь и распространялся вширь лишь тогда, когда эти

принципы находили исключительно благоприятные возможности применения, а также

когда они встречали на своем пути теории, которые могли их подорвать.

Этим объясняется тот факт, что некоторые дисциплины, например семантика, лишь

слегка затронуты [14]. Нам кажется, однако, что эти пробелы не вредят

архитектонике целого. Отсутствие «лингвистики речи» более ощутимо. Обещанный

слушателям третьего курса этот раздел занял бы, без сомнения, почетное место в

будущих курсах [15]; хорошо известно, почему это обещание не было выполнено. Мы

ограничились тем, что собрали и поместили в соответствующем разделе беглые

указания на эту едва намеченную программу; большего мы сделать не могли.

С другой стороны, нас, быть может, упрекнут за то, что мы включили в книгу

некоторые достаточно известные еще до Соссюра вещи. Однако невозможно, чтобы при

изложении столь широкой темы все было одинаково новым. И если некоторые уже

известные положения оказываются необходимыми для понимания целого, неужели нам

поставят в вину то, что мы их приводим? Так, глава о

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

фонетических изменениях включает сведения, уже высказывавшиеся ранее другими и

только выраженные в более законченной форме; но, не говоря уже о том, что этот

раздел книги содержит много оригинальных и ценных подробностей, даже

поверхностное знакомство с ним показывает, что исключение его из книги

отрицательно сказалось бы на понимании тех принципов, на которых де Сос-сюр

строит свою систему статической лингвистики.

Мы полностью осознаем свою ответственность перед лицом научной критики и перед

самим автором, который, возможно, не дал бы своего согласия на опубликование

этих страниц [16]. Эту ответственность мы принимаем на себя целиком и хотели бы,

чтобы она лежала только на нас. Сумеют ли наши критики провести различие между

учителем и его интерпретаторами? Мы были бы признательны им, если бы они

обрушили свои удары на нас: было бы несправедливо подвергать этим ударам память

дорогого нам человека.

Женева, июль 1915

Ш. Балли, А. Сеше.

Предисловие ко второму изданию

В настоящем, втором, издании не внесено никаких существенных изменений по

сравнению с первым. Издатели ограничились частичными поправками [17], цель

которых—сделать редакцию некоторых пунктов более ясной и точной.

Ш. Б., А. С.

Предисловие к третьему изданию

За исключением нескольких незначительных исправлений, настоящее издание [18]

полностью повторяет предыдущее.

Ш. Б., А. С.

Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ .......... 5

ВВЕДЕНИЕ.....................................' 9

Глава I. ОБЩИЙ ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ ЛИНГВИСТИКИ ........_ 9

Глава II. ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧА ЛИНГВИСТИКИ; ЕЕ ОТНОШЕНИЕ К СМЕЖНЫМ ДИСЦИПЛИНАМ .

........................ 14

Глава III. ОБЪЕКТ ЛИНГВИСТИКИ ....................... 16

§ 1. Определение языка............................... ι б

§ 2. Место языка в явлениях речевой деятельности ............... 19

§ 3. Место языка в ряду явлений человеческой жизни. Семиология ...... 23

Глава IV. ЛИНГВИСТИКА ЯЗЫКА И ЛИНГВИСТИКА РЕЧИ ........ 26

Глава V. ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ ЭЛЕМЕНТЫ ЯЗЫКА ......... 28

Глава VI. ИЗОБРАЖЕНИЕ ЯЗЫКА ПОСРЕДСТВОМ ПИСЬМА ....... 31

§ 1. Необходимость изучения письма ....................... 31

§ 2. Престиж письма; причины его превосходства над устной формой речи . . 31 §

3. Системы письма ................................ 33

§ 4. Причины расхождения между написанием и произношением ....... 34

§ 5. Последствия расхождения между написанием и произношением ..... 35

Глава VII. ФОНОЛОГИЯ .............................. 39

§ 1. Определение .................................. 39

§ 2. Фонологическое письмо ............................ 40

§ 3. Критика показаний письменных источников ................ 41

ПРИЛОЖЕНИЕ К ВВЕДЕНИЮ ОСНОВЫ ФОНОЛОГИИ.............................. 44

Глава!. ФОНОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ. ...................... 44

§ 1. Определение фонемы ............................. 44

§ 2. Речевой аппарат и его функционирование ................... 46

§ 3. Классификация звуков в соотношении с их ротовой артикуляцией .... 49

Глава II. ФОНЕМА В РЕЧЕВОЙ ЦЕПОЧКЕ ................... 54

§ 1. Необходимость изучения звуков в речевой цепочке ........... 54

§ 2. Имплозия и эксплозия ............................. 56

§ 3. Различные комбинации эксплозии и имплозии в речевой цепочке .... 58

§ 4. Слогораздел и вокалическая точка ...................... 61

§ 5. Критика теории слогоделения......................... 62

§ 6. Длительность имплозии и эксплозии..................... 63

§ 7. Фонемы четвертой степени раствора. Дифтонги и вопросы их написания . 64

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ................................ 68

Глава I. ПРИРОДА ЯЗЫКОВОГО ЗНАКА ................... 68

§ 1. Знак, означаемое, означающее .....................··· 68

§ 2. Первый принцип: произвольность знака ................··· ^

§ 3. Второй принцип: линейный характер означающего ............··· ^

Глава II. НЕИЗМЕНЧИВОСТЬ И ИЗМЕНЧИВОСТЬ ЗНАКА ........ 74

§ 1. Неизменчивость знака ...........................··"

§ 2. Изменчивость знака ...........................··· 7/

Глава III. СТАТИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА И ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЛИНГВИСТИКА

................................ 8!

§ 1. Внутренняя двойственность всех наук, оперирующих понятием значимости.

..................................···"'

§ 2. Внутренняя двойственность и история лингвистики .......····"

§ 3. Внутренняя двойственность лингвистики, показанная на примерах . . ч3

§4. Различие синхронии и диахронии, показанное на сравнениях. ...... 89

ξ 5. Противопоставление синхронической и диахронической лингвистик в отношении

их методов и принципов ....................... 91

§ 6. Синхронический закон и закон диахронический ............... 92

§ 7. Существует ли панхроническая точка зрения? ................ 96

§ 8. Последствия смешения синхронии и диахронии .............. 97

§ 9. Выводы ..................................... 99

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

СИНХРОНИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА. .................... 101

Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ......................... 101

Глава II. КОНКРЕТНЫЕ ЯЗЫКОВЫЕ СУЩНОСТИ. ............. 103

§ 1. [Конкретные языковые] сущности и [речевые] единицы. Определение этих

понятий ..........................·...··.··· 103

§ 2. Метод разграничения сущностей и единиц. ................ 104

§ 3. Практические трудности разграничения сущностей и единиц . ..... 105

§ 4. Выводы..................................... 107

Глава III. ТОЖДЕСТВА, РЕАЛЬНОСТИ, ЗНАЧИМОСТИ. .......... 108

Глава IV. ЯЗЫКОВАЯ ЗНАЧИМОСТЬ. ..................... 112

§ 1. Язык как мысль, организованная в звучащей материи. .......... 112

§ 2. Языковая значимость с концептуальной стороны .......... 114

§ 3. Языковая значимость с материальной стороны .............. 118

§ 4. Рассмотрение знака в целом ......................... 120

Глава V. СИНТАГМАТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ И АССОЦИАТИВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

................................... 123

§ 1. Определения.................................. 123

§ 2. Синтагматические отношения ........................ 124

§ 3. Ассоциативные отношения. ......................... 125

Глава VI. МЕХАНИЗМ ЯЗЫКА ......................... 128

§ 1. Синтагматические единства ......................... 128

§ 2. Одновременное действие синтагматических и ассоциативных групп . . 129 §3.

Произвольность знака, абсолютная и относительная. ............. 131

Глава VII. ГРАММАТИКА И ЕЕ РАЗДЕЛЫ. .................. 134

§ 1. Определение грамматики; традиционное деление грамматики. ..... 134

§ 2. Рациональное деление грамматики ..................... 136

Глава VIII. РОЛЬ АБСТРАКТНЫХ СУЩНОСТЕЙ В ГРАММАТИКЕ . ... 137

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ДИАХРОНИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА. .................... 140

Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ......................... 140

Глава П. ФОНЕТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ ....._.............. 144

§ 1. Абсолютная регулярность фонетических изменений. ............. 144

§ 2. Условия фонетических изменений. ..................... 144

§ 3. Вопросы метода ................................ 146

§ 4. Причины фонетических изменений ..................... 147

§ 5. Неограниченность действия фонетических изменений . ..."...... 151

Глава III. ГРАММАТИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ФОНЕТИЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ.

................................... 153

§ 1. Разрыв грамматической связи ........................ 153

§ 2. Стирание сложного строения слов ..................... 154

§ 3. Фонетических дублетов не бывает ..................... 155

§ 4. Чередование .................................. 156

§ 5. Законы чередования. .........................·.·. 158

§ 6. Чередование и грамматическая связь .................... 160

Глава IV. АНАЛОГИЯ ............................... 161

§ 1. Определение аналогии и примеры. ..................... 161

§ 2. Явления аналогии не являются изменениями ............... 163

§ 3. Аналогия как принцип новообразований в языке ............. 165

Глава V. АНАЛОГИЯ И ЭВОЛЮЦИЯ ...................... 169

§ 1. Каким образом новообразование по аналогии становится фактом языка? 169 § 2.

Образования по аналогии — симптомы изменений интерпретации ... 170 § 3. Аналогия

как обновляющее и одновременно консервативное начало . . 172 Глава VI. НАРОДНАЯ

ЭТИМОЛОГИЯ ..................... 174

Глава VII. АГГЛЮТИНАЦИЯ .......................... 177

§ 1. Определение агглютинации ......................... 177

§ 2. Агглютинация и аналогия .......................... 178

Глава VIII. ПОНЯТИЯ ЕДИНИЦЫ, ТОЖДЕСТВА И РЕАЛЬНОСТИ В ДИАХРОНИИ

................................... 180

ПРИЛОЖЕНИЕ КО ВТОРОЙ И ТРЕТЬЕЙ ЧАСТЯМ. ............. 183

А. Анализ субъективный и анализ объективный ................ 183

Б. Субъективный анализ и выделение единиц низшего уровня ........ 185

В. Этимология ................................... 189

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА ..................... 190

Глава I. О РАЗЛИЧИИ ЯЗЫКОВ ......................... 190

Глава II. СЛОЖНОСТИ, СВЯЗАННЫЕ С ГЕОГРАФИЧЕСКИМ РАЗНООБРАЗИЕМ

ЯЗЫКОВ........................... 193

§ 1. Сосуществование нескольких языков в одном пункте. .......... 193

§ 2. Литературный язык и диалекты ....................... 194

Глава III. ПРИЧИНЫ ГЕОГРАФИЧЕСКОГО РАЗНООБРАЗИЯ ЯЗЫКОВ . . 197 § 1. Основная

причина разнообразия языков—время. ............ 197

§ 2. Действие времени на язык на непрерывной территории ......... 199

§ 3. У диалектов нет естественных границ ................... 200

§ 4. У языков нет естественных границ ..................... 202

Глава IV. РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЯЗЫКОВЫХ ВОЛН ............. 205

§ 1. Сила общения и «дух родимой колокольни» ................ 205

§ 2. Сведение обеих взаимодействующих сил к одному общему принципу . 207 § 3.

Языковая дифференциация на разобщенных территориях ........ 208

ЧАСТЬ ПЯТАЯ ВОПРОСЫ РЕТРОСПЕКТИВНОЙ ЛИНГВИСТИКИ ............. 212

Глава I. ДВЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ДИАХРОНИЧЕСКОЙ ЛИНГВИСТИКИ . .212 Глава II. НАИБОЛЕЕ

ДРЕВНИЙ ЯЗЫК И ПРАЯЗЫК . . . . . . . . . . . 216

Глава III. РЕКОНСТРУКЦИЯ. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

219

§ 1. Характер реконструкции и ее цели ..................... 219



§ 2. Степень достоверности реконструкций. . . . . . . . . . . . . . . . . . .

221


Глава IV. СВИДЕТЕЛЬСТВА ЯЗЫКА В АНТРОПОЛОГИИ И ДОИСТОРИИ .... . . . . . .... . .

. . ..... . . . . .... . . . . . 223

§ 1. Язык и раса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . 223


§ 2. Эгоизм . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . 224

§ 3. Лингвистическая палеонтология ...................... 224

§4. Языковой тип и мышление социальной группы. ............... 227

Глава V. ЯЗЫКОВЫЕ СЕМЬИ И ЯЗЫКОВЫЕ ТИПЫ . . . . . . . . ... . 229

ПРИЛОЖЕНИЯ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

233

Де Мауро Т. БИОГРАФИЧЕСКИЕ И КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ОФ.ДЕСОССЮРЕ . . . . . . . . .



. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 235

Де Мауро Т. ПРИМЕЧАНИЯ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . · . 294


БИБЛИОГРАФИЯ . .... . . . . ... . . . . .... . . . . .... . . . .· 395

ПРЕДМЕТНЫЙ И ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ . . . . . . . . . . . . . . . . . · 416

ВВЕДЕНИЕ

Глава I


ОБЩИЙ ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЮ ЛИНГВИСТИКИ [19]

Наука о языке [20] прошла три последовательные фазы развития, прежде чем было

осознано, что является подлинным и единственным ее объектом [21].

Начало было положено так называемой «грамматикой». Эта дисциплина, появившаяся

впервые у греков и в дальнейшем процветавшая главным образом во Франции,

основывалась на логике и была лишена научного и объективного воззрения на язык

как таковой: ее единственной целью было составление правил для отличия

правильных форм от форм неправильных. Это была дисциплина нормативная, весьма

далекая от чистого наблюдения: в силу этого ее точка зрения была, естественно,

весьма узкой [22].

Затем возникла филология. «Филологическая» школа существовала уже в Александрии,

но этот термин применяется преимущественно к тому научному направлению, начало

которому было положено в 1777 г. Фридрихом Августом Вольфом и которое продолжает

существовать до наших дней [23]. Язык не является единственным объектом

филологии: она прежде всего ставит себе задачу устанавливать, толковать и

комментировать тексты. Эта основная задача приводит ее также к занятиям историей

литературы, быта, социальных институтов и т, п. [24]. Всюду она применяет свой

собственный метод, метод критики источников. Если она касается лингвистических

вопросов, то главным образом для того, чтобы сравнивать тексты различных эпох,

определять язык, свойственный данному автору, расшифровывать и разъяснять

надписи на архаических или плохо известных языках. Без сомнения, именно

исследования такого рода и расчистили путь для исторической лингвистики: работы

Ричля о Плавте уже могут быть названы лингвистическими [25]. Но в этой области

филологическая критика имеет один существенный недостаток: она питает слишком

рабскую приверженность к письменному языку и забывает о живом языке, к тому же

ее интересы лежат почти исключительно в области греческих и римских древностей.

9

ВВЕДЕНИЕ



Начало третьего периода связано с открытием возможности сравнивать языки между

собою. Так возникла сравнительная филология, или, иначе, сравнительная

грамматика. В 1816г. Франц Бопп в своей работе «О системе спряжения

санскритского языка...» исследует отношения, связывающие санскрит с греческим,

латинским и другими языками [26]. Но Бопп не был первым, кто установил эти связи

и высказал предположение, что все эти языки принадлежат к одному семейству. Это,

в частности, установил и высказал до него английский востоковед Вильям Джоунз

(1746-1794). Однако отдельных разрозненных высказываний еще недостаточно для

утверждения, будто в 1816г. значение и важность этого положения уже были

осознаны всеми [27]. Итак, заслуга Боппа заключается не в том, что он открыл

родство санскрита с некоторыми языками Европы и Азии, а в том, что он понял

возможность построения самостоятельной науки, предметом которой являются

отношения родственных языков между собою. Анализ одного языка на основе другого,

объяснение форм одного языка формами другого—вот что было нового в работе Боппа.


Бопп вряд ли мог бы создать (да еще в такой короткий срок) свою науку, если бы

предварительно не был открыт санскрит. База изысканий Боппа расширилась и

укрепилась именно благодаря тому, что наряду с греческим и латинским языками ему

был доступен третий источник информации—санскрит; это преимущество усугублялось

еще тем обстоятельством, что, как оказалось, санскрит обнаруживал исключительно

благоприятные свойства, проливающие свет на сопоставляемые с ним языки.

Покажем это на одном примере. Если рассматривать парадигмы склонения латинского

genus (genus, generis, genere, genera, generum1 и т. д.) и греческого genos

(genos, geneos, genei, genea, geneon и т.д.), то получаемые ряды не позволяют

сделать никаких выводов, будем ли мы брать эти ряды изолированно или сравнивать

их между собою. Но картина резко изменится, если с ними сопоставить

соответствующую санскритскую парадигму (ganas, ganasas, ganasi, ganassu, ganasam

и т. д.) [28]. Достаточно беглого взгляда на эту парадигму, чтобы установить

соотношение, существующее между двумя другими парадигмами: греческой и

латинской. Предположив, что janas представляет первоначальное состояние (такое

допущение способствует объяснению), можно заключить, что s исчезало в греческих

формах gene(s)os и т. д. всякий раз, как оказывалось между двумя гласными.

Далее, можно заключить, что при тех же условиях в латинском языке s переходило в

г. Кроме того, с грамматической точки зрения санскритская парадигма уточняет

понятие индоевропейского корня, поскольку этот элемент оказывается здесь вполне

определенной и устойчивой единицей (ganas-). Латинский и греческий языки лишь

Здесь и всюду в дальнейшем мы сохраняем транслитерацию греческих слов в том

виде, в каком она дана во французском издании «Курса».—Прим. ред.

10


ОБЩИЙ ВЗГЛЯД ΗΛ ИСТОРИЮ ЛИНГВИСТИКИ

на самых своих начальных стадиях знали то состояние, которое представлено

санскритом. Таким образом, в данном случае санскрит показателен тем, что в нем

сохранились все индоевропейские s. Правда, в других отношениях он хуже сохранил

характерные черты общего прототипа: так, в нем катастрофически изменился

вокализм. Но в общем сохраняемые им первоначальные элементы прекрасно помогают

исследованию, и в огромном большинстве случаев именно санскрит оказывается в

положении языка, разъясняющего различные явления в других языках.

С самого начала рядом с Боппом выдвигаются другие выдающиеся лингвисты: Якоб

Гримм, основоположник германистики (его «Грамматика немецкого языка» была

опубликована в 1819-1837 гг.); Август Фридрих Потт, чьи этимологические

разыскания снабдили лингвистов большим материалом; Адальберт Кун, работы

которого касались как сравнительного языкознания, так и сравнительной мифологии;

индологи Теодор Бенфей и Теодор Ауф-рехт и др. [29].

Наконец, среди последних представителей этой школы надо выделить Макса Мюллера,

Георга Курциуса и Августа Шлейхера. Каждый из них сделал немалый вклад в

сравнительное языкознание. Макс Мюллер [30] популяризовал его своими блестящими

лекциями («Лекции по науке о языке», 1861, на английском языке); впрочем, в

чрезмерной добросовестности его упрекнуть нельзя. Выдающийся филолог

Курциус[31], известный главным образом своим трудом «Основы греческой

этимологии» (1858-1862,5-е прижизненное изд. 1879 г.), одним из первых примирил

сравнительную грамматику с классической филологией. Дело в том, что

представители последней с недоверием следили за успехами молодой науки, и это

недоверие становилось взаимным. Наконец, Шлейхер [32] является первым

лингвистом, попытавшимся собрать воедино результаты всех частных сравнительных

исследований. Его «Компендиум по сравнительной грамматике индогерманских языков»

(1861) представляет собой своего рода систематизацию основанной Боппом науки.

Эта книга, оказывавшая ученым великие услуги в течение многих лет, лучше всякой

другой характеризует облик школы сравнительного языкознания в первый период

развития индоевропеистики.

Но этой школе, неотъемлемая заслуга которой заключается в том, что она подняла

плодородную целину, все же не удалось создать подлинно научную лингвистику. Она

так и не попыталась выявить природу изучаемого ею предмета. А между тем без

такого предварительного анализа никакая наука не в состоянии выработать свой

метод.

Основной ошибкой сравнительной грамматики — ошибкой, которая в зародыше



содержала в себе все прочие ошибки,— было то, что в своих исследованиях,

ограниченных к тому же одними лишь индоевропейскими языками, представители этого

направления никогда не задавались вопросом, чему же соответствовали производимые

ими сопоставления, что же означали открываемые ими

ВВЕДЕНИЕ

отношения. Их наука оставалась исключительно сравнительной, вместо того чтобы

быть исторической. Конечно, сравнение составляет необходимое условие для всякого

воссоздания исторической действительности. Но одно лишь сравнение не может

привести к правильным выводам. А такие выводы ускользали от компаративистов еще

и потому, что они рассматривали развитие двух языков совершенно так же, как

естествоиспытатель рассматривал бы рост двух растений. Шлейхер, например, всегда

призывающий исходить из индоевропейского праязыка, следовательно, выступающий,

казалось бы, в некотором смысле как подлинный историк, не колеблясь, утверждает,

что в греческом языке е и о суть две «ступени» (Stufen) одного вокализма. Дело в

том, что в санскрите имеется система чередования гласных, которая может породить

представление об этих ступенях. Предположив, таким образом, что развитие должно

идти по этим ступеням обособленно и параллельно в каждом языке, подобно тому каю

растения одного вида проходят независимо друг от друга одни и те же фазы

развития, Шлейхер видит в греческом о усиленную ступень е, подобно тому как в

санскритском α он видит усиление а. В действительности же все сводится к

индоевропейскому чередованию звуков, которое различным образом отражается в

греческом языке и в санскрите, тогда как вызываемые им в обоих языках

грамматические следствия вовсе не обязательно тождественны (см.

стр. 157 и ел.) [33],

Этот исключительно сравнительный метод влечет за собой целую систему ошибочных

взглядов, которым в действительности ничего не соответствует и которые

противоречат реальным условиям существования человеческой речи вообще. Язык

рассматривался как особая сфера, как четвертое царство природы; этим обусловлены

были такие способы рассуждения, которые во всякой иной науке вызвали бы

изумление. Нынче нельзя прочесть и десяти строк, написанных в ту пору, чтобы не

поразиться причудам мысли и терминам, употреблявшимся для оправдания этих

причуд.


Но с методологической точки зрения небесполезно познакомиться с этими ошибками:

ошибки молодой науки всегда напоминают в развернутом виде ошибки тех, кто

впервые приступает к научным изысканиям; на некоторые из этих ошибок нам

придется указать

в дальнейшем.

Только в 70-х годах XIX века стали задаваться вопросом, каковы же условия жизни

языков. Было обращено внимание на то, что объединяющие их соответствия не более

чем один из аспектов того явления, которое мы называем языком, а сравнение не

более чем средство, метод воссоздания фактов.

Лингвистика в точном смысле слова, которая отвела сравнительному методу его

надлежащее место, родилась на почве изучения романских и германских языков. В

частности, именно романистика (основатель которой Фридрих Диц[34] в 1836-1838

гг. выпустил свою «Грамматику романских языков») очень помогла лингвистике

12


ОБЩИЙ ВЗГЛЯД ΗΛ ИСТОРИЮ ЛИНГВИСТИКИ

приблизиться к ее настоящему объекту. Дело в том, что романисты находились в

условиях гораздо более благоприятных, чем индоевропеисты, поскольку им был

известен латинский язык, прототип романских языков, и поскольку обилие

памятников позволяло им детально прослеживать эволюцию отдельных романских

языков. Оба эти обстоятельства ограничивали область гипотетических построений и

сообщали всем изысканиям романистики в высшей степени конкретный характер.

Германисты находились в аналогичном положении; правда, прагерманский язык

непосредственно неизвестен, но зато история происходящих от него языков может

быть прослежена на материале многочисленных памятников на протяжении длинного

ряда столетий. Поэтому-то германисты, как более близкие к реальности, и пришли к

взглядам, отличным от взглядов первых индоевропеистов [35].

Первый импульс был дан американцем Вильямом Уитни [36], автором книги «Жизнь и

развитие языка» (1875). Вскоре образовалась новая школа, школа младограмматиков

(Junggranmiatiker), во главе которой стояли немецкие ученые Карл Бругман, Герман

Остгоф, германисты Вильгельм Брауне, Эдуард Сивере, Герман Пауль, славист Август

Лескин и др. [37]. Заслуга их заключалась в том, что результаты сравнения они

включали в историческую перспективу и тем самым располагали факты в их

естественном порядке. Благодаря им язык стал рассматриваться не как

саморазвивающийся организм, а как продукт коллективного духа языковых групп. Тем

самым была осознана ошибочность и недостаточность .идей сравнительной грамматики

и филологии '. Однако, сколь бы ни были велики заслуги этой школы, не следует

думать, будто она пролила полный свет на всю проблему в целом:

основные вопросы общей лингвистики и ныне все еще ждут своего разрешения.

Новая школа, стремясь более точно отражать действительность, объявила войну

терминологии компаративистов, в частности, ее нелогичным метафорам. Теперь уже

нельзя сказать: «язык делает то-то и то-то» или говорить о «жизни языка» и т.

п., ибо язык не есть некая сущность, имеющая самостоятельное бытие, он

существует лишь в говорящих. Однако в этом отношении не следует заходить слишком

далеко; самое важное состоит в том, чтобы понимать, о чем идет речь. Есть такие

метафоры, избежать которых нельзя. Требование пользоваться лишь терминами,

отвечающими реальным явлениям языка, равносильно претензии, будто в этих

явлениях для нас уже ничего неизвестного нет. А между тем до этого еще далеко;

поэтому мы не будем стесняться иной раз прибегать к таким выражениям, которые

порицались младограмматиками [38].

13


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45